Банк рефератов содержит более 364 тысяч рефератов, курсовых и дипломных работ, шпаргалок и докладов по различным дисциплинам: истории, психологии, экономике, менеджменту, философии, праву, экологии. А также изложения, сочинения по литературе, отчеты по практике, топики по английскому.
Полнотекстовый поиск
Всего работ:
364150
Теги названий
Разделы
Авиация и космонавтика (304)
Административное право (123)
Арбитражный процесс (23)
Архитектура (113)
Астрология (4)
Астрономия (4814)
Банковское дело (5227)
Безопасность жизнедеятельности (2616)
Биографии (3423)
Биология (4214)
Биология и химия (1518)
Биржевое дело (68)
Ботаника и сельское хоз-во (2836)
Бухгалтерский учет и аудит (8269)
Валютные отношения (50)
Ветеринария (50)
Военная кафедра (762)
ГДЗ (2)
География (5275)
Геодезия (30)
Геология (1222)
Геополитика (43)
Государство и право (20403)
Гражданское право и процесс (465)
Делопроизводство (19)
Деньги и кредит (108)
ЕГЭ (173)
Естествознание (96)
Журналистика (899)
ЗНО (54)
Зоология (34)
Издательское дело и полиграфия (476)
Инвестиции (106)
Иностранный язык (62792)
Информатика (3562)
Информатика, программирование (6444)
Исторические личности (2165)
История (21320)
История техники (766)
Кибернетика (64)
Коммуникации и связь (3145)
Компьютерные науки (60)
Косметология (17)
Краеведение и этнография (588)
Краткое содержание произведений (1000)
Криминалистика (106)
Криминология (48)
Криптология (3)
Кулинария (1167)
Культура и искусство (8485)
Культурология (537)
Литература : зарубежная (2044)
Литература и русский язык (11657)
Логика (532)
Логистика (21)
Маркетинг (7985)
Математика (3721)
Медицина, здоровье (10549)
Медицинские науки (88)
Международное публичное право (58)
Международное частное право (36)
Международные отношения (2257)
Менеджмент (12491)
Металлургия (91)
Москвоведение (797)
Музыка (1338)
Муниципальное право (24)
Налоги, налогообложение (214)
Наука и техника (1141)
Начертательная геометрия (3)
Оккультизм и уфология (8)
Остальные рефераты (21697)
Педагогика (7850)
Политология (3801)
Право (682)
Право, юриспруденция (2881)
Предпринимательство (475)
Прикладные науки (1)
Промышленность, производство (7100)
Психология (8694)
психология, педагогика (4121)
Радиоэлектроника (443)
Реклама (952)
Религия и мифология (2967)
Риторика (23)
Сексология (748)
Социология (4876)
Статистика (95)
Страхование (107)
Строительные науки (7)
Строительство (2004)
Схемотехника (15)
Таможенная система (663)
Теория государства и права (240)
Теория организации (39)
Теплотехника (25)
Технология (624)
Товароведение (16)
Транспорт (2652)
Трудовое право (136)
Туризм (90)
Уголовное право и процесс (406)
Управление (95)
Управленческие науки (24)
Физика (3463)
Физкультура и спорт (4482)
Философия (7216)
Финансовые науки (4592)
Финансы (5386)
Фотография (3)
Химия (2244)
Хозяйственное право (23)
Цифровые устройства (29)
Экологическое право (35)
Экология (4517)
Экономика (20645)
Экономико-математическое моделирование (666)
Экономическая география (119)
Экономическая теория (2573)
Этика (889)
Юриспруденция (288)
Языковедение (148)
Языкознание, филология (1140)

Реферат: Балканский кризис конца XX века

Название: Балканский кризис конца XX века
Раздел: Рефераты по истории
Тип: реферат Добавлен 22:56:54 23 апреля 2010 Похожие работы
Просмотров: 1506 Комментариев: 2 Оценило: 2 человек Средний балл: 5 Оценка: неизвестно     Скачать

План

Введение

Глава I. Истоки современного балканского кризиса

Глава II. Распад Югославии

Глава III. Конфликт в Косово

Заключение

Список литературы

Введение

Балканы... Не было еще века, когда этот регион оставался в стороне от какого-либо конфликта. «Пороховой погреб Европы» – название на самом деле подходящее для него. Многочисленные войны являлись прямым продолжением очередного витка балканского конфликта. Достаточно вспомнить Русско-турецкую войну 1877 – 1878 гг., Первую мировую войну 1914 – 1918 гг. и др. Балканы являлись и являются важнейшим геополитическим районом Европы, и контроль над ним обеспечивает контроль над Южной Европой, Ближним Востоком и Средиземноморьем. Многие нации и народности населяют этот, казалось бы, небольшой полуостров. Так получилось, что в течение всей своей истории им приходилось постоянно бороться за свою независимость. Борьба эта была кровопролитна и упорна и не редко заканчивалась победой коренного населения, но чаще всего эти страны оказывались в зависимости от более сильных государств. Наибольшее влияние на ход балканской истории оказало завоевание региона в XV веке Османской империей. В своей борьбе славянское население полуострова постоянно объединялось для борьбы с завоевателями, но и между ними зачастую существовали достаточно серьезные противоречия. Достаточно вспомнить участие хорватских дивизий на стороне фашистской Германии во Второй мировой войне, когда хорваты уничтожали сербов.

В своей борьбе сербы, черногорцы, болгары, македонцы и другие славянские народы всегда стремились найти союзников и находили таковых лишь в лице России. Именно, Российская империя на долгое время стала покровительницей всего славянского населения Балкан и неоднократно защищала народы этих стран от посягательств более крупных держав. Всегда, с началом очередного витка национально-освободительной борьбы, восставшее население Балкан обращало свои взоры к России. С ее помощью многовековая борьба за независимость привела в конце XIX – начале XX в. к образованию новых суверенных государств: Болгарии, Сербии, Боснии и Герцеговины, а позднее и Югославии.

История и события, происходящие на Балканском полуострове, не могут быть безразличны для современной России, так как прямым образом сказываются и на ее международном положении и авторитете, и на внутриполитических процессах. Многие державы желают обосноваться в этом регионе, и попытки такие предпринимаются неоднократно, но только Россия была и пока еще остается единственной страной, которой сербы склонны доверять.

Цель данной работы состоит в том, чтобы на основе анализа исторической литературы и новейших научных публикаций раскрыть процесс распада СФРЮ и СРЮ, а также влияние на международные отношения в конце XX – начале XXI века.

В работе автор стремился решить следующие задачи:

- Представить процесс формирования взглядов и теорий на проблемы государственного суверенитета и территориальной целостности, прав национальных меньшинств, места и роли в урегулировании конфликтов международных организаций и т.п., претендующих в настоящее время на статус международно-правовых норм и оказавших решающее влияние на истоки и развитие Балканского кризиса.

- Рассмотреть причины и распад Социалистической Федеративной Республики Югославия, его взаимосвязь с глобальными изменениями, происходившими в международных отношениях в конце 80-х – начале 90-х гг.

- Раскрыть истоки и развитие внутриюгославского кризиса в Крае Косово, его интернационализацию и перерастание в Балканский кризис мирового значения, его ближайшие последствия и влияние на развитие международных отношений.

В течение всей работы неоднократно затрагиваются вопросы об участии и о роли России в балканском кризисе.

Глава I. Истоки современного балканского кризиса

Гражданская война, вспыхнувшая в Югославии в 90х годах ХХ века, явилась одним из самых тяжелых кризисов в Европе. Своей жестокостью, масштабами и геополитическими последствиями подвергла испытаниям всю систему международных отношений, сложившихся в мире после окончания «холодной войны». Военные разрушения и страдания гражданского населения, террор и жестокие убийства, беспримерные со времен второй мировой войны, сделали югославский кризис не только внутригосударственным, но и международным. «Пороховой погреб» взорвался так, что разбил мировую общественность на два политических лагеря: первый, поддерживавший действия Югославского правительства и Югославской народной армии; второй, осуждавший эти действия.

Югославский кризис разразился в момент, когда система международных отношений переживала глубокие изменения. С распадом СССР и ОВД исчезла биполярная система; изменилось положение США; возросла роль объединенной Германии; ускорились процессы интеграции в рамках ЕС; меняется и роль СБСЕ, ООН и НАТО; прежнее деление Европейского континента на Восток и Запад уступает место новому в составе Средней, Восточной и Юго-Восточной Европы. При чем в каждом из этих регионов существуют свои межнациональные проблемы. Эти проблемы не исчезали никогда, но именно в наше время они разразились с новой силой, волна террористических актов, лозунгов различных краев и областей к независимости подтолкнули практически всю Европу к пропасти не мировой, но европейской войны точно.

Принятая еще 24 октября 1970 г. Генеральной Ассамблеей ООН «Декларация о принципах международного права, касающихся дружественных отношений и сотрудничества между государствами в соответствии с Уставом Организации Объединенных Наций» суммировала все основные положения о самоопределении, разработанные к этому времени в других документах ООН. В Декларации подчеркивалось, что утверждение права на самоопределение не должно истолковываться как санкционирующее или поощряющее любые действия, которые бы вели к расчленению, частичному или полному разрушению территориальной целостности или политического единства суверенных и независимых государств, соблюдающих в своих действиях принцип равноправия и самоопределения народов.

Таким образом, было признано, что правом на "внешнее" самоопределение может воспользоваться часть населения независимой страны лишь при невозможности осуществления "внутреннего самоопределения", то есть участия в управлении государством, соблюдения прав национальных меньшинств и этнических групп.

В европейской практике основным, хотя и не имеющим статуса юридически обязывающего источника права, документом стал подписанный в 1975 г. Заключительный акт СБСЕ. В Хельсинкском акте были упомянуты оба основополагающих принципа – принцип нерушимости, то есть недопустимости насильственного нарушения европейских границ и право наций на самоопределение, однако в последующих документах все большее внимание привлекалось к первому из них. Так, в итоговом документе проведенной под эгидой ООН Всемирной конференции по правам человека 1993 г. – Венской декларации и программе действий подчеркивалась недопустимость нарушения или ослабления территориальной целостности государств, то есть было заявлено об отказе от поддержки агрессивного сепаратизма

Ситуация вокруг Югославии показала, что три мощных удара в период 1990 – 1991 гг. опрокинули принцип окончательности и нерушимости границ. Верховный Совет РФ объявил о суверенитете Российской Федерации, что, в конечном счете, привело к распаду СССР. Затем, Бундестаг ФРГ провозгласил поглощение второго немецкого государства – решающая уступка принципу национального самоопределения. В последующем – Бонн признал суверенитет двух интегральных частей Югославской Республики – Словении и Хорватии, что положило начало распада страны на шесть государственных образований[1] .

Переход от доминирования принципа государственной целостности к возобладанию принципа национального самоопределения привели не просто к пересмотру политической карты Европы. Они определили характер грядущего XXI века. В случае торжества принципа национального самоопределения это будет век образования примерно двухсот новых государств, т.к. многие народы являющиеся национальным меньшинством попытаются добиться независимости.

Югославский кризис стал своеобразной «лабораторией» по разработке новой системы международных отношений в Европе, в первую очередь, подхода Запада к региональным кризисам в восточной части континента, а также для нового расклада политических сил и влияния в Европе по окончании «холодной войны».

Значение югославского конфликта выходит далеко за субрегиональные рамки. Это первый после второй мировой войны кризис на европейской земле и один из первых серьезных кризисов, разразившийся после окончания холодной войны. Исход кризиса, в Югославии будет определять международные отношения не только на Балканах и в Европе, но и во всем мире.

В настоящее время в мире имеется несколько подходов к рассмотрению источника возникновения югославского кризиса.

Согласно первому из них, самая большая, если не вся ответственность за войну возлагается на Республику Сербия или сербский народ, которая, якобы, совершила, агрессию против Словении, Хорватии, Боснии и Герцеговины, а затем и против косовских албанцев. Мотивы для такого рода оценок находят либо в политике сербского руководства, либо в «агрессивном поведении» сербского народа, в его стремлении сохранить прежний общественный строй и установить свою гегемонию на всей югославской территории.

На базе такой оценки и была выработана политика, которая сначала путем международного признания большинства республик, вышедших из состава Югославии (Словении, Хорватии, Боснии и Герцеговины), отказа в признании и введения международных санкций против Союзной Республики Югославии (Сербии и Черногории), а затем и за счет разнообразных форм нажима, предусмотренных Уставом ООН, вплоть до непосредственной военной интервенции в виде миротворческого контингента или непредусмотренных Уставом ООН бомбардировок странами НАТО военных и особо важных объектов, старалась прекратить военные конфликты и установить мир на земле Югославии.

Согласно второму подходу, преобладающему в Сербии и во многих международных кругах, подобные оценки рассматриваются как сознательная попытка скрыть подлинные мотивы республик, вышедших из состава Югославии, и их зарубежных союзников – мотивы, связанные с явным намерением пересмотреть результаты первой и второй мировых войн на территории Югославии, на Балканах и в Европе. В соответствии с этим подходом гражданская война в Югославии есть последствие противоправного отделения некоторых республик, грубо нарушившего интересы тех наций, которые желают оставаться в югославской федерации, особенно интересы тех частей сербского народа, которые в результате отделения Словении и Хорватии стали дискриминирующим меньшинством во вновь созданных государствах. Отказ международных акторов от принципа нерушимости европейских границ путем применения силы, когда речь идет о внешних границах СФРЮ, и в то же время требование сохранения внутренних границ между югославскими республиками, которые никогда не были утверждены в правовом порядке, является грубым нарушением норм международного права и насилием над законными интересами сербского народа. Ведь это фактически привело к тому, что сербский народ, сам того не желая, оказался разбросанным в разных странах, что очень напоминает Берлинскую стену или 38-ю параллель в Корее.

Третий подход строится на оценке гражданской войны в Югославии как весьма сложного политического, этнического и религиозного конфликта с далеко идущими международными последствиями, к которому главные международные акторы оказались неготовыми. Это позволило югославским республикам, вовлеченным в конфликт, путем его дальнейшего расширения и пропагандистской войны манипулировать позициями международного общества.

В соответствии с этими взглядами, Югославская федерация была создана с учетом интересов не только народов, проживающих в ней, но и интересов акторов международного порядка, сложившегося в Европе после первой и второй мировой войн, в результате чего она стала одной из первых жертв крушения биполярной системы на континенте. Распад Югославии опять открыл «ящик Пандоры» с этническими и религиозными конфликтами на Балканах, с непосредственной угрозой для мира и безопасности в Европе в целом.

Для всех трех подходов характерно, что югославский конфликт является прецедентом в процессе создания новой после окончания "холодной войны" системы международных отношений, от которой будет зависеть политика международного сообщества по отношению к нынешним и будущим подобным кризисам в Центральной и Восточной Европе, а также в более широком плане.

Неудивительно, что «честь» быть одной из первых вовлеченных в межнациональный конфликт выпала именно Югославии. Как известно, до ХХ века Югославии на карте не существовало. Южные славяне давно поселились на Балканском полуострове, но своей государственности практически не имели, потому что на протяжении многих веков жили под властью более крупных держав: Османской, Австро-Венгерской империй. Они неоднократно восставали против захватчиков, стремясь завоевать себе свободу, но на протяжении нескольких веков терпели поражение. Союзником в своей борьбе за независимость сербы, черногорцы и другие нации видели только Россию, как суверенную православную державу и одно из сильнейших государств мира. Россия постоянно следила за борьбой братьев по вере и оказывала помощь всеми возможными средствами, как материальными, так и военными. Сербия получила независимость только в 1878 г. согласно Сан-Стефанского мирного договора, заключенного по окончании Русско-турецкой войны 1877-1878 гг., а за тем подтвержденного Берлинским конгрессом.

В 1918 году на обломках Австро-Венгрии образовалось Королевство сербов, хорватов и словенцев, которое в 1929 г. стало именоваться Югославией[2] . Это государство было создано как союз трех южнославянских народов – сербов, хорватов и словенцев. Из-за сложной этнической географии южнославянских территорий только сербы и хорваты могли объединить подавляющее большинство своих народов в рамках единого государства. Хорваты и словенцы пошли на такое решение после распада Австро-Венгрии под сильным давлением соседних стран и великих держав. Содружество с Сербией, которая ценой огромных жертв вышла победителем из войны, было верным средством сохранения национальной самобытности и территориальной целостности в условиях угрожающих претензий со стороны соседних государств. Тем не менее, историческое наследие, различия культур, религии и экономики вскоре привели к соперничеству между двумя самыми большими нациями в Югославии – сербами и хорватами, между католиками и православными. Это соперничество переросло в острый этнический и религиозный конфликт в годы второй мировой войны, особенно на территории фашистского, так называемого Независимого государства Хорватии[3] .

По этой причине позже Югославия преобразовалась в Федеративное государство, состоявшее из пяти государствообразующих наций (сербов, хорватов, словенцы, македонцев и черногорцев), а с начала 60-х годов – из шести наций (за мусульманами славянского происхождения в Боснии и Герцеговине был признан статус этнической группы).

После изгнания фашистов и благодаря усилиям И. Тито Учредительная скупщина в 1945 г. упразднила монархию и провозгласила создание Народной Республики Югославия (ФНРЮ). С принятием в 1963 г. Конституции страна стала называться Социалистической Федеративной Республикой Югославия (СФРЮ). Она включала шесть республик: Сербию, Хорватию, Боснию и Герцеговину, Македонию, Черногорию. Страна была многонациональной, народы входившие в ее состав, всю свою историю жили бок о бок, но никогда в пределах одной стране. Да и народы то эти были разными не только по национальности, но и по вероисповеданию, и когда говорят о Югославии как стране православной, тем самым принижают значимость других религий. Югославия православна лишь на 50% (сербы, македонцы, черногорцы), другие это хорваты и словенцы – славяне, но католики по вере; боснийские мусульмане – этнические славяне, исповедующие ислам; а ведь есть еще албанцы, турки, цыгане.

Границы между югославскими республиками, за несколькими исключениями, никогда не были формально утверждены решениями компетентных органов и определялись в основном в соответствии с такими критериями, как бывшая территория деятельности коммунистических организаций, довоенные административные границы, этническое или экономическое целое. Согласно господствовавшей тогда идеологии, считалось, что вопрос о границах не имеет особого значения. Федеративное устройство Югославии строилось на основе советской модели: при довольно широких правах этнических групп и федеративных образований основные рычаги власти принадлежали коммунистической партии как главному фактору интеграции государства. Югославские коммунисты непримиримо относились к сербскому и хорватскому национализму, поощряя в то же время национальное сознание небольших коммунистических групп (македонцев, этнических мусульман, албанцев).

Существовавшие противоречия между народами внутри страны, политика государства, направленная на поощрение небольших этнических групп, сложившееся международное положение начала 90х, распад социалистического лагеря – сыграло огромную роль для распада Югославии.

Глава II. Распад Югославии

Как и все страны социалистического лагеря, Югославию в конце 80-х годов сотрясали внутренние противоречия, обусловленные переосмыслением социализма. В 1990 г., впервые за послевоенный период, в республиках СФРЮ прошли свободные парламентские выборы на многопартийной основе. В Словении, Хорватии, Боснии и Герцеговине, Македонии коммунисты потерпели поражение. Они победили лишь в Сербии и Черногории. Но победа антикоммунистических сил не только не смягчила межреспубликанские противоречия, но и окрасила их в национал-сепаратистские тона. Как и в ситуации с распадом СССР, югославы оказались застигнуты врасплох внезапностью неуправляемого распада федеративного государства. Если роль «национального» катализатора в СССР сыграли страны Прибалтики, то в Югославии эту роль на себя взяли Словения и Хорватия. Провал выступления ГКЧП и победа демократии обусловили бескровное формирование бывшими республиками своих госструктур в ходе распада СССР.

Распад Югославии в отличие от СССР, происходил по самому зловещему сценарию. Нарождавшимся здесь демократическим силам (прежде всего Сербии) не удалось упредить трагедию, что и привело к тяжелым последствиям. Как и в СССР национальные меньшинства, почувствовав уменьшение давления со стороны югославских властей (все чаще шедших на различного рода уступки), тут же запросили независимости и, получив отказ со стороны Белграда, взялись за оружие, дальнейшие события и привели к полному распаду Югославии[4] .

И. Тито, хорват по национальности, создавая федерацию югославских народов, стремился уберечь ее от сербского национализма. Босния и Герцеговина, долго служившая предметом споров между сербами и хорватами, получила компромиссный статус государства сначала двух, а затем трех народов – сербов, хорватов и этнических мусульман. В рамках федеративного устройства Югославии македонцы и черногорцы получили собственные национальные государства. Конституция 1974 года предусмотрела создание на территории Сербии двух автономных краев – Косово и Воеводины. Благодаря этому вопрос статуса национальных меньшинств (албанцы – в Косово, венгры и свыше 20 этнических групп – в Воеводине) на территории Сербии был урегулирован. Хотя сербы, проживающие на территории Хорватии, не получили автономии, но согласно Конституции они имели статус государствообразующей нации в Хорватии. Тито боялся, что созданная им система государства после его смерти рухнет и не ошибся. Серб С. Милошевич благодаря своей разрушительной политике, козырной картой которой была игра на национальных чувствах сербов, разрушил созданное «стариком Тито» государство.[5]

Не надо забывать, что первый вызов политическому балансу Югославии бросили албанцы в автономном крае Косово на юге Сербии. Население края к тому времени практически на 90% состояло из албанцев и на 10% из сербов, черногорцев и других. В апреле 1981 года большинство албанцев приняло участие в демонстрациях, митингах, требуя статуса республики для края. В ответ Белград направил в Косово войска, введя там чрезвычайное положение. Усугубил положение и белградский «план реколонизации», который гарантировал сербам, переселяющимся в край, работу и жилье. Белград стремился искусственным путем увеличить число сербов в крае, чтобы аннулировать автономное образование. В ответ албанцы стали выходить из компартии и учинять репрессии против сербов и черногорцев. К осени 1989 года демонстрации и беспорядки в Косово были безжалостно подавлены сербскими военными властями. К весне 1990 г. сербское национальное собрание объявило о роспуске правительства и народного собрания Косово и ввело цензуру. Проблема Косово имела отчетливый геополитический аспект для Сербии, озабоченной планами Тираны создать «Великую Албанию», а это подразумевало включение таких территорий, населенных этническими албанцами, как Косово и части Македонии и Черногории. Действия Сербии в Косово создали ей очень дурную репутацию в глазах мирового сообщества, но парадоксально, что то же самое сообщество ничего не сказало, когда в августе 1990 г. подобный же инцидент произошел в Хорватии. Сербское меньшинство в городе Книне в Сербской Крайне решило провести референдум по вопросу о культурной автономии. Как и в Косово, это обернулось беспорядками, подавленными хорватским руководством, которое отвергло референдум как неконституционный.

Таким образом, в Югославии к концу 80-х - началу 90х годов создались все предпосылки для вступления национальных меньшинств в борьбу за свою независимость. Ни югославское руководство, ни мировое сообщество не могли воспрепятствовать этому кроме как вооруженным путем. Поэтому неудивительно, что события в Югославии развернулись с такой стремительностью.

Первой на официальный шаг разрыва отношений с Белградом и определение своей самостоятельности решилась Словения. Напряженность между «сербским» и «славянско-хорватским» блоками в рядах Союза коммунистов Югославии достигла своей кульминации в феврале 1990 года на XIV съезде, когда словенская делегация покинула заседание. На тот момент существовало три плана государственного переустройства страны: конфедеративное переустройство, выдвинутое Президиумами Словении и Хорватии; федеративное переустройство – союзного Президиума; «Платформа о будущем югославского государства» - Македонии и Боснии и Герцеговины. Но встречи республиканских лидеров показали, что основной целью многопартийных выборов и референдума была не демократическая трансформация югославского сообщества, а узаконение программ будущего переустройства страны, выдвинутых лидерами республик.

Словенское общественное мнение с 1990 года стало искать решение в выходе Словении из Югославии. Избранный на многопартийной основе парламент 2 июля 1990 года принял Декларацию о суверенитете республики, а 25 июня 1991 года Словения провозгласила свою независимость. Сербия уже в 1991 году согласилась с выходом Словении из Югославии. Однако Словения стремилась стать правопреемником единого государства в результате «разъединения», а не выхода из состава Югославии.

Во второй половине 1991 года эта республика предпринимала решительные шаги к достижению независимости, определяя тем самым в значительной степени темпы развития югославского кризиса и характер поведения других республик. В первую очередь Хорватии, которая опасалась, что с выходом Словении из Югославии баланс сил в стране будет нарушен ей в ущерб. Неудачное окончание межреспубликанских переговоров, нараставшее взаимное недоверие между национальными лидерами, а также между югославскими народами, вооружение населения на национальной основе, создание первых военизированных формирований – все это способствовало созданию взрывоопасной обстановки, приведшей к вооруженным конфликтам.

Кульминация политического кризиса наступила в мае – июне в результате провозглашения независимости Словении и Хорватии 25 июня 1991 года. Словения сопроводила этот акт захватом контрольных пограничных пунктов, где были установлены знаки государственного отличия республики. Правительство СФРЮ во главе с А. Марковичем признало это незаконным и Югославская народная армия (ЮНА) взяла под охрану внешние границы Словении. В результате с 27 июня по 2 июля здесь происходили бои с хорошо организованными отрядами республиканской территориальной обороны Словении. Шестидневная война в Словении была для ЮНА короткой и бесславной. Армия не достигла ни одной своей цели, потеряв сорок солдат и офицеров. Немного по сравнению с будущими тысячами жертв, но доказательство того, что никто не отдаст свою независимость просто так, даже если она еще не признана.

В Хорватии же война приобрела характер столкновения между желавшим остаться в составе Югославии сербским населением, на стороне которого были солдаты ЮНА, и хорватскими вооруженными частями, стремившимся воспрепятствовать отделению части территории республики.

На выборах в парламент Хорватии в 1990 г. победило Хорватское демократическое сообщество. В августе – сентябре 1990 г. здесь начались вооруженные столкновения местных сербов с хорватской полицией и гвардией в Клинской Крайне. В декабре того же года Собор Хорватии принял новую Конституцию, объявив республику «унитарной и неделимой».

Смириться с этим союзное руководство не могло, поскольку Белград имел свои планы о будущем и сербских анклавов в Хорватии, в которых проживало крупная община сербских экспатриантов. На новую Конституцию местные сербы ответили созданием в феврале 1991 г. Сербской автономной области.

25 июня 1991 г. Хорватия провозгласила свою независимость. Как и в случае со Словенией, правительство СФРЮ признало это решение незаконным, заявив о претензиях на часть Хорватии, а именно на Сербскую Краину. На этой почве между сербами и хорватами произошли ожесточенные вооруженные столкновения с участием подразделений ЮНА. В хорватской войне уже были не мелкие стычки, как в Словении, а настоящие бои с применением различного вида оружия. И потери в этих боях с обеих сторон были огромны: около 10 тысяч убитыми, в том числе несколько тысяч гражданского населения, более 700 тысяч беженцев перешли в соседние страны.[6]

В конце 1991 года Совет Безопасности ООН принял резолюцию о направлении в Югославию миротворческих сил, а Совет Министров ЕС ввел санкции против Сербии и Черногории. В феврале-марте 1992 года на основании резолюции в Хорватию прибыл контингент сил ООН по поддержанию мира. В его составе находился и российский батальон. С помощью международных сил военные действия удавалось каким-то образом сдерживать, но чрезмерная жестокость воюющих сторон, особенно по отношению к мирному населению, толкала их к взаимному мщению, что приводило к новым столкновениям.

По инициативе России 4 мая 1995 г. на срочно созванном совещании СБ ООН было осуждено вторжение хорватских войск в зону разъединения. Одновременно СБ осудил сербские обстрелы Загреба и других центров сосредоточения гражданского населения. В августе 1995 после карательных операций хорватских войск около 500 тысяч краинских сербов вынуждены были бежать со своих земель, а точное число жертв этой операции неизвестно до сих пор. Так Загреб решил проблему национального меньшинства на своей территории, Запад же закрыл глаза на действия Хорватии, ограничившись призывами к прекращению кровопролития.

Центр сербско-хорватского конфликта был перенесен на спорную с самого начала территорию – в Боснию и Герцеговину. Здесь сербы и хорваты стали требовать разделения территории Боснии и Герцеговины либо ее переустройства на конфедеративной основе путем создания этнических кантонов. С таким требованием не согласилась Партия демократической акции мусульман во главе с А. Изетбеговичем, выступавшая за унитарную гражданскую республику Боснию и Герцеговину. В свою очередь это вызвало подозрение сербской стороны, считавшей, что речь идет о создании «исламской фундаменталистической республики», 40% населения которой являлись мусульманами.

Все попытки мирного урегулирования по разным причинам не привели к должному результату. В октябре 1991 г. мусульманские и хорватские депутаты Скупщины приняли меморандум о суверенитете республики. Сербы же сочли неприемлемым для себя оставаться со статусом меньшинства за пределами Югославии, в государстве, где преобладает мусульмано-хорватская коалиция.

В январе 1992 г. республика обратилась к Европейскому сообществу о признании ее независимости, депутаты-сербы покинули парламент, бойкотировали его дальнейшую работу и отказались от участия в референдуме, на котором большинство населения высказалось за создание суверенного государства. В ответ местные сербы создали свою Скупщину, а когда независимость Боснии и Герцеговины признали страны ЕС, США, Россия, сербская община объявила о создании Сербской республики в Боснии. Противостояние переросло в вооруженный конфликт, с участием различных вооруженных формирований, начиная от мелких вооруженных групп и заканчивая ЮНА. Босния и Герцеговина на своей территории имела огромное количество техники, вооружения и боеприпасов, которые находились там на хранении или были оставлены покинувшей республику ЮНА. Все это стало прекрасным горючим для разгоревшегося вооруженного конфликта.

В своей статье бывший премьер-министр Великобритании М. Тэтчер писала: «В Боснии происходят страшные вещи, и, похоже, будет еще страшней. Сараево подвергается непрерывному обстрелу. Горажде осаждено и вот-вот будет занято сербами. Там, вероятно, начнется массовая резня… Такова сербская политика «этнической чистки» то есть изгнания из Боснии несербского населения…

С самого начала якобы независимые сербские военные формирования в Боснии действуют в тесном контакте с главным командованием сербской армии в Белграде, которое фактически содержит их и снабжает всем необходимым для ведения войны. Западу следует предъявить правительству Сербии ультиматум, потребовав, в частности, прекратить экономическую поддержку Боснии, подписать соглашение о демилитаризации Боснии, способствовать беспрепятственному возвращению в Боснию беженцев и др.»[7]

Прошедшая в августе 1992 г. в Лондоне международная конференция привела к тому, что лидер боснийских сербов Р. Караджич обещал вывести войска с оккупированной территории, передать под контроль ООН тяжелое вооружение, закрыть лагеря, в которых содержались мусульмане и хорваты. С. Милошевич согласился допустить международных наблюдателей в подразделения ЮНА, находившихся в Боснии, обязался признать независимость Боснии и Герцеговины, уважать ее границы. Стороны свои обещания выполнили, хотя миротворцам еще не раз приходилось призывать враждующие стороны к прекращению столкновений и перемирию.

Очевидно, что международное сообщество должно было потребовать от Словении, Хорватии и затем Боснии и Герцеговины дать определенные гарантии национальным меньшинствам, проживающим на их территории. В декабре 1991 г., когда война шла в Хорватии, ЕС приняло критерии признания новых государств в Восточной Европе и в бывшем Советском Союзе, в частности, «гарантий прав этнических и национальных групп и меньшинств в соответствии с обязательствами, принятыми в рамках СБСЕ; уважение нерушимости всех границ, которые не могут быть изменены иначе как мирными средствами с общего согласия»[8] . Этот критерий не очень строго соблюдался, когда речь шла о сербских меньшинствах.

Интересно, что Запад и Россия на этом этапе могли предотвратить насилие в Югославии, сформулировав четкие принципы для самоопределения и выдвинув предварительные условия признания новых государств. Юридическая база имела бы огромное значение, поскольку оказывает решающее влияние на такие серьезные вопросы, как территориальная целостность, самоопределение, право на самоопределение, права национальных меньшинств. Россия, безусловно, должна была быть заинтересована в выработке таких принципов, поскольку она сталкивалась и до сих пор сталкивается с подобными проблемами на пространстве бывшего СССР[9] .

Но особенно поразительно то, что после кровопролития в Хорватии ЕС, а за ним США и Россия повторили ту же ошибку в Боснии, признав ее независимость без каких-либо предварительных условий и без учета позиции боснийских сербов. Необдуманное признание Боснии и Герцеговины сделало неизбежной там войну. И хотя Запад заставил боснийских хорватов и мусульман сосуществовать в одном государстве и совместно с Россией пытался оказать давление на боснийских сербов, структура этой федерации все-таки искусственна, и многие не верят, что она продержится долго.

Заставляет задуматься и предвзятое отношение ЕС именно к сербам как самым главным виновникам конфликта. В конце 1992 – начале 1993 гг. Россия несколько раз поднимала в Совете Безопасности ООН вопрос о необходимости повлиять на Хорватию. Хорваты инициировали несколько вооруженных столкновений в Сербской Крайне, сорвав встречу по проблеме Краины, организованную представителями ООН, они пытались взорвать гидроэлектростанцию на территории Сербии, - ООН и другие организации не сделали ничего, чтобы их остановить.

Та же терпимость отличала отношение международного сообщества к боснийским мусульманам. В апреле 1994 г. боснийские сербы были подвергнуты НАТО ударам с воздуха за свои атаки на Горажде, истолкованные как угроза для безопасности личного состава ООН, хотя некоторые из этих атак были спровоцированы мусульманами. Поощряемые снисходительностью международного сообщества, боснийские мусульмане прибегли к той же тактике в Брчко, Тузле и других мусульманских анклавах под защитой сил ООН. Они старались спровоцировать сербов атаками на их позиции, поскольку знали, что сербы опять будут подвергнуты налетам натовской авиации, если только попытаются предпринять ответные действия.

МИД России к концу 1995 г. находился в крайне трудном положении. Политика государства на сближение с Западом привела к тому, что практически все начинания западных стран по урегулированию конфликтов Россия поддерживала. Зависимость российской политики от очередных валютных займов вела к быстрому продвижению НАТО в роли руководящей организации. И все же попытки России по урегулированию конфликтов не пропали зря, заставляя периодически садиться противоборствующие стороны за стол переговоров. Осуществляя политическую активность в дозволенных ей западными партнерами границах, Россия перестала быть фактором, определяющим ход событии на Балканах. Россия в свое время голосовала за установление мира военным путем в Боснии и Герцеговине с применением сил НАТО. Имея на Балканах военный полигон, НАТО уже не представлял иного пути решения любой новой проблемы, кроме вооруженного. Это оказало решающую роль на разрешение косовской проблемы, наиболее драматичного из балканских конфликтов.

Глава III. Конфликт в Косово

Истоки косовской проблемы уходят в глубь истории Балкан на несколько столетий. И с каждым поворотом колеса истории косовский вопрос получал новое содержание.

Кочевые скотоводы – албанцы составляли ничтожно малую часть (около 2%) населения Балкан и до XVIII века мирно жили сербами, даже участвовали на их стороне в сражении на Косовом поле. Неблагоприятные климатические условия вынудили албанцев мигрировать на территорию Сербии. К тому времени они уже были исламизированы турками. Проникнув на сербскую территорию, албанцы принялись активно сотрудничать с турками, нередко выступая на их стороне при подавлении сербских восстаний (например, во время восстания 1804-1813 годов)[10] . В то время сербы еще составляли около половины населения Косово и Метохии. Наиболее крупные столкновения между сербами и албанцами имели место в 1876-1878 годах.

Окончательно этническое равновесие в Косово и Метохии нарушилось в период с 1878 по 1912 год, когда край покинуло около полумиллиона сербов. Интересно, что в то время Албании как государства не существовало. Она была образована на основе решения Лондонской конференции 28 ноября 1912 года, а в 1913 официально приобрела независимость. Уже в то время Албания предъявляла претензии к Сербии на часть территорий, преимущественно населенных албанцами.

После окончания балканских войн 1912 — 1913 гг. Косово так и осталось в составе Сербии, а после первой мировой войны – в составе Югославии. В это же время появились нелегальный ирредентистский «Косовский комитет», позже «Революционное движение за объединение албанцев» и другие албанские организации, находившиеся не только в Косово, но и по всему миру: («Союз косоваров» (Рим, позже — Турция), «Призренская лига» (Нью-Йорк, филиалы в Турции, Австралии, Канаде, Франции, Бельгии, ФРГ)[11] . Эти организации ставили своей задачей подготовку условий для воссоединения с Албанией.

Во время Второй мировой войны почти вся территория Косово вошла в оккупационную зону Италии, позже Германия заявила о создании «Великой Албании». Это привело к тому, что на территории края антифашистское движение было слабее, чем в других районах Югославии. Зато созданные албанские военные формирования (Косовский полк, дивизия СС «Скандер бей») активно терроризировали неалбанское население.[12] И если практически вся территория Югославии была освобождена партизанскими отрядами и собственными вооруженными силами, то в Косово албанские формирования оказывали сопротивление, воюя на стороне фашисткой Германии.

После второй мировой войны Косово получило статус национальной области в составе Сербии[13] , но уже в 1963 г. становится автономным краем. Конституция 1974 г. наделила край такими широкими полномочиями, что он фактически стал самостоятельным субъектом федерации (конституционные изменения означали бюрократическую децентрализацию, проведенную в пользу новых лояльных политических руководств, с восстановлением однопартийной системы на уровне республик и краев и лишением союзных органов властных полномочий Югославия превратилась в своеобразную конфедерацию из восьми государств). Представители Косово были членами Президиума СФРЮ, в который входили представители всех республик. Среди прав и обязанностей этого государственного образования были и такие, которые позволяли блокировать решения органов власти республиканского уровня. Руководство Косово со своей стороны могло не считаться с мнением Сербии, подчиняясь республиканским органам только, когда считало выгодным для себя. Автономный край обладал равными правами с республиками кроме одного, самого важного, - невозможностью отделения от Сербии.

По Конституции социалистической Югославии 1974 г. Косово, формально оставаясь автономией в составе Сербии, фактически получило статус федеральной единицы и неограниченную самостоятельность во внутренних делах. Была принята программа ускоренного социально-экономического развития края и создан федеральный фонд для ее финансирования, открыта Косовская Академия наук и искусств, университет в Приштине. По доле студентов к общему числу населения Косово превосходило остальные регионы страны, албанский язык был уравнен с языками других югославских народов. Этому способствовало и тесная связь с албанской школьной системой, между краем и Албанией шел интенсивный обмен учителями и профессорами. По уровню доходов и ВВП на душу населения Косово, сильно отставая от среднеюгославских показателей, значительно превосходило Албанию. Однако большой прирост населения (первое место в Югославии) «съедал» все капиталовложения Сербии, поэтому по экономическому развитию в стране край занимал последнее место. Занимая небольшую площадь, Косово обладает солидными запасами полезных ископаемых, наиболее ценные из которых: висмут, свинцово-цинковые руды и уголь.

Численность албанцев в крае до сих пор установить тяжело, так как они отказываются в переписи населения, но в любом случае большую часть населения составляют албанцы (по последним данным около 917 тыс. (66%)), сербов и черногорцев менее 250 тыс., около 100 тыс. цыган, остальные турки и румыны[14] .

В СФРЮ националистическая деятельность в Косово началась сразу после войны и не прекращалась ни на день. В 1956 г. Служба безопасности вскрыла несколько диверсионных групп, заброшенных из Албании для создания нелегальных националистических организаций. Конечной целью была подготовка восстания, отделение от Сербии и присоединение к Албании.

Поставленные задачи осуществлялись сепаратистами поэтапно на протяжении 60-х – 70-х гг., все выступления тщательно планировались и не менее тщательно готовились. А в 1981 г. в Косово вспыхнуло восстание, на целое десятилетие определив развитие ситуации в крае. Требование у восставших было одно - предоставление Косово статуса союзной республики. Все, что предполагал такой статус, край фактически уже имел, поэтому истинная цель акции - очередной шаг к полной независимости. «Уличная» борьба сопровождалось саботажем на предприятиях, распространением листовок, активизацией деятельности по превращению Косово в «этнически чистый» край. Националисты использовали любые методы, вплоть до угроз физического истребления в адрес сербов, черногорцев и миролюбивых албанцев, оскверняли православные кладбища, церкви, насиловали и убивали детей, поджигали дома, уничтожали скот, занимали чужую землю, ограничивали свободу передвижения. На протяжении 10 лет здесь царил албанский террор. Албанский национализм практически неограниченно использовал все краевые структуры власти – милицию, суды, систему школьного и университетского образования, Академию наук, писательскую организацию. Рупором идеи национального обособления края стал Союз писателей Косово, возглавлявшийся с 1988 г. И. Руговой. Непрекращающийся процесс выселения из края жителей сербской и черногорской национальностей стал важнейшим индикатором кризиса.

Руководство Сербии в 80-е гг. использовало разные методы урегулирования ситуации. Введения военного положения и комендантского часа сменялись периодами разработки новых программ решения «проблем Косово», которые включали экономические (преодоление замкнутости края, изменение экономической структуры, укрепление материальной основы самоуправления) и политические (попытки формирования единства на классовых, а не на национальных основах) меры. Однако достичь хоть каких-то результатов так и не удалось.

Безрезультатный поиск выхода из кризиса привел руководство, Сербии к убеждению, что только централизация власти и упразднение ряда полномочий краевой власти сможет нормализовать ситуацию. Поэтому в Сербии развернулась кампания за правовое территориальное и административное единство республики, за сокращение прав автономных краев.

Угроза распрощаться с мечтами о республике вывела на улицы Приштины в январе 1990 г. 40 тыс. албанцев. Они представляли реальную угрозу стабильности Сербии и СФРЮ как раз в то время, когда безрезультатные споры о будущем федерации позволили Словении и Хорватии, а затем Боснии и Герцеговине открыто говорить о независимости. Введенные в военные подразделения и полиция силой пытались удержать порядок в городах Косово. Это повлекло за собой столкновения и жертвы. Албанские делегаты Скупщины провозгласили Косово республикой. В ответ Скупщина Сербии распустила Скупщину Косово, обосновывая это решение царящими в крае беззаконием и нарушением порядка, но последующие события показали, что эти меры лишь усугубили ситуацию.

В условиях растущего национализма и стремления к отделению во всех республиках, Сербия боялась потерять и Косово, поэтому пошла на ограничение (но не ликвидацию) автономии края. Принятая в Сербии в октябре 1990 г. Конституция свела правовой статус края к территориальной и культурной автономии, лишив его всех элементов государственности. В знак протеста албанцы начали кампанию гражданского неповиновения. Распущенный парламент на тайном заседании решил создать «параллельные структуры власти» — подпольные парламент и правительство. Албанские учителя отказались следовать новой школьной программе и начали учить детей по албанским программам. В результате край разделился на два параллельных общества - албанское и сербское. Каждое имело свою власть, свою экономику, свое просвещение и культуру. В официальной экономике доминировали албанцы, используя частные фирмы и частный капитал. В политической структуре были представлены исключительно сербы, поскольку албанцы бойкотировали выборы.

В 1989 г. у Косово были отобраны полномочия федеральной единицы, а в 1990 г. распущены органы власти автономии. Албанское население постоянно отказывалось участвовать в выборах республиканских, но принимало участие в нелегальных референдумах, которые неизменно заканчивались одобрением независимость края или устанавливали местные структуры власти, а 24 мая 1992 г. в Косово состоялись выборы президента и парламента, на которых победил И. Ругова и его партия – Демократическая лига Косово. Руководство Сербии объявило их незаконными.

Албанские сепаратисты за годы сопротивления сумели построить целую организационную систему, состоящую из военного и политического руководства; специальных мобильных террористических отрядов; резервистов, которых планируется активизировать в случае вооруженного восстания; службы разведки; пропагандистского аппарата; медицинских служб; системы банков; складов с боеприпасами и амуницией. У финансирования сепаратистского движения два источника: ежемесячные 3-процентные отчисления в специальный фонд всех работающих этнических албанцев и поступления от албанской диаспоры за рубежом, насчитывающей более 400 тысяч человек. Дополнительным источником финансирования сепаратистов явились как это ни странно помощь других государств. Албанцы заказывали предметы «двойного» назначения (палатки, продукты питания, медикаменты и др.): с одной стороны они предназначались для беженцев края, но чаще попадали в лагеря сепаратистов. Есть данные о том, что к созданию так называемой Освободительной армии Косова приложили руку спецслужбы США И ФРГ.[15]

ОАК чрезвычайно активно использовала возможности мировой компьютерной сети для решения своих задач. Многочисленные, хорошо скоординированные и организованные акции протеста, проводимые албанской диаспорой во многих странах мира (особенно в Западной Европе), координировались по Сети. Она была источником директивных указаний, воззваний, конкретных лозунгов и тактики действий, которые в зависимости от обстановки менялись в считанные часы.[16] Это сыграло немаловажную роль для формирования отношения мирового сообщества к албанцам Косова.

Ситуация в крае резко обострилась весной 1996 года, когда албанские боевики начали нападать на полицейских, а власти ответили массовыми арестами. Запад объявил сербские власти в нарушении прав человека, в насилии и даже пытках арестованных. Однако побывавшая в Косово в ноябре 1996 года комиссия ООН, не смогла подтвердить эту информацию.

В сепаратистском движении в Косово, радикализация которого началась в 1998 г., можно отметить три течения.

Первое - политическое, действующее через Демократическую лигу Косово во главе с Ибрагимом Руговой (он выступает за получение независимости Косово политическими средствами).

Второе связано с деятельностью «правительства в подполье» и именем Буяра Букоши. Штаб-квартира правительства – г. Ульм (Германия). Букоши имеет большое влияние на албанцев, находящихся на работе или в эмиграции за пределами Косово. Через его руки проходят деньги, которые попадают в Косово из-за границы. Известно, что албанцы занимают огромные сектора в сфере обслуживания во многих странах Европы, выполняя вроде бы и незаметную, но большую работу, и зарабатывают на этом огромные деньги.

Третье – экстремистское, действующее террористическими методами в рамках Освободительной армии Косова. Цели экстремистского крыла сепаратистов заключались в том, чтобы: вызвать путем террористических, актов и провокаций войну в крае, расширить «свободную территорию», где действует ОАК, добиться признания своей борьбы как национально-освободительной и, наконец, отделившись от Югославии, объединить территории Косово, Черногории, Македонии, Санджака и другие земли, населенные албанцами. Политическое крыло ОАК представляет бывший председатель Комитета защиты прав косовских албанцев А. Демачи[17] .

Осенью 1998 г. среди косовского руководства стал заметен раскол, обозначивший тенденцию усиления радикалов, готовых к военным действиям. Постепенно все более заметную роль начал играть премьер-министр непризнанной республики Букоши, обладающий влиянием на широкие массы косоваров. Он откровенно заявил, что выступает «за войну, а не за переговоры, которые означают капитуляцию»[18] .

ОАК, прошедшая подготовку в албанских лагерях, спровоцировала начало новой фазы конфликта в начале 1998 г. - вооруженные столкновения с сербской полицией, взрывы в македонских городах Гостивар, Куманово и Прилеп, убийства мирных жителей. Среди использовавшихся террористами методов – убийства и выселение сербов; убийства и угрозы лояльным албанцам, которые не хотят воевать; блокада сербских сел; захват мирных жителей в заложники; нападение на посты милиции и армейские патрули. Большинство дорог в крае контролировали албанские военизированные патрули. Население края, не поддерживающее экстремистов, запугивалось и подвергалось насилию. Албанцы-католики уезжали из родных мест, чтобы избежать насильственного включения в отряды террористов[19] .

Ответные меры полиции и армии были суровыми и вызвали новую волну сопротивления. Столкновения вооруженных албанцев с полицией весной 1998 г. напоминали боевые действия. ОАК пыталась расширить зону влияния, а правительственные армейские полразделения и полиция не только пытались помешать им в этом, но и активно разрушали опорные базы, склады оружия, продвигаясь к границе с Албанией. К октябрю 1998 г. Косово практически было свободно от формирований ОАК, оттесненных к албанской границе, но здесь вмешался Запад.

В сентябре 1998 года СБ ООН принял резолюцию, обязывающую сербов прекратить огонь и начать переговоры с албанской стороной. В резолюции упоминалось и необходимости принятия всех мер для прекращения конфликта, но жесткая позиция России в то время сдерживала НАТО. В ответ правительство и Скупщина Сербии заявили о готовности к сотрудничеству с международными организациями и с албанцами, а также выдвинули ряд инициатив по политическому урегулированию. На переговоры не шли албанцы, выдвигавшие новые условия.

Проблема прав человека привлекала всегда повышенное внимание общественности, а их нарушение являлось поводом и для «демократических назиданий», и даже внешнего вмешательства. Однако никто на Западе не замечал, что нарушение прав албанцев начались только после их неконституционных действий и провокаций.

Упорно не замечая проблемы сербов в Хорватии, Боснии и Герцеговине, международные организации (ООН, ОБСЕ, Контактная группа) проявляли интерес к проблеме прав человека в Косово. Самую активную позицию заняло НАТО. Получив в предшествующие годы в Боснии и Герцеговине карт-бланш на самостоятельную деятельность, закрепившись на Балканах как на военном плацдарме, НАТО стремилось в Косово продемонстрировать свою решимость в новой роли миротворца. Участие НАТО в урегулировании конфликта на Балканах было связано с необходимостью адаптации альянса к новому мировому порядку[20] .

Активизация НАТО в Европе была связана с еще одним моментом. Вашингтон доказывал своим европейским партнерам, что они не смогут решать сложные международные вопросы без США. После исчезновения двухполюсного мира США просто необходимо доказать всем, что роль мирового жандарма и защитника она никому не отдаст. Причем неважно, чьи права США защищает, свои или опять же свои, потому что в мире нет и не может быть, по их мнению, сфер, где не было бы интересов США. Эта же цель преследовалась Америкой и при создании Контактной группы, которое не было санкционировано ни одной международной организацией. Первоначально задуманная как рабочий орган подготовки документов для министров иностранных дел, она стала органом управления урегулированием кризиса на Балканах, начала принимать обязательные для исполнения решения, диктовать условия и выдвигать ультиматумы. Но главное – и об этом нельзя забывать – США нужно было закрепить свое присутствие, в том числе и военное, на Европейском континенте, которое после развала СССР уже нельзя было обосновывать привычной логикой вооруженного противостояния с «империей зла». Так возникла необходимость найти нового, пусть не столь опасного, но не менее хищного и кровожадного врага, которым и стал Милошевич[21] .

Ситуацию накаляли средства массовой информации, которые всячески принижали роль Сербии как суверенного государства и показывали только бедственное положение албанцев, но никак не краевого меньшинства – сербов[22] .

Международные организации не смущало то, что речь шла о суверенном государстве – Югославии, - которое противится внешнему вмешательству во внутренние дела. Арсенал средств, которыми они располагали, был опробован в Боснии и Герцеговине. Неизменными оставались и тезис о виновности лишь Белграда возникшей ситуации, и убежденность, что только военная сила может заставить руководство Сербии пойти на уступки.

Контактная группа стала угрожать Югославии бомбардировками, если она не прекратит боевые действия. Угрозы ударов с воздуха по Сербии выполнили роль ''дамоклова меча'', спасаясь от которого Милошевич подписал документ, предполагавший отвод сербских сил из края, размещение в крае наблюдателей ОБСЕ, установление режима воздушного контроля самолетов НАТО над территорией Косово, размещение «сил альянса в соседних странах в случае возникновения проблем». Примечательно, что обсуждение косовской проблемы в ОБСЕ происходило без представителей Югославии, которая была временно исключена из этой организации в период боснийской войны.

Россия решительно выступила против планов НАТО, заявив, что применение силы требует решения СБ ООН. Как известно правомерным применение вооруженной силы является только в двух случаях: при осуществлении права на самооборону и по решению СБ ООН против нарушителя мира и агрессора[23] .

Понять истинные цели Запада, умело закамуфлированные под мирные инициативы, нетрудно. Ни одна международная организация не обратила внимания на тот факт, что албанцы более двадцати раз отказывались сесть за стол переговоров. В западных СМИ не делалось различий между албанцами-сепаратистами и лояльными гражданами. Запад грозил наказанием только одной стороне — Белграду. Размешенный на границе с Косово контингент НАТО в январе 1999 г. был значительно увеличен. К этому следует добавить, что сербские военные были выведены с территории края, а Запад не воспрепятствовал ОАК вновь занять большую часть территории. Боевики продолжали получать оружие и боеприпасы из Албании, считая американцев и НАТО если не явными, то, по крайней мере, тайными союзниками. Участились нападения на сербских полицейских, убийства мирных жителей, захват заложников, открытые провокации.

Готовя мирную конференцию в Рамбуйе, Контактная группа использовала сценарий Дейтона: изоляция делегации, жесткие ультимативные требования, угрозы Белграду в случае отказа подписать подготовленный проект, но что-то не сработало в продуманном плане. Может, сказалось то, что единство в Контактной группе впервые было нарушено, когда Россия не поддержала идею отправить «миссию НАТО» в Косово[24] . Несмотря на то, что США опекали албанскую делегацию, та не пошла ни на какие уступки, требуя ввода войск НАТО и гарантий независимости по окончании трехлетнего периода. Югославская делегация объявила о готовности подписать политический договор, но была категорически против ввода войск НАТО на территорию края, ссылаясь на свои права суверенного государства.

НАТИО никак не могло придать законную форму «вооруженной операции». «Военное приложение» к договору было засекречено и появилось неожиданно уже в Рамбуйе. В частности в этом приложении под пунктами №2 и 7 говорилось вводе войск НАТО на территорию Косово после подписания договора. И сербская дипломатия искусно использовала этот факт, отказываясь рассматривать документ, который не обсуждался Контактной группой. В письме представителя МИД РФ на этих переговорах подчеркивалось, что «Россия не присоединяется к Приложениям 2 и 7».[25] Позднее свою позицию Россия подтвердила отказавшись заверять своей подписью документ о характере международного присутствия в Косово, поскольку в Контактной группе военно-полицейские приложения не обсуждались.

События в Косово приняли неожиданный оборот, когда 15 января 1999 г. в селе Рачак на юге Косово было обнаружено 40 трупов ''мирных албанцев'', что стало формальным поводом для натовской агрессии, т.к. дало основание говорить о том, что «политический диалог в Косово достиг мертвой точки». Виновными оказались сербские полицейские. Хотя эксперты Белоруссии и Финляндии, осмотревшие убитых заявили, что тела были привезены из других мест, а наличие пороха на пальцах свидетельствовало о том, что они скорее всего держали оружие в руках. Это было доказано только 24 марта 2000 г. в Берлине. Но НАТО как раз и ждало такого момента и заявила о начале бомбардировок. Отсутствие жесткой позиции российской дипломатии не позволило предотвратить их начало. Тем не менее, у Запада вызвал шок знаменитый разворот самолета Председателя Правительства РФ Е. М. Примакова над Атлантикой 24 марта 1999 года в ответ на начавшиеся бомбардировки НАТО. Бомбардировки вызвали в России массовые протесты населения страны. Осуждение действий НАТО с российской стороны оказалось неожиданным для Альянса, и это предотвратило развитие событий вокруг Югославии по более жесткому сценарию.[26]

На заседании СБ ОНН Россия, Китай и Намибия осудили бомбардировки НАТО, их поддержали Белоруссия и Индия (не члены СБ).

Соседние страны с Югославией дали согласие на использование своих воздушных пространств и взлетных полос. Кроме того, блокаду Югославии организовали не только с суши и воздуха, но и с моря. Вдоль береговой линии СФРЮ постоянно курсировали корабли ВМС различных стран. Россия сначала хотела отправить в Средиземное море группу кораблей Черноморского флота, что имело бы огромное политическое и практическое значение, но в итоге ограничилась только посылкой разведывательного корабля «Лиман». С 1 мая 1999г. было введено торговое эмбарго против СРЮ с целью прекратить поставку нефти в республику из соседних стран.

9 мая югославское руководство приняло решение о начале вывода из Косово частей и подразделений вооруженных сил и полиции СРЮ. Несмотря на это, НАТО продолжала бомбардировки. Это привело к тому, что Косово покинули сотни тысяч сербов. И эта гуманитарная катастрофа была более серьезной, чем в Хорватии[27] .

Авиации НАТО так и не удалось достичь поставленных задач. В Косово американские пилоты столкнулись с неуловимым врагом. Сербы научились хорошо укрывать свое вооружение, и натовские бомбардировщики били по тем объектам, которые были им доступны, а не по тем, которые нужно было уничтожить. Как считают независимые американские эксперты, несмотря на пять недель бомбардировок, Белграду удалось сохранить 80 - 90 % танков, 75 % наиболее совершенных зенитных ракет и 60 % истребителей МиГ, а численность сербских сухопутных сил, составлявшая в Косово на начало операции НАТО 40 тыс. человек, не только не уменьшилась, но, возможно, возросла. Самолеты НАТО, оснащенные ВТО, не смогли уничтожить 80 % складов боеприпасов и армейских казарм в Югославии.[28]

Только 10 июня 1999 года руководство НАТО приняло решение о прекращении воздушных операций против СРЮ. СБ ООН постановил разместить в Косово миротворческий контингент с целью решения конфликта мирным путем. В ходе 78-дневной агрессии против Югославии НАТО потеряла 61 самолет, 7 вертолетов, 30 БЛА и 238 ракет[29] .

Решение проблем Косово и Метохии было возложено на ООН. В соответствии с резолюцией СБ ООН в крае разместился международный контингент безопасности, включая представителей России и нейтральных государств.

Продолжавшаяся 78 дней воздушная операция НАТО явилась беспрецедентной по своей сути агрессией группы стран против суверенного государства. Со времен окончания Второй мировой войны Европа еще не знала столь продолжительных и напряженных боевых действий, ведущихся на континенте.

С момента развертывания международных сил безопасности (КФОР) и миссии ООН число террористических актов в Косово не уменьшилось, а наоборот увеличилось. И в основном направлены они были в первую очередь против сербов. Были разрушены или сожжены тысячи домов, церкви и монастыри, большое число исторических памятников сербской культуры и истории.

Многие районы подверглись и до сих пор подвергаются «этнической чистке». Города Печ, Призрен, Приштина и Джаковица из многонациональных превратились в мононациональные, в Косовска-Митровица соотношение албанского и сербского населения в настоящее время 100/1. Теперь миротворцам приходиться защищать не албанцев, а сербское меньшинство, которое постоянно подвергается гонениям с албанской стороны.

Кстати Освободительная армия Косово так и не прекратила своего существования. Хотя она и была официально распущена, но в созданный «Корпус охраны Косово» – местную полицию попали в основном бойцы ОАК. И понятное дело, что они не могли, да и не хотели предотвращать террористические акты против сербов. Боевики ОАК свирепствуют уже не так, как сразу после «освобождения» края по данным ООН, тогда убивали 30-40 сербов в неделю. Тем не менее албанская пресса по-прежнему зовет к топору[30] .

Цели у различных сторон, участвовавших в конфликте, были различны, но вот достигли ли их? Начнем с Сербии. Экономика страны разрушена, надо восстанавливать хозяйство. Однако вместо того, чтобы компенсировать разрушения, западные страны пытаются использовать экономическое восстановление страны политическим орудием. Выделение средств на восстановительные работы связывалось с уходом С. Милошевича с поста президента. Когда Милошевич ушел в отставку, его пост занял Коштуница, но даже это не помогло Сербии. За 120 миллионов долларов сербы сдали американцам Милошевича, но и этих денег так и не увидели. И все же экономика страны развивается хоть не быстро, но уверенно. Ущерб, нанесенный бомбардировками военным объектам, ничтожен, поэтому стране практически не надо тратиться на восстановление армии. Средства же на весьма выгодные с пропагандистской точки зрения работы по восстановлению народного хозяйства нашлись: власти ввели специальные налоги, а также смогли принудить ряд компаний вести по льготным расценкам, а то и вовсе предоставлять рабочую силу бесплатно.[31] Речь, конечно же, не идет о том, что Сербия процветает, там все плохо, но не так как ожидалось. Югославия как страна перестала существовать - Черногория заявила о выходе из ее состава. Так что теперь политическая карта Южной Европы поменялась полностью.

США практически не получили того, что хотели: Милошевич до недавнего времени оставался главой Сербии, Косово так и не получило статуса республики, а введенные на ее территорию миротворческие силы с натугой справляются со своими обязанностями. Единственное, кого победили США, так это Западную Европу. Втянув НАТО в конфликт на Балканах, США тем самым втянули все страны, в него входящие. Многие из эти стран, возможно, никогда бы и не пошли на такое. Европейцы очень успешно помогли США в очередной раз закабалить себя.[32] Но американцы не были бы американцами. Если бы не смогли извлечь из кризиса экономическую выгоду. За время войны вырос курс американских компаний, а доллар обошел евро. Война в Югославии – реклама американского оружия. И военные заводы страны уже получают миллиардные заказы, что опять ведет к колоссальной прибыли. Тем не менее, США не смогло перетянуть весь мир на свою сторону, многие государства от самых маленьких до больших осудили агрессию.

В интересное положение попала Россия. Распад Советского Союза привел к распаду всей социалистической системы. И заставил искать новое положение в политическом мире, а это сделать очень нелегко. Многие страны просто игнорировали Россию при решении любых мировых вопросов. Авторитет страны стал подниматься, когда Россия чуть ли не единственная выступила против бомбардировок сначала Ирака, а за тем и Югославии. И своей активностью практически всегда сажала стороны за стол переговоров. Но гораздо чаще России приходилось поддерживать западные страны вопреки своих международных интересов.

Вступление в должность министра иностранных дел И. Иванова совпало с обострением ситуации в крае. Продолжив курс на отстаивание территориальной целостности Югославии, он выступил категорически против применения силы в урегулировании проблемы края. Решительная позиция, занятая Россией в вопросе Косово, смогла предотвратить в октябре 1998 г. военное вмешательство НАТО и осуществление «боснийского варианта» для косовской автономии. Помешав нанесению воздушных ударов, Россия неожиданно для Запада в условиях тяжелейшего экономического кризиса нарушила естественный ритм систематического и беспрепятственного наступления НАТО на Балканы и далее на восток. Однако слабость и политическая нестабильность России – угроза безопасности и стабильности в Европе.[33]

Оценивать однозначно позицию России в переговорном процессе по проблемам Косово трудно. Она была скорее противоречивой и непоследовательной. Россия долго поддерживала применение «мер воздействия» на Югославию, полагая, что Белград «не может противостоять международным стандартам», отклонила просьбу Югославии рассмотреть в СБ угрозы НАТО нанести воздушные удары, долгое время не ставила вопрос о разоружении ОАК, не возражала против максимально широкого статуса автономии в рамках Югославии, а не, Сербии, что приближало Косово к созданию республики, но это закончилось, когда угроза бомбардировок Югославии стала реальностью. Россия осудила решение бомбардировать Сербию, и этот вопрос неоднократно поднимался в СБ российскими представителями.

Балканская война не только вскрыла все симптомы и проявления серьезного кризиса отношений между Западом и Россией, но во всей полноте показала комплекс растущих для нее угроз в политической, военной, экономической и социальной сферах[34] . События в Югославии наоборот привлекли еще больше внимания к России, имевшей на протяжении всего конфликта свою точку зрения. Она иногда вопреки всем занимала противоположную сторону и завоевала на этом немалый авторитет. Поэтому урегулирование конфликта без России просто невозможно. С ней просто необходимо считаться, даже если это не нравится другим державам. Поэтому Югославия хотела видеть обязательно в числе 30 тысячного контингента миротворцев российских солдат, и бросок русский десантников в аэропорт Слатина на всегда войдет в мировую историю, как пример готовности любым способом отстаивать свои международные интересы. Именно военные поддержали и даже приподняли авторитет России, сделав то, чего не могли сотворить политики. Сербы понимают, что позиция России постоянно сдерживала натиск натовских сил и не позволила просто уничтожить это государство. Югославия понимала, на что шла, когда призывала Россию принять ее в союз России и Белоруссии. Конечно, этого не могло случиться, но одно это заявление стоило многого, заставив страны Североатлантического альянса пересмотреть многие вопросы, касающиеся позиции России в разрешении многочисленных мировых конфликтов. Ведь как бы то ни было, сербы больше бы желали видеть у себя русских, чем натовских солдат. Отношение к нашим миротворцам куда более благожелательно, нежели к американцам, англичанам, немцам и др. Разве такое может быть, если страну эту не уважают. Наверное, нет, а значит, силу свою Россия не потеряла. Мировое сообщество (читай – организаторы интервенции) все более желало суда над руководством Югославии.

В январе 2002 года начал работу Международный Трибунал по Югославии, обвиняемый – С. Милошевич. Ему вменяются многие преступления, и предъявляются различные обвинения вплоть до преступления против человечества. Но неожиданно Милошевич (юрист по образованию) отказался от адвокатов и взял защиту в свои руки. Факты, приведенные им в своей речи, заставили многих по-иному взглянуть на балканский кризис[35] . Многие страны были против защитного слова Милошевича, и им было чего опасаться. Приведенные экс-президентом примеры ярко свидетельствуют обо всех несчастьях, которые обрушились на его государство. Документы свидетельствуют, что применения силы на Балканах можно было избежать, но Запад не захотел этого делать, а использование различных запрещенных видов оружия и боеприпасов на территории бывшей Югославии идет в разрез со всеми известными мировыми конвенциями. Бесспорно, политика Милошевича также явилась поводом к развалу Югославии и тем драматическим событиям, происходившим там в течение девяностых годов, но не меньшая вина лежит на всех участниках этого огромного по своим масштабам конфликта.

Заключение

Распад биполярной системы мира привел к его новому переделу. Одной из первых его жертв стала Югославия – страна, которой уже не существует на политической карте мира. Используя многочисленные противоречия и проблемы, существовавшие между этническими группами внутри страны, НАТО, а точнее США, заняло важнейший в стратегическом отношении регион и значительно продвинулось на восток. Поощрение сепаратизма, выдаваемого как борьбу национальных меньшинств за свои права, со стороны США и стран-членов НАТО привело к трагическим последствиям. Цель, которую ставили перед собой «гуманитарные интервенты» достигнута – режим Милошевича свергнут, но какой ценой?! Балканы, и в первую очередь – бывшая Югославия, переживают серьезный политический, экономический, гуманитарный, демографический и экологический кризис, что явилось прямым следствием бомбардировок страны.

Всю вину за балканскую трагедию возлагают на плечи сербов, что в корне неправильно. В течение всего балканского кризиса преступления и этнические чистки совершались как со стороны сербов, так и с мусульманской, хорватской, словенской сторон, но санкциям подвергались только одни сербы. На наш взгляд, очевидно, что одним из основных виновников творимых преступлений (по-иному не скажешь) является НАТО, которая, нарушив Устав ООН, доказало, что может решать мировые проблемы самостоятельно. НАТО это уже не альянс равных государств. США доказали всему миру, кто в нем хозяин. Возможно, некоторые страны и не втянулись бы в этот конфликт, если бы не давление со стороны США. Разве можно называть сербов виновниками, если их угнетают, выселяют или пытаются разделить. Почему поступки сербов всегда вызывали осуждение остального мира, а поступки боснийцев, хорватов, косоваров, зачастую гораздо более худшие, оставались без внимания? Разве отстаивание целостности своей страны является преступлением? Если да, то, что делать тогда с курдами в Турции, басками в Испании, Северной Ирландией в Великобритании. Признать их независимыми? Почему-то еще никто этого не сделал.

Косово сегодня остается кровоточащей раной на теле Европы. Операция НАТО, предпринятая под надуманным лозунгом защиты албанцев, на самом деле еще больше обострила межэтнические противоречия и привела к изгнанию из края большинства неалбанского населения. Те, кто принимал участие на стороне НАТО, разочарованы, так как видят, что ситуация с каждым днем все больше выходит из-под контроля, а Косово превращается в плацдарм различных экстремистских и мафиозных группировок.

Закончилась война, очередная война на Балканском полуострове, но это не означает, что ситуация на юге Европы стабилизировалась. Кризис на Балканах далек от урегулирования, политологи сходятся во мнении, что это только начало. Распалась Югославия, на Балканах образовались новые государства с существенными претензиями друг к другу. В Хорватии живут сербы, в Боснии и Герцеговине – сербы и хорваты, в Сербии, Македонии и Черногории – албанцы, все эти народы стремятся к самоопределению. Албанские политические круги, победив в Косово и почувствовав свою силу, уже попыталась распространить конфликт на территорию Македонии, вновь создав опасность нового витка балканского кризиса.

Россия своей политикой продемонстрировала зависимость от западного мира. Изменчивость внешней политики привела к тому, что наша страна стала терять мировой авторитет. Иногда Россия пытается отстоять свою позицию в решении важнейших мировых проблем, но это получается у нее все хуже и хуже. Ведущие мировые державы (США, Великобритания, Франция, Германия) все меньше считаются с Россией. Поэтому российским политикам необходимо возвратить международный авторитет стране, иначе это может в скором будущем привести к катастрофическим последствиям.

Список литературы

.

1. История Югославии./ Под ред. Ю.В. Бромлея, И.С. Достян, В.Г. Карасева. С.А. Никитина. М., 1963, т. 1 – 2.

2. Достян И.С. Россия и балканский вопрос. Из истории русско-балканских политических связей в первой трети XIX в. М., 1972.

3. Рыжков Н.И., Тетекин В.Н.. Югославская голгофа, М., 2000.

4. Арбатова Н. Мир или перемирие. // Мировая экономика и международные отношения, 1998, № 9.

5. Арбатова Н. Уроки для России и Запада. // Мировая экономика и международные отношения, 1995, № 2.

6. Воронов К. Европа и Россия после Балканской войны 1999: драматические уроки.// Мировая экономика и международные отношения, 2000, № 4.

7. Коновалов А. Балканские уроки. // Независимая газета, 13 мая 1999.

8. Тэтчер М. Без колебаний помогите Боснии. // Нью-Йорк Таймс, сентябрь 1992.

9. Сабов Д. Федерация резерваций. // Итоги, 13 июня 2000.

10. Сафарин А. Продолжается фарс натовского трибунала в Гааге. // Советская Россия, 15 января 2002.

11. Сковородко А. Интернет – блиндаж // Ориентир, 2002, №.1.

12. Смирнова Н. Косово: сепаратизм или самоопределение? // Мировая экономика и международные отношения, 1998, № 9.

13. Сошников А. НАТО против Югославии: хроника необъявленной войны. // Зарубежное военное обозрение, 1999, № 8, 9.

14. Старцев С. Балканский приступ геополитического дарвинизма. // Независимая газета, Особая папка № 1, апрель 1999.

15. Стубров Д., А. Гахов А. Психологическая война. // Ориентир, 1999, № 8.

16. Стубров Д., Гахов А. Кровавый юбилей НАТО. // Ориентир, 1999, № 6.

17. Сурков А. Пять уроков косовского кризиса. // Независимая газета. 29 июня 1999.

18. Уткин А.И. Окончательность границ и самоопределение. // Независимая газета, 13 октября 1998.


[1] Уткин А.И. Окончательность границ и самоопределение. // Независимая газета, 13 октября 1998.

[2] История Югославии. / Под ред. Ю.В. Бромлея, И.С. Достян, В.Г. Карасева, С. А. Никитина. М., 1963, Т. 2, с. 136.

[3] Смирнова Н. Косово: сепаратизм или самоопределение? // Мировая экономика и международные отношения, 1998, № 9, с. 92.

[4] Сурков А. Пять уроков косовского кризиса.// Независимая газета. 29 июня 1999.

[5] Сурков А. Пять уроков косовского кризиса.// Независимая газета. 29 июня 1999.

[6] Сурков А. Пять уроков косовского кризиса.// Независимая газета, 29 июня 1999.

[7] Тэтчер М. Без колебаний помогите Боснии.// Нью-Йорк таймс, сентябрь 1992.

[8] Арбатова Н. Уроки для России и Запада.// Мировая экономика и международные отношения, 1995, № 2.

[9] Там же.

[10] Достян И.С. Россия и балканский вопрос. Из истории русско-балканских политических связей в первой трети XIX в. М., 1972, с. 85.

[11] Смирнова Н. Косово: сепаратизм или самоопределение?//Мировая экономика и международные отношения, 1998, № 9, с.93

[12] Рыжков Н.И., Тетекин В.Н.. Указ. соч., с. 39.

[13] История Югославии. / Под ред. Ю.В. Бромлея, И.С. Достян, В.Г. Карасева, С. А. Никитина. М., 1963, Т. 2, с. 413.

[14] Рыжков Н.И., Тетекин В.Н.. Указ. соч., с. 40

[15] Рыжков Н.И., Тетекин В.Н.. Указ. соч., с. 11

[16] Сковородко А. Интернет – блиндаж // Ориентир, 2002, №.1, с.23

[17] Стубров Д., Гахов А. Кровавый юбилей НАТО.// Ориентир, 1999, №6.

[18] Рыжков Н.И., ТетекинВ.Н.. Указ. соч., с. 46

[19] Стубров Д., Гахов А. Указ. соч.

[20] Воронов К. Европа и Россия после Балканской войны 1999: драматические уроки. // Мировая экономика и международные отношения, 2000, №4, с.29

[21] Старцев С. Балканский приступ геополитического дарвинизма. // Независимая газета, Особая папка №1, апрель 1999.

[22] Стубров Д., Гахов А. Психологическая война.// Ориентир, 1999, №8, с.63.

[23] Рыжков Н.И., Тетекин В.Н.. Указ. соч., с.. 52.

[24] Арбатова Н. Мир или перемирие.// Мировая экономика и международные отношения, 1998, №9, с.79.

[25] Рыжков Н.И., Тетекин В.Н.. Указ. соч., с. 62.

[26] Рыжков Н.И., Тетекин В.Н.. Указ. соч., с.89.

[27] Коновалов А. Балканские уроки// Независимая газета, 13 мая 1999.

[28] Сошников А. НАТО против Югославии: хроника необъявленной войны // Зарубежное военное обозрение, 1999, №8.

[29] Сошников А. НАТО против Югославии: хроника необъявленной войны // Зарубежное военное обозрение, 1999, №9.

[30] Сабов Д. Федерация резерваций// Итоги, 13 июня.2000, с.33.

[31] Сабов Д. Федерация резерваций // Итоги, 13 июня 2000, с.25.

[32] Рыжков Н.И., Тетекин В.Н.. Указ. соч., с. 134.

[33] Коновалов А. Балканские уроки // Независимая газета, 13 мая 1999 года.

[34] Воронов К. Европа и Россия после Балканской войны1999: драматические уроки.// Мировая экономика и международные отношения, 2000, №4, с.33.

[35] Сафарин А. Продолжается фарс натовского трибунала в Гааге. //Советская Россия, 15 января 2002.

Оценить/Добавить комментарий
Имя
Оценка
Комментарии:
Где скачать еще рефератов? Здесь: letsdoit777.blogspot.com
Евгений06:42:39 19 марта 2016
Кто еще хочет зарабатывать от 9000 рублей в день "Чистых Денег"? Узнайте как: business1777.blogspot.com ! Cпециально для студентов!
15:21:48 25 ноября 2015

Работы, похожие на Реферат: Балканский кризис конца XX века

Назад
Меню
Главная
Рефераты
Благодарности
Опрос
Станете ли вы заказывать работу за деньги, если не найдете ее в Интернете?

Да, в любом случае.
Да, но только в случае крайней необходимости.
Возможно, в зависимости от цены.
Нет, напишу его сам.
Нет, забью.



Результаты(151082)
Комментарии (1843)
Copyright © 2005-2016 BestReferat.ru bestreferat@mail.ru       реклама на сайте

Рейтинг@Mail.ru