Банк рефератов содержит более 364 тысяч рефератов, курсовых и дипломных работ, шпаргалок и докладов по различным дисциплинам: истории, психологии, экономике, менеджменту, философии, праву, экологии. А также изложения, сочинения по литературе, отчеты по практике, топики по английскому.
Полнотекстовый поиск
Всего работ:
364150
Теги названий
Разделы
Авиация и космонавтика (304)
Административное право (123)
Арбитражный процесс (23)
Архитектура (113)
Астрология (4)
Астрономия (4814)
Банковское дело (5227)
Безопасность жизнедеятельности (2616)
Биографии (3423)
Биология (4214)
Биология и химия (1518)
Биржевое дело (68)
Ботаника и сельское хоз-во (2836)
Бухгалтерский учет и аудит (8269)
Валютные отношения (50)
Ветеринария (50)
Военная кафедра (762)
ГДЗ (2)
География (5275)
Геодезия (30)
Геология (1222)
Геополитика (43)
Государство и право (20403)
Гражданское право и процесс (465)
Делопроизводство (19)
Деньги и кредит (108)
ЕГЭ (173)
Естествознание (96)
Журналистика (899)
ЗНО (54)
Зоология (34)
Издательское дело и полиграфия (476)
Инвестиции (106)
Иностранный язык (62792)
Информатика (3562)
Информатика, программирование (6444)
Исторические личности (2165)
История (21320)
История техники (766)
Кибернетика (64)
Коммуникации и связь (3145)
Компьютерные науки (60)
Косметология (17)
Краеведение и этнография (588)
Краткое содержание произведений (1000)
Криминалистика (106)
Криминология (48)
Криптология (3)
Кулинария (1167)
Культура и искусство (8485)
Культурология (537)
Литература : зарубежная (2044)
Литература и русский язык (11657)
Логика (532)
Логистика (21)
Маркетинг (7985)
Математика (3721)
Медицина, здоровье (10549)
Медицинские науки (88)
Международное публичное право (58)
Международное частное право (36)
Международные отношения (2257)
Менеджмент (12491)
Металлургия (91)
Москвоведение (797)
Музыка (1338)
Муниципальное право (24)
Налоги, налогообложение (214)
Наука и техника (1141)
Начертательная геометрия (3)
Оккультизм и уфология (8)
Остальные рефераты (21697)
Педагогика (7850)
Политология (3801)
Право (682)
Право, юриспруденция (2881)
Предпринимательство (475)
Прикладные науки (1)
Промышленность, производство (7100)
Психология (8694)
психология, педагогика (4121)
Радиоэлектроника (443)
Реклама (952)
Религия и мифология (2967)
Риторика (23)
Сексология (748)
Социология (4876)
Статистика (95)
Страхование (107)
Строительные науки (7)
Строительство (2004)
Схемотехника (15)
Таможенная система (663)
Теория государства и права (240)
Теория организации (39)
Теплотехника (25)
Технология (624)
Товароведение (16)
Транспорт (2652)
Трудовое право (136)
Туризм (90)
Уголовное право и процесс (406)
Управление (95)
Управленческие науки (24)
Физика (3463)
Физкультура и спорт (4482)
Философия (7216)
Финансовые науки (4592)
Финансы (5386)
Фотография (3)
Химия (2244)
Хозяйственное право (23)
Цифровые устройства (29)
Экологическое право (35)
Экология (4517)
Экономика (20645)
Экономико-математическое моделирование (666)
Экономическая география (119)
Экономическая теория (2573)
Этика (889)
Юриспруденция (288)
Языковедение (148)
Языкознание, филология (1140)

Книга: Государство и эволюция природы: научно-популярное изложение смысла жизни

Название: Государство и эволюция природы: научно-популярное изложение смысла жизни
Раздел: Рефераты по философии
Тип: книга Добавлен 04:38:22 19 февраля 2010 Похожие работы
Просмотров: 65 Комментариев: 2 Оценило: 0 человек Средний балл: 0 Оценка: неизвестно     Скачать

Предисловие

Эта книга адресована каждому, искренне стремящемуся понять, смысл человеческой жизни вообще и своей в частности. Причину несчастий, постигающих как отдельного человека, так и целые народы. На первый взгляд это кажется невозможным, поскольку у каждого человека есть свое представление счастья и сколько бы умных слов ему не говорили ни оценить их, ни принять он не сможет до тех пор, пока не обретет собственный опыт познания самого себя и мира, в котором живет. Но есть нечто, объединяющее всех людей и тем самым делающее осуществимой поставленную задачу. Это нечто - мышление, которое свойственно каждому человеку вне зависимости от степени его образованности, социального положения и жизненных устремлений. Поэтому эта книга лишь помогает направить внимание на те факты, которые по разным причинам скрыты или ускользают от него. Она основана исключительно на научных достижениях и обобщениях, добытых в процессе развития естественнонаучного знания.

Таким образом, все, что здесь написано, есть приглашение читателю совершить свое собственное путешествие в те области человеческого знания, которые обделены нашим вниманием и порой лишь потому, что кажутся нам давно известными. Сам опыт такого путешествия и есть то знание, которое вынесет из него читатель, вне зависимости от того согласен он с мнением автора или нет.

Глава 1. Эволюция Природы

Хотя в названии книги Государство стоит на первом месте, начать нам придется с научного представления о Природе, поскольку, в конечном итоге, именно ее движение определяет судьбу всего в Мире, в том числе и судьбу Государства.

Для начала давайте взглянем на утвердившиеся в нашем сознании научные обобщения, касающиеся материи и те выводы, которые бытуют не только в общественном, но и в научном представлении о ней.

Итак, научные обобщения естествознания гласят, что в Мире нет ничего кроме материи, материя вечна и существовала всегда, материя не существует вне форм своего существования, в том числе и такой ее формы, как сознание.

Именно представления о сознании, как наивысшей форме существования материи, разделили научный мир на два противостоящих лагеря - материализм и идеализм.

Материализм, в отличие от идеализма, утверждает, что материя первична, а сознание вторично. Идеалисты же говорят о том, что в Мире нет ничего кроме сознания, а материя есть рожденный сознанием продукт. Это, казалось бы, непримиримое противоречие между материализмом и идеализмом разрешено сегодня в пользу материализма, поскольку именно материалистический взгляд на Мир полагается общественным мнением научным.

В результате этого вполне научным представляется вывод о том, что жизнь на Земле, вся окружающая нас Природа есть продукт самопорождения неорганической материи. Что материалистической наукой абсолютно обоснованна возможность порождения неживым веществом живой клетки, лишь итогом эволюции которой явилось сознание.

Кроме того, научно доказанным выглядит и вывод о случайности происхождения жизни на Земле, поскольку для зарождения жизни из неорганической материи должна была быть приложена дополнительная внешняя сила, чтобы в механическом равновесии энергии неорганического мира Земли произошел скачек, энергетический всплеск для возникновения живой клетки. Наука объясняет этот энергетический скачек неравномерностью распределения энергии в мировом пространстве. Таким образом, наукой полагается, что хотя и с чрезвычайно малой вероятностью этот неведомый всплеск энергии оказался направленным именно на Планету Земля.

Есть, правда, и еще одна теория происхождения жизни – перенос живой клетки из мирового пространства. Но, по сути, она ничего не дает, так как оставляет открытым вопрос о происхождении жизни в самом мировом пространстве. Сводится практически к тому же энергетическому скачку только в иной точке космического пространства, из которой живая клетка была перенесена на Землю.

Итак, с точки зрения материалистической науки, сознание есть плод эволюции живой клетки, возникшей из неорганической материи в результате чрезвычайно маловероятного события, произошедшего на Земле несколько миллиардов лет тому назад.

Давайте теперь попробуем разобраться и проведем самостоятельный анализ обобщений науки о материи. Камнем преткновения, как мы видим, является не само признание факта материальности мира, а вопрос о первичности сознания или материи.

Однако, если в мире нет ничего кроме материи и она существовала всегда, а значит во всех своих формах, поскольку вне формы она не существует, то сам вопрос о первичности той или иной ее формы теряет всякий смысл. Раз всегда существовала материя, значит, всегда существовали все ее формы, в том числе и такая ее форма как сознание. А, следовательно, рассматривать сознание, как порождение процесса развития материи от простого к сложному, в корне неверно. Это означает противоречить выводам естествознания. Принятие такого положения, как это не парадоксально звучит для современной науки, означает отказаться от научного постижения действительности и броситься в объятия мистики. Ведь если предположить саму возможность того, что было время, когда материя существовала без сознания, означает по существу предположение о первоначальном отсутствии самой материи, поскольку она неотделима от форм своего существования. В результате неизбежен вывод о том, что материя была кем-то сотворена. А это уже противоречит материализму. Приводит нас к представлению о существовании некоего Творца, находящегося вне материи, и существовавшего до ее появления.

Как следствие оказывается, что само научное представление о направленности эволюции Природы от возникновения из неорганической материи в результате игры случая живой клетки на Земле и ее развития в процессе приспособления к окружающей среде до белкового организма, в котором самопородилось сознание, ничего общего с действительностью не имеет. Да и не может иметь, ведь процесс эволюции белковых тел, которым ограничивается сейчас научное понимание жизни, не являться тем источником энергии, который порождает вечное движение материи, не является источником самодвижения Природы. Он сам целиком и полностью зависит от внешнего источника энергии – Солнца, а, значит, является лишь частью, лишь проявлением некоего иного, более глубокого процесса, идущего в Природе. И, следовательно, сознание, как высшая форма существования материи, не может быть охвачено, ограниченно рамками лишь локального процесса Природы, процесса эволюции белковых тел, не может зависеть от него.

В итоге источниксамодвижения Природы остается не только в общественном, но и в научном понимании необъяснимым, мистическим явлением. Наука поэтому останавливается в беспомощности перед вопросом о происхождении жизни. А любые ее попытки любым набором неживых форм породить Жизнь выглядят лишь как театр абсурда, свидетелями которого мы являемся до сих пор. Движение формы не может породить содержание. Оно само всецело подчинено движению содержания. А это значит, что живое может быть порождено только живым. Проявления жизни вечной материи не могут быть родителями самой этой жизни, ибо они сами есть лишь продукт ее.

Но тогда, что же получается в итоге? Ведь не может действительно самое сложное в Природе – сознание существовать раньше иных форм материи. Где же выход из этого тупика? А выход очевиден, точнее и тупика то ни какого здесь нет. Поскольку материя есть единое целое, она не может не иметь нечто всеобщее, некую самую простую основу, некую сущность, объединяющую все без исключения формы ее существования от камня до разума человека. Эта простая всеобщая сущность и должна полагаться началом всего, ибо иначе, как мы видим, и оказывается, что все сложное существовало раньше самого начала.

Давайте посмотрим, с чем же мы имеем дело в действительности, ведь не только наша с вами жизнь, жизнь людей, но и всех планет и даже всех Вселенных и Галактик в сравнении с вечностью существования материи представляют собой лишь мгновение, бесконечно малую величину, стремящуюся к нулю. С точки зрения вечности рождение, развитие и смерть всего, что мы можем видеть и ощутить нашими органами чувств есть всего лишь мгновенная вспышка некой материи, которая существовала до рождения всего видимого мира и куда вернется этот видимый мир после смерти в силу неуничтожимости материи. Вернется в виде энергии и информации о своем существовании. Науке давно известно о так называемом физическом вакууме, в котором нет, не только молекул вещества, но отсутствуют и элементарные частицы, «кирпичики» молекул. Однако физический вакуум это не пустота. Он насыщен энергией информационных полей. Таковы данные науки. Пустоты, таким образом, вообще не существует. Вот и получается, что если быть последовательным до конца, то материализм неизбежно приводит к выводу о том, что началом и содержанием всех объектов внешнего мира является некая всегда существовавшая первичная материя, находящая свое выражение в формах существования всех тех вещей, всех «внешних» объектов, которые нынешняя наука и называет материей.

Но, называя материей лишь внешний мир, такая наука, такой научный материализм объективно противоречат сами себе, поскольку отказывают в материальности познающей этот мир духовной индивидуальности Человека, которая, тем не менее, не может являться не материей, ибо ничего кроме материи в Мире нет. Иначе говоря, наука сегодня вводит всех в глубочайшее заблуждение и приобретенные разумом знания о внешних предметах вопиющим образом противопоставляет знаниям о самом разуме, как знаниям, лежащим за рамками науки. Хотя с точки зрения материализма должно следовать совершенно очевидное, что информация о внешнем материальном объекте может быть отражена, воспринята только другим материальным же объектом в качестве следа одной субстанции на другой, а точнее взаимного обмена следами взаимодействия. Образ познаваемого объекта не может быть не материей, которая взаимодействует с объектом познания и, следовательно, оставляет на нем свой след.

Не может нечто материальное быть воспринято, осознано чем-то нематериальным, ибо этого нематериального просто нет. Все заполнено, все что есть, есть только материя. Поэтому пассивная односторонность процесса отражения внешних объектов в нашем сознании исключена. Если все есть материя, то речь может идти только о взаимодействии . Односторонних процессов в материальном мире нет. Тем не менее, нынешний материализм в науке бежит от признания очевидного следствия им же выработанных постулатов, от признания материальности духовной сущности познающей человеческой индивидуальности. Отказывается признать очевидное, что процесс познания есть процесс материального взаимодействия и иным быть не может в мире, где нет ничего кроме материи. Что познающая духовная индивидуальность человека неизбежно сама воздействует на объект познания.

Именно поэтому наука оказывается в тупике, останавливается в недоумении, обнаружив зависимость результатов наблюдения от наблюдателя, с которым столкнулись ученые ядерщики. Это кажется чудом, мистикой с одной стороны, а с другой, и это самое страшное, выбивает почву из под ног науки, основанной на принятии в качестве критерия объективности, критерия истины повторяемость эксперимента при равных условиях. Если же этого не происходит, то с этим наука ничего общего иметь не желает, это мистика, а мистикой наука не занимается.

Таким образом, вместо того, чтобы исследовать материальные основы взаимодействия процесса познания с объектами познания, материальные основы взаимодействия этого процесса, как с внешним, так и с внутренним миром человеческой индивидуальности, материалистическая наука в ее нынешнем виде ввергает в область мистики процесс познания, а вслед за ним, как неотъемлемую его основу, и духовную сущность познающей человеческой индивидуальности. Это происходит даже вопреки тому, что для любого человека его духовная сущность является очевидной реальностью, не требующей доказательства ее существования в области объективного, а не мистического мира.

Что же в итоге? А в итоге мы видим, что выводы науки о случайности происхождения жизни на Земле и возможности самопорождения живой клетки из неорганической материи целиком и полностью явились следствием необоснованного противопоставления сознания и материи. Такое противопоставление есть следствие игнорирования того факта, что материя есть единый организм, что в Мироздании нет пустоты, что энергетически и информационно любая точка беспредельного пространства неразрывно связана с любой другой ее точкой. Нынешняя же наука представляет нам картину Мира в виде масс вещества, несущегося в пустоте космического пространства.

Как результат, в общественном сознании обосновалось и живет совершенно противоестественное представление о наличии пустоты в Природе.

Оно так укоренилось в нашем сознании, что выводы, следующие из принятия факта единства материи, кажутся совершенно фантастическими, хотя они целиком и полностью основаны на достижениях естествознания.

Начнем с того, что было отмечено выше. Материя представляет собой некую сущность, которая никогда не рождалась и не умирала, в отличие от наблюдаемых нами материальных объектов, движущихся от рождения к смерти, которые в силу единства материи являются лишь проявлением этой сущности. Именно эта вечная, неуничтожимая сущность, кроме которой нет вообще ничего, заключает в себе энергию и информацию обо всех умерших объектах. Но энергия и информация о еще не рожденных объектах в силу единства материи также не могут находиться нигде, в ином месте, кроме как все в той же сущности.

Что из этого следует? А из этого следует что, для зарождения белковой формы жизни на Земле, зарождения живой клетки не только не требуется Творец, находящийся где-то вне материи, вне Природы, но, само неразрывное единство материи, с необходимостью предполагает неизбежность зарождения белковой формы жизни везде, где для этого созрели условия среды ее существования. Поскольку любая точка пространства неразрывной материи в силу этого единства обладает всей полнотой информации заключенной в любой иной точке, информация о живой клетке присутствует во всем Мироздании и не может не реализоваться везде, где только созревают для этого условия. Точно так же и сознание, разум всегда выявляется там и тогда, когда созрел подходящий для него организм. Но не наоборот. Поэтому искать источник разума в мозге столь же абсурдно, как и пытаться сотворить жизнь из набора форм неорганической материи. Не будет же, например, здравомыслящий человек искать источник телевизионного сигнала в телевизоре. А если телевизора нет, это же не означает отсутствие сигнала. Так и сознание. Оно есть, и было всегда. Никогда не умирало и не рождалось, вне зависимости от того созрел ли подходящий для него организм или нет.

Мы уже выяснили, что разум, сознание вечно, это форма существования той вечной сущности, проявлением и содержанием которой является все, в том числе и наши физические тела, в том числе и человеческий мозг. Появившийся в процессе эволюции мозг, оказывается, таким образом, лишь развившимся инструментом сознания, но ни как не источником его. А из этого следует, что такого рода инструментов существует великое множество и мозг «человека разумного» не уникальное явление в Мироздании, точно так же, как не уникальна белковая форма жизни на Земле, поскольку не может не реализоваться везде, в любой точке беспредельного пространства, где только созревают для этого условия. Таким образом, жизнь на Земле есть в высшей степени закономерное явление. Ни о какой случайности ее зарождения не может быть и речи.

Но пойдем дальше. Итак, мы обнаружили, что, парадоксальным образом, познающая мир духовная индивидуальность человека оказалась противопоставлена материи и тем самым выставлена за рамки естественнонаучного анализа.

Эта однобокость научного знания уводит всех нас от истинного понимания вещей, поскольку актом действительности, порождающим какие бы то ни было изменения в Природе, представляет лишь взаимодействие овеществленной материи. Таким образом, источник появления ее самой, то есть сама сущность Природы выбрасывается за борт научного анализа как не имеющая отношения к действительности. В результате причины овеществления материи , как результата самодвижения сущности Природы, совершенно выпадают из поля зрения науки. С точки зрения науки есть просто данность - движение овеществленного вещества от рождения к гибели, но где источник энергии, порождающий это движение, наука сказать не может. И не сможет до тех пор, пока будет пребывать в однобокости понимания материи, пока сам процесс мышления, процесс познания не будет включен в область материальных взаимодействий, а значит и в область естественнонаучного исследования. Пока психическая деятельность человека не займет свое место в материальной картине единого мира. А не будет представляться пассивной составляющей рождающегося и умирающего вещества.

Надо понимать, что все неисследованные энергии первоначально всегда относились Человечеством к несуществующим. Однако сегодня количество накопленных фактов уже столь огромно, что отрицать непосредственное воздействие «психической энергии» на овеществленную материю просто смешно. Само это отрицание выглядит сегодня лишь как выражение абсолютной беспомощности науки эти факты объяснить.

Но давайте вернемся к физической картине Мира. Что представляет собой овеществленная материя. Это некая информация, энергия, заключенная в молекулах вещества, из которого и состоят видимые нами предметы, объекты Природы. Однако сами молекулы, из которых состоит вещество, есть продукт соединения атомов, которые представляют собой взаимосвязь волновых структур - электронов, протонов, нейтронов, которые в свою очередь являются следствием взаимодействия еще более тонких волновых структур и так далее вплоть до поля, где уже нет никаких элементарных частиц, являющихся предтечей любой молекулы, а значит и любого вещества. Только в результате возмущения этого поля и рождаются элементарные частицы. Таковы научные данные.

Какой же должен из этого следовать вывод? Простой и очевидный - все, что мы видим, вся видимая нами Природа есть исключительно следствие некоего космического феномена. Наука же сегодня застряла на поиске видимых форм. И все, что не видно физическим глазом, объявляет несуществующим. Поэтому процесс мышления как форма энергии не только находится вне фокуса ее внимания, но и считается вообще несуществующей.

Что же получается? Оказывается некоему процессу в Природе, в данном случае процессу мышления, наукой, по сути, отказано в существовании. Она может признать, например, энергию процесса горения, а вот энергию процесса мышления нет. То есть процесс есть, это отрицать то неловко, ведь все люди мыслят. А энергии нет! И это в мире, где в соответствии с выводами самой же науки кроме материи, а, следовательно, и кроме энергетических взаимодействий ничего не существует, поскольку материя и энергия суть одно.

Очевидно, таким образом, что отрицание наукой «психической энергии» является совершенно необоснованным. Оно противоречит тому факту, что единство материи само по себе исключает наличие какого бы то ни было процесса, находящегося вне энергетической взаимосвязи со всеми иными процессами, идущими в Природе. А это значит, что в современной физической картине мира совершенно необоснованно отсутствует ее главное звено, а именно энергия психотворящей разумной субстанции, нашедшей свое воплощение в Человеческом организме.

При этом человеческий организм настолько совершенен, что для обеспечения приспособления к окружающей среде его мозг используется в мизерных масштабах. Поэтому, если смотреть на эволюцию Природы с точки зрения эволюции белкового вещества, как это делает нынешняя наука, то человеческий мозг так далеко ушел вперед в своем развитии, что создается впечатление, будто эволюция Природы фактически надолго остановилась. Она уже достигла своего апогея, поскольку нет более совершенного создания Природы, чем человеческий мозг. Двигатель же эволюции белкового организма, полагающийся наукой как процесс приспособления к окружающей среде, не может являться причиной такого совершенства, именно потому, что человеческий мозг обладает, столь огромным ресурсом, что обеспечение приспособления к окружающей среде составляет лишь малую часть его возможностей. Что же развило остальные его возможности? Очевидно, что коль скоро ни один процесс в Природе не может находится вне взаимосвязи со всеми другими процессами, то столь высокое развитие человеческого мозга не может быть не связано с неким иным процессом Природы, находящимся в области наукой еще не затронутой.

Разумеется, что до тех пор, пока наука слепо отрицает энергии, порождаемые психической деятельностью человека, заковывает себя в узкие рамки представлений об эволюции Природы лишь как изменений рождающихся и умирающих видимых ее объектов, ограничивает свое представление о жизни рамками существования и развития белковых тел, она не в состоянии воспринять реальный источник эволюции, действительную причину самодвижения Природы, приведшую к появлению столь совершенного «инструмента», как человеческий мозг.

Подведем промежуточный итог.

Итак, мы выяснили, что материя есть одно единое целое, исключающее наличие какой бы то ни было пустоты. Она разумна, так как форма ее существования - сознание также вечна, как и сама материя. Все видимые объекты Природы, весь видимый Космос, есть временные проявления этой вечной материи, движущиеся от рождения к смерти. Они есть плод некоего невидимого физическим глазом космического процесса. Процесса, постоянно влекущего материю от воплощения в видимых объектах, к развоплощению, то есть возвращению к информационно энергетическому состоянию ее, содержащему информацию о рождении, жизни и смерти всех таких объектов. Этот космический процесс есть процесс возмущения информационно энергетического состояния материи, иными словами возникновения неких вибраций ее, влекущих за собой рождение элементарных частиц, то есть волновых структур, составляющих молекулы любого вещества из которого и состоят все видимые физическим глазом объекты.

Уже подчеркивалось, что наука, полагающая саму возможность каких бы то ни было изменений в Природе лишь как результат взаимодействия исключительно видимых проявлений материи, не в состоянии определить источник самодвижения материи, лежащий за рамками овеществленной, видимой ее части. Но как только в физическую картину Мира включается энергия мышления, становится очевидным источник, постоянно порождающий возбуждение информационного энергетического состояния материи, ведущее к возникновению элементарных частиц, кирпичиков молекул, а, значит, к овеществлению материи.

Реальность такова, что психотворящая разумная субстанция, нашедшая свое воплощение в Человеческом организме, или духовная индивидуальность Человека, так же есть форма воплощения вечной материи. Но она есть высшая форма этой материи, поскольку наделена разумом, способным к самопознанию духовной индивидуальности, а значит к рефлексии, к отстранению от самой духовной индивидуальности, позволяющей ей познавать любые иные формы проявления материи, превращая их в достояние собственного духа.

Таким образом, процесс самодвижения материи от воплощения в видимых объектах к своему информационно энергетическому состоянию, с неизбежностью пролегает через самопознание разумомвысшей формыее существования – духовной индивидуальности Человека.

Но коль скоро духовная индивидуальность Человека является ВЫСШЕЙ формой существования материи, она одновременно является и НАЧАЛОМ этой материи, то есть самой материей. А это означает, что самодвижение информационно энергетического состояния материи через воплощения в видимых объектах и обратно и заключается в самопознании ею своей духовной субстанции. Таким образом, сам этот процесс самопознания является принципом существования всех без исключения проявлений материи и как таковой он не может быть завершен во времени и пространстве. Он вечен так же, как вечна сама материя.

Этот процесс самопознания материи есть объективный процесс, он обладает полной самостоятельностью, а значит, независим от каких бы то ни было условий, в том числе от воли и желания самого Человека . Человек не в силах отказаться следовать этому процессу. Он всецело подчинен ему, вне зависимости от того, осознает он объективность этого процесса или нет.

Процесс самопознания духовной субстанции, этот принцип существования материи и есть, по сути, то Высшее Божество , которое порождает бесконечное многообразие проявлений духовной сущности всего и вся во всем нескончаемом пространстве и времени. Все что противостоит этому Божеству, вечно стремящемуся к познанию своей духовной сущности, обречено на постоянную гибель - смену формы бытия. Энергия самопознания, таким образом, носит характер абсолютной мощи. Остановить этот процесс не могут любые, даже сатанинской силы усилия, так как это означало бы уничтожение Мироздания. А куда же может подеваться материя уничтоженного Мира? Она может лишь поменять форму существования, ибо любое уничтожение одной формы материи есть суть рождение ее другой формы.

Эта познающая себя духовная субстанция и есть та самая никогда не рождавшаяся и не умиравшая материя. И духовная индивидуальность человека, являясь этой же самой материей, также вечна. Мы привыкли в силу описанной выше ограниченности наших знаний, полагать, что наше сознание есть лишь функция нашего тела, отождествлять себя с физическим телом, с именем и фамилией, социальным статусом. Но все это характеристики нашей личности, которая, конечно же, погибнет вместе с телом и никогда уже не будет копии нас нынешних. Но сама личность есть лишь одно из проявлений все той же познающей себя бессмертной духовной индивидуальности и потому новое проявление ее, принесет с собой и другую личность, которая, не являясь копией умершей, тем не менее, содержит в себе ряд ее характеристик. Очевидно, что духовная индивидуальность человека с неизбежностью, диктуемой процессом самопознания материи, будет увлекаться к своему проявлению в физическом теле до тех пор, пока личность человека не будет ею полностью осознана. А это означает, поскольку, как мы выяснили, процесс познания есть процесс материального взаимодействия, до тех пор, пока под воздействием этого процесса личность не будет превращена в достояние духа, то есть буквально, физически растворена в нем, попав в резонанс колебаний или вибраций волновых структур вечной материи. Личность же в процессе взаимодействия с познающей себя материей может либо препятствовать этому процессу, либо содействовать ему, но в том или ином случае растворение ее неизбежно, поскольку нет силы в Природе, способной противостоять процессу самопознания материи. Энергия именно этого процесса поглощает, вбирает в се6я все. Как магнит с нескончаемой энергией влечет к себе все проявления материи. Сопротивляться этому процессу бессмысленно. В Природе нет силы, способной противостоять ему, ибо это и есть сам принцип ее существования.

Поэтому не удивительно, что каждый, кто умудрился заглянуть в себя, обнаруживает, что там находится нечто не ограниченное ни физическим телом, ни нашим представлением о собственной личности. Тот, кто испытал полет воображения, восторг вдохновения уже ЗНАЕТ, что не ограничен ни рамками своего тела, ни социальными границами, ничем . . ., поскольку все это оказывается внутри чего-то необъятного и это необъятное и есть мы сами. Есть вечная и неуничтожимая материя, нашедшая свое проявление в физическом теле. Но в силу единства материи и проявившаяся в человеческом теле, и не проявленная материя есть суть одно. Лишь ограниченность научного знания, исключившего процесс мышления из физической картины Мира, без всяких на то оснований, возвело баррикады на пути непреодолимого потока, создаваемого процессом самопознания материи. А между тем именно этот процесс постоянно влечет материю к высвобождению из оков вещества. Это стремление к абсолютной свободе есть объективный физический процесс растворения материей в себе самой своих собственных проявлений. Таким образом, можно смело утверждать, что в Природе все без единого исключения подчинено этому процессу, включая человека и всю историю Человечества. Процесс самопознания, то есть погружение материи в вещество и возвращение ее обратно вот суть всего, что мы наблюдаем. Поэтому до тех пор, пока наука полагает актом действительности лишь взаимодействие вещественных проявлений материи, зациклена на этом взаимодействии она будет так же далека от реальности, как любой человек, отождествляющий себя, свои возможности с собственным телом.

Мы уже говорили о том, что в силу единства и вечности материи, вся информация о прошлом и будущем существовала всегда, а, значит, она независима от возникновения человеческого общества. Деятельность человека, таким образом, не может являться источником знаний, как это горделиво утверждает современная наука, полагающая сознание функцией человеческого мозга. С этой точки зрения вполне естественно считать, что человеческий мозг продуцирует знания, что он творец их. В результате нам и в голову не приходит, что знания, как атрибут материи, разлиты везде, и во вне и внутри нас. Мы сплошь и рядом отмахиваемся от своего внутреннего голоса, как всезнающей субстанции, в угоду научным представлениям об источнике знаний. Но давайте посмотрим, о чем идет речь.

В первобытном человеческом обществе говорить о рождении человеком знаний не приходится. Вся практическая деятельность Человека направлена не на производство знаний, а на обеспечение производства необходимых продуктов питания, одежды, орудий труда. Обладая человеческим мозгом, то есть аппаратом, возможности которого простираются далеко за пределы обеспечения приспособления к окружающей среде, человек, тем не менее, занят производством средств существования, а не научными абстракциями. Его совершенный мозг почему-то не порождает научных знаний. Нет времени? Однако у других внутренних органов человеческого тела есть время выполнять свои функции, а у головного мозга почему-то нет. Это означает только одно, что в человеческом обществе идет некий иной процесс возникновения знаний, в котором человеческому мозгу отведена совершенно другая роль. В действительности, с момента своего возникновения, практическая деятельность Человека лишь неизбежно накапливала огромное количество фактов, которые, рано или поздно, становились объектом классификации и анализа, то есть на них было обращено внимание , а значит, направлено мышление, начался физический процесс познания, который, в конечном итоге, породил целую отрасль разделения труда в человеческом обществе – научное постижение действительности. Внимание с особой силой направилось на накопившиеся в результате деятельности Человека факты и вот вам, получите лавину научных открытий. При этом одни и те же открытия, сплошь и рядом, совершались разными людьми независимо друг от друга, поскольку познание Природы это процесс ее самодвижения. Как таковой, он проявляется через любого человека, который оказался к этому готов. Не человек рождает знания, а знания притягиваются к нему, транслируются через него. Ньютону упало яблоко на голову – эврика! Менделеев увидел периодическую систему элементов во сне – эврика!... Список этот не имеет конца, да и не может его иметь. Само возникновение науки, как отрасли разделения труда в человеческом обществе лишь свидетельствует о направленности эволюции Природы к познанию самое себя, поскольку такое разделение является лишь следствием деятельности Человека, но ни как не целью ее. Возникновение такого разделения труда не подвластно человеческой воле. Не зависит от него. Это процесс Природы и Человек не может противиться этому процессу. А поскольку Человек и есть сама Природа, он вынужден познавать самого себя вне зависимости от того, желает он этого или нет. Его повседневная жизнь раз за разом подталкивает его к осознанию самого себя, как бы он этому не противился. И рано или поздно для каждого становится очевидным, что главное совершается в духовной сущности материи, лишь временно проявившейся в овеществленной оболочке, с которой человек сплошь и рядом продолжает отождествлять себя.

Это отождествление и есть причина нравственных и физических страданий человека, поскольку имеет под собой объективную физическую основу процесса самопознания. Ведь что происходит в действительности. Отождествление себя с физическим телом, естественным образом, рождает у нас представление об обособленности одного человека от другого, а в конечном итоге и от окружающего Мира. Эта прямо противоположная реальности картина, естественно, должна быть уничтожена в процессе самопознания, то есть в процессе материального, физического взаимодействия материи как с физическим телом человека, так и с связанными с ним представлениями, образами человека о самом себе, то есть его личностью. Разумеется, что процесс такого физического взаимодействия может быть весьма болезненным, а порой и катастрофическим, ведь личность с которой мы себя отождествили воспринимает любое воздействие не направленное на утверждение ее приоритета над окружающим, как угрозу своему существованию. Разумеется поэтому, что процесс самопознания материи, неумолимо ведущий к растворению личности, вызывает в нас страх потери самих себя. Физический процесс растворения личности, таким образом, мы воспринимаем, как собственную смерть. Поэтому в течение жизни всеми силами стараемся уцепиться за личность, культивировать ее любыми способами, подстегивая себя разного рода мотивациями, не осознавая, что в основе всего этого лежит лишь страх ее смерти. Но поскольку процесс самопознания объективен, противостоять ему невозможно, то рано или поздно вся наша борьба за утверждение личности приводит к осознанию безысходности, тщетности всех усилий, а, следовательно, как нам кажется, и бессмысленности самой жизни. Но и это еще не все. Из объективности, независимости от человека процесса самопознания материи, ведущего к растворению личности, вытекает и другое, что борьба с ней, то есть любые попытки самого человека вступить в борьбу с собственной личностью также бесплодны. Это оборотная сторона все того же страха смерти. Только страха, не успеть заслужить бессмертия при жизни в физическом теле. Однако какие бы усилия воли человек не прикладывал к обузданию своих страстей, он лишь добьется подавления их, загонит их в подвалы собственной личности так и оставшись ее рабом. В результате, последствия будут те же, то есть осознание тщетности усилий и, как следствие, безысходности жизни. Между этими двумя полюсами страха потери собственной личности и протекает вся человеческая жизнь, отчужденная от реальности.

Неизбежные страдания такой жизни порой бывают столь велики, что человек готов уничтожить самого себя лишь бы прекратить их. Но в силу объективности процесса самопознания материи самоубийство не может ликвидировать саму причину страданий человека, а потому вновь и вновь будет увлекать его к новому проявлению в физическом теле. И рожденная новая личность, несущая с собой черты прежней, в том числе и информацию о самоубийстве неизбежно будет вновь оказываться перед лицом выбора самовольного уничтожения до тех пор, пока к человеку не придет осознание бессмысленности самоубийства как способа избавления от страданий, пока он не начнет искать другие способы прекратить их.

Остановить процесс самопознания невозможно. Это принцип существования материи и потому самоуничтожение человеком своего физического тела, увлекающее за собой и смерть связанной с ним личности, есть лишь эпизод этого процесса, есть лишь информация, запечатленная в неуничтожимой материи духовной индивидуальности человека, с которой неизбежно предстоит столкнуться его новой личности в новом физическом теле.

Итак, мы пришли к выводу, что ни культивирование личности, ни борьба с ней, ни даже самоубийство, когда исчезает сама возможность того и другого, не может избавить человека от страданий.

Столкнувшись с этой кажущейся абсолютной безысходностью, человек начинает думать, что все в жизни предопределено до такой степени, что свобода воли представляет собой лишь фикцию. Нет смысла что-либо делать, ибо у него, как и у всего Человечества, на роду написана неизбывность страданий. Однако этот вывод будет совершенно неизбежен лишь до той поры, пока человек отождествляет себя со своей личностью, с физическим телом, порождающим представление об отделенности одного человека от другого. Мы уже видели, что такое отождествление прямо противоречит физической картине Мира, представляющей собой единство бессмертной материи. В силу этого единства человек, его духовная индивидуальность также бессмертна, поскольку она и есть эта самая материя, проявившаяся в физическом теле. И именно поэтому человеку достаточно лишь разорвать зависимость от собственной личности, противопоставляющей его другим людям, для того, чтобы вырваться из кольца предопределенности неизбежных следствий, порождаемых страхом ее утраты. Как это сделать? Ответ лежит на поверхности - пожертвовать ей. Поэтому обычная человеческая доброта, сострадание и благодарность, принесенные другому человеку и есть тот механизм, который ведет к осознанию, растворению личности в материи. Человек своей волей растворить личность не может, но он может следовать знанию энергетической природы другого человека, его единства с ним. Знанию природы недостатков другого человека, которые, также как и его собственные, есть лишь препятствие на пути высших вибраций, на пути к свободе духовной сущности единой матери. Развитие этих вибраций есть лишь акт высвобождения их, поскольку они есть суть сама материя, сама духовная индивидуальность человека только скованная властью личности. Мы уже по самой своей природе являемся носителями этих тончайших вибраций и потому породить их мы не можем. Все что может и в состоянии сделать человек, это позволить этим вибрациям проявить себя, а значит, хоть на какой-то момент, самопожертвовать своей личностью. Эти акты самопожертвования личностью, отстранения от нее и высвобождают вибрации, вызывающие резонанс в другом человеке и таким образом, шаг за шагом, растворяют сосредоточенные в личности препятствия к абсолютной свободе высшей формы материи, проявившейся в человеке, его духовной индивидуальности. Именно к этому само пожертвованию и влечет всех нас процесс самопознания материи, поскольку свобода не мыслима без свободы воли, а жертва может быть актом только ее проявления. В результате неизбежен вывод о том, что нет, и не может быть, ни какого тайного знания, которое, могло бы привести человека к резонансу, созвучию, к гармонии, а значит свободе и обладанию мощью тончайших вибраций, кроме как самопожертвование собственной личностью. Только дорога от начальной доброжелательности до сострадания и любви, как следствие актов отстранения от своей личности, способна привести к действительной свободе человеческой индивидуальности, вырвать ее из круга неизбежности проявления в физическом теле, подарить, высвободить космическую мощь тончайших вибраций. Именно для следования по этой дороге и нужна человеческая воля. Нужно мужество и бесстрашие, чтобы приложить эти знания к действию дня. В противном случае слова о самой, что ни на есть, ИСТИНЕ останутся лишь мусором в сознании, будь они услышаны или прочитаны хоть миллион раз.

В итоге, можно сделать вывод, что предопределенности в том смысле, о котором говорилось выше, не существует. Есть лишь неизбежные следствия мыслетворчества человека, его психотворений. Эти следствия, как и породившие их причины, с физической точки зрения представляют собой определенного качества вибрации тонкой материи и как таковые не могут быть остановлены. Они уже факт бытия. Поэтому сами по себе следствия неизбежны, их наступление предопределено. Но изменение их характеристик, а значит, и качества этих следствий вполне возможно. Как одна волна, столкнувшись с другой, видоизменяет ее, так и следствия уже свершившегося могут быть видоизменены иным устремлением мыслей, качество этих следствий приобретет иные физические характеристики. Таким образом, человеческая воля это не фикция. Более того, это орудие сознания без которого движение материи к свободе вообще немыслимо, ибо немыслима жертва без свободы воли.

В связи с этим надо отметить еще один факт. Мы уже говорили, что в первобытном обществе человек не продуцировал научные знания. Однако, ведь не может такого быть, что процесс самопознания материи, а мы выяснили, что он связан с растворением в ней личности человека, являясь принципом самого ее существования, не действовал до возникновения в человеческом обществе научного познания действительности. Процесс высвобождения духовной индивидуальности человека из оков его личности ждал, пока человечество не накопит достаточно информации для ее научного анализа. Разумеется, что это абсурд. Обладая всеобъемлющим характером, принцип самопознания не мог не проявиться с самого момента воплощения познающей себя материи в человеческом теле, а, значит, и в первобытном человеческом обществе. Процесс высвобождения материи из оков личности, самопознания, а, следовательно, отстранения от нее не мог не начаться с самого момента ее возникновения. И проявился он в искусстве. Создание наскальной живописи, культовых предметов, предметов украшения, вне зависимости от того, какую повседневную роль они выполняли, являлись актом творчества, и, как таковые, актом отстранения от личности, актом высвобождения духовной индивидуальности. Не обладая опытом научного анализа, а потому не имея возможности настроиться на вибрации, несущие научные знания, первобытный человек обладал непосредственным опытом гармонии с Природой, мог настроиться на вибрации этой гармонии, мог творить. Таким образом, совершенствование в искусствах, любое творчество есть неотъемлемый механизм процесса самопознания материи. Это способ разотождествления себя и своей личности, своей духовной индивидуальности и физического тела. Однако сам по себе он не является ключем к свободе, поскольку не является актом жертвы ради другого человека, до тех пор, пока не осознается, как служение людям. Ибо страх собственной гибели заставляет личность стремиться любые достижения духа превратить в свое достояние, возвысится благодаря этим достижениям над другими людьми, противопоставить себя им а, следовательно, вместо освобождения ввергает человека в пучину еще больших страданий, поскольку парализует его волю к самопожертвованию личностью. Не случайно многие осененные талантом люди, несут его по жизни как тяжкое бремя, приносящее им лишь страдания, как только они возвращаются из творческого полета духа к общению с людьми.

Поэтому ни самый выдающийся талант, ни самые высокие прозрения человека, не могут освободить его от зависимости основного закона движения материи к свободе - самопожертвования собственной личностью, а значит от необходимости проявления мужества и бесстрашия, необходимости волевого акта, целью которого является другой человек. Таким образом, мораль приобретает совершенно иной смысл, как только в физическую картину Мира включается определяющая ее составляющая - энергия процесса самопознания материи. Она предстает перед нами не как продукт человеческой воли, которым можно распоряжаться по собственному усмотрению, не как предмет личности, которым она может руководствоваться или нет в зависимости от собственного желания, а как канал, русло, ключ(!) к высвобождению беспредельной мощи энергии самопознания. А поскольку процесс самопознания носит объективный характер, отказаться от проявления этой энергии человек не может, любое противостояние ей, а значит, и морали, есть лишь путь к страданию и физическому самоуничтожению.

Давайте теперь еще раз вернемся к физической картине Мира. Ведь что такое волновые структуры элементарных частиц, из которых состоит вещество. С физической точки зрения это вибрация или свет. Тот свет, который мы воспринимаем физическим глазом, есть, таким образом, лишь один из его спектров, огрубленное отражение того неописуемого сияния, которое порождено наиболее тонкими вибрациями бессмертной материи, которое можно увидеть лишь внутренним, как говорят, духовным оком. Следовательно, именно эти самые тонкие вибрации и есть начало иерархии всех вибраций вплоть до самых грубых ее проявлений в виде овеществленной материи. Именно они и есть тот магнит, который неудержимо влечет к себе всю проявленную материю. От наиболее грубых ее проявлений ко все более тонким. Именно эти вибрации растворяют, вбирают в себя все иные, попадающие с ними в резонанс. Чем более тонка вибрация, тем большей мощью она обладает. Точно так же как энергия, заключенная в молекулах вещества, в химических реакциях не идет ни в какое сравнение с атомной энергией, энергией, заключенной в атомах, «кирпичиках» молекул, энергия более тонких вибраций, плодом которых являются сами атомы, несопоставима по своей мощи с атомной энергией. Процесс же самопознания материи, как причина возбуждения информационно энергетического состояния материи, а значит предтеча самого возникновения элементарных частиц, вообще не может иметь предела своей мощи. Но эта беспредельная мощь процесса самопознания, процесса растворения проявленной материи представляет собой иерархию энергий, когда более тонкая вибрация растворяет, поглощает более грубую, но способную попасть с ней в резонанс. Ибо в противном случае более тонкая вибрация просто уничтожит более грубую, буквально испепелит ее. Все же, что попадает в резонанс, закономерно только усиливает однородную вибрацию, притягиваясь к ней. Поэтому объективный процесс познания, вызывающий тончайшие вибрации материи, наталкиваясь на диссонирующие проявления личности, на препятствия в ней заключенные, неизбежно вызывает не только боль моральных страданий, но и изменения характеристик вибраций атомов, влекущих за собой изменения характеристик молекул, а значит и вещества, физических тканей организма человека. Таким образом, любая болезнь есть лишь следствие процесса самопознания, следствие диссонанса личностных характеристик рвущимся на свободу тонким вибрациям духовной индивидуальности человека. Этому процессу подвержено все и вся, в том числе и новорожденные, еще не осознающие себя младенцы не могут избежать последствий диссонанса своей предшествующей личности и потому даже у совершенно здоровых родителей порой рождаются больные дети. Наследственность, таким образом, не исчерпывается биологической составляющей родителей, она сама является лишь отражением информации, заключенной в вибрациях материи.

Итак, мы пришли к выводу, что физический процесс самопознания материи представляет собой процесс притяжения наиболее тонкими ее вибрациями более грубых, но попадающих с ними в резонанс. Предела мощи этого магнита не может существовать, поскольку такое поглощение в себя своих собственных проявленной является принципом существования материи. Как таковой он с неотвратимостью влечет за собой и поглощение личности человека. Как и все однажды родившееся она неизбежно должна быть осознана, то есть, поглощена в процессе самопознания той материи, из которой и была рождена. Однако мы уже видели, что процесс растворения, поглощения личности пролегает через самопожертвование ею. Он немыслим без этой жертвы, а, значит, направлен через доброжелательность и сострадание к любви ко всему явленному Природой, в том числе, следовательно, и людям, без какого бы то ни было исключения. Надо понимать, что процесс этот объективен. Мы не можем заставить себя любить насильника, убийцу, любить врага своего. Однако мы в состоянии жертвовать собственной личностью, проявляя самую простую человеческую доброту, и тем самым шаг за шагом высвобождать все более тонкие вибрации бессмертной материи нашей духовной индивидуальности, ведущие нас к обретению энергии сострадания и всепрощающей любви. Поэтому путь к этой все прощающей любви не есть акт ее рождения человеком, а является объективным процессом высвобождения ее из оков человеческой личности. Мы можем являться лишь свидетелями рвущихся из нас на встречу другому человеку вибраций любви. Но, ни породить, ни стать непреодолимым препятствием на пути высвобождения этой любви мы не можем. Поэтому проявление сострадания и любви к убийце есть лишь следствие определенной степени освобожденности заключенной в нас вечной материи, нашей духовной индивидуальности от оков личности. А из этого следует, что именно эти вибрации любви и растворяют личность, они и есть та бессмертная материя, то неописуемое сияние света, из которого и состоят все видимые объекты, являясь проявлениями лишь различных его спектров. Именно эти вибрации и есть тот магнит, к которому увлекается вся проявленная материя. Попадающая с ними в резонанс поглощается, непопадающая распадается с тем, чтобы в новых сочетаниях, но уже обогащенных информацией о собственной гибели, вновь оказаться в условиях возможного попадания в резонанс. Таким образом, осуждение, непрощение, а, значит, отказ в проявлении сострадания и любви по отношению к кому бы то ни было есть лишь препятствие, которое, как и любое другое, будет сметено процессом самопознания, будет рано или поздно осознано человеком, как преграда на пути неизбежного высвобождения тонкой материи, носителем которой он является, из тисков его личности. Все мы, от самого падшего до гения и святого, суть одна и та же материя и только отделяющая себя от всего и вся личность является носителем всех препятствий к выявлению энергии вибраций любви, всегда в нас живших. Но, как мы видим, вибрации любви это не елей, а скорее меч, неминуемо приносящий разрушение всему, что не попадает с ней в резонанс. Поэтому нельзя быть ханжой, пытаясь задобрить изувера. Он должен быть остановлен. И все что мы можем, так это благословить его темный путь страданий, неизбежно ему предстоящий. Таким образом, не ненависть и осуждение обрушить на него, ибо этим мы только усилим оковы собственной личности и, значит, породим новые беды, а сострадание, как акт проявления любви, даже если остановить этого изувера невозможно иначе, как только смертью. Не может любовь питаться ненавистью, на кого бы эта ненависть не была обращена. Вибрации ненависти несовместимы с вибрациями любви и как таковые неизбежно погибнут, будут осознаны, проявившись в болезнях, а возможно и смерти физического тела.

Итак, мы выяснили, что причиной Всего, а, значит, источником самодвижения Природы является физический процесс самопознания материи, порождающий тончайшие вибрации информационно энергетического ее состояния. Эти тончайшие вибрации не могут являться ни чем иным, кроме как вибрациями любви, поскольку в основе их проявления лежит самопожертвование. Именно эти вибрации любви есть тот магнит, который влечет к себе все проявления материи. Все попадающее с ними в резонанс поглощается ими, все диссонирующее разрушается до тех пор, пока не будет достигнута гармония резонанса. Противостоять этому магниту не может ни одна сила в Природе, поскольку процесс самопознания, порождающий тончайшие вибрации материи, вибрации любви, сам, таким образом, является источником всех энергий, всех сил Природы. Как таковой он является принципом ее существования, то есть тем Божеством, которое смело можно назвать Творцом всего сущего. Процесс самопознания творит все проявления материи, и именно этот процесс отражен на страницах Библии, утверждающей триединство Бога. Бог Отец, Бог Сын, Бог дух святой. Процесс самопознания это Бог Отец, включающий в себя познающий свои творения Разум, то есть Бога Сына и тело всего сущего, то есть информационно энергетическую субстанцию материи или Дух Святой. Бог также называется еще в Библии светом и это истинно так, ибо вибрации, порождаемые в процессе самопознания информационно энергетического состояния материи, с физической точки зрения таковыми и являются. Лишь различными спектрами этого света проявляет себя все сотворенное.

С этой точки зрения необычайно наивным выглядит научное отрицание библейских истин о Божественном творении всего видимого нами Мира, в том числе и Мира Земли, основанное на том, что Земля не могла быть создана в те сроки, которые указаны в Библии, ведь наука абсолютно достоверно выяснила, что процесс этот длился миллиарды лет.

Но давайте подумаем, какими еще словами Вечность, вечная разумная материя могла отразить сроки создания земного мира. Сообщи она вместо «день первый», например, «первые сто лет», в сравнении с вечностью это тоже мгновение, неотличимое ни от дня первого, ни от миллиона таких дней или даже миллиардов лет. Как еще можно сказать о вечности Творящей силы человеку, который все равно спросит, а почему потребовалось сто лет, а не сто двадцать или сто сорок. Как еще можно сказать ему о том, что все сроки определены вечностью невидимой физическим глазом Творящей силы. С точки зрения Вечности возникновение Земли есть всего лишь мгновение и потому каким сроком не определи сотворение земного мира, буквальное значение этих сроков всегда будет лишь формой утверждения этой вечности Бытия, истоки которого лежат за пределами видимого Мира. Ведь дни и года это Земные сроки, а какими сроками исчисляется время до рождения Земли и самой нашей Вселенной… Нет таких сроков! Так что время сотворения земного мира, определенное в Библии, есть истинная правда, сказанная о вечной материи, в себе содержащей все сроки проявления в видимых формах Бытия.

Таким образом, включение в физическую картину Мира энергии познающей себя материи или Духа, энергии мышления позволяет легко понять каждому не только причины всех, происходящих с ним событий, но и осознать, что неизбежные следствия этих причин могут быть изменены самим человеком, что будущее любого человека находится в его собственных руках, поскольку в его власти изменить устремления собственных мыслей, породив вибрации, неизбежно влекущие за собой изменение характеристик следствий предшествующих устремлений. А это в свою очередь свидетельствует о том, что с физической точки зрения идея о неизбывности греха человеческого является совершенно абсурдной. Мы уже рассматривали мнимость тупика, заключающего нашу жизнь между двух полюсов страха смерти собственной личности. Поэтому, истинное смирение состоит не в том, чтобы всякий раз каяться перед Богом за свою греховную жизнь, полагая, что ничего в ней мы изменить не можем, а в самопожертвовании собственной личностью, без которого покаяние теряет свой смысл. Пока хоть на мгновение другой человек не становится целью направления нашей доброжелательности, сострадания и любви все мольбы о прощении собственных грехов не облегчат страданий, поскольку вновь и вновь следствия покаянных мыслей будут разбиваться вибрациями отчуждения от другого человека. Поэтому за покаянием должно следовать действие жертвы, поскольку только в ней, как мы видели, и заключено движение в соответствии с принципом существования единой материи. Не трусливая богобоязненность и падание на колени с мольбой о прощении всякий раз, когда недостатки личности проявили себя, а действие самопожертвования личностью, когда о себе забывает человек и, тем самым, движется по пути высвобождения творящих вибраций Божества, вибраций любви. Именно это и есть тот путь освобождения от страданий, когда мука сердечная о своем незыблемом недостоинстве сменяется радостью творения собственной жизни.

Таким образом, нет и не может быть никакого «смертного» греха, который бы исключал всяческую возможность движения человека к свободе от страданий, поскольку любой, самый тяжкий грех есть лишь препятствие на пути непреодолимого процесса самопознаниния материи. И потому какие бы самые чудовищные последствия «смертных» грехов не обрушились на человека, только в его власти всегда остается проявить волю и мужество к простой доброте к другому человеку и, тем самым, породить хоть маленькую трещинку в этом препятствии, высвободив тонкие вибрации вечной материи. И одно уже это малюсенькое высвобождение вибраций любви позволит ему попадать в резонанс с такими же вибрациями, проявленными в других людях, а, значит, вибрации эти будут усиливаться и, как следствие, растворять шаг за шагом любые преграды на своем пути. Сколько бы воплощений не потребовалось для этого, в масштабах вечности материи они будут оставаться лишь эпизодами процесса ее самопознания. Всемилостивость, всепрощение Божества, таким образом, есть закон существования материи, поскольку само наличие некоего непреодолимого, то есть способного остановить процесс самопознания материи, препятствия означает абсурд - смерть вечной материи.

Итак, реальная, включающая в себя энергию психотворящей субстанции, физическая картина Мира такова, что лежащие в его основе вибрации все прощающей любви одновременно являются орудием разрушения всего и вся не способного попасть в резонанс с этими вибрациями. Поэтому все самые ужасные катастрофы, несчастья, болезни есть следствие неотвратимого действия одной и той же силы, нескончаемой магнетической мощи животворящих вибраций любви. Как следствие этого, нет ни малейшего смысла пенять Божеству за то, что оно допустило эти несчастья, не уберегло от смерти, болезней, катастроф и всяческих других страданий невинных жертв, поскольку в этом заключена защита нашей вечной жизни, то есть высвобождение ее из оков личности, из тисков неизбежных следствий сотворенного ею в любом из ее воплощений. Только ограниченность сознания, связывающего свою жизнь с физическим телом, неминуемость смерти которого очевидна, может подтолкнуть человека отвергнуть Бога из-за самого факта существования беспредельных ужасов жизни. И вместо того, чтобы в самых жутких условиях бытия искать в себе мужество и волю к состраданию, человек превращается в тупое орудие ненависти к Миру, в том числе и к себе самому, как неотделимой части единой материи. Тем самым с неотвратимостью порождая лишь новый виток ужасов, как следствие дисгармонии вибраций ненависти с космическими вибрациями любви. Как мы видим, ни что не может разорвать этот порочный круг кроме как жертва, только она, высвобождая вибрации любви, способна погасить, нивелировать характеристики порожденных личностным восприятием Мира вибраций. Понимая это, можно смело утверждать, что Христос, как сын человеческий, именно эту жертву и исполнил, высвободив, таким образом, вибрации Божественной любви, закономерные следствия которых, погасив накопившуюся энергию противостоящих вибраций, порожденных ограниченностью сознания других людей, дали тем из них, в ком нашли ответный резонанс, возможность ощутить благоговение и радость, осознать таким образом путь освобождения, путь погашения неизбежных следствий всех проявлений личности, отделяющей одного человека от другого. Осознать самих себя как вечность не могущая быть ограниченной физическим телом. Но даже Христу неподвластно искупление греха за другого человека, поскольку пожертвовать своей личностью, для высвобождения вибраций живущей в нем любви, может только сам человек, только свобода проявления его собственной воли способна осуществить эту жертву. И все что может, в состоянии сделать человек, даже такой божественной чистоты как Христос, так это живущей в нем любовью проникнуть к любви, живущей в другом человеке, усилив тем самым ее вибрации и, таким образом, помогая ему высвобождать эти вибрации, растворяющие препятствия, сосредоточенные в личности встречного человека. Это и есть тот путь, который указал нам Христос. Иного пути с научной точки зрения, включающей в физическую картину Мира энергию мышления людей, «психическую энергию» не может существовать.

Однако до тех пор, пока мы полагаем, что все сокровища любви нашего духа принадлежат только нам, находятся в нашем полном владении и распоряжении и только мы вправе решать, когда это сокровище выпускать из тайника нашей души, мы так и будем оставаться препятствием на пути высвобождения этой любви, утопая в условностях, нагромождаемых ограниченным, личностным восприятием действительности. Так и будем отгораживаться от любого человека, решая вопрос, а заслуживает ли он нашей доброжелательности, сострадания и любви. В результате, сами того не понимая, мы будем оставаться потенциальными пособниками зла, поскольку все, как мы выяснили, что разъединяет людей, что противоречит пониманию единства материи и является источником страданий. Поэтому даже очень добрый, полный благородства и любви человек, если в его сознании остается протест против условий в которых он находится, или людей, с которыми его столкнула жизнь, отделяя его тем самым от одного и другого, легко может оказаться во власти страстей, лишь заковывающих его в панцирь личности. Эти вибрации отторжения, попадая в резонанс с однородными вибрациями, живущими в других людях, и, таким образом, притягивая их, становятся тем проводником, который может привести к полному овладению волей этого человека людьми, жаждущими власти. В обмен за полное послушание эти люди готовы оказать протекцию и посулить какие только возможно материальные блага таким образом, что человек начинает думать, что встретил великую доброжелательную силу, с помощью которой он добьется успеха, удачи, богатства, славы и почестей. В результате, он даже не замечает, как попадает в круг представлений о своем собственном бессилии и немощи без внешней помощи своих опекунов. Он лишается воли к свободному творчеству своей жизни, попадает в круг сознания, где все материальные блага и все знания являются лишь орудиями овладения волей людей, где друзья не нужны, поскольку все люди представляются только объектами подчинения и упрочения собственной власти. Добрый, честный, любящий человек незаметно для себя самого превращается в слугу зла. Становится орудием разъединения людей, а, значит, порождения неизбежных страданий.

В результате, мы видим, что включение в физическую картину Мира энергии психической деятельности людей меняет само представление о добре и зле. Добро предстает не жалостливым поглаживанием по голове охваченного страстями человека, а стремлением своим мужеством утвердить его мужество принять, что причины всего с нами происходящего сосредоточены в нас самих. Пронести ему радость понимания, что только от его собственной воли зависит обретение полного самообладания и счастья жить. Только от мужества жертвы собственной личностью, высвобождающей вибрации любви, зависит счастье человека.

Поэтому любое знание в теории, в мысли, любой поиск счастья вовне путем накопления чужих идей вносит только несчастье в жизнь человека. Он начинает полагать, что в чем-то становится выше других людей, не обладающих этими знаниями, невольно начинает именно их винить в том, что они не способны жить в мире с ним и, таким образом, выстраивает барьер между собой и окружающими людьми, разъединяет себя с ними. А любое разъединение, как мы видели, противоестественно, оно порождает страдание. Ведь что в этом случае происходит с физической точки зрения. Вместо того, чтобы на практике дарить людям простую доброту, и тем самым усиливать во встречном однородную вибрацию, растворяющую имеющиеся в нем препятствия, человек начинает соотносить, насколько кто выше или ниже в степени освобожденности собственного духа, он сосредотачивает свое внимание лишь на недостатках встречного человека, порождая тем самым вибрации, которые не только не могут разбить эти недостатки, но лишь усиливают их, попадая с ними в резонанс. Именно поэтому чужие недостатки вызывают в нас раздражение. Они лишь попадают в резонанс с имеющимися в нас недостатками. А это и есть тот замкнутый круг, из которого возможен только один выход - пожертвовать собственной личностью, отстраниться от нее, пролив доброту, сострадание и любовь, вибрации которых неминуемо проникают сквозь недостатки человека, поскольку они изначально живут в нем, и поэтому неизбежно попадают в резонанс, то есть усиливаются и таким образом разбивают, гасят вибрации раздражения, вибрации личности. Этот «механизм» Природы универсален, а, следовательно, даже всякое отсутствие знаний при наполненности сердца любовью к людям сразу дают слияние с энергией Божественных вибраций и гасят все грехи человека, вырывая его из зависимости следствий, рожденных проявлениями его личности. Мы говорим святой о таких людях. А с физической точки зрения они являются проводниками сияющих вибраций любви, лишенных тени воздействия вибраций, порождаемых личностью. Они не задумываются о том, правильно они поступают или неправильно в отношениях с другими людьми. Они просто излучают волны любви, перестав быть препятствием на их пути. Будучи лишь свидетелями вырвавшегося на свободу Духа они уже ЗНАЮТ, ощущают свое беспредельное единство с Миром и потому для таких людей процесс самопознания вершится уже на других уровнях жизни единой материи, поскольку в силу иерархии ее вибраций, о которой мы говорили выше, им становятся доступны вибрации, которые для других людей будут смертельно опасными до тех пор, пока они несут в себе препятствия личности.

Таким образом, понимание энергетического единства материи дает возможность осознать бессмысленность поиска какой бы то ни было опоры в жизни во вне самого человека. Как только он обнаруживает в себе вибрации любви, стремящиеся на встречу любому человеку, он перестает ощущать себя одиноким. Он просто теряет это понятие, поскольку на практике чувствует себя неразрывной составляющей этих вибраций, живущих в других людях. Энергия этих вибраций перестает его пугать. Напротив он начинает радоваться энергии других людей, стремясь помочь человеку высвободить ее из оков личности, сложности, запутанности ее отношений с окружающим миром и с другими людьми. Он теряет страх единения с ними, с обществом, с любимым, другом, своими родными, поскольку не ищет в них больше опоры для себя, для своей личности. Он не боится больше их потерять. Ему открывается радость бездонной простоты жизни - искать, как пронести любовь и мир всем им, а не трепетать от мыслей: предаст, покинет, заболеет, умрет, и тому подобных. Бесстрашие, таким образом, является человеку плодом высвобождения вибраций любви, а не презрения к своей и чужой жизни, ибо презрение всегда есть лишь результат внутреннего бунта по отношению к окружающей человека действительности, агрессии к себе и другим людям. Страдает, мучается и плачет в нас всегда только личность. И только наша привязанность к ней отделяет нас от Мира, рождает страх одиночества, страх утраты опоры в нем. Рыдая, например, у тела тяжело больного или умершего близкого человека мы даже не осознаем, что перестали в этот момент являться проводниками вибраций сострадания и любви к нему, поскольку ужас утраты сковал наше сердце и вместо живительной силы любви мы извергаем из себя вибрации безысходности и отчаяния, как хлыстом бьющие каждую частичку дорогого нам человека, тем самым лишь отягощая его. И не только его, ведь эти вибрации, как и любые волны, распространяются сферически, захватывают в эту сферу, атакуют всю находящуюся рядом материю и потому другие люди, нуждающиеся сейчас в нашей любви, вдруг попадают в атмосферу, физически разрушающую их силы. Для любого слабого человека, такое воздействие может оказаться катастрофическим или нанести тяжкий вред его здоровью. Мы же, убиваясь в отчаянии, полагаем, что тем самым выражаем свою любовь. При этом думаем, что чем сильнее отчаяние, тем, следовательно, сильнее наша любовь. Однако в действительности глубина нашего отчаяния связана лишь с глубиной страха одиночества, покинутости в Мире, опора в котором была утрачена с уходом близкого человека. Лишь страх перед будущим атакует отчаявшегося и всех захваченных им в эту сферу людей. А поскольку боятся будущего может только личность, а не бессмертная духовная субстанция человека, то достаточно лишь устремиться к отстранению от этой личности, самопожертвованию ей и освободившиеся вибрации любви вновь немедленно выстроят мосты взаимосвязи с другими людьми, начнут гасить следствия вибраций отчаяния и страха.

Не приходится сомневаться в том, что каждый вдумчивый читатель, взглянув на свою духовную жизнь, с этой, энергетической точки зрения, вытекающей из понимания единства материи, сам совершит массу открытий в своей собственной жизни и жизни окружающих его людей. Избавится от ощущения непреодолимого рока несчастий нависающего над ним, поверит в будущее, как в восход Солнца. Превратит непреодолимое действие магнита вибраций любви из бешеной тройки, волокущей его по ухабам жизни не разбирая дороги, в путеводную звезду, только помогающую эти ухабы преодолевать. Поэтому, прежде чем идти дальше, нам остается акцентировать внимание лишь на некоторых моментах.

Мы уже выяснили, что только добровольное отречение от личности высвобождает пространство для проявления вибраций любви той вечной материи, носителем которой является каждый человек. Но это также означает, что существуют люди, чья воля сознательно устремлена в прямо противоположном направлении. Все свои таланты, все чаяния, все упорство воли они направляют только к одному - личному восприятию жизни. Помочь таким людям нельзя. Всевластие личности не оставляет в них пространства для вибраций любви. Не стоит и пытаться распахивать перед ними сокровищницу открывшегося вам мира созвучия с единой материей. Даже если они на словах согласны с вами и ищут общения и помощи вашей, их надо отринуть и идти дальше, ибо отзвука на вибрации любви в них не найдется. Отсутствие этих отзвуков и должно означать, что перед вами не страдалец, ищущий спасения, а осознанный раб своей личности, который во всех своих проявлениях активизирует только вибрации личности встречного человека. Поэтому, чтобы не думали окружающие, как бы они вас не осуждали нельзя привлекать к себе такого человека. Это будет «метанием бисера перед свиньями». И еще одно. Мы уже говорили об иерархии вибраций материи, о том, что более тонкая вибрация поглощает, притягивает к себе более грубую, но способную попасть с ней в резонанс и разрушающе действует на вибрации, в резонанс с ней не попадающие. Как следствие этого невозможно озарить открывшимся вам знанием другого, даже очень доброго человека, до тех пор, пока его сознание не созрело для восприятия этого знания, пока он не готов к восприятию тех вибраций, которые стали доступны вам. В противном случае ваша настойчивость превратится в насилие над сознанием другого человека и ни к чему, кроме как к катастрофе, привести не сможет, поскольку будет являться лишь разрушающей силой. Только свобода воли самого человека, как мы видели, способна высвобождать все более тонкие вибрации заключенной внутри человека материи. Поэтому передать мудрость из вне в принципе невозможно. Она живет внутри нас. А отсюда следует и еще один вывод, что освобождение, спасение не может являться целью, высшим устремлением человеческой жизни, ибо оно всегда есть лишь следствие самопожертвования человека. Цель может быть только одна - другой человек! Ему перелитая простая доброта, которая и будет для него вестью спасения. Но принести кому-либо самое спасение с физической точки зрения невозможно. Это разбитая Христом иллюзия, навязывание которой означает лишь кабалу личности, ибо пока спасения ищет человек, страх наказания за грехи идет с ним рука об руку. А любой страх есть атрибут личности. Одних он толкает в рабство ложных представлений о Боге, других к отрицанию самого Божества. Но и то и другое лишь препятствия личности на пути самопознания материи, влекущей всех нас к осознанию того, что стать и становиться проводником вибраций любви к другим людям и всему Миру и есть та цель, которая лишь своим следствием содержит освобождение духа. Пролегает этот путь к цели через разотождествление себя с собственным телом и связанной с ним личностью. Первейшим же инструментом этого разотождествления, как мы выяснили, является творчество. Творчество во всем, во всех своих проявлениях. Не только совершенствование в искусствах, но любой самый простой повседневный труд, совершаемый в примиренности с собой, уже есть творчество. Творчество, поскольку в ином случае, когда труд воспринимается человеком как тяжкая обязанность, вне зависимости от того, каким, пусть даже самым высоким, чувством долга и справедливости он не был оправдан, сплошь и рядом закрепощает человека именно в добрых поступках, поскольку ложится на его дух как бремя, а не изливается простой радостью навстречу другому человеку. Вместо того, чтобы служить орудием освобождения духа, такой труд лишь уплотняет оковы личности, осознающей свою жертву и преподносящей себе и окружающим людям лубочную картину жертвенного страдания ради каких бы то ни было идеалов. Но в Природе, в материи, представляющей собой вибрации любви не существует никаких идеалов, эта любовь просто есть и потому истинная жертва не осознается человеком как таковая, она всегда проявляется лишь как радость служения всему живому и потому легка, а не обременительна для него. В действительности ни кто ни кому ни чего не может быть должен. Все наши долги это только не осознанные как препятствия грехи наши, которые до той поры пока они не осознаны, волокут нас по жизни, причиняя страдания, вместо того, чтобы служить нам ступеньками освобождения духа. Поэтому не в наваливании на себя долгов, исходя из умозрительных представлений личности о высокой морали, состоит путь к освобождению духа, а в творчестве распознавания тех моментов, когда о себе забывает человек и потому руководствуется не умозрительной моралью, а радостью возможности пронести весточку любви и успокоения человеку, с которым столкнула его беспредельная река жизни, будь этот человек даже осуждаемым общественной моралью преступником, но в нем еще сохранилась святыня созвучия вибрациям благодарности и любви. Тогда ваша доброта только усилит их и даст ему шанс погасить следствия им сотворенного.

Вот собственно те моменты, на которых стоило остановиться, чтобы осознав космическое величие простоты жизни, источник которой находится вне рамок человеческой морали, вне рамок, укоренившихся в обществе представлений о добре и зле, читатель сам мог сделать те выводы из своей жизни, к которым подталкивает его собственное сердце, а не довлеющие над ним авторитеты. А авторитеты эти весьма могущественны: с одной стороны это Государство, искусственно удерживающее общество в рамках устаревших научных представлений, которые приводят человека к отождествлению себя со своей личностью и страху с ней расстаться, с другой Церковь, убеждающая нас в неизбывности грехов человеческих, а потому наличии единственной возможности заслужить бессмертие не иначе как путем покаяния в этих грехах и получения за определенную мзду ее индульгенции.

Но пойдем дальше. Итак, мы выяснили, что включение в физическую картину Мира энергии мышления Человека вскрывает причину вечного самодвижения материи от проявления в овеществленных формах и обратно. Это движение является следствием процесса самопознания материи. Оно представляет собой беспредельной мощи магнит тончайших вибраций любви, влекущих к себе, поглощающих все попадающие с ними в резонанс более грубые вибрации, вплоть до вибраций, выраженных в овеществленной материи. Любое препятствие самопознанию материи означает порождение диссонанса ее тонким вибрациям и влечет за собой не поглощение более грубых ее вибраций, а катастрофическое их разрушение. Поняв это простое и очевидное с физической точки зрения явление, когда одна и та же сила представляет собой одновременно и созидающую и разрушающую энергию, можно легко увидеть, что не только жизнь одного человека, но судьба целых народов складывается в зависимости от того, какими принципами тот или иной народ руководствуется. Очевидно, что все усилия, противоречащие единству материи, единству человечества в целом, а, значит, все усилия направленные на разъединение людей, какими бы «высшими национальными интересами» они не оправдывались, всегда несут своим следствием страдания и разрушения. Поэтому любое навязывание своей воли одним народом другому, к каким бы созиданиям такое насилие ни привело, всегда кует лишь энергию истребления, в конечном итоге неизбежно оборачивающуюся против источника насилия. Вся история человечества есть великая и ужасная иллюстрация этого закона Природы, поскольку любые национальные экономические интересы, не учитывающие неотвратимость действия этого закона, какими бы патриотическими лозунгами они не прикрывались, созидают только бурю самоуничтожения. Поэтому каждый народ, сам создает свое будущее. У него нет обреченности идти каким-то всеобщим путем страданий, каждый народ, как и любой человек, неповторим в этом смысле, поскольку обладает уникальной взаимосвязью с Миром и, значит, у него исключительно свой собственный путь выработки тех принципов жизни, которые будут резонировать энергии самопознания материи, а не противостоять ей. Это Истина на всех одна, но путей к ней бездна, ибо в Природе нет и не может быть, в силу ее постоянного движения, ни одного создания стопроцентно идентичного другому. В силу этого, каждое создание

Природы движется к Истине своим уникальным путем. Иерархия энергии вибраций любви охраняет, таким образом, свои творения от уничтожения, поскольку позволяет каждому из них утвердить свой собственный уникальный путь, отражая тем самым абсолютную свободу творчества в обретении Истины. Будь это иначе, рано или поздно, но процесс самопознания был бы исчерпан и материя, таким образом, уничтожила бы самое себя, поскольку именно в этой беспредельной свободе творчества и кроется неисчерпаемость, вечность процесса самопознания материи, то есть сам принцип ее существования.


Глава 2. Государство

Давайте же посмотрим, как этот процесс самопознания материи проявляет себя в развитии человеческого общества. Каким образом энергия мышления, «психическая энергия», само наличие которой так упорно отрицает наука, прокладывает себе дорогу, неумолимо сметая на своем пути все преграды, препятствующие познанию материей самое себя. Мы уже отмечали, что человек не в силах противостоять этому процессу Природы. Он сам целиком и полностью подчинен его движению, поскольку познание материи является следствием, а не целью его деятельности. Об одном из таких следствий уже говорилось. Это разделение труда в человеческом обществе, связанное с появлением науки. Но поскольку не только это разделение труда, но и все другие без исключения, являются только следствием человеческой деятельности, то именно она и должна стать отправной точкой нашего анализа. Нам необходимо определить причину того, что человек из существа полностью слитого с Природой, не отделяющего себя от нее, превратился в существо, противопоставляющее себя Природе, стремящееся господствовать над ней. Очевидно, что связанно это с тем, что нечто изменилось в самой человеческой деятельности. Сам труд человека породил нечто такое, что заставило его противопоставить себя Природе. Мы уже знаем, что следствием человеческого труда является знание, порожденное анализом различного рода фактов, обративших на себя внимание в процессе человеческой деятельности. Эти знания совершили главное. Они позволили человеку повысить эффективность своего труда до такой степени, что породили необходимость распоряжаться его излишками. С этого момента, не только оказалась возможной специализация труда, неимоверно повышающая его эффективность, но лишь вопросом времени стало возникновение обособленного круга людей, в чьем полном распоряжении эти излишки, в конечном итоге, сосредоточились. Таким образом, процесс самопознания материи в человеческом обществе оказался связан с возникновением отчуждения результатов труда от самого человека. Как следствие, один человек оказался противопоставлен другому человеку, распоряжающемуся результатами его труда. А, значит, противопоставлен и Природе в целом. Рост созидательных возможностей в человеческом обществе явился, таким образом, сопряженным с отчуждением труда или, что то же самое, возникновением частной собственности. Но мы уже говорили о том, что противопоставление одного человека другому, а, значит, и самой Природе, поскольку человек неотделим от нее, является препятствием на пути самопознания материи. Это препятствие должно быть осознано и поглощено познающей себя материей, ибо в противном случае вместо резонанса, возникнет диссонанс ее тонким вибрациям, а значит уничтожение. Что из этого следует? А из этого следует, что сама по себе частная собственность не является причиной, порождающей страдания. Бороться с ней бессмысленно, ибо само ее возникновение есть лишь следствие процесса самопознания материи. Она может быть только осознана, как движение любого явления Природы от своего возникновения через развитие к смерти. Но отменить явление Природы невозможно. Частная собственность умрет только тогда, когда перестанет быть необходимой человеческому обществу, когда будет в полной мере им осознана. И именно потому, что жизнь частной собственности зависит лишь от ее осознания людьми, вовсе не обязательно, чтобы все народы без исключения проходили через муки капитализма западноевропейского образца. Этот путь не является неизбежным, универсальным и единственным для всех народов путем, по которому они обречены двигаться к своему процветанию, поскольку ни культивирование частной собственности, как панацеи повышения эффективности экономики, ни борьба с ней, в целях обеспечения самых высоких идеалов свободы, равенства и братства не могут избавить человечество от страданий, ибо причина их лежит совершенно в другой области, в области осознания того процесса Природы, который и является причиной всех явлений, в том числе и самой частной собственности. Только высвобождение энергии вибраций любви способно поднять человечество на новую ступень развития, и потому справедливо будет сказать, что коммунизм, как олицетворение высших идеалов Человечества, в принципе не может являться целью человеческого общества. Само такое целеполагание в высшей степени утопично, поскольку коммунизм способен реализоваться лишь как следствие высвобождения вибраций любви, как новое энергетическое состояние Человечества, но ни как не общественно экономическая формация, призванная принести человеку свободу. Свобода, как мы это уже выяснили, не приходит к человеку от кого бы то ни было из вне, она всегда внутри самого человека и живет в нем как непрерывное действие, выстроенное на осознании своей энергетической сущности, единой со всеми другими людьми и всем Миром. И потому никакой самый высокий технологический рост, самое высокое благосостояние не может дать свободы Человечеству, а будет только уплотнять его оковы, а значит влечь к неминуемой гибели до тех пор, пока психическая энергия, пока мощь магнита вибраций любви неуничтожимой материи будет скрыта от него. До тех пор, пока человек, как носитель этих вибраций не превратится в цель любой человеческой деятельности и эта деятельность не станет лишь мероприятиями, способствующими высвобождению человека из пут его собственной личности. Как фантастически это сейчас не звучит, но именно к этому влечет всех нас процесс самопознания материи. Избежать этого мы не сможем. Вот только достижение такого состояния человеческого общества может являть собой либо непрерывный рост, если создаются условия самого свободного познавания материи, либо сопровождаться периодами его катастрофического уничтожения, если, напротив, создаются препятствия этому познаванию. В масштабах вечности материи эти периоды уничтожения все равно остаются только информацией о былой катастрофе, влекущей лишь возможность для нового поколения человеческой расы нащупать пути, чтобы ее избежать. Таким образом, мы сами создаем свое будущее, следуем ли мы за магнитом вибраций любви, стремясь стать их проводником, или противимся этому магниту и создаем тем самым условия самоуничтожения. И в том и в другом случае только воля самого человека определяет его будущее. А если не забывать о единстве материи, то речь идет не только о будущем самого Человечества, но и будущем целых миров, находящихся в неразрывной связи с каждым из нас. Поэтому ответ на вопрос, кто же на самом деле Творец Всего, может быть только один… Вот именно - Человек! Он и есть тот смертный Бог, который стремится на встречу к самому себе, порождая тем самым все новые и новые явления бессмертной материи.

Но пойдем дальше. Итак, мы выяснили, что процесс самопознания материи отразился в человеческом обществе возникновением отчуждения труда или частной собственности. Возникновение излишков человеческого труда породило возможность обмена этими излишками, а, значит торговли, превращения их в капитал. Таким образом, родился механизм, облегчающий оборот продуктов человеческого труда, способствуя тем самым его специализации, а значит и эффективности. Рост эффективности человеческого труда, как мы выяснили, оказался связан с его отчуждением. Следовательно, именно эта взаимосвязь и является тем внешним отражением процесса самопознания материи, которое сопровождает его по всей истории человеческого общества. Деятельность человека порождает знания, ведущие к росту эффективности его труда, развитию экономики, рост эффективности труда неуклонно влечет за собой изменение форм его отчуждения или форм частной собственности, которая, шествуя по пятам развития экономики, превращает в капитал все новые ее области. Таким образом, мы видим, что вовсе не частная собственность является движущей силой экономического развития человеческого общества, она лишь неотступно это развитие сопровождает, распространяя отчуждение труда на еще не охваченные области экономики, тем самым она способствует его специализации и, как следствие этого, эффективности. Именно этот процесс захвата новых областей экономики и определяет смену одной общественно экономической формации другой, определяет переход от рабовладения к феодализму, от феодализма к капитализму, смену одной формы отчуждения труда другой ее формой.

Частная собственность, родившаяся в процессе самопознания материи, как механизм обеспечивший специализацию труда, сделала возможным выделение целой отрасли разделения человеческого труда – отрасли научного постижения действительности, о котором мы уже говорили ранее, подчеркивая, что этот процесс выделения не зависим от воли и желания самого человека. Но будучи лишь выражением самодвижения Природы, он привел в результате к тому, что рост научных знаний настолько изменил производительные силы в человеческом обществе, что породил, в конечном итоге, промышленное производство. Возникновение же Промышленности означает, что Человечество в ее лице обрело настоящий катализатор научных знаний, поскольку Промышленность есть такое явление Природы, которое постоянно «жаждет» новых и новых научных открытий. Оно постоянно гонит науку вперед. Само появление Промышленности привело к невероятному до этого темпу научного познания материи. С ее появлением в человеческом обществе произошел настоящий взрыв научных знаний во всех без исключения областях. Как следствие этого неимоверно возросла эффективность труда.

Но мы уже знаем, что любой рост эффективности человеческого труда, в каких бы областях экономической деятельности он не проявлялся, влечет за собой распространение в эти области частной собственности. А поскольку промышленное производство с течением времени охватило собой все отрасли экономики, то вместе с ней и капиталистическая частная собственность тоже поглотила их все без остатка, превратив в капитал не только все недвижимое, но и все движимое имущество. Таким образом, с появлением Промышленности, областей экономики, еще не охваченных частной собственностью, не осталось, а, значит, частной собственности просто больше некуда развиваться. Тем самым она исчерпала свою позитивную роль в качестве механизма, обеспечивавшего специализацию человеческого труда. Теперь уже ни какое промышленное производство немыслимо без узкой специализации его составляющих, вне зависимости от наличия или отсутствия частной собственности. Она уже вывела научно – технический прогресс на тот уровень, когда он больше не нуждается в ней, обретя неистового погонщика в лице промышленного производства. Процесс самопознания материи, таким образом, привел частную собственность от рождения к наивысшей точке ее развития. Отчуждение труда в человеческом обществе стало всеобщим. Оно достигло своего пика и, следовательно, готово умереть. Но при этом мы уже выяснили, что бороться с ним, то есть бороться с частной собственностью, бессмысленно, ибо отменить ее, как и любое явление Природы невозможно. Надо понимать, что готовность ее к гибели не означает и не может означать остановку в развитии экономики, остановку научно-технического прогресса, поскольку причиной их развития является не частная собственность, а самодвижение материи в процессе познания самое себя. Напротив, это судьба самой частной собственности находится в абсолютной зависимости от потребностей развития экономики, но не на оборот. Наличие или отсутствие частной собственности не может остановить процесс развития экономики, поскольку именно это развитие, как воплощение человеческого труда, влечет за собой в качестве своего следствия познание материи. Отчуждение труда, таким образом, может либо способствовать развитию экономики, о чем мы говорили выше, либо препятствовать этому развитию. Очевидно, что достигнув пика своего развития, частная собственность исчерпала свою позитивную роль и потому теперь представляет собой препятствие экономическому росту. Осознание того, какого рода это препятствие и будет означать шаг к познанию частной собственности, а, значит, и шаг к ее гибели, умиранию.

Для этого давайте еще раз вернемся к моменту возникновения частной собственности. Очевидно, что отчуждению труда сам человеческий труд интересен только в качестве капитала, а потому степень этого отчуждения его не интересует, как следствие, она не имеет предела. В результате неизбежными являются взрывы протеста тех людей, чей труд эксплуатируется. Они выключаются из производительного труда, производство останавливается, а, следовательно, тормозится экономическое развитие. Однако, рост экономики не может быть остановлен, поскольку он является отражением в человеческом обществе процесса самопознания материи. А, значит, экономика, окажись она даже разрушенной, вновь и вновь, как птица феникс, будет возрождаться из пепла. И, пока существует на Земле Человек, процесс экономического развития неизбежен. А поэтому неизбежно и возникновение такого механизма, который бы не только защищал отчуждение труда, как явление, способствующее его эффективности, но и защищал бы сам человеческий труд от крайностей такого отчуждения, влекущих к торможению экономического развития. Естественно, поскольку частную собственность интересует исключительно капитализация человеческого труда, такой механизм мог родиться первоначально только как аппарат подавления сопротивлению крайностям его отчуждения. Но именно защита этих крайностей отчуждения труда закономерно приводит к протесту, а, значит, остановке созидательного труда, к остановке экономического роста и, как следствие, к гибели самого этого механизма. Поэтому рано или поздно, но этот механизм вынужден был стать таким аппаратом, который вопреки устремлениям частной собственности исключительно к удовлетворению своего стремления к прибыли, способствовал бы не торможению экономики в результате защиты крайностей отчуждения труда, а ее развитию. Тем самым защищая саму частную собственность от уничтожения, поскольку препятствование процессу развития экономики всегда означает неминуемую гибель любого такого препятствия, в том числе и самой частной собственности, и аппарата ее защищающего. Механизм этот называется Государство. Это новое разделение труда в человеческом обществе, явившее собой итог выделения обособленной группы людей, осознавших, в конце концов, свои собственные, обособленные интересы, связанные с сохранением Государства, а, значит, с содействием процессу развития экономики в противовес постоянному давлению слепой озабоченности частной собственности лишь в получении прибыли. Таким образом, возникновение и частной собственности и ее слуги Государства есть следствия физического процесса самопознания материи. Это явления Природы, без которых этот процесс обойтись не мог, поскольку именно они содействовали развитию экономики, а, следовательно, развитию знаний о материи.

Мы видим теперь, что Государство явило собой орудие насилия, позволяющее, с одной стороны, отстаивать интересы частной собственности, а с другой противодействовать ее крайностям, то есть крайностям отчуждения труда, низводящего человека до уровня рабочего скота, до роли, которая заключается исключительно в производстве продукта, составляющего капитал. Такова природа Государства, его естественнонаучная суть, обеспечивающая развитие экономики и, как следствие, способствующая тем самым физическому процессу самопознания материи.

Однако, мы уже говорили о том, что после охвата всех без исключения областей экономики, частной собственности больше некуда развиваться. Таким образом, ее роль, как явления Природы, содействующего процессу самопознания материи, себя исчерпала, она готова теперь умереть. Но почему же этого не происходит? Ответ очевиден. Препятствует этому ее слуга - Государство.

Уже отмечалось выше, что Государство есть обособленный круг людей, появившийся в результате разделения труда в человеческом обществе, но как таковой этот круг людей обладает своими собственными, обособленными интересами, отличными от интересов, породившего их общества. Поскольку же в материальном Мире не может существовать односторонних процессов, то однажды возникнув, Государство неизбежно оказывает обратное воздействие на само общество. А это означает, что оно, явившись защитником частной собственности, будет охранять ее даже вопреки общественным интересам. У него есть свои собственные интересы и потому, до тех пор, пока существует частная собственность, Государство не может лишить себя роли ее защитника. Отчуждение труда и аппарат насилия, его обеспечивающий, неотделимы друг от друга, это неразрывный союз, порожденный самой Природой, и потому ни какие, даже самые высокие цивилизационных функции Государства отменить этот союз не могут. Таким образом, частная собственность по прежнему является действительной общественной силой исключительно по той причине, что обладает аппаратом насилия - Государством. В этом и кроется истинный смысл Государства, поскольку оно является ни чем иным, как орудием этого насилия. Поэтому Государство всегда готово навязать обществу такие интересы, которые совпадали бы с его собственными, а, значит, обеспечивали сохранение частной собственности. Таким образом, Государство, как защитник отчуждения труда, скорее само погибнет вместе с частной собственностью, чем позволит ей умереть. Именно это и должно рано или поздно произойти, поскольку любое отчуждение человека, как от самого себя, так и от другого человека противоречит единству материи, вызывает диссонанс вибрациям, порожденным процессом самопознания материи, а, значит, частная собственность и Государство либо будут осознаны и тем самым поглощены познающей себя материей, либо, оставшись непознанными, приведут к развитию энергии катастрофического самоуничтожения, которая естественно не сможет не отразиться на экономическом развитии. Но мы уже знаем, что, не смотря на объективность процесса самопознания материи, только от воли самого человека зависят все следствия его жизни. Процесс самопознания материи остановить невозможно, но можно либо быть постоянно избиваемым этим процессом, либо нестись на крыльях его. Тоже относится и к принципам, которыми руководствуется Государство. Либо его политика настаивает на сохранении отчуждения труда и тогда оно будет побиваемо, либо способствует свободе распространения знаний о материи, о ее психической энергии и тогда обретает новую роль в жизни общества, делающую его необходимым орудием высвобождения человеческого духа из оков личности.

Пока же, благодаря Государству, все мы пребываем в мире поддерживаемых им иллюзий, а не реальной действительности. Например, всех нас убеждают в самоценности существования частной собственности на том основании, что человечество в лице Советского Союза уже ее отменяло. Привело это не только к чудовищным последствиям истребления собственного народа, но в конечном итоге к экономическому краху и распаду Страны. Однако, мы уже выяснили, что человек не в силах отменить частную собственность, поскольку она не является порождением его воли, а есть продукт независимого от желаний человека процесса самопознания материи. Чтобы понять, о чем идет речь, давайте обратим внимание вот на что. Отсутствие частной собственности означает ни что иное, как то, что все средства производства находятся в непосредственном управлении общества, то есть без какого бы то ни было посредника между обществом и этими средствами производства, в том числе и в лице Государства. Так как, если Государство становится собственником всех средств производства, то это лишь говорит о том, что эти средства производства вместо множества хозяев приобрели одного. А, следовательно, частная собственность не только не уничтожилась, но напротив, она оказалась возведенной в некую такую степень, когда Государство из крупнейшего в обществе капиталиста превратилось во всеобщего капиталиста, а все люди стали у этого капиталиста работниками. Именно это и было осуществлено в СССР, где лишь ценой чудовищного насилия над собственным народом поддерживался миф, что советское государство и есть та свобода от частной собственности, о которой мечтало все прогрессивное человечество. На самом же деле, как мы видим, отчуждение труда в советском обществе не только не уничтожилось, но напротив, оно качественно возросло. А это значит, что советское государство являлось ни чем иным, как лишь одной из форм капиталистического Государства, в котором политическая власть оказалась сосредоточенной в руках партийно-государственного аппарата управления экономикой. Поэтому уничтожение советского государства, есть лишь следствие проявления крайностей отчуждения труда, достигшего в советском обществе таких масштабов, что стало препятствием на пути развития экономики. Таким образом, это вовсе не обратный переворот от системы социализма к системе капитализма, от одного способа производства к другому. В действительности способ производства не изменился. Он как был основан на отношениях частной собственности, таковым и остался. Все что произошло в СССР, так это то, что от государственной власти были отстранены одни представители партийно-государственного аппарата и пришли другие, способные осознать, что для сохранения своей власти необходимы радикальные меры для подъема экономики, что необходимо привлечь в экономику Страны западный капитал и технологии. Но чтобы сделать это у партийно-хозяйственной номенклатуры был только один путь - отказаться от коммунистического пугала советского государства и ввести общепринятые механизмы функционирования капитала – банки, биржи, земельную ренту, акции и т.п. Поэтому ни кто иной, а именно представители партийно-хозяйственной номенклатуры советского государства эту задачу и осуществили. Надо понимать, что само по себе акционирование предприятий, введение рыночных механизмов функционирования капитала, власти партийно-государственной бюрократии не отменяет, и отменить не может, ибо однажды возникшая политическая сила, как любая система, стремиться к самосохранению. Поэтому из опыта капитализма на вооружение берется лишь то, что эту власть может сохранить и упрочить. Своеобразие капитализма в России в том и заключается, что в действительности сменилась лишь партия власти, «новой» идеологией которой стало повышение производительности труда и роста Потребления, как синонима прогресса. Таким образом, СРЕДСТВО, как было, так и осталось на месте ЦЕЛИ человеческого существования. Вся разница оказалась лишь в том, что в советские времена с прогрессом отождествлялось движение к «светлому коммунистическому будущему», а теперь с ним отождествляется движение к «истинным ценностям человеческой цивилизации». Но и в том и в другом случае путь к светлому будущему Человечества, его наивысшая ЦЕЛЬ рассматривается не иначе как в виде повышения производительности труда и роста потребления. Таким образом, рокировка власти партийно-государственной бюрократии завершилась. И потому огромное заблуждение полагать, что слом советской государственной машины привел нас от диктатуры этой власти к свободе демократии. Это абсурд, поскольку в действительности изменилась лишь форма осуществления этой диктатуры. Демократия же, как была иллюзией власти народа в советские времена, таковой и осталась, только теперь она выражается в предоставлении права гражданам время от времени выбирать, делегировать в государственные органы того или иного представителя крупного капитала, но, как и прежде, обязательно лояльного нынешней партийно-государственной бюрократии. Только и всего. Обществу же Государство вдохновенно навязывает целые сонмы патриотическо-идеалистических воззрений о героическом сокрушении чудовища социализма и возвращении частной собственности, единственно способной подарить нам свободу демократии. В действительности, как мы видим, речь может идти лишь о сохранении власти самой партийно-государственной бюрократии, поскольку частная собственность в советском государстве ни куда не девалась, и деться в принципе не могла.

Но пойдем дальше. Мы уже выяснили, что пока существует частная собственность, существует и Государство ее защищающее. А это значит что, любая, даже самая развитая демократия, не может являться свободой, поскольку она вовсе не означает простое подчинение одной части населения другой, а это исключительно такое подчинение, которое поддерживается Государством, то есть орудием насилия, обеспечивающим существование отчуждения труда. Самая развитая демократия, таким образом, является ни чем иным, как формой осуществления диктатуры частной собственности. А потому достижение Свободы, то есть движение в ее рамках к построению бесклассового общества, лишенного отчуждения труда, есть только миф, очередная иллюзия, навязываемая обществу Государством. Выше мы уже говорили о том, что появление Промышленности есть результат природного, не зависящего от желания и воли человека процесса, а потому само ее наличие уже неизбежно вносит в человеческое общество разделение людей на те или иные группы в зависимости от того, в каких взаимоотношениях их экономические интересы находятся с Промышленностью. Разумеется, что от того назовем ли мы эти группы людей классами, подклассами, прослойками или еще каким угодно образом, сути это не изменит. Факт всегда останется фактом, такое разделение есть. И, естественно, что до тех пор, пока существует сама Промышленность, исчезнуть это разделение людей не может, а, значит, суть вопроса заключается не в самом наличии или отсутствии этих различных групп людей, а остается все в той же области отчуждения труда. То есть в области взаимоотношений частной собственности и Государства, в области отчуждения одного человека от другого, вне зависимости от того, является он капиталистом или наемным работником, или человеком свободной профессии. Важно понять, что людей разъединяет не сама по себе принадлежность к тому или иному классу, а условия отчуждения труда, в которых пребывает и бедный, и богатый, все человечество в целом, полагающее развитие экономики Целью своей жизни, как способа обеспечения своего биологического существования.

Давайте еще раз обратимся к тому выводу, что частная собственность и Государство, их неразрывный союз, представляет собой результат природного процесса и потому независим от желания и воли человека. Отменить этот союз человек не может. А потому должно быть абсолютно ясно, что какая бы политическая сила, какая бы партия не овладела Государством, само Государство, в силу своей природы , неизбежно будет стремиться сохранять отчуждение труда. Это стремление будет оставаться в любом случае, даже если политическая власть в результате революции окажется в руках эксплуатируемой части населения. Надо понимать, что государственный аппарат управления экономикой, как закономерным, природным образом сложившееся разделение труда в человеческом обществе, неизбежно оказывает обратное воздействие на само общество, в том числе и на любую политическую силу, захватившую Государство. Таким образом, он обладает относительной самостоятельностью как по отношению к политической силе, государственной властью овладевшей, так и по отношению ко всему обществу, к тем, кто уполномочил, или даже выдвинул из своих рядов, представителей, как в эту политическую силу, так и в сам государственный аппарат управления экономикой. Он закономерно стремится эту самостоятельность расширить. Он стремится бюрократизировать все, что только возможно, поскольку единственным смыслом своего существования ему видится не достижение конкретной цели, а поиск новых объектов регулирования. Такова сама природа бюрократии, ее способ отчуждения труда. А потому речь всегда может идти лишь о форме отчуждения труда, воплотившейся в том или ином Государстве, но не о его отмене, не об отмене как таковой частной собственности. Поэтому, даже если в органы государственной власти делегированы представители простого народа, Государство не становится от этого народным и не действует в его, народа, интересах. У Государства всегда есть свой собственный интерес в сохранении отчуждения труда и потому политическая сила, в чьих руках оказалось Государство, не может не учитывать наличие этого интереса и использовать его в зависимости от того, какие именно политические цели она преследует. Вот этими политическими целями и исчерпывается та сфера, в рамках которой способна действовать человеческая воля.

Но этого не мало, более того, из этого следует, что именно от устремлений политической воли зависит наше с вами будущее. И если эти действия противоречат процессу самодвижения Природы, процессу ее самопознания, а, следовательно, процессу объединения, а не разъединения людей, то, естественным образом, порождают новые страдания, новые катаклизмы, как в человеческом обществе, так и, в силу неразрывности материи, во всей окружающей Природе, вызывая к проявлению вибрации, диссонирующие тончайшим вибрациям этой материи. Поэтому роль политики нельзя переоценить. Именно политика, как мы видим, оказывается той силой, которая всегда первенствует, главенствует в смысле действий, рождающих своим следствием наше будущее. И если не сужать политику до рамок в качестве ее ЦЕЛИ интересов развития экономики, которая, как мы знаем теперь, есть только выражение процесса самопознания материи, а руководствоваться интересами самого этого процесса самопознания, то будущее превратится в разгорающееся сияние Свободы, а не во мрак взаимного отчуждения и, как следствие, борьбы со все новыми и новыми напастями в жизни человеческого общества. Пока же общество будет полагать в качестве ЦЕЛИ, обеспечивающей его биологическое существование, экономику, а не психическую энергию, оно будет оставаться во власти частной собственности вне зависимости от того, кому, какой политической силе принадлежит государственная власть, хоть правым, хоть левым, хоть коммунистам, хоть демократам или даже диктаторам разного толка, хоть религиозным политикам, кому угодно. Это абсолютно не имеет значения, поскольку отражает лишь исторические особенности развития того или иного государства, того или иного народа, которые не в силах нарушить природную сущность взаимосвязи Государства и частной собственности. Они сами целиком и полностью находятся во власти этой взаимосвязи и потому можно смело утверждать, что история любого народа представляет собой лишь ее, этой взаимосвязи, отражение.

Рассмотрим теперь внимательнее, что же происходит в нашей жизни, в нашем сознании, когда главной целью Государства является экономика. А происходит вот что. Нам навязывается представление о том, что наши потребности в пище, питье, половом акте, жилище и так далее и тому подобное… являются наивысшими целями человеческой жизни, они конечны. Выше ничего быть не может в принципе, поскольку достижением именно этих целей обеспечивается наше биологическое существование. Как следствие такого подхода, любые разговоры, любая проповедь о морали, о том, чтобы «возлюбить ближнего своего, как самого себя» выглядят, воспринимаются, как, по меньшей мере, идеалистическая мишура, не имеющая с действительной жизнью ничего общего. Тем более, что выводы эти о действительности следуют не из прочитанных книжек, а из нашего собственного жизненного опыта, который ежедневно показывает нам, что этот ближний ни кто иной, как наш постоянный конкурент по захвату жизненного пространства. Конкурент в бизнесе, в работе, в искусстве, в спорте во всем, во всех без исключения областях человеческой деятельности. Это представляется настолько естественным, понятным, логичным, так легко сопрягается с устремлениями нашей личности, которая, как мы уже выяснили, всегда пытается доминировать, властвовать надо всем, что человек устремляется развиваться, получать образование, совершенствоваться в чем бы то ни было лишь с одной целью - не проиграть в этой конкурентной борьбе. Овладеть как можно большим количеством материальных и духовных благ и тем самым возвысится над другими, почувствовать себя свободным, то есть независимым от аналогичных желаний и устремлений других людей, которые стремятся к тому же, в чем сомневаться не приходится, ведь очевидно же, что все люди хотят удовлетворить одни и те же потребности. Каждый из нас, таким образом, полагает, что он то не глуп и умеет делать выводы из своей собственной жизни, какую бы идеалистическую чушь ему не пытались навязать конкуренты. Пусть они говорят все что угодно, но стремятся то они к одному и тому же. Поэтому пускай лучше другие вязнут в бесполезной болтовне о морали. Но мы то про себя точно знаем, что есть реальность, как говорят «сермяжная правда» жизни, от которой ни куда не уйти. Так что это ваши проблемы, господа, если вы еще не прозрели и не осознали ее сути, оставаясь в плену детских сказок о всесилии добра, о непременной его победе над злом и тому подобных глупостях. Таким образом, мы находимся в полной уверенности в том, что самостоятельно проникли в саму суть человеческой жизни, и даже не замечаем, что это видение жизни есть лишь следствие того, что наше сознание искажено, что оно оказалось во власти идола частной собственности - ПОТРЕБЛЕНИЯ. Что Государство, как могущественная тоталитарная секта, защищая частную собственность, методично превращает наше сознание в сознание рабов капитала, интересы которого неизбежно диктуют всему обществу представление о том, что путь к его светлому будущему лежит исключительно в области роста Потребления, ибо без него движение самого капитала невозможно, оно теряет для него всяческий смысл, поскольку не приносит прибыли. В этом вся суть. Упиваясь радостями жизни или всеми силами стараясь их заполучить, мы не обращаем внимания, не замечаем, что сама наша жизнь для капитала, представляется лишь средством обеспечения роста Потребления, что только ради сохранения этого средства капитал готов делиться частью своей прибыли в виде различных социальных благ, что весь его интерес к познающей себя духовной индивидуальности человека, совершенно закономерным образом, остается сосредоточен исключительно на том, чтобы формировать в ее сознании такие запросы, которые обеспечивали бы функционирование потребительского рынка. Вот почему Потребление неизбежно возводится капиталом на Пьедестал, оно превращено в Идола, в ЦЕЛЬ любой человеческой жизни, которой надлежит руководствоваться для обретения человеком Свободы. Природное стремление человеческого духа к Свободе в результате эксплуатируется капиталом с единственной целью - подчинить сознание человека своей власти. Государство же, выступая защитником частной собственности, превратившей в капитал все области экономики, все области человеческой деятельности выступает, таким образом, в роли орудия, насильно замыкающего сознание людей в рамках Потребления. Определяя в качестве ЦЕЛИ человеческой жизни интересы развития экономики, оно превращает саму человеческую жизнь лишь в средство обеспечения этого развития, преподносит его нам как панацею, обеспечивающую, ни больше, ни меньше, чем само биологическое выживание Человечества. В результате борьба Государства за повышение Валового Внутреннего Продукта предстает не иначе как наивысшая его благодетель, приобретает гипертрофированные масштабы высочайшей Гуманистической Цели. Все остальное поэтому, включая саму человеческую жизнь, систематически этой цели подчиняется. Как следствие, само понимание Свободы закономерно всплывает в нашем сознании не иначе как в виде свободы потребления. Именно в этом и заключается существо безраздельного господства в обществе частной собственности, в том числе и над самим Государством, в силу своей природы ее защищающим.

Сознание не каждого человека способно самостоятельно вырваться из этих оков, но сам процесс такого высвобождения сознания носит объективный характер. Процесс самопознания материи, самодвижение человеческого духа к Свободе остановить невозможно. Можно лишь содействовать этому процессу или быть препятствием ему, что неизбежно означает подвергнуться разрушающему воздействию тонких вибраций бессмертной материи. Поэтому Библейское «возлюби ближнего своего…», как бы оно не презиралось и не осмеивалось «мудрецами», полагающими экономику панацеей спасения Человечества, не в состоянии потерять в своей мощи и йоту, поскольку энергия любви столь же научна, как и энергия Солнца. И нам остается либо с изумлением наблюдать разрушительные проявления мощи этой энергии, либо признать ее наличие и тем самым двинуться по пути овладения ею. Пока же, упиваясь своей всеобъемлющей властью над сознанием людей, лицемерно демонстрируя в качестве доказательства своей жизнеспособности, рекорды научно-технического прогресса, частная собственность даже не подозревает, что могильщика ее невозможно подкупить, деморализовать, загнать в какие бы то ни было рамки, по той простой причине, что этим могильщиком является сама Природа, то есть та же самая энергия процесса самопознания материи, которая вызвала когда-то к жизни само отчуждение труда, саму частную собственность.

Давайте посмотрим, как это происходит. Мы уже выяснили, что причинами социальных потрясений, тормозящих развитие экономики, являются крайности отчуждения труда, крайности проявлений частной собственности, влекомой исключительно стремлением получения прибыли. Государство же является инструментом, позволяющим эти крайности нивелировать и тем самым способствовать развитию экономики. Таким образом, именно от политики Государства зависит, будет ли оно способствовать проявлениям крайностей отчуждения труда и тем самым подвергать себя риску уничтожения или, напротив, снятию этих крайностей, позволяющему сохранить отчуждение труда, а, значит, и себя самое. Из этого следует, что взрывы народного негодования, способные угрожать частной собственности, зависят не от желания каких-то групп людей, политических партий или даже целых классов уничтожить частную собственность, а от политики самого Государства, которая либо способствует проявлению крайностей отчуждения труда, либо нивелирует их, снимая, таким образом, рост враждебности между трудом и капиталом. Но Государство само находится в плену диктуемых капиталом представлений о том, что всеобщее спасение кроется исключительно в обеспечении роста ПОТРЕБЛЕНИЯ, поэтому все, на что способно Государство, по самому что ни на есть максимуму, для нивелирования последствий проявления крайностей отчуждения труда, так это расширение социальных гарантий. Что по существу является не чем иным, как сохранением определенного уровня все того же Потребления, в том числе и за счет средств самого Государства. Таким образом, кидаясь на защиту интересов капитала, Государство, как слепой котенок, не замечет, что угроза существованию его власти находится не в области обеспечения некоего уровня Потребления, поскольку, если оно не будет обеспечено, то все, что может произойти, так это смена политической элиты, которая сама по себе, как мы выяснили, не может отменить власти частной собственности, а значит, не может угрожать существованию Государства. А вот действительной угрозой Государству является именно консервация в обществе условий отчуждения труда, когда человек, как биологическое существо, несущее в себе энергию вечной самопознающей себя материи, рассматривается лишь как принадлежность, механизм, необходимое звено в функционировании капитала. Полагая рост экономики в качестве наивысшей Цели своей деятельности, Государство в угоду интересам капитала ограничивает сознание своих граждан представлением о том, что трудиться они должны исключительно ради повышения своих возможностей ПОТРЕБЛЕНИЯ. Именно это настаивание на обеспечении интересов капитала, неизбежно влекущее за собой создание таких условий жизни общества, которые ограничивают сознание людей узкими профессиональными рамками потребностей производства, и есть истинная угроза существования Государства, поскольку оказывается, что при каком угодно высоком уровне ВВП, ограничение сознания людей неумолимо ведет к нарастанию внутренней напряженности общества, поскольку именно ограниченность сознания и есть то препятствие, которое противостоит высвобождению психической энергии, стоит на пути процесса самопознания материи. Любое же такое препятствие, если оно не осознано, является, как мы выяснили, причиной его катастрофического уничтожения. А так как существование этого препятствия есть результат усилий Государства, направления его политической воли, то это означает, что Государство, а вместе с ним и частная собственность сами роют себе могилу в погоне за обеспечением жизни человека, не иначе как втиснутым в рамки средства развития экономики. Пытаясь содержать человека в этих узких рамках, Государство и порождает бурю, не осознавая того, что экономика, являясь лишь проявлением процесса самопознания материи, сама подвергнется уничтожению, но уже по такой причине, с которой Государство совладать не сможет, поскольку не видит ее, оставаясь само и оставляя всех нас в плену иллюзии, что именно экономика и есть наивысшая ЦЕЛЬ, обеспечивающая выживание человека. Но когда нет знания о причине потрясений, тогда крах всего и вся становится неизбежен. Правда любой крах для познающей себя материи есть лишь информация для осознания причин произошедшего, и потому неизбежный, пока жив на Земле сам Человек, процесс возрождения экономики уже будет содержать в себе новое знание о причинах этого краха.

Имея же представление о механизме действия процесса самопознания материи, мы смело можем утверждать, что выживание человека связано исключительно с высвобождением психической энергии самопознающей себя материи. Отрицать наличие этой энергии не только бесполезно, но и пагубно, ибо, не овладевая ею, мы лишь закономерно становимся ее жертвами. Без понимания этого ни какая политическая сила удержаться у власти не сможет, а потому с неотвратимой неизбежностью приведет общество к взрыву, отрицающему власть частной собственности, а, следовательно, и Государства ее защищающего. Поэтому только от политики зависит, будет ли это действительно ВЗРЫВ, то есть катастрофическая форма разрушения власти капитала, как препятствия процессу самопознания материи, или Государству окажется достаточно политической воли для того, чтобы противостоять естественному стремлению капитала к ограничению сознания людей сугубо узкопрофессиональными рамками. Разумеется, что и в том и другом случае политическая власть частной собственности обречена, разница лишь в степени разрушительности этого процесса.

Здесь уместно будет вспомнить, что устранение от политической власти капиталистической частной собственности не может означать ее запрета. Мы уже знаем, что это в принципе не возможно, и приведет лишь к модификации этой формы отчуждения труда, когда Государство представляет собой единого капиталиста. Поэтому речь в любом случае может идти только о высвобождении сознания из оков частной собственности и, тем самым, превращении интересов обеспечения всестороннего расширения сознания человека, обеспечения ни чем не ограничиваемого познавания им материи, носителем которой он является, в ЦЕЛЬ политики Государства, гарантирующего использование результатов экономической деятельности для достижения именно этой ЦЕЛИ. Таким образом, стать слугой высвобождения сознания своих граждан из оков, закономерно порождаемых капиталом и есть та задача, к решению которой рано или поздно, но неизбежно придет Государство.

Однако, это все, что может Государство сделать, все, что подвластно человеческой воле. Все остальное творит неподвластный кому бы то ни было процесс самопознания материи. Та психическая энергия вибраций любви, в высвобождении которых и заключен весь смысл нашего пребывания на Земле, весь смысл человеческой жизни. Поэтому обобществление экономики, означающее отсутствие частной собственности, оказывается лишь следствием процесса, запущенного в результате изменения ЦЕЛИ Государственной политики, но само по себе целью человеческой деятельности оно быть не может, поскольку не в человеческой власти отменить частную собственность. Иными словами, не утопия отмены частной собственности, а естественнонаучное ЗНАНИЕ об энергии мышления, психической энергии, о познающей себя духовной сущности человека, о направленности процесса самодвижения Природы к высвобождению этой сущности, даст Государству то орудие, при помощи которого, единственно, оно и может способствовать обретению материей Свободы, обретению Свободы Духа, тем самым оставаясь защитником частной собственности до конца, до последнего ее вздоха, когда роль ее стража Государству станет попросту не нужна. Таким образом, круг движения отчуждения труда от его рождения через развитие к смерти замкнется, выполнив свою роль могучего помощника, поднявшего Человечество на новый энергетический уровень существования.

В результате, становится очевидным, что действительное продвижение Человечества к Свободе ни как не связано со следованием к стандартам западноевропейской или американской демократии, поскольку любые попытки ее насаждения есть насилие над законами Природы, а, следовательно, ни к чему, кроме как к катастрофе, привести не могут. Они в принципе так же бесплодны, как и попытки изобрести взамен демократии, какую бы то ни было, иную, новую, более прогрессивную форму организации человеческого общества, поскольку эта организация всегда зависит от интересов капитала, до тех пор, пока Государство, как аппарат насилия, находится в его распоряжении. И потому внедрение любых таких изобретений невозможно, если они не могут быть использованы для упрочения власти капитала в условиях того или иного конкретного государства. Более того, даже если Государство в результате общественного взрыва будет вырвано из под власти капитала, внедрение какой бы то ни было формы организации человеческого общества в качестве цели новой власти будет неизбежно означать насилие над живой тканью духа и, как следствие, неизбежно приведет к гибели этой новой власти. Цель человеческой жизни есть и может быть только одна – достижение свободы духа. Преследование каких бы то ни было иных целей есть лишь дорога осознания своей духовной природы, неуклонно стремящейся к самопознанию, к высвобождению из оков овеществленной материи. Поэтому не суть, каким окажется политическое оформление власти, идущей по пути обеспечения условий высвобождения сознания людей из оков капитала. Если этой властью предпринимаются конкретные шаги в этом направлении, общество само выработает формы ее организации. Но не наоборот, поскольку, как мы уже знаем, привнести свободу из вне невозможно. Можно лишь создать для этого условия, но только само человеческое общество, движущееся к свободе, способно, исключительно в качестве следствия такого движения, выработать те формы политической власти, которые будут соответствовать этому движению в конкретных исторических обстоятельствах его жизни.

Таким образом, действительной подготовкой к грядущему преобразованию общества будет не стремление изобрести более прогрессивную форму государственного устройства, а действия направленные на расширение сознания людей, на осознание ими сути того процесса Природы невольными участниками которого все мы являемся. В связи с этим, еще и еще раз стоит подчеркнуть, что не существует и не может в принципе существовать никакой обреченности всем народам, всем государствам следовать по одному и тому же пути развития западноевропейской или американской демократии. Поскольку вся суть эволюции Природы заключена в расширении сознания людей, в овладении психической энергией познающей себя материи, то достаточно воплотить знания о сущности частной собственности, стремящейся в силу своей природы к ограничению сознания человека узкими рамками лишь профессиональной потребности, в конкретные политические шаги, противостоящие этому стремлению, чтобы двинуться к Свободе. И потому движение это будет всегда уникально, в зависимости от исторических и политических особенностей жизни того или иного народа, того или иного государства. Надо понимать, что поскольку процесс самопознания материи носит объективный, не зависимый от каких бы то ни было условий характер, то и зависеть от самой по себе формы выражения политической власти он не может. Знание невозможно утаить. Процесс его распространения сметает все препятствия на своем пути. Поэтому, однажды став достоянием политики только одного единственного государства, оно неизбежно распространится и на все другие, вне зависимости от формы организации политической власти сложившейся в том или ином из них. А вот воспользоваться этим знанием и есть творческая задача, историческое предназначение любого народа, любого государства, определяющая его уникальность в процессе высвобождения материи из оков вещества.

Но до тех пор, пока человеческая жизнь в обществе рассматривается как средство функционирования капитала и вся «забота» об этой жизни определяется лишь тем, что без этого средства капитал обойтись не может для обеспечения единственного, что им движет, интереса в получении прибыли, немыслимого без роста Потребления, сама человеческая жизнь находится под неминуемой угрозой своего существования. И дело совершенно не в том, что потребительский размах устремлений капиталистического производства уже породил серьезные экологические проблемы, негативно сказывающиеся на здоровье людей, а в том, что это только та, овеществленная часть негативного воздействия частной собственности на человека, которая носит видимый, очевидный для Государства характер, представляя собой лишь внешнее проявление психической энергии, скованной отношениями отчуждения труда, то есть отчуждения сознания людей от энергии той духовной субстанции человека, которая и является вечной, познающей себя материей. Мы уже знаем, что следствием такого отчуждения является дисгармония тонким вибрациям этой материи, которая порождает непосредственное негативное воздействие на атомы вещества и, как следствие этого, не только на ткани человеческого организма, но и на всю материю в целом, вызывая, таким образом, как техногенные катастрофы, так и природные катаклизмы. Однако, отрицая само существование энергии мышления, психической энергии, Государство оказывается абсолютно безоружным перед лицом силы, мощнее которой в Природе просто не существует. Оно оказывается тем орудием, которое, способствуя, в угоду интересам капитала, отчуждению одного человека от другого, лишь мотивирует нашу личность, заставляет всех нас метаться между двумя полюсами страха ее утраты, о которых говорилось выше. Превращает общество в мишень разрушительного воздействия психической энергии, поскольку неизбежно порождает на одном полюсе страха утраты человеком собственной личности ни чем не мотивированную агрессию, а на другом, полный отказ от самой личности, от самого физического существования, будь то самоубийство или беспробудное пьянство. Таким образом, оно настаивает на сохранении таких условий жизни общества, которые уничтожают как физическое, так и психическое здоровье человека. При этом сам механизм этого уничтожения остается вне фокуса внимания Государства, порождая тем самым катастрофические изменения в жизни общества. И как следствие самый болезненный сценарий уничтожения власти капитала, а, значит, и самого Государства, как орудия эту власть защищающего.

Настойчиво убеждая всех нас в том, что все противоречия между трудом и капиталом вполне разрешимы путем увеличения Потребления за счет расширения социальных благ, Государство само загоняет себя в такую ситуацию, выбраться из которой в принципе невозможно, поскольку именно безмерным ростом Потребления и консервируются в обществе условия отчуждения труда, влекущие за собой самоуничтожение не заменимой функции производства, то есть самого человека. Природный, физический процесс самопознания материи выступает не созидающей, а разрушающей человека силой. При этом вдруг выясняется, что медицина, сколько бы средств в нее не вкладывалось, помочь здесь не в состоянии, поскольку и она уже поглощена частной собственностью, то есть превращена в область бизнеса, которая, как таковая, заинтересована исключительно в получении прибыли, а потому сколько угодно готова заниматься следствиями причин заболеваний, но не самой их причиной. В результате доходы, одной только фармакологической отрасли медицины так огромны, что они уже сопоставимы разве что с доходами от торговли наркотиками и оружием, а потому любые достижения науки, позволяющие исцелять человека, любые методы, основанные на понимании энергетических причин болезней, коренящихся в отчуждении человека от самого себя, от своей сущности, для медицины неприемлемы. Даже уже существующие, они не способны противостоять финансовым интересам могущественных медицинских корпораций, для которых человек, закономерным образом, интересен лишь как объект, потребляющий их продукцию, но никоим образом не как цель их деятельности, направленной на его исцеление. Поэтому любые затраты Государства на финансирование социальных гарантий по оказанию медицинской помощи людям в условиях господства частной собственности всегда будут оставаться лишь формой удовлетворения аппетитов поглотившего медицину капитала. Таким образом, рассчитывать на то, что медицина окажется готовой противостоять разрушительному действию вибраций познающей себя материи не приходится. Более того, физическая картина Мира, лишенная энергии мышления, будет отстаиваться медицинской наукой до последнего, поскольку она отвечает интересам капитала, в области медицины задействованного. Все же проявившие себя знания в сфере психической энергии будут оставаться лишь достоянием избранных, но не официальной медицинской науки, ограничиваемой, как и все остальные области человеческого знания о материи, узкими профессиональными рамками потребностей функционирования капитала в той или иной отрасли экономики.

Что же мы видим? Ни постоянно растущие затраты в область ликвидации экологических последствий необузданной деятельности частной собственности, движимой исключительно стремлением к прибыли, ни затраты в область медицины, не могут остановить разрушительный процесс самоуничтожения человека, поскольку причина этого процесса кроется совершенно в иной области, в области человеческого сознания, искусственно сжатого до рамок узкопрофессиональной функции потребностей экономики. Но и это еще не все. Поскольку вся материя представляет собой одно единое целое, то энергия порожденная ограничением сознания человека, вызывающего дисгармонию тонким вибрациям познающей себя материи, захватывает не только атомы человеческого организма, но и атомы всей прилегающей материи. Неизбежность проявления следствий этой энергии, как и любой другой, не может быть отменена. Постепенный рост жертв техногенных катастроф, землетрясений, ураганов, смертоносных вирусов и тому подобных катаклизмов пока еще не бросается в глаза, но накопление негативных факторов всегда завершается взрывообразным их распространением, поскольку однородные вибрации постепенно только усиливают друг друга. И точно так же, как в примере из школьного учебника физики, идущая в ногу по мосту рота солдат порождает постепенно нарастающую мощь вибраций, в конце концов, обрушивающих его, растет и разрушительная сила психической энергии познающей себя материи, столкнувшаяся с препятствием в виде отчужденного от нее сознания человека. Последствия нарастающего диссонанса этого взаимодействия всем нам и предстоит наблюдать.

Разумеется, что Государство вынужденно реагировать на эти последствия, но оно способно это делать исключительно путем ликвидации лишь результатов таких последствий, направляя в эту область все возрастающее количество ресурсов. Других возможностей борьбы с ними Государство не имеет в силу отсутствия в кругозоре его политики энергии мышления человека.

Таким образом, становится очевидным, что любой рост затрат на экологию, медицину, в область ликвидации последствий чрезвычайных ситуаций не в состоянии остановить само движение к катастрофическому, взрывообразному проявлению психической энергии, столкнувшейся с зауженным, и потому неспособным попасть с ней в резонанс, сознанием человека. Ведь невозможно, в самом деле, втиснуть слона в спичечный коробок! Как следствие, нарастание саморазрушительных тенденций в обществе приобретает характер неизбежности. В отсутствие же понимая их сути, как закономерностей природного процесса, Государство способно на них реагировать лишь наращиванием своей полицейской мощи, что само по себе не только не может снять проблему, но, напротив, лишь уплотняет препятствие на пути стремящейся к высвобождению психической энергии. Тем самым Государство только увеличивает потенциальную энергию приближаемого им самим взрывообразного ее проявления. Обществу же навязывается очередной миф о высочайшей степени благородства Государства в его неуклонном стремлении к тотальному контролю. Но поскольку само Государство, как мы знаем, есть лишь орудие в руках капитала, то излишне задаваться вопросом, кто же будет пользоваться результатами этого тотального контроля. Очевидно, что это будут только те, кто олицетворяет собой власть капитала. Таким образом, капитал обзаводится лишь дополнительным оружием защиты своей власти, настаивая тем самым на сохранении условий отчуждения труда в обществе, содержании сознания людей в тисках узкопрофессиональных рамок потребностей экономики.

В итоге оказывается, как мы видим, что вера в то, что мир между трудом и капиталом достигается не иначе как путем предоставления все более широких социальных благ, есть ни что иное, как иллюзия, во власти которой находится все общество, в том числе и само Государство, слепо влекущее всех нас к самоуничтожению. Непонимание физической сути природного процесса самопознания материи лишает людей самой возможности вырваться из замкнутого круга самоистребления, поскольку любая смена политической власти, и даже такая, которая ликвидирует саму власть капитала, без понимания этой сути, способна привести, лишь к изменению способа отчуждения труда, поскольку отменить его невозможно, а, значит, невозможно затронуть причину, закономерно влекущую всех нас к гибели. Таким образом, только от степени отчуждения сознания от психической энергии познающего себя духа человека будет зависеть глубина проблем, с которыми предстоит всем нам столкнуться.

А пока, поскольку в понимании капитала, нет другого способа снять противоречие между человеком, как функцией производства, и человеком, как духовным существом, иначе, как путем расширения сферы потребления, расширения сферы социальных благ, Государство неизбежно создает неразрешимую ситуацию, когда любые затраты на сохранение биологического существования человека оказываются, по сути, затратами на поддержание причины его уничтожающей. Как результат, лишаясь в лице человека основного средства функционирования экономики, капитал неуклонно приближает к экономическому краху свою политическую власть. Вне зависимости от того, окажется ли новая власть способной двинуться по пути обобществления средств производства или нас ждет всеобщая катастрофа, не суть, но стадия утраты капиталом своей власти неизбежна в любом случае, ибо несостоятельность ее рано или поздно станет очевидна каждому. Рано или поздно, но инстинкт самосохранения заставит людей взять вопросы организации жизни общества в собственные руки, не доверяя более руководить собой патологической жажде прибыли частной собственности. Рано или поздно, но придет осознание, что ее прогрессивная роль уже давно сыгранна. Что достаточно, поэтому лишь осознать ее связь с природным физическим процессом самопознания материи, для того, чтобы она не довлела более над сознанием человека и тем самым позволила бы ему увидеть путь к действительной Свободе Духа.

В связи с этим, необходимо отметить еще одно очень важное обстоятельство. Поскольку, как мы выяснили, вся сущность общественных противоречий сосредоточена в области ЗНАНИЯ их природной сути, то нет ни малейших оснований полагать, что знание это может начать действовать только в результате социальной революции, а не воплотиться в политическую волю конкретных лиц, олицетворяющих собой власть уже сейчас, то есть в рамках господства частной собственности. Поток сознания беспределен, он не подвластен каким бы то ни было барьерам и ограничениям. И потому, только конкретная историческая ситуация, только конкретный политический лидер порождает своими действиями те или иные следствия взаимодействия с вечным потоком самопознания материи. Поэтому, при всем при том, что только уничтожение политической власти частной собственности способно привести к преодолению отчуждения труда, а, значит, и к Свободе Духа, предпосылки этого преодоления вполне могут зародиться внутри власти самой частной собственности как понимание, что продление существования этой власти может быть связано только с одним - снятием всяческих барьеров со всестороннего познавания материи и осуществлением мероприятий, обеспечивающих самое широкое изучение психической энергии. Есть, таким образом, два пути, либо самое широкое познавание материи, либо тоже познавание только через движение к взрыву общественного негодования, которое, в условиях ограниченности сознания, принесет лишь разрушения экономики и очередную смену власти отчужденного труда. И так до тех пор, пока поиск выхода из ситуации не приведет к знанию о психической энергии и началу осознанного, то есть воплощенного в политику, овладения ею.

Именно потому, что процесс самопознания материи независим от каких бы то ни было условий и обстоятельств жизни, Знание становится достоянием людей совершенно независимо от того, к какому классу, сословию, политической партии, касте и тому подобным социальным группам принадлежит человек. Все определяется лишь степенью готовности его сознания воспринять это Знание. Совершенно очевиден, поэтому тот факт, что люди исторически разнятся между собой вовсе не по принадлежности к тому или иному классу, той или иной социальной группе, а по степени освобожденности собственного духа от оков личности, по уровню самоосознания живущей в каждом из нас вечной материи. Поэтому вся история Человечества, все ужасы и катастрофы, через которые двигалась цивилизация, остаются лишь внешними проявлениями этого процесса самопознания, остаются той информацией, которая, как подсказка, неуклонно подталкивает людей к осознанию своей, а значит и материи в целом, сущности. Чуткость в восприятии этих подсказок определяет возникновение нового, постоянно расширяющегося сознания. Если же этой чуткости не хватает, если сознание спит, охваченное иллюзиями отчужденности одного человека от другого, то рано или поздно, но оно непременно будет разбужено колоколами таких потрясений, которые не смогут оставаться незамеченными. Взгляните на Историю с этой точки зрения и Вам откроются совершенно неожиданные закономерности, которые ранее выглядели лишь нагромождением случайных событий, а не строгим следствием роста самоотчуждения людей, закономерно приводящего к самоистреблению, в каком бы виде оно не выражалось. Вот почему нет никакого смысла противопоставлять пролетария и капиталиста. То есть преподносить одного как угнетаемое добро, а другого как угнетающее зло. Такое противопоставление, а тем более разжигание классовой, как и любой иной, основанной на чем угодно, на любых социальных или религиозных различиях, ненависти и есть тот водораздел, который отличает Знание от любого проявления экстремизма, от вульгарного представления о Государстве, свергнувшего власть капитала, как об аппарате насилия, задачей которого является реализовать классовую ненависть да еще путем физического уничтожения капиталистов. Ведь очевидно, что уничтожение капиталистов, как и уничтожение любой другой части людей, по любым иным мотивам не может осуществить невозможное, а именно, отменить действительной потребности обществав частной собственности до тех пор, пока человеческая жизнь нуждается в ней, пока процесс ее эволюции полностью не завершен, пока она не осознана, то есть полностью не растворена человеческим духом и, таким образом, не исчезла с исторической арены. Должно быть абсолютно ясным, что степень духовной свободы определяется не самим наличием или отсутствием богатства. Она совершенно не зависит от этого, поскольку можно быть богатым, иметь много вещей, и не быть привязанным к ним духовно, не быть их рабом. А можно не иметь ничего и постоянно вожделеть обладанием, то есть, напротив, быть рабом вещей, рабом этого вожделения. Более того, богатому человеку порой оказывается легче понять, что отчуждение от самого себя, и, как следствие, от другого человека кроется в нем самом, так как он, имея возможность потребить все что угодно, способен осознать бессмысленность своего существования ради потребления, безрадостность этого процесса, ощутить несчастье, пустоту жизни без нацеленности ее на помощь другим людям. А все «добро» жаждущего обладания бедняка, напротив, сплошь и рядом оборачивается лишь ненавистью к богатству как таковому и людям его олицетворяющим. Любая же ненависть, как теперь нам известно, будучи препятствием на пути магнетического действия вибраций любви, есть лишь порождающая страдания сила. Таким образом, только ограниченность сознания человека, его замкнутость в узких рамках сословной или какой угодно иной принадлежности является истинной причиной отторжения одного человека от другого.

Понимая это, понимая, что от самого по себе наличия или отсутствия богатства движение к Свободе не зависит, как вы сами отнесетесь к идее о том, что невозможно достичь Свободы духа не достигнув свободы потребления! Что, по крайней мере, прежде чем заняться сознанием, необходимо сначала обзавестись неким уровнем материального благосостояния. Достичь некоего, правда, неизвестно какого конкретно, уровня развития экономики. Не кажется ли вам это таким знакомым лейтмотивом нашей жизни, при этом так прочно основанном на выводах официальной науки о том, что материя первична, а сознание вторично. А, значит, надо сначала обеспечить возможности удовлетворения желаний тела, а уже потом заниматься его сознанием. Ведь всем известен научный, а, следовательно, неоспоримый, принимаемый нами как само собой разумеющийся факт, что наше сознание есть лишь функция нашего тела. Не кажется ли вам теперь странным, что эта, основанная на давно устаревших научных построениях идея, так удачно совпадает с интересами частной собственности. Не приходится сомневаться, что для любого внимательного читателя иллюзорность этой идеи очевидна, а, следовательно, очевиден и вывод о том, что официальная наука есть лишь отражение власти капитала, который всеми силами стремится удерживать ее в рамках, обеспечивающих его, капитала, интересы. Поэтому нет ничего удивительного в том, что вся система образования, начиная со школы, выстраивается Государством именно таким образом, чтобы достижения науки, позволяющие осознать космичность жизни, оставались в стороне от интересов подрастающих поколений людей. Зато мифы, рожденные интересами самого капитала, максимально охватывали бы их воображение, их кругозор. Таким образом, все мы, вне зависимости от самого широкого уровня социальных благ, богатства или бедности, остаемся жить в условиях порабощения нашего сознания частной собственностью, в условиях ежедневно воспроизводимого обществом в процессе развития экономики отношений «отчуждения труда». Отменить же это отчуждение сознания человека от своей сущности, от другого человека, а, значит, и от Природы, как таковой, от познающей себя материи невозможно. Невозможно взять и приказать человеку «возлюби ближнего своего …», заставить его, каким угодно способом, быть высоко моральным. Именно поэтому власть частной собственности, отчуждение одного человека от другого, может только самоуничтожиться в процессе самопознания материи, идущего вне зависимости от воли и желания самого человека. Как таковой, независимый от человека, он всегда неминуемо развиваться через ужасы самоистребления, перемежающиеся периодами спасительного единения людей. И это закономерно до тех пор, пока человек не осознает, что миновать их возможно только путем снятия любых препон с его собственного сознания. Путем распространения научных знаний о самой психотворящей сущности человека, о психической энергии познающей самое себя материи. Путем расширения сознания до космических масштабов его неразрывной физической взаимосвязи с Вечностью, с нескончаемой энергией вибраций Божественной любви. Природа все равно влечет всех нас к овладению этими знаниями, к овладению этой энергией. И только от человека зависит следовать этому влечению или с неизбежной пагубой для себя ему противится.

Что ж, настало время подвести некоторые итоги. Итак, мы выяснили, что постольку, поскольку физический процесс высвобождения материи из оков вещества связан исключительно с расширением сознания человека, его знаний о сущности Природы, то нет и не может существовать какой бы то ни было необходимости, высшей закономерности для всех народов проделывать тот же самый путь, который совершил в своем развитии западноевропейский или американский капитализм. Знания о материи есть всеобщий поток, река, захватывающая своим движением все Человечество, его невозможно утаить, тем более в наш век бума развития коммуникаций. Поэтому овладение им не зависит ни от степени развития экономики , ни от формы организации государственного управления того или иного народа, будь то наивысшая буржуазная демократия или самая жесткая диктатура. Революционный скачек, приводящий к потере капиталом власти над государством, как механизмом принуждения, всегда и в том, и в другом случае определяется лишь степенью отчуждения труда, а не формой его обеспечения как такового, в лице той или иной формы государственного управления. И тот факт, что буржуазная демократия выработала более совершенные методы это отчуждение сохранять, вовсе не означает, что она есть неизбежная форма этого отчуждения, через которую должны неминуемо пройти все народы. Более того, именно там, где такое совершенство не достигнуто, шансы освобождения от власти капитала могут оказаться выше при условии наличия знаний о психической энергии. При отсутствии же этого знания любая власть обречена вернуться в лоно господства отчуждения труда, поскольку вновь и вновь высшей Целью будут полагаться интересы развития экономики, а не сознания человека.

Поскольку свержение власти частной собственности, всегда есть результат неадекватности государственной политики, приведшей к крайностям отчуждения труда, терпеть которые стало немыслимым, не может существовать и какого-то определенного уровня развития экономики на капиталистических рельсах, лишь после достижения которого становится возможным обобществление экономики. Существование этого уровня, есть только один из мифов властвующего капитала, ничего общего с действительностью не имеющий, разве что сам этот миф является следствием не иллюзорной, а реальной государственной власти частной собственности. По этой же причине от желания самих людей совершенно не зависит свержение ее политической власти.

Само же обобществление экономики вовсе не является огосударствлением ее. Оно в принципе не может быть введено каким бы то ни было правовым актом, поскольку отменить частную собственность, которая является продуктом природного физического процесса самопознания материи человек своей властью не в силах. Он сам полностью находится во власти этого процесса Природы, а потому все, что он может, так это лишь содействовать процессу самопознания материи, создав при помощи орудия принуждения в лице Государства такие условия жизни общества, которые бы способствовали неограниченному ни какими рамками познанию человеком самого себя. И только тогда, когда именно эта задача обеспечения самого широкого самопознания психотворящей сущности человека станет главной ЦЕЛЬЮ политики Государства, окажется возможным и обобществление экономики. Когда от контроля за результатами экономической деятельности в целях обеспечения их неуклонного использования для достижения именно этой Главной Цели, постановке которой и препятствует безграничная власть частной собственности, станет возможным переход к непосредственному управлению самой экономикой. Иными словами, обобществление экономики не может являться целью человеческого общества, поскольку не может быть введено по желанию самого человека. Оно является ни чем иным, как следствием процесса высвобождения духа человека из оков его личности, и потому может проявить себя исключительно в качестве результата ни чем не ограниченного познания человеком самого себя, как духовной сущности бессмертной материи. Только в процессе самопознания своего собственного духа вибрации отчуждения одного человека от другого, постоянно поддерживавшиеся политической властью частной собственности, могут постепенно растворяться, физически поглощаться более тонкими вибрациями. И лишь полное растворение вибраций отчуждения между людьми будет действительно означать завершение жизни частной собственности, завершение ее природного процесса от рождения через развитие к смерти, а значит будет являть собой и полное обобществление экономики, развитие которой и привело когда-то к ее рождению.

Но поскольку снятие барьеров отчуждения между людьми означает ни что иное, как полное высвобождение психической энергии, то это и есть новое энергетическое состояние человеческого общества, в котором власть над овеществленной материей теряет свои пределы, поскольку вибрации духа людей сливаются в гармоничное единство с тончайшими вибрациями любви Творящего Божества. Таким образом, круг эволюции завершится и человек вновь сольется с Природой, как и до рождения отчуждения труда, но только на совершенно ином энергетическом уровне взаимодействия с ее вибрациями, к овладению которыми частная собственность его и привела, явившись орудием, стимулировавшим познание материи.

И еще важный вывод. Государство, не обладая видением действительных закономерностей природного процесса самопознания материи, ведущего к росту разрушительного воздействия психической энергии, неизбежно увлекается к ужесточению диктатуры отчуждения труда. У него просто нет иного способа обеспечения условий поступательного развития экономики. Поэтому оно, чтобы удержать общество от саморазрушения, готово наступать на какие угодно гражданские права, убеждая нас, со всей искренностью, на которую только способно, что тем самым преследует самые высокие гуманистические цели обеспечения спокойствия в жизни общества. И мы сами, ощущая безрадостность этих шагов Государства, споря и даже негодуя по их поводу, с изумлением обнаруживаем, что нам ничего не остается как с ними согласиться, поскольку альтернатива этим шагам обществу не видна. Таким образом, ни Государство, ни мы сами не в состоянии увидеть той пропасти, у которой оказались без понимания сущности воздействия на овеществленную материю психической энергии. Ограниченность нашего сознания превращает нас в немых жертв государственной политики, слепо рвущейся к повышению показателей экономики, как главной цели всеобщего спасения.

Столкнувшись с осознанием того, что главными силами, разрушающими общество, является коррупция и невиданное падение моральной ответственности членов общества, Государство не в силах противопоставить им ничего, кроме расширения власти полицейского аппарата и Церкви, как института ведающего вопросами морали.

Об этом стоит поговорить подробнее, тем более, коль скоро мы уже выяснили, что процесс самопознания материи есть физический процесс неудержимого поглощения вибрациями любви всех других вибраций проявленной материи, то мы не можем избежать разговора о Церкви, присвоившей себе роль нашего непогрешимого поводыря в вопросах морали. Иными словами нам не избежать выяснения ответа на вопрос, содействует ли Церковь процессу самопознания материи или нет, поскольку, как и все в Природе, она не может находиться вне этого процесса. Совершенно очевидно, что само по себе культивирование мыслей человека о существовании невидимого физическим глазом Божества, стоящего выше всего и вся в жизни человека, вне зависимости от размера его кошелька и социального статуса, уже превращает Церковь в организацию, стократно оправдывающую ее существование. Однако, являясь лишь продуктом человеческого общества, а, следовательно, однажды возникнув, она неизбежно должна пройти путь через свое развитие к смерти, когда роль ее в процессе самопознания материи будет исчерпана, когда сама она будет полностью осознана, растворена вибрациями человеческого духа. Когда в сознании сотрется необходимость в существовании какого бы то ни было посредника между Богом и человеком. Вспомним о том, что в материальном мире нет и не может существовать односторонних процессов. В Природе существуют только процессы взаимодействия, а потому не только Церковь оказывает влияние на общество, но она сама неизбежно испытывает обратное воздействие со стороны общества. Каково это воздействие мы уже выяснили. Диктуемый интересами частной собственности, безусловный, научно доказанный, приоритет материального над духовным, систематически, ежедневно навязываемое нам в процессе развития экономики отчуждение одного человека от другого. Избежать этого воздействия не может ни один человек, в том числе и служители Церкви. Поэтому сама по себе принадлежность к этой организации не означает, и не может означать в принципе, какой бы то ни было исключительности в их отношении к миру вещей, к себе самим, к другим людям. Степень освобожденности их духа от оков собственной личности зависит от тех же закономерностей Природы, которым подчинены все люди, вне зависимости от того, служители они Церкви или светские граждане. Кроме того, надо понимать, что разницы между бюрократией церковной и бюрократией государственной вовсе не существует в том смысле, что, однажды возникнув, она неизбежно стремиться достичь наибольшей самостоятельности по отношению к породившему ее обществу, она постоянно стремится расширить свое влияние. Это неизбежный процесс, отменить который невозможно, и потому вся история Церкви, как общественного института, есть ни что иное, как история возникновения церковного христианства, явившегося закономерным плодом церковной бюрократии. Как таковое, оно целиком подчинено интересам расширения господства Церкви, но не веры. Оно построено на убеждении своей паствы в том, что избавление от греха невозможно иначе как путем церковной индульгенции, что человек не избавим от греха по своей природе, а значит, способен только натворить кучу бед, овладевая новыми знаниями о материи. Поэтому любое знание, опирающееся на физические и духовные силы самого человека, так же противно чиновнику от церкви, как и бюрократии государственной, поскольку выбивает у них почву из под ног, вскрывает истинный смысл их деятельности, направленной на достижение своих собственных интересов. Именно поэтому Церковь неуклонно навязывает всем нам представление о том, что вопросы морали не являются и не могут являться предметом науки. Она убеждает всех нас в том, что духовная сфера человеческой жизни есть исключительно ее, Церкви епархия и науке там делать нечего. Тем самым она только способствует укоренению в нашем сознании все того же противоречащего реальности убеждения, что «внешняя» материя, изучаемая наукой, и дух человека есть нечто не связанное друг с другом. Более того, Церковь напрямую, преподнося это как высочайшую заботу о Человечестве, призывает к моральной ответственности ученых с тем, чтобы они отказались от научных исследований в тех областях, которые могут угрожать жизни человека. Однако, любое знание о материи всегда являлось и будет является обоюдоострым оружием. Сам этот факт не может остановить природный процесс самопознания материи. Поэтому эти призывы Церкви являются ни чем иным, как только проявлением стремления ее бюрократии сохранить свою власть над людьми. Действительность такова, что остановить процесс дальнейших исследований материи, давно уже внедрившихся в сферу ее тончайших взаимодействий, невозможно в принципе, это процесс Природы, и, как таковой, он не зависит от чьей бы то ни было воли, в том числе, разумеется, и от воли самого ученого, каким бы высоким нравственным чувством он не руководствовался.

Таким образом, Церковь вводит всех нас в губительное заблуждение, поскольку спасение заключается не в том, чтобы отказаться от познания тонких взаимодействий материи, а прямо в противоположном, в том, чтобы признать существование энергии мышления и как можно скорее превратить психотворящую субстанцию человеческого духа не просто в объект, а в главный объект научных исследований. В том, чтобы как можно скорее просветить людей относительно того, с какой энергией они имеют дело и как ею овладеть, чтобы не остаться ее слепыми жертвами. Совершенно очевидно, что опасность представляет не само по себе углубление знаний о материи, их поток все равно не может быть остановлен, а отсутствие гармонии, отсутствие единения с Миром человека, обладающего этими знаниями. Таким образом, вместо того, чтобы указать человеку путь его самопреображения , вместо того, чтобы содействовать самораскрытию духовных сил человека, и тем самым обретению им единства с силами Природы, Церковь навязывает ему свое посредничество перед этими силами. Она неуклонно препятствует включению морали в область научных исследований, способных выявить ее энергетическую сущность, поскольку это означает ни что иное, как дать возможность человеку овладеть этой энергией, лишив тем самым церковную бюрократию власти над собой. Только поэтому Церковь всегда настаивала на том, чтобы человек не касался в своих исследованиях сферы духа. В прежние времена каждый, кто добивался на этом поприще успехов, объявлялся колдуном, магом, воплощением дьявола и как таковой подлежал уничтожению. Времена эти прошли, но ни куда не исчезло само стремление Церкви не допустить исследований человеком своей духовной сущности, психической энергии. В этом собственно и заключается религиозное отчуждение сознания от материи. Но остановить процесс познания невозможно и до тех пор, пока Церковь будет утверждать , что человек есть вечный раб греха и потому, в силу этой своей природы, он не способен к обретению нравственной устойчивости в опоре на свои собственные духовные силы и научные знания о материи, а целиком зависит от поддержки его нравственного чувства из вне, то есть со стороны Церкви, единственно имеющей право, единственно уполномоченной самим обществом выдавать индульгенцию раскаявшемуся в грехах, она будет институтом не освобождения, а кабалы человеческого духа. В этом смысле бюрократия государственная и бюрократия церковная родные братья. Им легко договориться между собой о том, чтобы мораль была вынесена за рамки научного анализа, поскольку здесь их интересы полностью совпадают. Им стоит лишь договориться о границах сфер своей власти и двуглавый орел, как символ единства Государства и Церкви, намертво сдавит сознание человека, не оставив ему иного выбора, кроме как рабства, вне зависимости от того осознает он его или все еще пребывает в навязанных ему иллюзиях. Поэтому каждому из нас всегда только самостоятельно приходится делать выбор - удобные иллюзии, обеспечивающие поощрительную благосклонность Государства и Церкви или реальность, неизбежно влекущая за собой постоянную неудовлетворенность степенью своего самообладания, степенью самоосознания своей духовной сущности.

Что же касается коррупции, то сами организаторы борьбы с ней полицейскими методами понимают всю ее бесперспективность. И это действительно так, поскольку полицейский должен оказаться инопланетянином, чтобы избежать воздействия на себя отчуждения труда, ежедневного давления общественных отношений, направленных на получение прибыли любой ценой, как главной цели человеческой жизни. То есть его моральный уровень, должен в значительной степени превосходить общий уровень морали самого общества. Но и этого мало, поскольку вся система обеспечения правопорядка должна оказаться эталоном морали в обществе, иначе, в противном случае, она будет просто извергать из себя любого порядочного человека, противоречащего этой системе. Но каким образом эта система из орудия мести и унижения человеческого достоинства, орудия насилия над духом человека может вдруг преобразоваться в орудие вспомоществования не только обществу, но и самим преступникам в осознании ими самих себя в качестве духовных существ, если она есть лишь следствие насилия над человеческим духом в самом, так сказать, «свободном» обществе. Очевидно, что ответ может быть только один. Никаким, кроме как знанием того, что есть человек в Природе. Что он порождает каждым своим устремлением мысли энергии, действие которых отменить невозможно. Таким образом, физическая картина мира, включающая в себя энергию мышления, единственное, что может помочь человеку развернуть свое сознание от преследования иллюзии превосходства над кем бы то ни было, поскольку этот кто-то и есть сама Природа, в каком бы непотребном виде она не предстала. Ни мстить, ни презирать, ни ненавидеть ее нет смысла, поскольку она просто есть. И наоборот, не видя этой энергетической сущности мышления можно смело плевать на мораль, ведь повседневность подсказывает, что если у тебя есть деньги или власть, а еще лучше и то и другое, ты можешь обеспечить себе спасение, стабильность, защищенность своей жизни в процессе обеспечения собственных возможностей роста потребления, и все при этом будут тебя уважать, и ни кто не посмеет тронуть. Даже Церковь с готовностью устроит хвалебные молебны в твою честь, стоит ей только хорошо заплатить. Что еще может быть нужно человеку для счастья! И, несмотря на то, что жизнь сплошь и рядом говорит об обратном, мы этого просто не видим, остаемся глухи, ослепленные навязываемыми властью капитала иллюзиями. А значит рано или поздно, но колокола пробуждения неизбежно сыграют для нас свою пробуждающую мелодию.

Таким образом, ни полицейские усилия Государства, ни расширение власти Церкви, не могут умиротворить общество, поскольку противостоят переходу от проповеди морали к практическому овладению ею через самое широкое познавание энергетической сущности мышления человека, не ограничиваемое ни догматами Церкви, ни иллюзиями, навязываемыми политической властью отчуждения труда.

Теперь, чтобы идти дальше, к анализу уже только нашей, российской действительности, нам необходимо разобраться в том, что же произошло в России после революции. Из какого общества, построенного в годы советской власти, мы вышли и где в итоге оказались.

Итак, отменить частную собственность невозможно. Это атрибут сознания, а значит определенного рода вибрации материи, характеристики которых могут быть изменены только иными вибрациями порожденными самим же сознанием. В этом и заключается познание частной собственности, познание отчуждения труда, которое исчезнет только тогда, когда полностью будут растворены, исчезнут из сознания его вибрации. А до тех пор, само по себе отстранение частной собственности от государственной власти не может означать безусловной победы социализма, то есть победы того процесса, когда в результате созданных в обществе условий осуществляется постепенное обобществление народного хозяйства, переход его в непосредственное управление трудящимися без посредничества государства. Создание такого рода условий есть результат политической воли той власти, которая заменила собой власть капитала, а потому не может являться простым следствием самого захвата власти как такового. Мы уже говорили о том, что у государства всегда, в силу его природы, есть свои собственные интересы. Государственный аппарат управления экономикой, таким образом, всегда стремиться расширить свою власть, самоутвердится и тем самым не может не оказывать обратного воздействия на саму политическую власть, в руках которой оказалось Государство. Поэтому только от политической воли этой власти зависит, будет ли она всемерно ограничивать поползновения государственного аппарата бюрократизировать все и вся, расширяя тем самым свое господство, а значит и отчуждение труда, или, напротив, станет проводником интересов этой махины власти государственной бюрократии. Очевидно, что в этом, последнем, случае о победе социализма речи идти уже не может. Обобществление экономики невозможно, ибо оно прямо противоречит интересам бюрократии, которая в силу своей природы, о которой мы уже говорили, стремится сама всем и вся управлять. Таким образом, чтобы понять, что же произошло в России, нам достаточно взглянуть на то, как эта борьба государственного аппарата за власть была использована той политической силой, которая завладела Государством. Весь ответ на вопрос сосредоточен именно в этой области, поскольку только понимание сути противостоящей обобществлению экономики силы способно формировать ту или иную политическую волю правящей элиты. Либо создаются условия обобществления, либо все сосредотачивается на интересах повышения ВВП, как главной и единственной цели. Что собственно и есть основной постулат власти отчужденного труда, частной собственности, замыкающей сознание людей исключительно на экономических интересах, превращая их, таким образом, лишь в функцию экономики. И тогда само по себе свержение политической власти капитала означает лишь формирование новой политической элиты, обеспечивающей господство отчуждения труда, то есть частной собственности. А от того, что эта частная собственность оказывается принадлежащей одному капиталисту - Государству суть отношений отчуждения труда в обществе не меняет ни на йоту. Рано или поздно общество лишь неизбежно расслаивается на различные социальные группы в зависимости от их роли в новых условиях функционирования экономики. Только и всего.

В связи с этим, стоит еще раз подчеркнуть, что вовсе не от определенного какого-то уровня развития экономики на капиталистических рельсах зависит возможность движения к социализму общества, отстранившего капитал от политической власти, а от осознания сущности происходящих в Природе процессов, которые, не будучи осознанными, всегда порождают социальные потрясения, сила которых и зависит от степени отчуждения труда, отчуждения человека от человека, сложившейся по воле власть имущих в той или иной, конкретной исторической ситуации. А потому нет, и не может быть, ни чего удивительного в том, что свергнувшая власть капитала сила, будет не отменять, тем более что отменить ее невозможно, а развивать частную собственность. Но только в тех рамках, которые исключают ее господство, как силы обладающей государственной властью. Знание сути частной собственности дает свободу по отношению к ней, а потому страшного в этом развитии капитализма ничего нет, при условии, что он остается лишь орудием культивирования освобождения сознания от власти капитала, обеспечиваемого политикой государства, а так же орудием противодействия неизбежным поползновениям государственного аппарата подмять под себя все механизмы функционирования экономики, при условии, что политическая воля государства ежедневно сосредотачивает свои усилия на всемерном просвещении граждан о сути частной собственности и чутком поощрении их шагов, направленных от контроля над результатами производства к управлению самим производством. Иными словами, когда в политике государства главным является не повышение ВВП, а поощрение постепенного перехода к обобществлению народного хозяйства везде, где для этого возникают условия, во всех сферах экономической деятельности. Только так и происходит становление социализма, становление условий, необходимых для свободного движения процесса обобществления экономики. Не внедрения его в качестве цели новой власти, а именно лишь создание условий для самой возможности этого движения. Вот именно это создание и поддержание условий, позволяющих трудящимся шаг за шагом принимать в свое непосредственное управление все хозяйство, и есть предпосылка обобществления экономики. Большего для построения социализма политическая власть сделать не может! Это не подвластно человеческой воле, ибо, как мы уже говорили выше, любое «внедрение» новой организации человеческого общества означает только насилие над живой тканью духа и ни к чему кроме как к катастрофе привести не может. Поэтому, даже при условии, что в аппарат государственного управления выдвинуты представители трудящихся, движения к обобществлению экономики это вовсе не обеспечивает, поскольку не отменяет саму отрасль государственного управления экономикой, а значит и движения ее в сторону достижения максимальной самостоятельности по отношению к обществу, в том числе и по отношению к тем, кто выдвинул из своих рядов представителей в государственный аппарат. Должно быть абсолютно очевидным, что стремление к огосударствлению экономики на такой основе, когда государство неминуемо остается в значительной степени независимой от общества силой, означает отсутствие, какого бы то ни было движения в сторону обобществления производства, а значит в сторону создания условий для отмирания отчуждения труда, отмирания частной собственности.

Для большевистской партии, захватившей власть в России, не было тайной, что диктатура пролетариата не обеспечивается делегированием в аппарат государственного управления экономикой представителей рабочего класса. Более того, большевики прекрасно понимали, что после политического переворота диктатура пролетариата осуществляется не им, а только самой партией. Исторически же неизбежная и самая массовая организация пролетариата - профсоюзы, не может пока осуществлять диктатуру, поскольку не готова к надзору за государственным аппаратом и непосредственному управлению экономикой, обобществлению ее. К решению этой задачи необходимо было еще идти и идти, поскольку просвещение народа, большая часть которого была лишена элементарной грамоты, представляла собой невероятно сложную задачу. Поэтому главная роль большевистской партии и заключалась ни в чем ином, как в борьбе с самой государственной властью, с аппаратом государственного управления экономикой, стремящегося, закономерным образом, подчинить себе все экономические рычаги, в том числе и капиталистическую частную собственность, с одной единственной целью, а именно, целью создания условий, только подготавливающих саму возможность будущего обобществления экономики. Поскольку до этого времени, для осуществления государственных функций, партия вынуждена(!) использовать государственный аппарат. Другого механизма управления экономикой у нее просто нет. И он не может появиться из воздуха. А то, что этот государственный аппарат стал советским и вобрал в себя представителей трудящегося народа, не отменяет и не может в принципе отменить его бюрократическую сущность, а, значит, неизбежное стремление к самостоятельности по отношению и к самому народу и к большевистской партии, захватившей государственную власть. Но, коль скоро государственный аппарат управления экономикой имеет относительную свободу, относительную самостоятельность по отношению к обществу, а значит, и по отношению к самой партии, то, в зависимости от того, как будет пользоваться партия принадлежащей ей властью, она может, либо содействовать осуществлению исторической задачи трудящихся, подготавливать их к борьбе с бюрократическими устремлениями советского государственного аппарата, с тем, чтобы со временем само управление экономикой осуществлялось без этого особого аппарата, либо нет. Очевидно, что при неправильном политическомподходе к разрешению этого неизбежногопротивостояния осуществляющей диктатуру партии и государственного аппарата управления экономикой, сам факт пролетарской революции, то есть захват этого государственного аппарата у буржуазии к обобществлению экономики привести не может. Он не отменяет и не может отменить само отчуждение труда, а, значит, не исключает и не может исключить реставрации его политической власти. Все на что он способен, так это только создать возможность для реализации самого широкого просвещения народа, вопреки стремлению частной собственности ограничивать жизненный кругозор человека исключительно интересами заработка, интересами потребления. Тем самым он лишь способен подготовить его сознание к обобществлению экономики, и большего сделать не в состоянии, в том смысле, что не может ввести каким бы то ни было законом это обобществление, не может ввести законом новый, заменяющий государственный аппарат, механизм управления экономикой. Таким образом, как мы видим, в любом случае, готовность к обобществлению экономики определяется уровнем сознания людей, вне зависимости от того, в какой момент развития капитализма и при каких конкретных исторических обстоятельствах проявлений крайностей отчуждения труда произошел непосредственный захват государственной машины из-под власти частной собственности, власти капитала. Это не имеет значения, поскольку социальная революция не подвластна человеческой воле. Она всегда есть проявление объективного процесса самопознания Природы, наталкивающегося на крайнее несоответствие сознания людей проявлениям их духовной сущности, представляющей собой единый поток все возрастающей в процессе самопознания материи психической энергии лишь внешним выражением которого является развитие экономики. Но если ранее, в период эволюции частной собственности, захват ею новых областей экономики предопределял формирование новых общественных отношений, а, следовательно, и расширение сознания людей, то теперь, когда не осталось не захваченных ею областей экономики, возникновение новых общественных отношений возможно только через отрицание власти самой частной собственности. Это неизбежно, поскольку достигнув пика своего развития частная собственность не способна более содействовать дальнейшему расширению человеческого сознания и следовательно стала силой, препятствующей высвобождению психической энергии.

В связи с этим нельзя не отметить еще одну иллюзию, еще один догмат, постоянно навязываемый нам всевластием капитала. Каждому, кто изучает политические науки, обязательно внедряется в сознание, что экономика всегда первенствует над политикой, потому что политика является лишь концентрированным выражением интересов экономики. А, значит, чтобы не осуществлялось насилие над естественным ходом истории, овладеть политической властью может и должна, только та политическая сила, которая сначала приобрела экономическое господство, и только потом захватила политическую власть. До тех же пор, пока этой новой экономической силы нет, то, следовательно, нет и законности захвата политической власти. В этом случае совершается не что иное, как насилие над естественными законами развития человеческого общества. И, разумеется, что удержаться у власти такая политическая сила не может. В качестве неоспоримого примера, подтверждающего этот догмат, приводится именно история России, где большевики потеряли, в конце концов, свою власть, якобы именно потому, что совершили насилие над естественными законами общественного развития и отменили частную собственность в стране, где она была еще недостаточно развита, не обладая при этом ни чем, что способно ее заменить, не введя иных, более прогрессивных экономических отношений, чем отношения отчуждения труда. Однако мы уже выяснили, что ни отменить частную собственность, ни ввести эти более прогрессивные экономические отношения в принципе невозможно, что они могут явиться лишь в качестве следствия расширения сознания людей. Что экономика представляет собой только выражение природного, физического процесса самопознания материи, а потому само ее развитие всегда определяется отношением политики к этому природному процессу. От политики, таким образом, зависит, будет ли она способствовать развитию экономики или препятствовать ему. Очевидно, что если политика способствует распространению знаний о материи, то это способствует и развитию экономики, в противном случае, если она препятствует этим знаниям, то она препятствует и развитию экономики, а, значит, должна с неизбежностью сойти с арены власти, поскольку противостоять процессу самопознания материи невозможно. Но поскольку развитие экономики неразрывно связано с этим процессом, оно является проявлением этого процесса, то мы и наблюдаем постоянную смену политической власти всегда, когда она противоречит интересам развития экономики. Поэтому, при всем при том, что любая политическая сила находится под господствующим влиянием интересов экономического развития, именно она направляет, формирует, подталкивает это экономическое развитие в том или ином направлении. Она может либо содействовать экономическому развитию, либо затруднять его, либо стать преградой на пути этого развития. И вот тогда, в этом последнем случае крах такой политической силы неизбежен, так как, в конечном счете, требования экономического роста проложат себе дорогу. Но лишь в конечном счете, лишь через воздействие, под воздействием той или иной политики, той или иной политической силы. Односторонность процессов, как мы знаем, в материальном мире невозможна, а потому реальность именно такова, что не может существовать одностороннего влияния экономики на политику. Это блеф, иллюзия, которую выгодно поддерживать частной собственности, для сохранения своей власти, неуклонно загоняющей наше сознание в рамки лишь функции экономики.

Но вернемся к нашему вопросу. Итак, в конкретных исторических обстоятельствах политическая власть в России оказалась сосредоточенной в руках узкого круга людей - партии большевиков. И хотя этот круг людей представлял интересы трудящихся, сами эти трудящиеся политической властью не обладали, и обладать не могли, поскольку делегированные ими в государственный аппарат представители неизбежно приобретали свои собственные, обособленные интересы, противостоящие интересам тех, кто их уполномочил осуществлять государственные функции. Таким образом, большевики оказались в ситуации когда, необходимо развивать капиталистическую частную собственность, так как просто нет другого механизма, способного конкурировать с административными, бюрократическими методами организации подъема разрушенной экономики. Мы уже говорили выше о том, что само по себе наличие частной собственности угрозы для новой власти не представляет, при условии сохранения осознания сути происходящих процессов, сути самой частной собственности и главной ЦЕЛИ - обеспечения условий для движения к обобществлению экономики. Поэтому строительство государственного капитализма, способного конкурировать с частным капиталом, строительством которого и занялись большевики, шага назад от цели обобществления экономики не представлял, но только при условии самого широкого познавания происходящих процессов и всемерной и немедленной поддержке политической властью шагов обобществления хозяйства везде, где только возможно.

Мы все, еще со школьной скамьи, знаем, что власть всегда определяется собственностью на средства производства, что собственником средств производства является тот, кто распоряжается этими средствами, а также результатами их функционирования, но совершенно без внимания оставляем тот очевидный факт, что при наличии исторически неизбежной относительной обособленности государственной власти от общества, провозглашение государственной собственности на средства производства, как общенародной собственности, на деле означает, что этим распорядителем, этим собственником является не народ, а аппарат государственного управления экономикой. Таким образом, вопрос огосударствления экономики это вовсе не экономический вопрос, а это вопрос исключительно политический, то есть вопрос о самой власти. Поэтому советский государственный аппарат, в силу своей природы, стремящийся к достижению максимальной независимости от породившего его общества, закономерно жаждущий взять в свои руки управление средствами производства, тем самым борется ни за что иное, как за свою политическую власть. Эта борьба, естественно, не могла не воздействовать на партию, не могла не отразиться на мнениях внутри самой партии. Поэтому от того, на чьей стороне окажется в конечном итоге захватившая государственную машину партия большевиков и зависело движение в сторону создания условий для обобществления экономики или реставрации политической власти отчуждения труда в лице государственной бюрократии. Другой альтернативы в обществе, свергнувшем политическое господство капиталистической частной собственности, просто не существует. Государственный аппарат управления экономикой, опирающийся на свои экономические рычаги влияния на политику и партия, опирающаяся на поддержку трудящихся масс в том, чтобы рычаги этого влияния у государственного аппарата отобрать, но только в процессе готовности самих трудящихся овладеть этими рычагами. Однако, поскольку, мы уже говорили об этом выше, в действительности диктатуру трудящихся после революции осуществляют не сами трудящиеся, а только узкий круг людей в лице большевистской партии, то только, и исключительно, от нее зависит, будет ли она продолжать защищать интересы трудового народа и в непрерывной, повседневной борьбе с неизбежными крайностями бюрократии советского государственного аппарата создавать условия для обобществления экономики или встанет на сторону обеспечения интересов самого государственного аппарата и, тем самым, вопрос об обобществлении экономики будет просто закрыт.

Что же получается. Оказывается, что только от моральных качеств самих партийцев, вынужденных жить в условиях постоянного давления на их сознание никуда не могущего деться с победой революции отчуждения труда, зависит будущее общества. Зависит то, предпримут ли они шаги, чтобы обеспечить свое собственное командное, привилегированное положение в обществе или приложат все силы для обеспечения, не ограничиваемого какими бы то ни было рамками, самого широкого просвещения народа, и оказания всемерного содействия высвобождению их творческого потенциала, ведущих в конечном итоге к обобществлению экономики и, как следствие, неизбежной утрате своих собственных командных высот. Таким образом, мы пришли к тому, с чего и начали, то есть с выявления сути движения к Свободе, как процесса высвобождения сознания человека из оков своей собственной личности. Мы еще раз столкнулись с тем, что даже революция не способна обеспечить обретение Свободы автоматически, поскольку это движение само зависит от свободы духа тех людей, в чьих руках оказалась политическая власть после отстранения от нее частной собственности. И это вовсе не частный случай, который относится только к России, где новой власти пришлось для восстановления разрушенной первой мировой и гражданской войной экономики вернуться от политики военного коммунизма к рыночным отношениям, привлечению западного капитала путем создания концессий, конвертируемости рубля и тому подобным механизмам свободного движения капитала. Поскольку власть капитала, в силу своей природы, сковывает сознание людей рамками функции экономики, то произойди революция на каком угодно этапе ее капиталистического развития, свергнувшая власть частной собственности политическая сила неизбежно будет первоначально представлять собой лишь обособленный круг людей, противостоящий государственному аппарату управления экономикой, поскольку сознание людей еще не готово к ее обобществлению и, следовательно, еще не может родиться новый способ производственных отношений, способный заменить собой отношения отчуждения труда. Таким образом, неизбежно существование некоторого периода, в течение которого правящая элита будет вынуждена «один на один» противостоять устремлениям государственного аппарата к обретению политической власти. И как следствие этого, постоянно оказываться увлекаемой им, подталкиваемой к отстаиванию своих собственных личностных интересов, которые государственный аппарат может этой элите обеспечить. Такого воздействия со стороны государственного аппарата управления экономикой избежать невозможно, а потому только осознание его, осознание самого природного процесса самопознания Природы способно разорвать порочный круг, в котором находится человек из-за узости собственного сознания. Отсюда неизбежен вывод о том, что только свобода духа от вибраций частной собственности самих представителей правящей элиты способна обеспечить движение к Свободе всего общества.

Но вернемся к советской России. Итак, мы выяснили, что отстранение от политической власти частной собственности не может означать какую бы то ни было возможность отмены самой частной собственности, отмены отчуждения труда как такового, поскольку оно всегда остается сосредоточенным в руках государственного аппарата управления экономикой. А потому в борьбе именно с ним решается вопрос о власти. В борьбе с устремлениями этого аппарата захватить все рычаги управления всей экономикой и состоит задача создания условий, обеспечивающих ее обобществление. Все остальное есть лишь мероприятия по всемерному расширению сознания людей для обеспечения возможностей обобществления экономики. Поэтому в этой борьбе решается вопрос о том, в чьем распоряжении будут находиться средства производства, а, следовательно, решается вопрос о самой политической власти. И если средства производства оказываются в руках государственного аппарата управления экономикой, то это автоматически означает, что они отторгнуты от самого общества, поскольку аппарат управления экономикой, в силу своей природы, обособлен от общества. Как таковой, он неизбежно стремится к достижению своих собственных интересов, противостоящих интересам породившего его общества. Поэтому речь и может идти только об одном, а именно, об итогах этой борьбы за власть между государственным аппаратом управления экономикой и партией, стремящейся, в противовес естественным устремлениям этого аппарата, обеспечить условия для перехода всей экономики, всех средств производства в непосредственное управление общества. Совершенно очевидно, как показала история, что стремление советского государственного аппарата управления экономикой к расширению своей власти привело, в конце концов, не только к жесточайшей внутрипартийной схватке, но и закономерному свертыванию рыночных отношений. И, как следствие, к полному огосударствлению экономики. Победа в борьбе за власть оказалась на стороне бюрократии. Государственный аппарат управления экономикой фактически поглотил саму партию, он буквально сросся с ней, образовав партийно-государственную номенклатуру, обретя, таким образом, абсолютное политическое господство. Разумеется, что вопрос о движении к обобществлению экономики де-факто был снят с повестки дня. Поэтому те общественные отношения, которые были выстроены в советской России, явились вовсе не следствием насильственного внедрения социализма, время которому не пришло из-за недостаточности развития экономики на рельсах капиталистической частной собственности, а стали плодом борьбы за власть между большевистской партией и государственным аппаратом управления экономикой , о предопределенности исхода которой можно рассуждать только с точки зрения освобожденности человеческого духа из оков его собственной личности. Только с точки зрения широты сознания и моральных устремлений лидеров самой партии, определяющих их волеизъявления. Надо ясно понимать, что никакое «внедрение» социализма, осуществляйся оно хоть на каком угодно уровне развития экономики, в принципе невозможно, поскольку оно не может привести к обобществлению ее по той простой причине, что само это обобществление есть процесс, происходящий в обществе, пронизанном отношениями отчуждения труда, отменить которые человек не может в силу их природной сущности. А потому и внедрить социализм насильно, то есть обобществить экономику по чьему бы то ни было приказу, просто вне человеческих возможностей. Это блеф, иллюзия, постоянно поддерживаемая Государством, находящимся в распоряжении частной собственности. Как процесс освобождения человеческого сознания от результатов власти над ним отношений отчуждения труда, движение к обобществлению экономики немыслимо без наличия широты осознания сущности частной собственности и освобожденности духа от ее вибраций тех людей, кто воплощает собой политическую власть в переходный период, естественным образом необходимый для высвобождения сознания широких масс народа из узких рамок функции экономики, в которых оно пребывает благодаря усилиям политической власти частной собственности. Таким образом, что бы не говорила по этому поводу официальная наука, факт остается фактом - в советской России в борьбе за власть с государственным аппаратом управления экономикой проиграла именно партия. И только, как следствие этого, произошло нечто настолько ужасающее, что оно не желает вмещаться в наше сознание, как пережитая действительность. Обретя абсолютную власть, партийно-хозяйственная бюрократия стала иезуитски, безжалостно, под страхом физического уничтожения требовать подчинения во всех сферах человеческой жизни той чудовищной лжи, что огосударствление экономики советским государством, в аппарат которого делегированы представители трудящихся масс, это и есть ее обобществление, а значит дело сохранения советского государства, то есть ничего иного (!), как самой партийно-хозяйственной бюрократии, является главной и наивысшей задачей и доблестью всего советского народа. Более чудовищного насилия над сознанием людей представить себе невозможно, поскольку безжалостная тирания внедрялась в сознание как наивысшее достижение свободы от власти частной собственности, на борьбу с которой и ринулись народы России, доведенные до отчаяния проявлениями ее крайностей. Победившей партийно-государственной бюрократии необходимо было еще «зачистить» партийные ряды от инакомыслящих, но процесс этот явился лишь следствием главного - политика повышения производительности труда встала во главу угла всей политики. А рост благосостояния трудящихся, рост ПОТРЕБЛЕНИЯ объявлялся строительством социализма. Таким образом, СРЕДСТВО достижения цели создания условий для обобществления экономики, превратилось в саму ЦЕЛЬ. В результате, дальнейший процесс развития советского общества стал процессом, с одной стороны, осознания номенклатурой партийно-государственного аппарата самой себя, как новой буржуазии, а с другой, неуклонным угасанием энтузиазма трудящихся масс. Таким образом, партия не смогла использовать государственную власть для борьбы с самой государственной властью. Исторический шанс создания условий для обобществления экономики не был реализован. Действительность такова, что Россия не смогла дотянуться даже до преддверия социализма. А нам настойчиво рассказывают сказки о социализме, как о страшном опыте уже пережитом человеческим обществом и, таким образом, подтвердившим незыблемость ценности частной собственности, в то время, когда в действительности именно крайности проявления самой частной собственности и явились причиной ужасов пережитых советской Россией.

Не трудно себе представить, что произойдет в жизни человеческого общества, если эта ложь не будет осознана, не трудно понять, каким окажется, в конечном итоге, мировой порядок, формируемый всевластием отчуждения труда над духом человека. Очевидно, что рано или поздно, но это всевластие способно привести только к одному, к постепенному обретению абсолютного господства над человеческим обществом ограниченного круга лиц, в чьих руках неизбежно концентрируется в результате глобализации экономики весь крупный, выходящий за границы национальных государств, транснациональный капитал. И до тех пор, пока главным в сознании людей будет оставаться экономика, все правительства, всех государств будут вынуждены зависеть от власти этой кучки людей, в руках которых находится владыка нашего сознания - капитал. Они вынуждены будут оказаться у них на побегушках под угрозой своего уничтожения. От этих людей, таким образом, неизбежно станет зависеть жизнь и смерть миллионов, до тех пор, пока масштабы человеческого самоистребления не приведут к взрыву самосознания сути сосредоточенной в их руках власти, власти частной собственности, противостоящей расширению сознания людей до масштабов осознания ими их неразрывного духовного единства с Природой. Этой группе магнатов важно только одно - обеспечить функционирование капитала. Для капитала же любое самоуничтожение людей, есть только новый импульс к движению экономики, поскольку экономика, как мы выяснили, представляет собой птицу феникс. И до той поры, пока жив человек, как биологический вид Природы, экономика умереть не может. Даже глобальная катастрофа поэтому, останься он жив, лишь вынудит экономику развиваться с какого угодно уровня ее падения, поскольку ее развитие есть лишь следствие вечного процесса самопознания Природы. Таким образом, любой кризис, пусть он даже ведет к экономической катастрофе и каким угодно человеческим жертвам, в представлении этой группы людей всегда есть только способ для осуществления мероприятий по дальнейшей концентрации капитала в своих руках, а, значит, и концентрации власти. С их точки зрения незачем ожидать кризисы, их нужно, наоборот, по всему миру, где только это возможно, создавать. Надо помочь подняться экономике, а потом ее обрушить, дать подняться и опять обрушить, используя, таким образом, природный механизм стремления экономики к возрождению в качестве своеобразного насоса по нагнетанию объемов капитала в узком кругу властвующей суперэлиты. Вот к этому неумолимо влечет нас развитие экономики, находящейся во власти капитала. Рабское сознание, сжатое представлением об экономике как высшей цели человеческого существования, неизбежно приведет к рабству у совершенно конкретных людей. И ненависть к ним окажется бессмысленной, поскольку даже их уничтожение не может отменить узость собственного сознания, а значит и причины порабощения властью капитала.

Но, в тоже время, существует очевидное. Поскольку процесс самопознания материи носит объективный характер, то нет какой бы то ни было необходимости, да и самой возможности, его подталкивать. Не требуется какого бы то ни было насилия над людьми, чтобы они сами себя познавали. Самопознание это Закон самодвижения всей Природы. И потому, все что необходимо, так это только создать условия для этого самопознания, убрать препятствия с его свободного движения и тогда психическая энергия из разрушающей силы начнет преобразовываться в силу, гармонизирующую все наше жизненное пространство. Эта та малость, та песчинка, которая способна сдвинуть горы нагромождений лжи и самообмана, под чудовищным давлением которых мы вынуждены сейчас пребывать. Разумеется, что не будь этого сделано, все равно процесс самопознания, психическая энергия пробьет себе дорогу. В этом смысле все неизбежно произойдет в предначертанный единством материи, единством всех ее энергетических взаимодействий срок. Но именно потому, что конкретный срок наступления неизбежности есть некий результат взаимодействия энергий, сама по себе неизбежность не только не отменяет, но с необходимостью предполагает отсутствие какой бы то ни было предопределенности в процессе движения к ней. Поскольку человек сам, направлением устремлений своей собственной воли, порождает проявления тех или иных качеств психической энергии, а значит неминуемо постоянно воздействует на всю картину взаимодействий в Природе, то даже Высшее Божество может влиять на наступление конкретных сроков только одним способом, способом просветления сознания людей о существовании Самого Себя. О все созидающих, но одновременно и разрушающих все диссонирующее себе вибрациях любви. Таким образом, только от широты сознания Человека, от его воли зависит наступление сроков неизбежности. А потому нет, и не может быть, предопределенности в том, чтобы его сознание расширялось исключительно путем движения через неразрывную череду периодов самоистребления, которые хоть и медленно, но неизбежно ведут его к осознанию законов психической энергии. Очевидно, что если не загонять сознание человека в убогие рамки функции производства, а, напротив, создать условия для самого широкого познавания Природы, то этого и будет достаточно для того, чтобы, осознав причину своих страданий, человек оказался способен это самоистребление остановить. Поэтому, то государство, которое первым окажется в силах эту задачу решить, приобретет не только невиданные преимущества, связанные с неизбежным возрастанием гармонизирующей мощи психической энергии, освобождаемой расширяющимся сознанием людей, но станет водителем Человечества, как единого целого, к его Гармонии с Природой. В том или в другом случае, но эта Гармония рано или поздно будет Человеком достигнута. И даже если он в своей слепоте уничтожит саму Землю, свой собственный Космический дом, это лишь изменит для него сроки обретения Гармонии, которые для Вечности так и останутся лишь мгновениями процесса самопознания материи.

Но вернемся к России. Итак, мы выяснили, что отстранение от политической власти капиталистической частной собственности и сосредоточение ее в руках партии большевиков, привело к неизбежному противостоянию этой партии властным устремлениям государственного аппарата управления экономикой. Итогом этого противостояния оказалось поглощение этим аппаратом самой правящей партии и обретение абсолютного политического господства над обществом партийно-государственной бюрократии советского аппарата управления экономикой. Тем самым с повестки дня был снят вопрос об обобществлении народного хозяйства, а, следовательно, о строительстве социализма и главной ЦЕЛЬЮ стало достижение высоких экономических показателей производства. Новой буржуазией в обществе предстала партийно-хозяйственная номенклатура Советского государственного аппарата. Отчуждение труда, таким образом, приобрело новый, всеобъемлющий бюрократический характер. Что относится не только к бюрократии государственной, но и бюрократии церковной, поскольку нельзя не обратить внимание вот на что. Если бы Церковь была искренна со своей паствой и в народе жило понимание того, что нет никакого, живущего вне человека существа, которое карает его за грехи, и только Церковь может эти грехи отпустить, а есть лишь неизбежное следствие духовного движения самого человека, поскольку он не может находиться вне связи с другими людьми, со всей Природой, как единым Богом, а, значит, как кликнется духом, так ему и аукнется, то иная духовная почва, на которую обрушилась революция, дала бы и иные ростки. Но произошло то, что произошло. Объявившая об отсутствии вне Природы, вне материи, стоящего над ней, а значит и над самим человеком какого бы то ни было Божества, новая власть неизбежно привела к мракобесию человеконенавистничества еще неразвитыхсознаний, следующих рутине сословной и классовой принадлежности, как только они облеклись государственной властью. Более того, как только партия, захватившая власть, вместо просвещения, обучения и всемерного ограничения властных устремлений этих сознаний сама оказалась во власти государственного аппарата, навязавшего с ее помощью всему обществу представление о том, что движение к социализму неизбежно вне зависимости от того,хорош ли этот советский государственный аппарат или плох, господствующей партийно-хозяйственной бюрократии оказалось достаточно подчинить своей власти церковную бюрократию для того, чтобы Церковь стала организацией, не противостоящей, а защищающей воинственно-атеистическую советскую власть. Тем самым бюрократическое господство партийно-государственного аппарата управления экономикой охватило все без исключения сферы человеческой жизни. Государство и Церковь вновь зашагали рука об руку, договорившись в новых условиях жизни общества о разделении сфер своего владычества над сознанием человека.

Но интересы развития экономики требовали развития знаний о материи и потому, вопреки всем идеологическим барьерам, выстроенным властью бюрократии, приводившим порой к запрету целых отраслей науки, остановить это развитие знаний было невозможно. Процесс самопознания материи пробивал себе дорогу сквозь миллионы невинных жертв тоталитарной власти партийно-хозяйственной бюрократии, буквально законсервировавшей жизнь общества в таких крайностях отчуждения сознания от самого человека, от его духовной сущности, что больших масштабов самоистребления народа и представить себе невозможно. Поэтому важно, очень важно осознать, что причина этого самоистребления находится не где то во вне, а сосредоточена в узости сознания самого человека, оторванного от знаний о его собственном духе. Что она является следствием объективного, природного процесса самопознания человеком своей духовной сущности, процесса высвобождения психической энергии, противостоять которому немыслимо. Надо понимать, что не злая воля отдельного человека или какой бы то ни было группы лиц порождает страдания и ужасы смерти. Сама по себе эта злая воля бессильна и приобретает, силу лишь являясь выразителем тех потоков энергии, которые уже порождены в Природе отчуждением человека от самого себя. Люди, способные навязать свою волю обществу всегда оказываются лишь проводниками уже рожденной в нем энергии. Поэтому каждый народ получает именно такую власть, которая является следствием энергий, порожденных той или иной степенью и характером отчужденности господствующего в обществе сознания от его духа. Однако, поскольку процесс самопознания материи не остановим, то расширение сознания, автоматически высвобождающее гармонизирующие вибрации психической энергии, неизбежно влечет за собой и изменения во властных кругах. А потому, рано или поздно, но Государство неминуемо превратится в силу способствующую самопознанию материи, самопознанию духа человека, а не противостоящую ему.

Таким образом, знания о сути произошедших в Росси процессов дают нам возможность увидеть реальную картину сегодняшних событий, которые являются лишь неизбежным наследием советской власти, вычеркнуть которую из нашей истории невозможно. Мы уже говорили о том, что уничтожение советского государства не отменило и не могло отменить власти партийно-государственного аппарата управления экономикой. Поменялась лишь партия власти. Введение же рыночных механизмов движения капитала изменило только способы осуществления этой власти и большего сделать не может, поскольку народившимся экономическим элитам, для того чтобы обрести политическую власть, необходимо сначала свергнуть уже давно господствующую, опытную элиту партийно-хозяйственной бюрократии. А потому все, на что способны обладатели крупных капиталов в России для обеспечения доступа к государственному аппарату, так это настойчиво коррумпировать его в стремлении обеспечить удовлетворение своих экономических интересов. Но, в тоже время, они знают границы своей собственной безопасности, переходить которые смерти подобно. Заикаться о претензии на власть им оказывается себе дороже, поскольку в одночасье против них готова обернуться вся карательная мощь государственной машины.

Государственный аппарат, функционирующий в обществе, в котором властвует Идол экономического развития - Потребление, являющееся все охватывающим мировоззрением, не могущим не рождать в человеке стремление обратить в свою собственность, потребить все, до чего только возможно дотянуться, с неизбежностью идет навстречу коррумпирующему давлению крупного капитала. Кроме того, бюрократические устремления самого государственного аппарата в таком обществе закономерно выливаются в стремление заставить мелкий бизнес идти к нему на поклон с определенной мздой за само право своего существования. Все это объективные процессы, поэтому отменить в сознании людей столь неблаговидное поведение невозможно. Принятие, каких бы то ни было, законов и даже самое настойчивое следование им, не способно противостоять природной сущности коррупции, о которой мы говорим, и ничего кроме роста карательной, полицейской мощи государства принести оно не может. Что же касается Церкви, то находясь во власти своей бюрократии, она не смеет содействовать переходу от проповеди морали к практическому овладению ею, через самое широкое познавание энергетической сущности мышления человека, не ограничиваемое ни догматами самой Церкви, ни иллюзиями, навязываемыми политической властью отчуждения труда. Таким образом, расширение влияния и экономического могущества Церкви не ведет и, естественно, не может привести к адекватному росту моральной зрелости общества.

Иначе говоря, остается лишь еще раз констатировать тот факт, что уже осознаваемые обществом, как главные его проблемы, коррупция и бюрократия не могут быть разрешены ни ужесточением полицейских мер, ни расширением влияния на общественную жизнь Церкви. Что, поскольку ни каких иных мер, кроме полицейских, в распоряжении государства нет, то, следовательно, и нет иной альтернативы, кроме как постепенного сползания его ко все более жесткой диктатуре партийно-государственной бюрократии в ее стремлении обеспечить спокойствие в обществе.

В этой ситуации наивно полагать, что выход из нее находится в следовании стандартам западной демократии. Мы уже останавливались на том, что в действительности в человеческом обществе не существует и не может существовать в принципе неизбежности повторения пути частной собственности, который она проделала в своем развитии в Западных странах и Америке. Путь движения частной собственности всегда уникален и, в зависимости от сложившихся конкретных исторических обстоятельств взаимовлияния политики и экономики, преломляется в жизни каждого народа своим, всегда особенным, образом, а потому, любые попытки власти заставить Россию следовать по пути Западных демократий не только обречены на провал, но и не могут вообще осуществляться без известного насилия над обществом. Примером тому безуспешное создание так называемого «среднего класса», на котором базируется экономика Западных стран. Это свидетельство непонимания очевидного факта, что наличие «среднего класса» в развитых капиталистических странах есть вовсе не причина, послужившая ее устойчивому развитию, а, напротив, само является лишь следствием того особого пути развития частной собственности, который она проделала в экономике этих стран. А потому преследовать, в качестве самостоятельной цели, создание этого среднего класса, бессмысленно. Это иллюзия, самообман, поскольку повторить путь частной собственности, который она прошла в развитых капиталистически странах, в принципе невозможно. А поэтому любые попытки втиснуть российское общество в стандарты западной демократии есть ни что иное, как утопия.

Особенность капитализма в России, сосредоточившей политическую власть в руках партийно-государственной номенклатуры, не оставляет ей иного пути, кроме как превратить в преимущество отсутствие западной демократии, идти к которой нет ни возможности, ни смысла, поскольку это та же самая диктатура отчуждения труда, только в иной форме. И ей все равно, как и любому иному способу осуществления диктатуры частной собственности, неумолимо предстоит следовать по пути осознания психической энергии. А вот у кого больше шансов для достижений в этой области и будет зависеть обретение действительных преимуществ.

И вот здесь, как это ни странно, но таких шансов больше именно у России. Мы уже говорили о том, что крупный капитал в России не способен овладеть вершиной политической власти. Максимум, что ему доступно так это коррумпирование государственного аппарата в стремлении обеспечить свои сугубо экономические интересы. Разумеется, что эти экономические интересы диктуют государственному аппарату необходимость такой реформы образования, которая бы полностью исключила из кругозора человеческих знаний все, не касающееся узкопрофессиональной потребности экономики. То есть сделать ровно тоже самое, что уже сделано частной собственностью на Западе. Однако, в развитых капиталистических странах политическая власть принадлежит крупному частному капиталу и потому, официальное ее выражение, в образе любых первых лиц и их правительств, является лишь марионеткой в руках этой власти, оно не может противостоять ей. Это официальное выражение политической власти капитала, по определению, не способно покуситься на изменение необходимой ему же системы образования, ограничивающей сознание людей рамками экономики. Совсем иное положение дел в России, где крупный капитал находится в вынужденном подчинении у власти. Сама же политическая элита, как вершина власти бюрократии, обладает относительной самостоятельностью, в том числе и по отношению к ней, поскольку бюрократии, в силу ее природы, совершенно безразлично какую именно задачу выполнять, бал бы только объект регулирования. Поэтому то, проводимые сейчас в России реформы образования, осуществляемые в интересах капитала, вполне могут быть развернуты в прямо противоположном направлении. Разумеется, что сопротивление капитала будет яростным. Будут подняты все силы не только из среды коррумпированных чиновников, но и из среды ученых, и Церкви. Однако, не обладая политической властью, капитал будет обречен на поражение, пожелай правящая элита такой поворот осуществить, тем более, что обеспечить себе самую широчайшую поддержку населения в этом направлении своей деятельности ей не составит ни какого труда. Иными словами, Россия, при всех своих бедах, при неуклонном сползании общества к диктатуре бюрократии обладает таким козырным тузом, который не снился ни одной западной демократии, и все зависит только от того, когда он будет запущен в большую игру под названием жизнь.

При этом правящей элите не придется делать ничего, выходящего за рамки здравого смысла. Достаточно лишь воспрепятствовать капиталу в его стремлении превратить образование исключительно в слугу экономики, сужая его до унизительных рамок лишь профессиональной потребности, для того, чтобы оно обогатилось включением в материальную картину Мира энергии мышления, освободив тем самым сознание от безжизненного нагромождения хаоса информации, в лабиринтах которой оно вынуждено пребывать. Как следствие, новые формы развития экономики всплывут сами там и тогда, где сейчас и предвидеть невозможно зауженному сознанию. Таким образом, обычный здравый смысл подсказывает, что надо превращать в преимущество отсутствие «достижений» западной демократии, а не стремиться ему подражать, ибо любое подражание всегда есть лишь схема, лишенная реальной жизненной силы. А между тем, самим созданием условий для расширения сознания людей политическая власть в России способна обеспечить ей гигантский скачек в развитии, поскольку темпы роста человеческих способностей в результате высвобождения психической энергии не смогут идти ни в какое сравнение с другими странами.

И хотя предопределенности сужденного, как мы выяснили, не существует, можно порассуждать о том, что власть в России окажется со временем способна законодательно обременить капитал затратами на развитие творческих способностей всего населения, чтобы не только в детском саду и школе развивать творческие способности. Ведь человек это не заготовка для экономики. Созрел специалист и можно забыть о том, что он прежде всего творческое начало Космоса и его дух не может останавливаться в своем творческом развитии вне зависимости от того, какую трудовую функцию он выполняет. Иными словами, не просто, на возьми заработанные деньги и делай что хочешь, окунувшись в окружающий мир, требующий только одного – потреблять! А всемерное направление внимания и создание, за счет самого частного капитала условий для творчества и овладения научным знанием о духовной сущности человека, дающих ему право выбора, которого сейчас он лишен, задавленностью собственного сознания. И только тогда, когда люди осознают, что они сами лучше кого бы то ни было знают, каким образом обеспечить достижение Главной ЦЕЛИ - их самосовершенствования как духовных существ, можно говорить о том, что обобществление экономики становится практической реальностью, а не утопией, как ее высокомерно преподносят маститые ученые, обремененные грузом отчуждения от реальности психической энергии.

Нам неведомо, способна ли современная правящая элита вместить захватывающие горизонты возможного ближайшего будущего России, дающего невиданные преимущества, в том числе и беспредельного экономического роста. Но ясно одно, что осуществить такой переворот в политике - вот действительный вызов для правящей элиты, вот та задача, ради которой стоит отдать все, а не изображать жалкое, рабское подтанцовывание власти развращаемой капиталом бюрократии, чем сейчас и вынуждено заниматься руководство Страны.

Так или иначе, но уже очень близкая история проявит все сложившиеся тенденции процесса высвобождения психической энергии и неминуемого расширения человеческого сознания.

В качестве резюме, завершающем всю книгу, остается только отметить, что этот беспредельный процесс расширения сознания всегда первоначально остается ограниченным рамками отчуждения труда, выход за которые и означает их уничтожение. Возникшие на определенном этапе самопознания материи, как следствие человеческой деятельности, эти рамки неминуемо должны быть преодолены, поскольку оказываются, в конце концов, удавкой для все возрастающей мощи психической энергии познающей себя матери, захватывающей человеческий дух, являющийся самой этой материей, вне зависимости от готовности сознания человека и его желания эту энергию воспринять. Таким образом, несущийся по всем Вселенным и Галактикам огненный вихрь психической энергии испепеляет все на своем пути, что само не способно стать этим огнем, противостоит его вибрациям. Из этого пепла Он творит новые сочетания, новые Миры. И человек, сознание которого остается ограниченным рамками отчуждения труда, противопоставляющих одного человека другому, неминуемо становится жертвой этого огня, сосредоточенного внутри его собственного духа, до тех пор, пока он не осознает, что уничтожающая его сила находится не где-то во вне, в другом, казалось бы, противостоящем ему человеке, а внутри него самого. Промедление с этим осознанием означает лишь возрастание степени истребляющего воздействия энергии мышления, которую человек и называет карой небесной, в неведении своем, полагая, что это воздействие исходит откуда то со стороны, что кто то, находящийся на небесах, а не в нем самом, карает его за грехи. Но Божья кара, весть о которой витает во всем Человечестве, и есть самоистребление , поскольку Бог живет внутри нас, Бог и Человек просто являются одним целым. И потому, если мы говорим, что карает Бог, это всегда означает, что карает сам Человек. И, таким образом, только от него самого и зависит его будущее. Иерархия вибраций огня психической энергии позволяет нам, простым смертным, оказываться в резонансе с этими вибрациями Божественной любви, всегда стремящихся проникнуть к нашему сознанию в силу единства познающей себя материи, которое само по себе не зависит от чьей бы то ни было воли.

В силу этого единства и написание этой книги оказалось процессом, идущим вне желания автора, так как информация просто рвалась наружу из глубин моего существа. В результате, все, что здесь написано, стало плодом действия неимоверной силы магнита, заставившего меня лишь формулировать устремленный к этому магниту поток мыслей. В самом процессе написания книги, ко мне обращались совершенно разные люди и именно с теми вопросами, ответы на которые только что оказывались сформулированы. Поэтому очевидно, что пришло время, требующее ответов именно в такой, популярной форме на главные вопросы нашей жизни, а что с ними делать, решать каждому из нас самому. В том числе и автору этих строк, так как знания эти неизбежно ложатся тяжким бременем на каждого, кто не готов полностью отдаться их потоку, ибо любое знание уже есть ответственность. И то, что может простится невежде, знающему простится уже не может. Так что выбор для него оказывается не велик, или радостный полет над бездной Вечности, или трусливое топтание у края этой бездны, неминуемо обрекающее на падение в нее. Таким образом, знания о психической энергии есть именно те знания, о которых поведал Христос, утверждая, что принес людям «не мир, но меч», и как таковой он оказывается беспощаден к каждому, кто наивно стремится обрести покой в мещанском благополучии.


Послесловие.

Думайте, анализируйте, не доверяйте бездумно ни одному слову в этой книге. Знание живет внутри нас и потому, будучи внимательным, Вы всегда способны уловить ощущение диссонанса или резонанса с прочитанным, даже если оно не вполне осознается, и, таким образом, определить, правда написана здесь или нет. Все, что нам необходимо, так это понять, что мы привыкли принимать за действительность иллюзию, то есть подверженную неминуемой гибели овеществленную материю. В то время, когда действительность заключена в космическом процессе вибраций той бессмертной материи, носителем которой мы и являемся. Помните об этом. Храните это знание как ключ к пониманию самих себя. Храните его как ключ к пониманию Мира, который, в силу единства материи, мы сами неизбежно творим, вне зависимости от того, знаем мы об этом или нет, вне зависимости от того, хотим мы в этом участвовать или не хотим.

Что ж, книга закончена. Остается поставить точку с любовью и радостью служения каждому из Вас, читающих эти строки..

Оценить/Добавить комментарий
Имя
Оценка
Комментарии:
Где скачать еще рефератов? Здесь: letsdoit777.blogspot.com
Евгений06:50:42 19 марта 2016
Кто еще хочет зарабатывать от 9000 рублей в день "Чистых Денег"? Узнайте как: business1777.blogspot.com ! Cпециально для студентов!
15:33:44 25 ноября 2015

Работы, похожие на Книга: Государство и эволюция природы: научно-популярное изложение смысла жизни

Назад
Меню
Главная
Рефераты
Благодарности
Опрос
Станете ли вы заказывать работу за деньги, если не найдете ее в Интернете?

Да, в любом случае.
Да, но только в случае крайней необходимости.
Возможно, в зависимости от цены.
Нет, напишу его сам.
Нет, забью.



Результаты(150883)
Комментарии (1841)
Copyright © 2005-2016 BestReferat.ru bestreferat@mail.ru       реклама на сайте

Рейтинг@Mail.ru