Банк рефератов содержит более 364 тысяч рефератов, курсовых и дипломных работ, шпаргалок и докладов по различным дисциплинам: истории, психологии, экономике, менеджменту, философии, праву, экологии. А также изложения, сочинения по литературе, отчеты по практике, топики по английскому.
Полнотекстовый поиск
Всего работ:
364150
Теги названий
Разделы
Авиация и космонавтика (304)
Административное право (123)
Арбитражный процесс (23)
Архитектура (113)
Астрология (4)
Астрономия (4814)
Банковское дело (5227)
Безопасность жизнедеятельности (2616)
Биографии (3423)
Биология (4214)
Биология и химия (1518)
Биржевое дело (68)
Ботаника и сельское хоз-во (2836)
Бухгалтерский учет и аудит (8269)
Валютные отношения (50)
Ветеринария (50)
Военная кафедра (762)
ГДЗ (2)
География (5275)
Геодезия (30)
Геология (1222)
Геополитика (43)
Государство и право (20403)
Гражданское право и процесс (465)
Делопроизводство (19)
Деньги и кредит (108)
ЕГЭ (173)
Естествознание (96)
Журналистика (899)
ЗНО (54)
Зоология (34)
Издательское дело и полиграфия (476)
Инвестиции (106)
Иностранный язык (62792)
Информатика (3562)
Информатика, программирование (6444)
Исторические личности (2165)
История (21320)
История техники (766)
Кибернетика (64)
Коммуникации и связь (3145)
Компьютерные науки (60)
Косметология (17)
Краеведение и этнография (588)
Краткое содержание произведений (1000)
Криминалистика (106)
Криминология (48)
Криптология (3)
Кулинария (1167)
Культура и искусство (8485)
Культурология (537)
Литература : зарубежная (2044)
Литература и русский язык (11657)
Логика (532)
Логистика (21)
Маркетинг (7985)
Математика (3721)
Медицина, здоровье (10549)
Медицинские науки (88)
Международное публичное право (58)
Международное частное право (36)
Международные отношения (2257)
Менеджмент (12491)
Металлургия (91)
Москвоведение (797)
Музыка (1338)
Муниципальное право (24)
Налоги, налогообложение (214)
Наука и техника (1141)
Начертательная геометрия (3)
Оккультизм и уфология (8)
Остальные рефераты (21697)
Педагогика (7850)
Политология (3801)
Право (682)
Право, юриспруденция (2881)
Предпринимательство (475)
Прикладные науки (1)
Промышленность, производство (7100)
Психология (8694)
психология, педагогика (4121)
Радиоэлектроника (443)
Реклама (952)
Религия и мифология (2967)
Риторика (23)
Сексология (748)
Социология (4876)
Статистика (95)
Страхование (107)
Строительные науки (7)
Строительство (2004)
Схемотехника (15)
Таможенная система (663)
Теория государства и права (240)
Теория организации (39)
Теплотехника (25)
Технология (624)
Товароведение (16)
Транспорт (2652)
Трудовое право (136)
Туризм (90)
Уголовное право и процесс (406)
Управление (95)
Управленческие науки (24)
Физика (3463)
Физкультура и спорт (4482)
Философия (7216)
Финансовые науки (4592)
Финансы (5386)
Фотография (3)
Химия (2244)
Хозяйственное право (23)
Цифровые устройства (29)
Экологическое право (35)
Экология (4517)
Экономика (20645)
Экономико-математическое моделирование (666)
Экономическая география (119)
Экономическая теория (2573)
Этика (889)
Юриспруденция (288)
Языковедение (148)
Языкознание, филология (1140)

Курсовая работа: Англо-бурская война

Название: Англо-бурская война
Раздел: Рефераты по истории
Тип: курсовая работа Добавлен 01:27:48 07 февраля 2010 Похожие работы
Просмотров: 1063 Комментариев: 2 Оценило: 1 человек Средний балл: 5 Оценка: неизвестно     Скачать

Введение

Прошло больше ста лет с начала англо-бурской войны, продолжавшейся с октября 1899 г. по май 1902 г. Но она все равно притягивает интерес ученых, аналитиков, публицистов, военных историков и других. Это была первая война XX столетия. Именно она стояла в центре внимания, как говорили тогда, цивилизованного мира, когда он встретил 1900 г. На заре ХХ века в этой войне видели крупнейшее международное событие.

Война, в которой Великобритания завязла на два с половиной года, поражения, которые она терпела от двух маленьких бурских республик, нанесли удар по престижу Британской империи и повлияли на межгосударственные отношения в Европе.

Война вызвала бурную реакцию общественности европейских и многих других стран, и почти повсюду она оказалась антибританской. Англофобия была тогда широко распространена. Одни не любили Великобританию за то, что она захватывала все новые территории по всему миру, другие – за то, что товары Бирмингема, Шеффилда и Манчестера издавна были сильными конкурентами промышленности других государств. Третьи – «хитрую» внешнюю политику. Четвертые, сторонники самодержавных методов правления – за ее «гнилой либерализм». Как тут было не злорадствовать по поводу ее трудностей и не посочувствовать ее противнику, тем более, что противник заслуживал сочувствия. Борьбу двух республик, которые и на карте мира-то нелегко было разыскать, против крупнейшей империи в истории человечества сравнивали с библейской схваткой Давида с Голиафом. Во многих странах создавались общественные комитеты помощи бурам. Несколько тысяч добровольцев из Европы и США воевали на стороне буров.

Эта война сыграла огромную роль в развитии военного искусства. В Западной Европе после франко-прусской в течение 30 лет не было войн. За эти годы накопились бесчисленные новшества в военной технике, в стратегии и тактике, но их не удавалось проверить практикой. «Колониальные войны» в этих нововведениях не нуждались. Так что первым полигоном стала Южная Африка. Генеральные штабы многих стран (даже Норвегии) послали на поля сражений своих наблюдателей – как официальных, так и секретных, чтобы не пропустить чего-нибудь важного в новациях военного искусства.

В этой войне впервые в широком масштабе были применены пулеметы. Впервые – шрапнель и бездымный порох. Сомкнутые колонны войск уступили место рассыпному строю. Может казаться, что окопы и траншеи – давний спутник войн, но их придумали именно буры. Тогда же появился и защитный цвет хаки, в который потом оделись все армии мира.

Англо-бурская война стала частью биографии многих известнейших людей XX столетия: Уинстона Черчилля, Махатмы Ганди, фельдмаршалов Робертса, Китченера и Смэтса, Конан Доила и Киплинга и даже Александра Ивановича Гучкова.

Этой войной завершился колониальный раздел Африканского континента, продолжавшийся последнюю четверть XIX в. В результате этой войны возник британский доминион Южно-Африканский Союз – самая экономически развитая страна Африки, но и одна из самых расистских.

Этой войне посвящено множество исторических исследований, сборников документов, мемуаров и биографий, романов, рассказов и стихотворений. В объемистых библиографических изданиях перечисляется эта литература, но она столь велика, что ни одну библиографию нельзя считать полной. Существенным упущением всех их является, в частности, отсутствие перечня на русском языке.

Актуальность дипломной работы заключается в том, что это была первая война за передел мира, это первая война ХХ века. Целью дипломной работы является изучение агрессивной колониальной политики Англии в Южной Африке в конце 19-начале 20 вв. дает возможность выявить ее причины, цели и способы осуществления. Задачи, поставленные в дипломной работе заключаются в следующем:

· Рассмотреть начало европейской колонизации в южной Африке;

· Выявить основные закономерности английской колонизации;

· Проанализировать положение бурских республик к началу англо-бурской войне;

· Проследить позицию ведущих держав по отношению к англо-бурской войне;

· Рассмотреть ход войны и ее итоги.

Начало глубокому изучению политики Англии в Южной Африке в конце 19-начале 20 вв. было положено в трудах африканистов И.И. Потехина, А.З. Зусмановича, А.Б. Давидсона, И.Д. Парфенова и др[1] .

Наиболее полным исследованием, посвященным этой проблеме является монография И.А. Никитиной. В ее работе представлена полная картина исследования колонизаторской политики Англии в Южной Африке, положения африканского большинства ее населения в начале ХХ века, не изученных ранее вопросов об отношении коренного населения к англо-бурской войне и отношения великих держав[2] .

При написании дипломной работы были использованы также биографические материалы личностей, которые оказались в центре тех событий и формировали политику того времени – это такие имена как Сесил Родс, генрал Китченер, Джозеф Чембердлен, лорд Солсбери.

Дипломная работа состоит из введения, трех глав, заключения и списка использованной литературы.

1. Европейская колонизация Южной Африки

1.1 Голландская колонизация

Европейцы появились в Южной Африке в последней трети XV века. Португальская экспедиция под началом Бартоломеу Диаша обогнула мыс Доброй Надежды и достигла устья р. Грейт-Фиш, но в Южной Африке португальцы не закрепились. Голландская Ост-Индская компания, захватившая в свои руки всю торговлю пряностями в Юго-Восточной Азии, в XV в. начала планомерное освоение района мыса Доброй Надежды как удобного перевалочного пункта на пути своих кораблей в Индию и Юго-Восточной Африки.

Колонизация Южной Африки началась в 1652 г., когда три корабля Голландской Ост-Индской компании под командованием Яна ван Рибека прибыли на мыс Доброй Надежды, где и основали станцию для мелкого ремонта кораблей, снабжения их провизией и водой. Станция стала плацдармом вооруженной экспансии на земли, принадлежавшие африканским племенам. В 1652 г. Нидерландская Ост-Индская компания основала на южном побережье Африки Капскую колонию. Голландские колонизаторы стали расширять ее пределы путем вооруженного захвата земли, принадлежавшей коренному населению – бушменам, готтентотам, банту. В 1657 г. директорат компании освободил часть персонала станции от службы, и они, арендовав участки земли у компании, превратились в свободных колонистов, бюргеров. В первые десятилетия колонизации компания сдавала колонистам участки земли в аренду на срок за ежегодную уплату десятой части получаемой продукции. Но в 1680 г. Совет компании интересах колонистов объявил эти участки собственностью их владельцев. Большинство колонистов стало собственниками крупных ферм. Основу сельскохозяйственного производства колонистов составляла эксплуатация рабов-африканцев, взятых колонизаторами в плен во время вооруженной борьбы за землю. Производимая на фермах продукция использовалась в основном для удовлетворения потребностей собственников.

Компания передала земельные участки в собственность их владельцам, стремясь привязать колонистов к земле и тем самым укрепить свои позиции на юге Африки в условиях борьбы с Великобританией за морское, торговое и колониальное преобладание. В главном городе колонии Капстаде (Кейптаун) была введена должность губернатора, создан административно-судебный орган для управления Капской колонией. Жесткая регламентация жизни, установленная администрацией компании, привела к тому, что часть колонистов покинула колонию. Продвигаясь в глубь страны, колонисты теснили африканское население, захватывая земли и скот. Буры, что на староголландском языке означает крестьяне (впоследствии они стали называть себя африканерами–африканцами), создавали крупные скотоводческие и винодельческие хозяйства, основанные на труде готтентотов, обращенных в крепостных, и рабов, завезенных из Западной Африки, с Мадагаскара и из Южной Азии. Экстенсивные методы хозяйствования на земле быстро истощали почву, и бурские вооруженные отряды «коммандос» захватывали все новые и новые земли африканцев[3] .

Процесс вытеснения африканцев с их исконных земель стал еще более активным с конца XV в., когда началась Достаточно широкая по тем временам иммиграция из Европы, вызванная отменой Нантского эдикта (1685). В 1688 г. французские протестанты (гугеноты) по договоренности и с Ост-Индской компанией несколькими группами иммигрировали в Южную Африку и уже в течение жизни одного поколения слились с основной массой местного бурского населения. Условия жизни–оторванность от побережья и специфика полукочевого скотоводства–обрекали колонистов a замкнутый образ жизни и консервацию отношений и взглядов, свойственных обществу XV–XV вв. Их настольной книгой была Библия, они верили в то, что они–тот самый избранный народ, о котором говорится в Ветхом Завете. Именно они стали ядром будущей национально-политический общности–африканеров–со своим языком, который сложился в результате смешения различных староголландских диалектов, контактировавших с другими близкородственными языками, в частности с немецким и английским[4] .

Продвижение бурских колонистов в глубь континента сопровождалось неизбежными столкновениями с населявшими эти территории африканскими племенами. В XV в. это были в основном готтентотские племена. Наиболее ожесточенное сопротивление колонизаторам оказывало племя кочоква, обитавшее к северу от Капстада. В 70-х годах XV в. начались столкновения с народами банту, после того как территория Капской колонии была расширена к востоку и подошла к границам коса. Вооруженное сопротивление коса бурским, а затем и английским колонизаторам, ведшим так называемые «кафрские войны», длилось почти целое столетие. Хотя отдельные племена коса враждовали друг с другом, тем не менее они оказались в состоянии на время остановить продвижение буров-колонистов. Появление новых завоевателей – англичан – осложнило положение коса.

Европейские державы издавна осуществляли экспансию в Южной Африке, превращая ее в базу для захвата глубинных территорий континента. В западной части, Южной Африки проживали племена, которые занимались в основном скотоводством и примитивным земледелием. Часть из них была сравнительно легко разгромлена колонизаторами и отброшена в пустынные места. Другие племена, говорящие на языках банту, оказали длительное и упорное сопротивление европейским захватчикам.

В 30-х и 40-х годах XIX в. многие буры, теснимые англичанами, покинули Капскую колонию и устремились в сопредельную с нею огромную территорию, расположенную между реками Оранжевой, Ваалем и Лимпопо. Захватывая эти земли, буры вели вооруженную борьбу против англичан, стремившихся колонизировать территории современного Наталя и междуречья Оранжевая – Вааль, а также против африканцев оказывавших ожесточенное сопротивление английским и бурским колонизаторам.

В 1843 г. Англия аннексировала территорию Наталя. Но борьбе за междуречье Оранжевая – Вааль победу одержали буры. В 1852 г. Англия подписала с бурами Сандриверскую конвенцию, признав независимость буров, захвативших территорию к северу от р. Вааль. Два года спустя в Блумфонтейне была подписана англо-бурская конвенция, по которой Англия признала независимость буров, колонизировавших земли между реками Оранжевой и Ваалем. Последовало создание бурскими колонизаторами двух республик – Оранжевого свободного государства (или Оранжевой Республики) в 1854 г. и Южно-Африканской Республики (или Республики Трансвааль) в 1856 г[5] .

«Англизация», проводившаяся в Капской колонии после ее перехода под власть Великобритании и сопровождавшаяся различными притеснениями буров и ограничением их прав, а также продиктованная политическими и экономическими причинами отмена английским парламентом рабства, на котором основывалось хозяйство бурских колонистов, привели к тому, что с начала 30-х годов они начали переселяться из Капской колонии в свободные от английского управления центральные и восточные районы Южной Африки.

В 1836 г. начался так называемый Великий трек–переселение буров под руководством Питера Ретифа. Свыше 5 тыс. буров–мужчин, женщин, детей–пересекли р. Оранжевая и докинули пределы Капской колонии. К 1845 г. численность переселенцев возросла до 45 тыс.

Миновав территорию между реками Оранжевая и Вааль и перейдя через Драконовы горы, группа треккеров вторглась на земли зулу в Северо-Западном Натале. Теперь перед Колонистами оказались не разрозненные африканские племена, как это было в случае с коса, а сравнительно сплоченные силы зулусов, имевших хорошо обученную регулярную армию.

Начало объединению зулусских племен положил Дингисвайо. Вождь небольшого племени умтетва сумел подчинить бе соседние племена, в числе которых было и небольшое племя амазулу, давшее впоследствии общее название этому объединению племен. Один из сыновей вождя племени амазулу, Чака, сначала был воином у Дингисвайо, а потом его помощником и преемником.

В 1808 г. Дингисвайо предпринял удачную попытку реорганизации военных сил зулу. До этого их военная организация строилась на основе возрастных классов: один из классов (мужчины 20–40 лет) считался воинским. Эти мужчины составляли отряды во главе с постоянными начальниками – индуна, но в мирное время воины занимались обычной работой – сельским хозяйством, скотоводством, охотой. Дингисвайо, а после его гибели в 1818 г. Чака нарушили этот порядок и сумели создать регулярную армию. Чака вывел всех боеспособных мужчин из подчинения местным вождям, объединил их в отряды, разместил в особых краалях, где они проходили военную подготовку. Каждый такой крааль вмещал полк (ибуто) численностью 600–1000 воинов. В состав этих полков входили люди, говорящие на сходных языках, но скоро основным стал язык вождя Чаки – зулусский.

Дингисвайо и особенно Чака сумели объединить под своим управлением около сотни родственных племен, что не только заложило основы зулусской государственности, что и способствовало началу процесса слияния зулусов в единый народ. Однако завершение этой этносоциальной консолидации приходится на более поздний исторический период.

Когда передовые отряды треккеров в 1837 г. вторглись на территорию зулусов, борьбу против пришельцев возглавил брат убитого в 1828 г. Чаки–Дингаан. На р. Иньома в 1838 г. произошло сражение между армией Дингаана и отрядами бурских переселенцев и помогавшими им регулярными частями английских войск. В бою зулусы потеряли более 3 тыс. воинов и отступили. С тех пор p. Инкома, в долине которой произошла эта битва, называется Кровавой

Объединение зулусских племен в государственное образование было осуществлено силой. Скрепляющим элементом была армия. Англичане и буры, привлекая на свою сторону вождей отдельных племен, поощряли сепаратизм, что после поражения Дингаана привело к распаду неокрепшего государства. Зулусам сначала была оставлена территория к северу от р. Тугела, но затем и эти земли были отобраны в пользу поселенцев. И лишь узкая полоска территории севернее р. Блэк-Умфолози, которая была оставлена зулусам стала называться Зулулендом[6] .

После поражения зулусов английская колониальная администрация почувствовала себя более свободной в отношениях с бурами-треккерами. Англичане стремились захватить все побережье индийского океана, и поэтому созданная в 1839 г. бурами Республика Натал в 1843 г. была аннексирована англичанами под предлогом, что все буры – британские подданные. Эта аннексия вызвала новое переселение буров, которое слилось с одним из первых миграционных потоков в бассейн рек Оранжевая и Вааль.

Буры захватили во внутренних районах страны огромные территории и создали там свои поселения, не встречая серьезного сопротивления со стороны разрозненных племен басуто и бечуанов. В 50-х годах произошло объединение большинства бурских поселений за реками Вааль и Оранжевая. Англичане, до поры до времени не претендовавшие на эти территории, подписали в 1854 г. Блумфонтейнскую конвенцию, признавшую независимость буров, осевших в районе р. Оранжевая и создавших там Оранжевое Свободное Государство (Оранжевая Республика). В 1856 г. по Сандриверской конвенции англичанами была признана и другая бурская республика – Южно-Африканская (Республика Трансвааль).

Обе бурские республики продолжали практику использования полурабского труда местных африканских племен, в их конституциях было откровенно декларировано расовое неравенство, треккеры продолжали захватывать все больше земель, оттесняя африканские племена на засушливые, малоплодородные территории. Конец 50-х-60-е годы XX в. ознаменовались войной между бурами Оранжевой Республики и басуто. Военные действия, начавшиеся в 1858 г., с перерывами продолжались целое десятилетие. Во главе объединения племен стоял способный и энергичный вождь из племени баквена Мошеш. В течение многих лет Мошеш с успехом отражал попытки буров завладеть богатыми пастбищами Басутоленда. Лишь вмешательство Англии на стороне буров вынудило его капитулировать. Но Басутоленд достался не бурам: в 1868 г. он был объявлен английским протекторатом.

1.2 Английская колонизация Южной Африки

С 1860 по 1900 г. Англия увеличила площадь своих колониальных владений с 2,5 млн. кв. миль до 9,3 млн. кв. миль, т.е. почти в четыре раза; численность населения английских колони возросла со 145,1 млн. человек до 309 млн. человек, т.е. более чем вдвое. Только за 1884–1900 гг. Англия захватила территорию в 3,7 млн. кв. миль с населением в 57 млн. человек. В 1900 г. площадь английских колоний достигла 11 605238 кв. миль, а численность населения Британской империи превысила 345222 тыс. человек. К началу XX в. площадь колониальных владений Англии далеко превосходила площадь Французской колониальной империи, занимавшей по своим размерам второе место в мир и достигшей в 1899 г. 3,7 млн. кв. миль с населением 56,4 млн. человек. Размер колониальных владений Германии был сравнительно невелик. В 1900 г. площадь германских колоний составляла 1 027 120 кв. миль с населением свыше 14 680 тыс. человек[7] .

Осуществляя колониальные захваты, англичане преследовали экономические и политические цели: они хотели завладеть богатейшими источниками сырья, емкими рынками сбыта, выгодными сферами для вывоза капитала, подчинить коренное население колоний жестокой эксплуатации, предотвратить рост революционного направления в английском рабочем движении путем переселения в колонии части пауперизированного населения и расширения слоя рабочей аристократии за счет получаемых в колониях огромных прибылей. Английские империалисты рассчитывали на то, что расширение Британской империи будет способствовать ускорению темпов экономического развития Англии поможет ей сохранить за собой мировое первенство в экспорте товаров и капитала.

В последней трети XIX в. Великобритания не только сохранила, но и значительно расширила свои колониальные владения. Борьба за захват еще не поделенных территорий и за укрепление Британской империи являлась в эти десятилетия стержнем английской внешней политики. Используя свое превосходство на море и обширную сеть военно-морских баз и опорных пунктов, Великобритания вела многочисленные колониальные войны.

В 1875 г. был установлен английский контроль над Суэцким каналом.

Консервативное правительство Дизраэли, воспользовавшись финансовыми трудностями Египта, приобрело у египетского хедива акции Суэцкого канала и тем самым получило контроль над одним из важнейших стратегических пунктов на пути в Индию. Колониальная экспансия Англии усилилась также в связи с ближневосточным кризисом 1875–1878 гг. Правительство проводило традиционную политику сохранения целостности Турции, надеясь, в конечном счете установить английское господство над всей огромной османской империей. Когда в ходе русско-турецкой войны (1877–1878) была освобождена Болгария и русские войска с боями вышли на ближние подступы к Константинополю, Дизраэли демонстративно вел подготовку к войне, приказав британской эскадре войти в Мраморное море. Однако до войны дело не дошло. Своими руками Англия воевать не собиралась, а приобрести «солдата на континенте» в лице Франции или Австрии, как это имело место во время крымской войны, английской дипломатии на этот раз не удалось.[8]

Выступая в роли покровителя Турции, Англия навязала ей договор, согласно которому остров Кипр передавался Англии и он был немедленно Оккупирован английскими войсками. Таким образом, Англия получила возможность создать в восточной части Средиземного моря новую военно-морскую базу.

В целом колониальная политика Дизраэли была успешной и отражала могущество викторианской Англии. Стремясь подчеркнуть мировой характер империи, поднять престиж Англии и особенно произвести впечатление на народы Востока, Дизраэли организовал в 1875–1876 гг. торжественную поездку наследника престола по Индии, после чего королева Виктория была объявлена императрицей Индии. С этого времени официально стал применяться термин «Британская империя»[9] .

Опираясь на ранее созданные колонии в Азии, прежде всего Индию, Англия продолжала укреплять и расширять свои позиции в этой части света. В 1880 г. ценой больших военных усилий Англии удалось установить протекторат над Афганистаном.

В Юго-Восточной Азии главным конкурентом Англии была Франция. Укрепление позиций Франции в Индокитае, и ее проникновение в верхнюю Бирму толкнули Лондон на решительные действия. Англо-индийские войска оккупировали Верхнюю Бирму, и 1 января 1881 г. она была аннексирована Англией. В течении 70–80-х годов Англия захватила Малайский полуостров, а также большую часть островов на Тихом океане. После захвата в 1885–1895 гг. ряда малайских княжеств, а также в 1898 г. китайского порта Вейхайвей были упрочены английские позиции на Дальнем востоке. Англия приняла также активное участие в дележе островов Тихого океана, в том числе Новой Гвинеи, Северного Борнео и др.

Однако главной ареной колониальной борьбы в конце XIX в. стал Африканский континент. Египет попал в финансовую кабалу к Англии и Франции, которые были едины в стремлении поработить его, но в то же время боролись между собой за преобладание в новой колонии.

Передовые круги египетского офицерства дважды начинали национальные восстания. Высаженный на берег английский десант разгромил египетские войска и к сентябрю 1882 г. весь Египет был оккупирован.

Окрыленные успехом в Египте, английские колонизаторы пытались продвинуться южнее в Судан, находившийся под контролем египетских феодалов. Но египетская армия и английский отряд были разбиты и уничтожены махдистами (во главе освободительного движения в Судане стоял популярный в массах «пророк» Махди). Поражение в Судане заставило временно отказаться от его завоевания.

Тем с большей энергией ринулись английские колонизаторы в новые авантюры в Южной и Экваториальной Африке. Еще в 1877 г. Англия объявила об аннексии Оранжевой республики и Трансвааля. С давних пор жившие в этом районе потомки голландских поселенцев – буры – временно примирились с этим, так как сами вели захватническую войну против федерации африканских племен зулу. Англия повела против этих племен войну, которая в 1879 г. завершилась разгромом зулу. Теперь восстали буры, осадившие английский гарнизон в Претории; посланный ему на помощь отряд был разбит. Аннексированные ранее государства восстановили независимость. Лучшие земли зулу отошли к бурам.

В 1885 г. был объявлен английский протекторат над большей частью территории, расположенной между бурскими республиками и германской Юго-Западной Африкой, которая стала называться протекторатом Бечуаналенд. Английское правительство не отказалось от намерения подчинить себе новые территории, но предпочитало действовать не непосредственно, а руками предприимчивых капиталистов, которые были объединены впоследствии в привилегированную южноафриканскую компанию во главе с С. Родсом (1889). Приобретенные путем подкупов, обмана, прямого насилия территории получили название Родезии. Золотые прииски Трансвааля, как и алмазные копи, попали под контроль финансовой группы Родса. В довершении всего Родс стал премьером Капской колонии[10] .

К северу от экватора главным противником Англии была Франция, а к югу от экватора – Германия. В восточной части Африки раздел был произведен «полюбовно», в результате чего Англия получила Уганду и Кению (Британская Восточная Африка), а Германия Танганьику (Германская Восточная Африка).

Англия по-прежнему придерживалась политики «блестящей изоляции». Английские государственные деятели рассчитывали на огромные ресурсы крупнейшей в мире империи и заботились главным образом об укреплении власти Англии над ее разбросанными по всем континентам колониями.

В последние годы XIX в. Англия захватила Вейхайвей (Северное побережье Шаньдуна), а также полуостров Цзюлун (близ Гонконга) и сохранила явное преобладание в Китае над другими державами.

Продолжалась колониальная экспансия Англии в Африке. Неудача в Судане привела лишь к отсрочке завоевания этой страны. К захвату Судана стремилась также Франция. В Англии заговорили о войне. Однако Франция согласилась на размежевание владений в Африке. В последствии она получила Часть Верхнего Судана. Формально в Судане был установлен англо-египетский кондоминимум, но поскольку сам Египет фактически стал английской колонией, это означало присоединение Судана к Британской империи.

С открытием в 60-х годах крупнейших месторождений алмазов и золота в Южную Африку устремилась масса европейских иммигрантов-старателей, хлынул поток европейских капиталов. Все это послужило прелюдией к целой серии воин, которые повела Англия с целью установления господства надо всем южноафриканским субконтинентом. На этом пути ей мешали остававшиеся еще независимыми некоторые африканские племена, а также бурские республики Трансвааль и Оранжевая. В 1871 г. Англия аннексировала Западный Грикваленд, населенный готтентотами, тсвана и метисами гриква. Ранее Англия признавала их суверенитет, что было зафиксировано специальным договором. Отбросив договор, Англия захватила этот. район алмазных месторождений. В 1877 г. она предприняла первую попытку захватить Трансвааль. Воспользовавшись ослаблением буров, разгромленных в войне с народом педи, английские войска беспрепятственно вошли в столицу Южно-Африканской Республики–Преторию. В 1879 г. началась англо-зулусская война, которая, несмотря на героическое сопротивление, окончилась поражением зулусов.

Верховным вождем зулу в это время был Кетчвайо, вступивший в эту должность в 1872 г. Тяжело переживая поражение зулусов и ощущая острую нехватку земли, необходимой для жизни подвластных ему племен, Кетчвайо исподволь готовился к борьбе за эти земли. Он восстановил зулусскую армию, ввел некоторые новые элементы в ее организацию, усилил дисциплину и укрепил ее боеспособность. Но перед ним были уже не бурские поселенцы, а английская регулярная армия, которая насчитывала более 20 тыс. солдат. кавалерию, артиллерию и вела войну по всем правилам европейского военного искусства. Несколько кровопролитных сражений унесли жизни многих тысяч зулу, сам Кетчвайо был взят в плен и отправлен в Англию, а Зулуленд разбит на 13 независимых государств. Неизбежная после такого рода «реорганизации» длительная междоусобная война принесла зулусам еще больше страданий и бед и окончательно отдала их под власть колониальной администрации Натала. Война оказалась чрезвычайно тяжелой и для английской стороны: позиции Великобритании в Южной Африке сильно ослабли. Жестокость, которой сопровождались военные действия, вызвала протесты во всем мире и привела к поражению консерваторов на выборах 1880 г. Для буров Трансвааля сложилась благоприятная обстановка, и в декабре 1880 г. они начали военные действия против англичан[11] .

Решающее сражение, состоявшееся в 1881 г. на холме Маджуба, закончилось поражением англичан, и они вынуждены были подписать перемирие. Преторийская конвенция 1881 г. вновь подтвердила независимость Южно-Африканской Республики. Однако Англия не собиралась отказываться от цели добиться политического и экономического господства над бурскими республиками. Открытие в 1886 г. месторождений золота в Витватерсранде еще более подхлестнуло эту решимость. Между капским премьером Сесилем Родсом и английским министром Дж. Чемберленом состоялся тайный сговор об организации военного рейда из Родезии в Трансвааль

С целью захвата власти в республике, в 1895 г. в Трансвааль вторгся отряд администратора «Бритиш Саут Африка Комлани» Джеймсона, однако он был разгромлен бурами. Но неудача рейда Джеймсона не охладила экспансионистских устремлений Великобритании – началась подготовка к настоящей войне против бурских республик.

2. Обострение англо-бурских отношений

2.1 Социально-экономическое развитие бурских республик

Этнический состав коренного населения бурских республик был пестрым в результате многовековой миграции африканских племен. Аборигенами были бушмены-кочевники, занимавшиеся охотой и собирательством. Множество их погибло еще в XVI–XVIII вв. в борьбе с другими обитателями этих территорий – племенами готтентотов и банту. Но особенно много бушменов было истреблено европейскими колонизаторами, отнимавшими у них землю. В конце XIX в. численность бушменов в бурских республиках была ничтожной – она не превышала нескольких тысяч человек. Немногочисленными были и обитавшие здесь скотоводческие племена готтентотов. Большинство коренного населения бурских республик составляли племена, говорившие на языках банту (племена банту). В Южно-Африканской Республике это были: коса, басуто, зулу, тсонга (шангаан), бавенда, бечуаны, свази, ндебеле, педи (бапеди), бакона, барампулана, баловеду и другие – общей численностью до 700 тыс. человек. В Оранжевой Республике это были бечуаны и басуто – всего до 130 тыс. человек. Африканцы составляли подавляющее большинство населения бурских республик[12] .

В середине XIX в. почти все коренное население колонизируемой бурами территории жило в условиях разложения первобытнообщинного строя. Стада паслись на общинных землях, но в личном владении членов племен уже находились небольшие пахотные участки земли, которые обрабатывались членами патриархальной семьи. Личное владение этими участками предвещало возникновение индивидуальной частной собственности на землю. Налицо было также имущественное неравенство членов племени. Вожди и некоторые патриархальные семьи были собственниками больших краалей. Но было много бедняков, владевших ничтожным количеством скота или вовсе не имевших его. Вожди облагали членов племени различными поборами, широко использовали их труд для сельскохозяйственных нужд. Зарождалось товарное производство, но межплеменной обмен продуктами был еще безденежным. Племенная демократия была в упадке. Власть вождя, являвшегося военачальником, судьей, главой культа, становилась наследственной. Органы государственной власти еще не сложились.

Численность буров в конце XIX в. в Южно-Африканской Республике достигала 125 тыс. человек, а в Оранжевой Республике – 30 тыс. человек. Главной отраслью бурской экономики было сельское хозяйство – преимущественно скотоводство, в меньшей мере – земледелие. Подавляющее большинство буров были собственниками земли, захваченной ими у африканцев. В конце XIX в. в Южно-Африканской Республике насчитывалось до 16 тыс. ферм[13] .

Колонизаторская политика буров в Южно-Африканской Республике и в Оранжевой Республике нанесла тяжелый удар по первобытнообщинному строю африканцев, содействовал его упадку. В результате захвата бурами земель, во второй половине XIX в. часть африканцев была экспроприирована. Многие обезземеленные африканцы переселялись в города где нанимались работать за ничтожную плату в качестве чернорабочих и прислуги. Но до конца 80-х годов XIX в. большинство становилось батраками на фермах буров. Положение батраков было очень тяжелым. Батраки, владевшие крошечными земельными наделами, платили фермеру денежную ренту и несли барщину, зачастую превышавшую 180 дней году. Они не имели возможности в нужное время лично обрабатывать свои наделы, которые приходилось возделывать и женам и детям. Орудия труда батраков были примитивными. Урожаи были низкими. Принадлежавший батракам скот был малопродуктивным. Батраки, не имевшие надела, получали за свой полурабский, непосильный труд мизерную плату деньгами и продуктами низкого качества.

Вопиющая нищета заставляла батраков в свободное от работы на фермера время уходить на приработки – на строительство железных и шоссейных дорог, на работу в качестве сторожей, слуг и т.п. Оплата труда африканцев на этих работах тоже была очень низкой. В результате систематического недоедания среди батраков свирепствовали туберкулез, тиф и другие болезни.

Тяжесть положения африканцев усугублялась их полным: политическим бесправием. Принятая в 1858 г. конституция Южно-Африканской Республики предусматривала жестокую расовую дискриминацию коренного населения. Статья 9-я этой конституции гласила, что буры «не допускают равенства между «цветными» и «белыми» жителями ни в государственных, ни в религиозных вопросах». Статья 31-я объявляла, что «цветные» и «полукровки» не будут допускаться на заседания законодательного органа республики – фольксраада. В 1876 г. был принят расистский закон «О всеобщем голосовании бюргеров Южно-Африканской Республики». Ссылаясь на ст. 9-ю конституции, он предписывал, что «ни один человек, не принадлежавший к белому населению Южно-Африканской Республики, не может быть занесен в списки, лиц, имеющих право голоса…»[14] .

Конституция Оранжевой Республики, принятая в 1866 г., тоже была расистской. Она предоставила избирательные права совершеннолетним мужчинам-европейцам, родившимся в этой стране, а также иммигрантам – владельцам незаложенной земельной собственности стоимостью не менее 150 ф. ст. или арендаторам земли при уплате ими ежегодной ренты не менее 36 ф. ст., или получающим ежегодный доход не менее 200 ф. ст., или проживающим в стране не менее трех: лет и обладающим имуществом стоимостью не менее 300 ф. ст. Конституция формально допускала предоставление избирательных прав африканцам, удовлетворяющим тому же имущественному цензу, что и «белые» иммигранты, к тому же при получении специального разрешения законодательного органа республики в каждом отдельном случае.

Политика, проводившаяся бурами по отношению к коренному населению, неизменно была дискриминационной. В конце XIX в. ее энергично проводил президент Южно-Африканской Республики Стефан Йоханнес Паулус Крюгер, избиравшийся на этот пост в 1883, 1888, 1893, 1898 гг. Представитель крупных бурских землевладельцев, собственник огромных ферм и стад, ярый расист, Крюгер упорно защищал интересы бурских колонизаторов.

Так колонизаторская политика буров содействовала разложению первобытнообщинного строя африканцев и подчиняла их жестокому экономическому, социальному и политическому гнету. Глубокие изменения в положении африканцев вызвала также экспансия Англии в бурских республик в конце XIX в.

В 80-х и 90-х годах XIX в. западноевропейские, в основном английские, капиталисты завладели ключевыми позициями в экономике бурских республик. В их руках оказались огромные земельные владения, горнодобывающая промышленность, железнодорожное строительство. Английские ойтландеры к середине 90-х годов скупили и получили в виде концессий в Южно-Африканской Республике более половины принадлежавших бурам земель; в руках английских ойтландеров в то время находилось более 80% другой недвижимой собственности. В течение последних двух десятилетий XIX в. английские капиталисты создали в Южной Африке монополии по добыче алмазов и золота. Возникновение монополии в сфере эксплуатации ресурсов колоний было характерной чертой формировавшегося в Англии колониального империализма.

Еще в 60-х годах XIX в. английское правительство добилось передачи ему правительством Оранжевой Республики территории месторождения алмазов близ Кимберли. Созданная в 1880 г. Сесилем Родсом и Альфредом Бейтом «Де Бирс Майнинг К°» приобрела у английского правительства права на эту территорию за 5,5 млн. ф. ст. За первые пять лет существования этой компании принадлежавший ей капитал возрос с 200 тыс. ф. ст. до 841 550 ф. ст.

К началу XX в. в результате ожесточенной конкурентной борьбы «Де Бирс Майнинг К°» превратилась в крупнейшую монополию по добыче алмазов. В 80-х годах она скупила акции ряда других компаний по добыче алмазов, в частности «Дютуа Пан» и «Бултфонтейн К°», а в 1888 г. поглотила своего главного конкурента «Барнато Даймонд Майнинг К°», принадлежавшую подданным Великобритании – братьям Исааку Барнетту (Барнео) и Генри Барнетту (Барнато). В связи с этим «Де Бирс Майнинг К°» была реорганизована и приняла название «Де Бирс Консолидейтед Майнс» (ДБКМ). Вскоре она прибрала к своим рукам месторождения алмазов в Родезии и португальской Бенгеле и подчинила себе «Лондонскую компанию по исследованию Южной Африки».[15]

Накануне англо-бурской войны, с июля 1898 г. по июль 1899 г., прибыль этой компании достигла 2 млн. ф. ст.

Хлынувшие в Витватерсранд еще в 1886 г. иностранные, преимущественно английские, предприниматели, и авантюристы создали десятки золотодобывающих компаний. В 1889 г. в Витватерсранде уже существовали 450 золотодобывающих компаний с капиталом в 11 млн. ф.

Интенсивный процесс концентрации капитала в золотодобывающей промышленности Южно-Африканской Республики сопровождался слиянием многих компаний.

Деятельность золотопромышленников и владельцев алмазных приисков была тесно связана с «Английским Банком», в распоряжение которого поступали ввозившиеся в Англию из Южной Африки золото и алмазы. «Английский Банк» имел с монополистами Витватерсранда и другие формы связи. Так, например, он был связан с А.Ч. де Ротшильдом не только как с совладельцем крупнейших южноафриканских монополий, но и как с владельцем лондонской фирмы по аффинажу золота. Английский капитал господствовал также в созданных в конце XIX в. в бурских республиках «Национальном Банке Оранжевого Свободного Государства» и «Национальном Банке Южно-Африканской Республики». Совладельцами последнего были Джозеф, Остин, Невил и Артур Чемберлены[16] .

Проникновение германского капитала в экономику бурских республик тоже было значительным. В середине 1899 г. размер германских инвестиций в Южно-Африканской Республике достиг 900 млн. марок. Эта сумма более чем в два раза превышала размер германских инвестиций в Турции, составлявших тогда свыше 400 млн. марок; она составляла более половины германских капиталовложений в Южной Америке и 5% от германских инвестиций в Центральной Африке, достигавших соответственно почти 1700 млн. марок и 1250 млн. марок. Помимо указанных выше германских банков крупные капиталовложения в горнодобывающую промышленность Южно-Африканской Республики были сделаны «Дармштадтским Банком». Одним из его вкладчиков был Вильгельм II. В экспорте капитала в Южно-Африканскую Республику участвовали также голландские и французские капиталисты. Однако их капиталовложения далеко уступали английским и германским инвестициям.

В конце XIX в. добыча золота на приисках Витватерсранда росла с чрезвычайной быстротой: в 1887 г. там было добыто 1,2 т чистого золота, а в 1898 г. уже 118,9 т, что составило 27,6% мировой добычи.

Росту добычи золота содействовали начавшаяся с 1890 г. добыча руды на более глубоких горизонтах, достигавших 180 м, и применение усовершенствованного способа извлечения золота из руды с помощью растворов цианистых металлов. Быстро росла и получаемая прибыль.

В 1897 г. стоимость золота, добытого на приисках Витватерсранда тридцатью акционерными компаниями, составила 140 млн. гульденов, полученная ими прибыль достигла 35 млн. гульденов. В 1898 г. общая прибыль владельцев приисков Витватерсранда составила 4890 тыс. ф. ст., почти в три раза превысив размер общей прибыли 1896 г., составлявшей 1490 тыс. ф. ст. В целях еще большей наживы магнаты золотодобывающей и алмазной промышленности время от времени преднамеренно вызывали на бирже «бум»; используя его, они продавали часть своих акций по очень высокой цене, а затем искусственно вызывали на бирже «спад» и за бесценок скупали эти же акции.

Вдохновителем колониальной политики Англии, колоссального территориального расширения Британской империи был Сесил Родс, который призывал установлению мирового господства англосаксов в результате союза Англии с США. Он требовав создания всемирной англо-американской федерации и общего англо-американского парламента и заявлял, что подчиняет борьбе за них всю свою деятельность. По мнению Д. Чемберлена, С. Родс был «великим англичанином», боровшимся за создание «великого союзного южноафриканского государства под британским флагом» для блага коренного населения Южной Африки. Другие называли его главным виновником англо-бурской войны[17] .

Многие магнаты английского финансового капитала, владевшие монополиями в горнодобывающей промышленности бурских республик, были совладельцами и директорами компаний в других отраслях промышленного производства. Колонизаторская деятельность этих монополистов выходила далеко: за пределы бурских республик. Сесил Родс, герцог Дж. Аберкорн, лорд Э.Ф. Гиффорд, лорд А. Грей были учредителями и крупнейшими акционерами «Бритиш Саут Африка Чартеред К°», которая осуществляла колонизацию огромной территории, расположенной к северу от Бечуаналенда и к западу от португальской Восточной Африки. Компания имела право учреждать банки, строить железные дороги, приобретать и фрахтовать суда, прокладывать телеграфные линии, приобретать концессии, передавать землю во временное пользование, торговать.

Железнодорожное строительство в бурских республиках тоже находилось в руках иностранных компаний. Главную роль в строительстве железных дорог в Южно-Африканской Республики играла «Нидерландская железнодорожная компания», созданная в 1884 г. немецкими и голландскими капиталистами и получившая тогда же концессию от бурского правительства. Руководящая роль в правлении компании принадлежала голландским капиталистам.

В 1890 г. «Нидерландская железнодорожная компания завершила строительство железной дороги от Иоганнесбурга до Боксбурга, где находились угольные копи. В 1891 г. дорога была продолжена до Крюгерсдорпа на западе и до Спрингса на востоке. В том же году железнодорожный путь соединил Преторию с Иоганнесбургом. Спустя два года эта линия была доведена до границы с Оранжевой Республикой. В 1894 г. вступила в эксплуатацию построенная «Нидерландской железнодорожной компанией» железная дорога, соединивая| Преторию с границей Мозамбика и с железной дорогой, пересекающей Мозамбик и доходящей до залива Делагоа. К началу англо-бурской войны протяженность железнодорожного пути, находящегося в руках «Нидерландской железнодорожной компании достигла 717 миль, а ее капитал – 8667 тыс. ф. ст. Из выпущенных ею к этому времени 14 тыс. акций 5758 принадлежали правительству Южно-Африканской Республики, а 8242 – немецким и голландскимкампаниям. Прибыль владельцев акций «Нидерландской железнодорожной компании» в 1898 г. составила 14% от вложенного капитала[18] .

Английские кампании тоже участвовали в железнодорожном строительстве в бурских республиках. В 1896 г. была создана «Англо-трансваальская железнодорожная компания». Из выпущенных ею 50 тыс. акций стоимостью по 10 ф. ст. 30 тыс. акций принадлежали правительству Южно-Африканской Республики и 20 тыс. – английским капиталистам. Вскоре компания приступила к строительству железной дороги Претория – Питерсбург, которая вступила в эксплуатацию в 1898–1899 гг.

Еще в 1895 г. англичане довели строительство Натальской железной дороги от Дурбана до границы с Оранжевой Республикой и приступили к продолжению ее по территории этой страны через Ледисмит, Харрисмит к Бетлехему. В начале 1897 г. вступила в строй построенная англичанами железная дорога, которая пересекла территорию Оранжевой Республики от ее границы с Капской колонией через Кимберли. Вскоре между правительствами Оранжевой Республики и Капской колонии было достигнуто соглашение о выкупе бурским правительством этой железной дороги за 2450 тыс. ф. ст. К началу англо-бурской войны бурское правительство внесло в счет этой суммы лишь 650 тыс. ф. ст.

Быстрое развитие в бурских республиках горнодобывающей промышленности и железнодорожного строительства имело важные социальные последствия – оно содействовало формированию южноафриканского промышленного пролетариата. Подавляющее большинство рабочих, трудившихся на приисках, на строительстве и обслуживании железных дорог и других предприятий, составляли африканцы. Численность африканских рабочих, занятых на приисках Витватерсранда, быстро возрастала. В 1889 г. она достигла 14 тыс. человек, в 1895 г. – 70 тыс. человек, а в середине 1899 г. – 95 тыс. человек. В 1895 г. на алмазных приисках близ Кимберли, принадлежавших монополии «Де Бирс Консолидейтед Майнс», работали около 8 тыс. африканцев[19] .

Численность же европейцев, работавших на приисках, была невелика – около 12 тыс. европейцев – горных инженеров, техников, надсмотрщиков.

Быстрое развитие горнодобывающей промышленности, железнодорожного строительства, рост численности городского населения оказали также влияние на развитие сельского хозяйства бурских республик – стимулировали увеличение сельскохозяйственного производства бурскими фермерами.

Они стали повышать товарность своих хозяйств, увеличивать производство зерна, продуктивность животноводства, продавать в большом количестве продовольствие и другую хозяйственную продукцию в Иоганнеобург, Кимберли и другие промышленные центры. Развитие капитализма в сельском хозяйстве бурских республик содействовало углублению имущественной дифференциации бурских землевладельцев. В конце 90-х годов часть их находилась на грани разорения. В 1898 г. в Южно-Африканской Республике насчитываюсь около пяти тысяч заложенных бурских ферм, а ипотечная задолженность буров превысила 2 млн. ф. ст.

Повышение товарности сельскохозяйственного производства осуществлялось бурами путем его интенсификации и усиления эксплуатации батраков-африканцев.

Таковы были важные экономические и социальные последствия проникновения иностранного, в основном английского, капитала в экономику бурских республик. В 90-х годах оно зашло так далеко, что эти страны в значительной мере утратили экономическую независимость. В этих условиях Англия усилила борьбу за их захват.

2.2 Противоречия между английскими колонизаторами и бурскими поселенцами

К 70-м годам XIX в. Англия владела на юге Африки Басутолендом, Капской колонией и Наталем. Кроме того, в этом районе существовали две самостоятельные республики Трансвааль и Оранжевая, образованные бурами или африкандерами, потомками европейских, главным образом голландских, колонистов. Буры владели лучшими землями, захваченными у коренного африканского населения. Англичане издавна теснили буров, стремясь прибрать к рукам их богатые владения.

Интерес к Южной Африке неизмеримо возрос после того, как летом 1867 г. на берегах реки Оранжевой были открыты залежи алмазов. Тысячи старателей устремились в эти места в поисках богатства. Крупные капиталисты создали акционерные общества. Вскоре монопольная добыча алмазов сосредоточилась в руках компании «Де Беерс», руководимой англичанином Сесилем Родсом[20] .

Экспансия англичан вызывала сопротивление местного населения. Племена зулусов, которые испытывали нехватку пастбищ в результате колониальных захватов, начали в 70-х годах XIX века готовиться к войне за возвращение своих земель. Вождь зулусов Кетчвайо сплотил зулусские племена, приобрел оружие и создал армию. В декабре 1878 г. англичане в ультимативном порядке предъявили зулусам новые требования, принятие которых привело бы к окончательному порабощению местных племен. Английский губернатор Бартль Фрер потребовал, чтобы зулусы выдали лиц, виновных в убийстве европейцев, допустили миссионеров и приняли английского резидента, без согласия которого они не могли бы начинать войну.

10 января 1879 г., после того как зулусы отвергли ультиматум, английские войска начали против них военные действия. 20 тыс. английских солдат и кавалеристов, имевших 36 орудий, в течение 6 месяцев не смогли сломить сопротивление зулусов. Последние несколько раз наносили англичанам крупные удары и принуждали их отступать. Но огромное военное превосходство позволило англичанам покорить земли зулусов. После этого в течение 3 лет колонизаторы провоцировали междоусобные войны среди зулусов. В январе 1883 г. зулусы вынуждены были признать британский протекторат. А в 1897 г. их территория была включена в состав Наталя.

К этому же времени относится обострение противоречий между англичанами и бурами. После того как в Трансваале было открыто золото, туда устремились массы золотоискателей и любителей легкой наживы. Правительство Трансвааля раздобыло средства для постройки железной дороги от рудников до залива Делагоа. Английские колонизаторы стали проявлять все больший интерес к Трансваалю. В столицу Трансвааля Преторию в 1877 г. был направлен отряд английской конной полиции. 12 апреля 1877 г. командир этого отряда объявил Трансвааль включенным в состав английских владений.

Буры выразили резкий протест против этой аннексии и направили в Лондон две делегации. Однако английское правительство уклонилось от встречи с бурскими послами. Англичане создали в Претории правительство из английских чиновников и отказались созвать местный Парламент. Представители английских властей цинично заявляли, что британское владычество в этом районе будет длиться до тех пор, – пока сияет солнце и реки текут к морям. В ответ буры подняли восстание.

13 декабря 1880 г. собрался бурский фольксраад, который поставил во главе республики триумвират в составе Крюгера, Жубера и Преториуса и призвал народ к борьбе. Буры сформировали конные отряды, хорошо вооружили их и блокировали английские гарнизоны. Они нанесли поражение английскому полку, двигавшемуся от границы Наталя к Претории. После этого англичане направили в Трансвааль отряд в 1000 человек с 6 орудиями. В течение 15 дней буры отражали атаки английского отряда и, в конце концов, вынудили его с потерями отступить[21] .

Английское правительство в тот период сочло целесообразным не разжигать конфликт дальше и восстановило суверенитет Трансвааля. По договору с бурами английское правительство сохранило за собой право вето на соглашения Трансвааля с другими державами. Автономия республики и прежняя конституция были восстановлены. В 1884 г. независимость Трансвааля была подтверждена в Лондонской конвенции. Однако Англия сохранила контроль над внешней политикой бурской республики.

Интересы Англии в Южной Африке столкнулись также с германской экспансией.

После франко-прусской войны и воссоединения Германии немецкая буржуазия стала проявлять интерес к колониальным захватам. Немецкие географы, парламентарии, путешественники, промышленники, юнкеры агитировали за германскую активную колониальную политику. В Германии возникло несколько обществ, ставивших своей целью распространение немецкого влияния и экспансии в отсталых странах. В 1882 г. был организован Немецкий колониальный союз, члены которого добивались создания за границей германских колоний.

В 1872 г. немецкий путешественник Эрнст фон Вебер убеждал германскую буржуазию захватить колонии в южной Африке и установить немецкий протекторат над бурскими республиками. Вслед за этим в южную Африку стали проникать немецкие торговцы. Один из них Адольф Людериц принял решение основать свою факторию в юго-западной Африке. 1 мая 1883 г. его уполномоченный приобрел у африканского вождя Бетанйи бухту Ангра-Пекена в несколько десятков квадратных миль. За эту территорию было уплачено 80 фунтов стерлингов и 200 старых ружей.

Англичане, встревоженные проникновением немцев, направили в этот район свою канонерку. Между Лондоном и Берлином начались дипломатические переговоры. В ноябре 1883 г. английское правительство заявило, что «какие бы то ни было притязания на суверенитет или на юрисдикцию со стороны другой державы между южной границей португальской колонии на 18° южной широты и границей Капской колонии явились бы вторжением в ее законные права». Таким образом, Англия высказалась против немецкой экспансии в юго-западной Африке. Этот ответ возмутил германского канцлера Бисмарка. Он заявил англичанам, что Германия может признать британскими только те владения, в которых Англия фактически осуществляет свое господство. После этого английское правительство дало указание своим властям в Капской колонии захватить Ангра-Пекену.

Но было уже поздно. Людериц сумел к этому времени приобрести за бесценок новые территории и увеличил свои владения до 900 кв. миль. В январе 1884 г. Ангра-Пекену посетило германское военное судно «Наутилус». В апреле 1884 г. Бисмарк поручил германскому консулу в Кейптауне официально заявить, что Германия берет под свою защиту колониальные владения Людерица. Так Германия приобрела свою первую колонию в Африке[22] .

Англичане заявили протест, но в июне 1884 г. вынуждены были признать германский протекторат над Ангра-Пекеной. В июле и августе немецкие корабли прошли путь вдоль побережья от португальских владений до реки Оранжевой. Всюду были водружены германские флаги.

Чтобы помешать продвижению Германии к бурским республикам, Англия начала захватывать земли бечуанов. Однако на эту территорию претендовали и буры, которые создали здесь несколько небольших республик. В 1884 г. вопреки притязаниям буров, английские отряды оккупировали главный поселок Мафекинг, а затем заняли и другие районы бечуанов. В 1885 г. захваченная территория была объявлена английским протекторатом Бечуаналендом.

В середине 80-х годов в Трансваале были обнаружены крупные месторождения золота. Компания «Де Беерс» сразу же монополизировала добычу золота и тем самым приобрела господствующее положение в экономике Южной Африки. Ее глава С. Родс занял в 1890–1896 гг. пост премьера Капской колонии. Ему принадлежит идея создания единой территории от Кейптауна до Каира, подвластной Англии. Английские колонизаторы стали последовательно добиваться проведения этой идеи в жизнь. Сам Родс сыграл большую роль в приобретении Англией новых колоний[23] .

В конце 80-х годов англичане с помощью обманов и насилия захватили земли машона и мотабеле со столицей в Булавайо. Первоначально они подсунули вождю мотабеле Лобенгуле договор, по которому получили неограниченное право добычи полезных ископаемых на землях этого племени. В октябре 1893 г. английские войска в жестоких схватках, сломив сопротивление отрядов-мотабеле, полностью покорили всю страну. С весны 1895 г. захваченные англичанами земли стали именоваться Родезией, в честь инициатора колониальной политики Англии в Южной Африке.

В захваченных землях англичане проводили политику ограбления местного населения, отбирали землю, отнимали скот, выселяли местных жителей в резервации, заставляли их выполнять принудительные работы. С марта 1896 г. по сентябрь 1897 г. местное население, поднявшее восстание, вело упорную борьбу против англичан и добилось с их стороны некоторых уступок.

Завоевание Родезии позволило английским колонизаторам ускорить прокладывание пути от Кейптауна до Каира. Железная дорога была продолжена по английским владениям от Кимберлея до Мафекинга. Предполагалось провести ее дальше, через Уганду до Нила.

Англия прочно закрепила свое господство в завоеванных землях. И только буры еще стояли на пути английских колонизаторов в создании непрерывной территории колониальных владений Англии от юга до севера Африки. В последние годы XIX столетия внимание европейских держав в Африке было приковано к бурским республикам. Англия не теряла надежды полностью подчинить себе Трансвааль и Оранжевую республику. С этим были связаны планы создания единой колониальной системы от Кейптауна до Каира. Значение этих республик возрастало все больше в связи с развитием добычи золота и алмазов. Но не только английских колонизаторов привлекали богатства и значение бурских земель. К ним протягивали свою хищную лапу и германские капиталисты. В связи с этим произошло резкое обострение англо-германских отношений из-за раздела Южной Африки[24] .

Длительное время Англия вела экономическую войну против бурских республик. Внешняя торговля буров полностью зависела от Англии, так как проходила через порты английской Капской колонии. Чтобы ослабить эту зависимость, буры построили железную дорогу (к 1895 г.) к порту Лоренцо Маркес в португальской колонии Мозамбик. Доходы английских железных дорог и таможен в Капской земле значительно сократились. Буры стали более самостоятельными в своей внешнеторговой политике. Английские правящие круги рассматривали это как серьезную угрозу своим интересам в Южной Африке. Отношения с бурскими республиками крайне обострились. Англичане встали на путь организации провокаций против буров, чтобы найти предлог для аннексии их земель.

В середине 90-х годов XIX в. Англия не была еще готова осуществить захват бурских республик. На время ее отвлекли события в Восточной Африке, связанные с борьбой за Судан. Кроме того, позиция Германии также к в определенной степени оказала сдерживающее влияние на Англию, по крайней мере в эти годы. Некоторые английские политические деятели были склонны искать путь к сговору с Германией по вопросу о судьбе бурских республик. В 1898 г. состоялось несколько встреч между представителями английского и германского правительства. В результате 30 августа 1898 г. состоялось подписание англо-германского соглашения о разделе португальских колоний в Африке. Англия и Германия договорились, что в случае, если Португалия попросит заем, они совместно его предоставят под залог португальских колоний. При этом южный Мозамбик и центральная Ангола могли быть переданы Англии, а северный Мозамбик, южная и северная части Анголы и Тимор – Германии. Немцы обещали также отказаться от всякой поддержки бурских республик. Но этому империалистическому сговору о разделе части колоний в Африке между Англией и Германией не суждено было сбыться, так как со стороны Англии это была лишь уловка. Добившись от Германии заверений в прекращении поддержки буров, Англия приняла меры к тому, чтобы договор о разделе португальских колоний не вступил в силу. А тайно от Германии она вновь гарантировала Португалии неприкосновенность ее территории и колоний.

В то же время английское правительство, чтобы отвлечь Германию от африканских дел, стало поддерживать германскую экспансию на Ближнем Востоке, в частности планы сооружения Багдадской железной дороги. В марте 1899 г. в Берлине Сесиль Роде вел переговоры с правительством, Германии. Он известил немцев о намерении Англии захватить бурские республики и построить железную дорогу от Каира до Кейптауна. «Зато, – сказал Роде, – Германия» может без ущерба действовать в Малой Азии». Теперь решение судьбы бурских республик полностью зависело от английского правительства[25] .

В 80–90-х годах XIX в. крупнейшие английские банкиры, магнаты лондонского Сити, в том числе директора «Английского Банка» Вильям Лиддедэйл, Герберт Брукс, Хью Смит, Сэмюель Гладстон, Сэмюель Марли, Ч. Арбутнот, Реджинальд Идеи, а также лорд Альфред Ч. де Ротшильд, владельцы бирмингемского «Ллойде Банка» и др., требовали укрепления финансовой системы Англии путем резкого увеличения золотого запаса страны, обеспечения высокого уровня покрытия банкнот золотом. Это требование усилилось в связи с острым денежным кризисом, разразившимся в Англии в 1890 г., который был связан с предоставлением Англией Аргентине огромных займов и с поразившим Аргентину финансовым крахом. Оказавшись на грани финансовой катастрофы, «Английский Банк» был вынужден пойти на чрезвычайную меру – пополнить свой запас золота путем займа у «Французского Банка».

К середине 90-х годов 19 века финансовое положение Англии улучшилось: в сейфы ее банков стало поступать золото, добытое на приисках Витватерсранда в Южно-Африканской Республике и в Калгурли в Западной Австралии. К 1896 г. запас золота, находившегося в сейфах эмиссионного отдела «Английского Банка», возрос с 22649 тыс. ф. ст. в 1890 г. до 40 млн. ф. ст. Однако магнаты английского финансового капитала считали необходимым обеспечить постоянный и мощный приток золота для увеличения его запасов в Англии, для укрепления фунта стерлингов, для дальнейшего вывоза капитала в огромных размерах за пределы метрополии. Вследствие этого они требовали захвата Южно-Африканской Республики и Оранжевой Республики, недра которых таили богатейшие запасы золота и алмазов. Английские колонизаторы вынашивали планы беспощадного ограбления и угнетения населявших эти республики африканцев, принуждения их к наемному труду, подчинения их жесточайшей эксплуатации и расовой дискриминации. К тому же захват республик сулил английским колонизаторам важные стратегические преимущества: Англия получила бы возможность более энергично, и успешно бороться за установление своего господства на необъятных просторах от Кейптауна до Каира, подчинить своему влиянию Мозамбик и Анголу, успешно противодействовать проникновению в Южную Африку капиталов из других стран; Англия смогла бы упрочить свое господство на; морских путях в Индию, Малайю, Бирму, Австралию, Новую Зеландию, на Дальний Восток[26] .

Цели агрессивной политики Англии в Южной Африке соответствовали интересам всей английской финансовой олигархии, вне зависимости от сферы приложения капитала каждого из монополистов. Однако в конце XIX в. среди них не было единства взглядов по вопросу о способе захвата бурских республик Англией. Монополисты металлургической, военной, судостроительной и машиностроительной промышленности, связанные с ними мощные банки, чиновники английской колониальной администрации в Южной Африке, «Национальный союз» английских ойтландеров призывали к войне. Она сулила им большие правительственные заказы на поставку вооружения и огромные прибыли.

Монополисты же текстильной и ряда других отраслей легкой промышленности, не связанных с военной промышленностью, опасаясь, что война снизит покупательную способность населения на внутреннем английском рынке, затруднит сбыт производимых ими товаров и доставку в Англию необходимого им сырья, призывали к захвату бурских республик в результате «мирной» экспансии английского капитала и решительных действий английской дипломатии. Выступая за «мирный» захват бурских республик, они исходили также из того, что проникновение английского капитала в экономику этих стран шло быстрыми темпами.

В возникновении англо-бурской войны помимо английских монополистов и правительства были виновны королева Виктория и члены ее семьи. Английскую королеву изображали как поборницу мира и противницу англо-бурской войны. В действительности же она одобряла политику подготовки к войне и захват бурских республик, энергично проводившуюся правительством Р. Солсбери. Когда же Южная Африка была охвачена огнем войны, королева Виктория в тронной речи 30 января 1900 г. призвала английские войска «вести вот до победного конца для сохранения Британской империи упрочения господства Англии в Южной Африке»[27] .

Подготовка к войне выразилась в борьбе за окружение бурских республик английскими владениями, в дипломатических переговорах с великими державами, в организации шовинистической и милитаристской пропаганды в Англии, в отправке Англией войск в Южную Африку, в преднамеренном обострении взаимоотношений между Англией и Южно-Африканской Республикой.

В 80–90-х годах Англия захватила огромные, сопредельные с бурскими республиками территории – почти весь Зулуленд, Бечуаналенд, междуречье Замбези – Лимпопо, на которые претендовали также Германия, Португалия и бурские республики. В результате захвата этих территорий Англией бурские республики оказались зажатыми между английскими колониальными владениями. Английская дипломатия провела энергичную подготовку к войне, фактически исключив возможность вступления в нее держав в защиту буров. Правящие круги Англии уделили очень большое внимание подготовке английского общественного мнения к войне. Выражая недовольство тем, что многие англичане не поддерживали требований ойтландеров, Д. Чемберлен призывал правительство усилить пропаганду милитаристских и шовинистических идей. Следует отметить, что, разжигая воинственные настроения, правящие круги и лидеры ойтландеров пытались изобразить себя защитниками африканцев.

В конце 90-х годов XIX в. правительство Р. Солсбери преднамеренно провоцировало обострение англо-бурских отношений. Используя заключение Южно-Африканской Республикой соглашений в 1893 г. с Португалией и в 1895 с Голландией о выдаче преступников, а также состоявшиеся в 1896 г. переговоры между швейцарским и бурским правительствами о присоединении Южно-Африканской Республики к Женевской конвенции, английское правительство обвинило правительство Крюгера в нарушении Лондонской конвенции от 1884 г. В действительности же эти дипломатические акции бурского правительства не были нарушением конвенции 1884 г., она не предусматривала предварительной санкции Англии и заключение Южно-Африканской Республикой международных договоров и соглашений. Стремясь обострить отношения с бурскими республиками, английское правительство в конце 90-х годов неизменно отвергало все предложения правительства Крюгера о передаче требований ойтландеров на рассмотрение третейского суда[28] .

Предоставление ойтландерам избирательного права являлось конечной целью английских сторонников войны, принятие бурами этого требования отнюдь не гарантировало бы ее предотвращения. Более того, настаивая на предоставлении бурским правительством избирательного права ойтландерам, английские правящие круги вовсе не были заинтересованы в том, чтобы оно удовлетворило это требование. Они скорее были заинтересованы в отказе бурского правительства удовлетворить его. Такой отказ мог быть использован ими как достаточно веский повод для развязывания войны, Замыслы английского правительства были раскрыты Д. Чемберленом. В сентябре 1899 г. он уведомил А. Милнера о том, что в случае, если бурское правительство уступит давлению со стороны Англии и предоставит ойтландерам избирательные права, война все равно будет развязана, так как английское правительство немедленно потребует полного разоружения Южно-Африканской Республики, официального признания ею вассальной зависимости от Англии и включения ее территории в состав Южно-Африканской федерации. «Мы должны сыграть по правилам, – писал Д. Чемберлен, – и прежде чем мы выдвинем дальнейшие требования, мы должны испробовать все возможные предложения о предоставлении ойтландерам избирательных прав и получить от буров полный отказ принять их. Тогда мы предъявим наши дальнейшие требования и начнется война. Но прежде чем мы пойдем на это, мы должны иметь в Южной Африке достаточные вооруженные силы для обороны до тех пор, пока туда будут доставлены наши основные воинские контингента…»[29] .

Правительство Крюгера не только противодействовало притязаниям Англии, но, в свою очередь, предъявляло ей требования. Оно потребовало от Англии компенсации убытков, понесенных Южно-Африканской Республикой в связи с вторжением на ее территорию английского вооруженного отряда во главе с Джемсоном, отмены королевской хартии, выданной в 1889 г. «Бритиш Саут Африка Чартеред К°», пересмотра Лондонской конвенции от 1884 г. Однако, учитывая мощь Англии, правительство Крюгера неоднократно предлагало разрешить англо-бурские разногласия с помощью третейского суда. К тому же под давлением Англии оно пошло на некоторые уступки: в 1897 г. приняло закон, затруднявший вынесение решения о выселении совершивших преступление ойтландеров из Южно-Африканской Республики, снизило пошлины на ввозимые промышленные товары, обязало «Южно-Африканскую компанию взрывчатых веществ» снизить продажную цену динамита на 12,5 фр. с тонны.

Готовясь к войне против Англии, бурские республики заключили между собой военный союз.

Еще задолго до начала войны большинство буров и африканеров Капской колонии и Наталя вынашивало захватнические планы, конечной целью которых было создание «Великой Южно-Африканской Республики», включающей свои пределы территорию этих колоний, бурских республик и сопредельных с ними земель. В этой огромной стране буры и африканеры хотели установить свое безраздельное экономическое и политическое господство.

Накануне англо-бурской войны подавляющее большинство буров поддерживало проводившуюся президентом П. Крюгером политику противодействия притязаниям Англии. Но часть буров выступала с осуждением этой политики и придерживалась проанглийских взглядов. В Южно-Африканской Республике во главе проанглийской группировки стояли генерал П. Жубер, судья Э. Эсселен, члены фольксраада К. Йеппе, Л. Мейер, а в Оранжевой Республике – Фрезер. Они выступали за сговор с английским правительством и за предоставление ойтландерам избирательных прав. Однако политическое влияние проанглийской группировки было тогда незначительным.

С 31 мая по 5 июня 1899 г. в Блумфонтейне состоялась конференция английских и бурских представителей. Возглавлявший английскую делегацию А. Милнер настаивал на том, чтобы правительство Крюгера отменило сложную избирательную систему для ойтландеров и предоставило избирательные права тем из них, кто прожил в этой стране не менее пяти лет. Крюгер отверг это требование, но согласился предоставить право выбирать членов законодательной палаты ойтландерам, прожившим в Южно-Африканской Республике семь лет, а не четырнадцать, как это было предусмотрено законе от 1893 г. А. Милнер отклонил это предложение, и Блумфонтейнская конференция закончилась безрезультатно. Вслед за тем состоялись неофициальные переговоры между правительствами бурских республик при участии X. Хофмейра, возглавлявшего правое крыло движения африканеров Капской колонии, боровшихся за создание Великой Южно-Африканской Республики.

В результате этих переговоров буры выдвинули следующий проект предоставления избирательного права ойтландерам: тем из них, кто прибыл в Южно-Африканскую Республику до 1890 г., предоставить избирательное право по истечении двух с половиной лет; ойтландерам, прибывшим после 1890 г. и прожившим в этой республике не менее двух лет, предоставить его через пять лет; ойтландерам, которые будут прибывать в дальнейшем, предоставлять избирательное право через семь с половиной лет проживания в этой стране. Этот проект был отвергнут Англией. Вскоре буры заявили о своем согласии немедленно предоставить избирательное право ойтландерам, прибывшим до 1890 г., а ойтландерам, приехавшим позднее, предоставить его по истечении девятилетнего срока пребывания в Южно-Африканской Республике; всем, кто прибудет в республику в дальнейшем и заявит а своем желании получить избирательное право, оно может быть предоставлено по истечении семилетнего срока проживания в этой стране. Если бы английское правительство согласилось принять этот проект, то на основании его избирательное право немедленно получили бы около сорока тысяч ойтландеров. Но, стремясь к: войне, правительство Р. Солсбери отклонило его[30] .

19 августа 1899 г. правительство Южно-Африканской Республики заявило о своем согласии предоставить избирательное право ойтландерам, прожившим в этой стране не менее пяти лет, однако лишь при условии отказа Англии от вмешательства во внутренние дела этой страны и от притязаний на сюзеренитет по отношению к ней. Оно предложило Англии передать прочие ее притязания на рассмотрение третейского суда. Но английское правительство отвергло это предложение и, преднамеренно осложняя и без того весьма натянутые взаимоотношения с правительством Крюгера, потребовало, чтобы оно разоружило войско Южно-Африканской Республики. В речи, произнесенной в Хайберри 26 августа 1899 г., Д. Чемберлен вновь, угрожал бурским республикам войной. Несколько дней спустя он опять стал настаивать на принятии бурским правительством требований, предъявленных Англией на Блумфонтейнской конференции [164, т. 3, стр. 437 – 441]. Правительство Крюгера тогда заявило о своем согласии предоставить избирательное право ойтландерам, прожившим в этой стране более семи лет. Но это не удовлетворило английское правительство. 8 сентября оно, по настоянию Д. Чемберлена, приняло решение об отправке в Наталь десятитысячного войска. В тот же день оно уведомило правительство Крюгера о своем категорическом отказе признать Южно-Африканскую Республику суверенным государством. При этом английское правительство вновь потребовало немедленного предоставления избирательного права всем ойтландерам, прожившим в этой стране пять и более лет предоставления им четверти всех мест в фольксрааде, равного с бурами права выбирать президента и разрешения пользоваться в фольксрааде английским языком наравне с языком африкаанс. Оно уведомило правительство Южно-Африканской Республики, что в случае принятия им этих требований Англия даст согласие на учреждение Крюгером и А. Милнером арбитражной комиссии для рассмотрения остальных спорных вопросов. Проанглийская группировка в Южно-Африканской Республике выступила принятие правительством Крюгера этих требований. Опасаясь, что война приведет к разгрому движения за создание «Великой Южно-Африканской Республики», Я – X. Хофмей также пытался склонить правительство Крюгера принять требования английского правительства.

Считая, что правительство Крюгера отвергнет эти требования, Д. Чемберлен тогда же составил проект-ультиматум Отклонение последнего бурами должно было послужить поводом для начала войны. Проект ультиматума требовал, чтобы трансваальское правительство отменило законы против ойтландеров, изданные после 1881 г., предоставило ойтландерам после их годичного пребывания в Южно-Африканской Республике равные права с бурами, ввело самоуправление для европейского населения Витватерсранда, свободу вероисповедания, гарантировало независимость судов, предоставило всем английским подданным условия наибольшего благоприятствования во всех сферах их экономической и политической деятельности. Проект ультиматума требовал также запрещения ввоза оружия в Южно-Африканскую Республику через португальские колонии и сокращения ее вооружения. Фактически он предусматривал установление английского господства в Южно-Африканской Республике[31] .

Однако ультиматум не был предъявлен правительству Крюгера, так как оно предварило английское правительству и направило ему новые предложения. Протестуя против вмешательства Англии во внутренние дела Южно-Африканской Республики, правительство Крюгера призвало Англию к мирному решению всех спорных вопросов, к отводу английских войск от границ Южно-Африканской Республики, к удаления из Южной Африки всех дополнительно присланных английских войск, к возвращению в Англию всех войск, находившихся на пути в Южную Африку. Но английское правительство сочло, что эти требования буров могут быть использованы как достаточный повод для того, чтобы развязать войну.

10 октября 1899 г. Д. Чемберлен поручил А. Милнеру уведомить правительство Крюгера о том, что английское правительство отказывается обсуждать эти требования.

Правительство Р. Солсбери достигло, наконец, своей цели: оно вплотную подошло к войне за захват бурских республик.

А. Милнер, в свою очередь, призывал английское правительство скорее начать войну. 31 августа 1899 г. он сообщил Д. Чемберлену, что администрация Капской колонии и Наталя и проживающие там англичане «желают быстрых и энергичных действий и готовы прибегнуть к самым крайним мерам». А. Милнер прибег даже к фальсификации документов. Уличивший его в этом лидер левых буржуазных либералов Д. Ллойд-Джордж 2 марта 1900 г. сообщил в палате общин, что А. Милнер утаил телеграмму президента Оранжевой Республики М. Штейна, полученную 27 сентября 1899 г., и исказил текст его телеграммы от 28 сентября 1899 г.

В первой же из этих телеграмм М. Штейн сообщил А. Милнеру содержание принятой фольксраадом резолюции, предлагавшей правительству Оранжевой Республики «продолжать далее делать все, что в его силах, чтобы сохранить и упрочить мир и содействовать разрешению существующих разногласий мирными средствами». В телеграмме от 28 сентября 1899 г. М. Штейн, отметив наличие договора, обязывающего Оранжевую Республику помочь Южно-Африканской Республике, в случае, если она подвергнется нападению, предложил А. Милнеру свои услуги для мирного разрешения конфликта между Южно-Африканской Республикой и Англией. Но А. Милнер преднамеренно скрыл миролюбивые предложения М. Штейна и сообщил правительству Р. Солсбери, будто Оранжевая Республика угрожает Англии войной[32] .

Правительства бурских республик понимали, что Англия в ближайшее время начнет войну. По мнению Крюгера, правительство Р. Солсбери «стремилось сделать столкновение неизбежным и медлило с посылкой ультиматума лишь с целью выиграть время для сосредоточения вооруженных сил, достаточных для поражения Трансвааля». Желая лишить Англию возможности выиграть время, бурские правительства взяли военную инициативу в свои руки.

В конце сентября 1899 г. бурские войска сконцентрировались у границ. Они составляли три группы. Одна из них численностью до 25 тыс. человек, при 40 орудиях, 16 пулеметах во главе с генералом П. Жубером – была расположена по линии Фолксрюс – Валкестром – Фрейхейд. Другая численностью до 6 тыс. человек, при 20 орудиях и 6 пулеметах находилась на линии Спрингсфонтейн – Аливал-Норт. У Мекинга тоже стояло бурское войско (до 10 тыс. человек, при 20 орудиях и 8 пулеметах), во главе с генералом П. Кроном.

11 октября 1899 г. бурские войска перешли границу Наталя. Вступление их на территорию Наталя выражало не только готовность отразить подготовлявшуюся Англией вооруженную агрессию, но и стремление захватить эту английскую колонию и тем самым встать на путь борьбы за захват всей Южной Африки. Вступление бурских войск в Наталь явилось для правительства Р. Солсбери прекрасным поводом для осуществления агрессивных замыслов. Англия приступила к военным действиям с целью захвата бурских республик, но якобы только для защит английских колоний в Южной Африке от буров. «Я призвала свои войска к оружию, чтобы они отразили вторжение войск Южно-Африканской Республики и Оранжевого Свободного Государства в мои южноафриканские колонии», – заявила парламенте королева Виктория[33] .

Так началась англо-бурская война, одна из первых войн эпохи новейшего времени, война за передел Южной Африки. Возникновение войны означало, что английское правительство перешло от «мирной» к вооруженной борьбе за захват бурских республик.


3. Англо-бурская война

3.1 Начало войны и ход военных действий

Англия постоянно провоцировала мелкие конфликты с бурами. Последние шли на значительные уступки во время переговоров с англичанами. Но Англии нужна была война, поэтому она выдвигала все новые и новые требования. Одновременно к осени 1899 г. в Южную Африку стали прибывать английские войска. В начале октября 1899 г. буры узнали, что из Англии должно прибыть 25 тыс. солдат. В этих условиях бурские республики вынуждены были принять ответные меры.

Англия стала готовиться к мобилизации сухопутных сил за два с половиной года до начала войны. В мае 1897 г. мобилизационный комитет приступил к обсуждению вопроса о сроках мобилизации и к разработке деталей ее проведения. Однако при подготовке к войне английское правительство допустило серьезные просчеты в определении численности войск, подлежащих отправке в Южную Африку, и характера их оснащения. Мобилизационный комитет предполагал использовать для действий против бурских республик 4586 кавалеристов, 1163 конных стрелка, 4917 артиллеристов, 1600 инженеров, 31386 пехотинцев. С учетом лиц других служб, офицеров и штабных намечалось использовать в Южной Африке 48 800 человек[34] .

В начале 1899 г. английские войска в Южной Африке были немногочисленны. Они состояли из двух кавалерийских полков, трех батарей полевой артиллерии, одной горной батареи, двух рот крепостной артиллерии, шести батальонов пехоты. После провала Блумфонтейнской конференции английское правительство отправило в Южную Африку новые воинские соединения. Желая скрыть подготовку к войне, Д. Чемберлен пытался оправдать отправку войск заявлением о том, что Англии необходимо быть готовой «к любой случайности» и удовлетворить просьбу натальской колониальной администрации об усилении обороны Наталя.

К октябрю численность английских войск в Южной Африке достигла примерно 24 тыс. человек, что составляло около половины от численности бурских войск. Но в распоряжении английского правительства были мощные ресурсы живой силы, вследствие чего оно имело возможность в короткий срок создать в Южной Африке огромный перевес в численности английской армии над войсками буров. На 1 октября 1899 г. общая численность английских войск в метрополии составляла 218046 человек.

Уже в течение первых десяти месяцев войны из Англии и ее средиземноморских владений на южноафриканский театр военных действий было отправлено около 100 тыс. солдат; офицеров регулярной армии, в том числе 6958 кавалеристов, 12774 артиллериста, 67936 пехотинцев, 3598 инженеров. За 30 месяцев войны (т.е. без учета двух последних месяцев) военное министерство отправило в Южную Африку 230 тыс. солдат регулярной армии. Кроме того, из Англии в Южную Африку было отправлено 60 из имевшихся 124 батальонов пехоты милиционных войск, 6 артиллерийских рот, 3 инженерные роты, 2 инженерных отделения этих же войск.

Были использованы также 97 тыс. резервистов регулярной армии и милиционных войск, явившиеся наиболее боеспособной частью действующей армии. Кроме того, 28 апреля 1900 г. был опубликован королевский указ, разрешавший всем бывшим солдатам поступить на сверхсрочную службу для несения ее как в метрополии, так и за пределами последней и предусматривавший выплату им в дальнейшем повышенной пенсии. На основании этого приказа на сверхсрочную службу вернулись 1465 бывших солдат. К тому же за время войны в действовавшей армии были оставлены 50 тыс. человек из числа тех, которые должны были быть переведены в резерв. 24 декабря 1899 в Англии был издан указ о создании добровольческого конного корпуса имперских йоменов. Каждый йомен, вступающий в корпус со своей экипировкой и седельным снаряжением, получал дотацию в размере 25 ф. ст. и пользовался тем довольствием, что и солдаты регулярной армии. В результате вербовки, проведенной в Англии и в Ирландии, в этот корпус было зачислено несколько десятков тысяч человек, из которых 35520 человек было отправлено в Южную Африку.

В конце 1899 г. в Англии началась также вербовка волонтеров. Во время войны было завербовано 270 тыс. волонтеров, из которых 19856 человек было отправлено в действующую армию.

Боевые качества волонтеров были низкими. Многие из них плохо владели оружием.

В ходе войны в Южную Африку были также направлены английские воинские части из Индии, Австралии, Новой Зеландии, Канады. Численность войск, оставленных в метрополии, а также в Индии и в других частях империи, была незначительной. Это беспокоило правящие круги Англии, которые опасались усиления национально-освободительной борьбы народов Индии и вмешательства держав в войну.

В начале войны численность бурских войск составляла 45 тыс. – 60 тыс. человек. Буры не имели постоянной армии. Их войска (команде) сформировались только после объявления о мобилизации. Военнообязанным считался каждый бур в возрасте от 16 до 60 лет. Все военнообязанные должны были явиться с собственным оружием, небольшим количеством боеприпасов, верховой лошадью и восьмидневным запасом продовольствия. В бурских войсках было мало чинов; до сентября 1900 г. они были выборными. Группа бойцов численностью от 30 до 100 человек выбирала фельдкорнета; фельдкорнеты дистрикта выбирали комманданта; комманданты трех или более дистриктов выбирали генерала. Во главе войск стоял коммандант-генерал, избираемый на пять лет бурскими бойцами и офицерами.

В начале англо-бурской войны коммандант-генералом войск Южно-Африканской Республики был вице-президент П. Жубер, являвшийся сторонником сговора с англичанами. Вследствие этого верховное командование фактически осуществлял президент Крюгер. В начале октября 1899 г. комманданты войск Оранжевой Республики – Лукас Стенекамп, Антоний Ломбард, Ян де Вилис, Ганс Науде и Нел, соответственно представлявшие округа Хейлброн, Фреде, Харрисмит, Бетлехем и Кронстад, избрали генералом Мартинуса Принслоо, являвшегося ранее коммандантом округа Винбург. Во главе войск этой республики встал П. Кронье, которого буры чтили за храбрость и энергичную защиту их интересов. С отменой в сентябре 1900 г. принципа выборности командного состава назначение коммандантов было вверено коммандант-генералу; комманданты получили право назначать фельдкорнетов, а последние – капралов. Пытаясь сохранить численность бурских войск, бурские власти стали выплачивать 5 шилл. в день каждому бойцу, остающемуся в войске. Но содержание, установленное бурским офицерам в 1898 г., было значительно сокращено[35] .

Бурские бойцы обычно не проходили специального обучения. Будучи скотоводами и охотниками, они были прекрасными наездниками и стрелками. Однако усиление экспансии английских колонизаторов в Южно-Африканской Республике и вторжение на ее территорию в 1895 г. английского вооруженного отряда во главе с Д. Джемсоном побудили буров привлечь нескольких немецких и американских военных специалистов для обучения бурских командиров и для работы в качестве инструкторов в бурской военной школе в Претории.

Дисциплина в бурских войсках в начале войны была слабой. В бурских войсках не было ни интендантской, ни медицинской службы. К началу войны в распоряжении трансваальского правительства было только два врача, один из которых служил при артиллерийском корпусе, а другой – в полиции. Во время англо-бурской войны на средства правительства Южно-Африканской Республики было создано лишь семь госпиталей. Почти вся врачебная помощь бурам была организована Обществами Красного Креста Южно-Африканской республики и европейских стран. Прибывшие на помощь сражающимся бурам три голландских, немецкий, бельгийско-немецкий, русский, русско-голландский и ирландско-американский отряды Обществ Красного Креста, в составе которых находилось лишь 44 врача, не смогли существенно улучшить медицинское обслуживание бурских войск[36] .

Качество боевой техники, которой располагали английские и бурские войска, было, примерно, равноценным – они имел магазинные винтовки, станковые пулеметы системы «Максим», скорострельные орудия полевой артиллерии, тяжелые артиллерийские орудия, бездымный порох.

Готовясь к войне против Англии, правительство Крюгера еще в середине 90-х годов значительно увеличило расходы я вооружение. В 1895 г. они составили 1485244 ф. ст., 1896 г. -2007372 ф. ст., в 1897 г. -1793279 ф. ст. По сравнению с многомиллионными расходами Англии на вооруженные силы, эти затраты Южно-Африканской Республики были ничтожными. Однако для этой республики они были большими, так как ее государственные доходы были невелики. В 1895 г. они выразились в сумме 3539955 ф. ст., в 1896 г. – 4807513 ф. ст., в 1897 г. – 4 480 217 ф. ст.

Перед войной правительство Крюгера закупило оружие в Германии, во Франции и в Англии. Еще в 1894 г. оно заказало винтовки Маузера германской фирме Круппа и французской фирме «Шнейдер и К°» в Крезо. В течение последних трех предвоенных лет в Южно-Африканскую Республику из Европы через Мозамбик было доставлено около 20 тыс. винтовок. В 1897 и в 1898 гг. правительство Крюгера затратило 205436 ф. ст. на покупку в Европе винтовок и пушек. За те же годы оно истратило 162990 ф. ст., на покупку амуниции для бурского войска, а также 77 838 ф. ст. на постройку новых и исправление старых фортов.

К началу англо-бурской войны на вооружении войска Южно-Африканской Республики было 80 артиллерийских орудий различных систем, 37 пулеметов системы «Максим», 35 тыс. винтовок, по 1138 снарядов на каждое орудие крупного калибра, по 3124 снаряда на каждое орудие мелкого калибра. Однако оснащенность боевой техникой находившихся в Южной Африке английских войск во много раза превышала оснащенность бурских войск.

Огромное превосходство в численности войск и в количестве вооружения, которым располагала Англия, явилось важной причиной ее победы над бурами.

9 октября 1899 г. президент Крюгер направил Англии ультиматум, требуя прекратить концентрацию войск возле бурских республик и взаимно отвести военные отряды от границы. В ноте буров говорилось, что если в течение 48 часов Англия не даст положительного ответа, то ее действия будут рассматриваться как объявление войны. 11 октября от англичан поступил отрицательный ответ. Война была объявлена.

Вступление бурских войск на территорию Наталя сорвало выработанный английским командованием план ведения войны в Южной Африке. Он предусматривал вторжение английских войск в Оранжевую Республику и в Южно-Африканскую Республику с территории Капской колонии и Наталя. По этому плану, до прибытия из Англии в Южную Африку крупных воинских соединений, находившиеся там английские войска численностью в 14 тыс. человек во главе с генералом Д. Уайтом должны были оборонять сухопутные границы Капской колонии и Наталя[37] .

К 29 октября 1899 г. находившиеся в северной части Наталя во главе с генералом Д. Уайтом английские войска численностью свыше 12 тыс. человек, при 48 орудиях, включая морскую бригаду с тяжелыми орудиями, сосредоточились в Ледисмите. Бурские войска численностью до 8 тыс. человек, при 21 орудии, под командованием генералов X. Девета и Жубера блокировали этот важный железнодорожный центр, расположенный на дальних подступах к Претории к Блумфонтейну. Предпринятая осажденными английскими войсками попытка сразу же деблокировать Ледисмит окончилась неудачей. Потеряв в сражениях при Ломбарде-Копе, Николсонс-Неке около полутора тысяч человек убитыми, ранеными и пленными, осажденные в Ледисмите английские войска отказались от активных действий и стали ждать прибытия на помощь новых воинских контингентов. Таким образом, в начале войны бурам удалось сковать в северной час Наталя крупные воинские соединения англичан и времен лишить их возможности развернуть наступление на столицу бурских республик.

В начале войны бурские войска, возглавляемые К. Вессельсом, действуя в юго-западной части Оранжевой Республики, блокировали центр добычи алмазов Кимберли в котором находились английские войска численностью до 2 тыс. человек во главе с полковником Кеквичем.

В октябре 1899 г. бурские войска под командованием генералов П. Кронье и Снимана вступили также на территорию Бечуаналенда и блокировали г. Мафекинг, расположенный на дальних подступах к Претории и к Иоганнесбургу. В осажденном Мафекинге находились английские войска численностью до тысячи человек во главе с полковником Бэйдн-Пауэллом. Осада бурскими войсками Мафекинга нарушила важную для англичан коммуникационную линию между Капской колонией и Родезией.

Бурское командование предприняло осаду Ледисмита, Кимберли и Мафекинга с целью овладеть ими как важными стратегическими базами и преградить английским войскам вероятные пути наступательных операций. Однако, осадив эти города, буры очень растянули свои позиции, не обеспечив их резервами. Рассчитывая на помощь со стороны африканеров, бурские отряды в ноябре 1899 г. вступили в северо-восточную часть Капской колонии. Английское командование попыталось взять военную инициативу в свои руки; в. ноябре 1899 г. английские войска численностью до 12 тыс. человек под командованием лорда Метуэна, имея 35 орудий, предприняли попытку деблокировать Кимберли. В этом сражении англичане потеряли около 500 человек убитыми и ранеными. В сражении на р. Моддер английское командование допустило тактические ошибки – оно не использовало разведку, не создало резервов, предприняло атаку буров с фронта на открытой местности без демонстрации на другом участке. 29 ноября (10 декабря) 1899 г. войска лорда Метуэна в сражении при Магерсфонтейне потеряли около тысячи человек убитыми и ранеными. В этом сражении английским командованием вновь были допущены серьезные тактические ошибки: продвижение английских войск было предпринято колоннами без авангарда и без предварительной высылки разведчиков, атаки были проведены фронтально, причем с недостаточным количеством войск, действия артиллерии и пехоты были несогласованны.

Уже в начале войны обнаружилась устарелость тактических приемов английской армии в наступательном бою. Такими приемами были огневая подготовка атаки с близкого расстояния и атака в сомкнутом строю. Они были малоэффективны против применявшегося бурами рассыпного строя. К тому же английские солдаты были обучены лишь залповому огню, а не прицельной стрельбе[38] .

В течение первого периода войны, с 11 октября 1899 февраля 1900 г., буры сохраняли в своих руках военную инициативу; они осуществили несколько наступательных операций и выиграли ряд сражений. Но стратегический план, которого они придерживались, предпринимая осаду Ледисмита, Кимберли и Мафекинга и организуя вторжение в Капскую колонию, не предусматривал дальнейших наступательных действий. Блокада бурами Ледисмита, Кимберли и Мафекинга была в основном пассивной. Буры не овладели ни одним из осажденных городов, не нанесли английским войскам решающего поражения до прибытия в Южную Африку из Англии новых воинских контингентов и боевой техники. Расчеты буров на то, что все африканеры восстанут против английского господства, и на вмешательство держав в войну для защиты бурских республик оказались необоснованными.

Не оказали бурам существенной помощи и иностранные добровольцы. Во время войны на стороне буров действовали 13 иностранных добровольческих отрядов. Из них 4 отряда были созданы из числа иностранцев, проживавших в Южно-Африканской Республике до начала войны. Это были: голландский отряд в составе 120 человек, немецкий отряд численностью в 200 человек во главе с полковником Адольфом Шилем, скандинавский отряд, состоявший из 40 человек, «Ирландская бригада» из 150 человек во главе с отставным полковником войск США – Блэком. Голландский и немецкий отряды просуществовали недолго: они понесли большие потери в сражении при Эландслаагте 21 октября 1899 г. и вскоре были распущены. Скандинавский отряд потерял половину своего личного состава в сражении под Магерсфонтейном в декабре 1899 г., а остальные его бойцы влились в бурские войска. Более долговечной оказалась «Ирландская бригада». Она участвовала в осаде Ледисмита, а после его сдачи была переброшена на территорию Оранжевой Республики, где 3 мая 1900 г. приняла участие в сражении у Брандфорда. В дальнейшем бойцы бригады примкнули к партизанам.

Иностранные добровольцы, прибывшие в Южную Африку, создали девять отрядов. Это были: французский отряд (35 человек). итало-немецкий отряд (70 человек), иностранный легион (300 человек), иностранный отряд (100 человек), американский отряд разведчиков (40 человек), отряд прибывших из США ирландцев (46 человек), черногорский отряд (10 человек), русский отряд (20–30 человек во главе с поручиком запаса Ганецким), русско-голландский отряд (40 человек главе с полковником Е.Я. Максимовым). На первом эта войны эти отряды действовали разрозненно[39] .

3.2 Окончание и итоги войны

В начале 1900 г. численность английских войск в Южной Африке была резко увеличена. На пост главнокомандующего был назначен лорд Ф. Робертс, а начальника штаба – Г. Китченер.

К февралю 1900 г. в Южной Африке находились около 180 тыс. английских солдат и офицеров, из которых войска регулярной армии составляли 126 тыс. человек. В феврале 1900 г. английские войска перешли в наступление. Начался второй период войны.

В феврале 1900 г. английские войска численностью свыше 50 тыс. человек под командованием Ф. Робертса, имея 136 орудий, заставили буров снять осаду с Кимберли. Продолжая наступление, англичане нанесли поражение бурскому войскам во главе с генералом П. Кронье, защищавшему подступ к Блумфонтейну на правом берегу р. Моддер. Генерал П. Кронье вместе с четырехтысячным отрядом сдался в плен. Важной причиной поражения войска П. Кронье явилось то, что буры не овладели железнодорожной линией Кимберли, имевшей большое значение для снабжения наступавших английских войск.

В начале марта 1900 г. английские войска во главе с Р. Буллером освободили от осады Ледисмит. За время находившиеся в этом городе английские войска потеряли около полутора тысяч убитыми, ранеными и умершими от ран. В марте войска генерала Гетэкра овладели Стромогом и Бюргерсдорпом и приступили к изгнанию бурских войск с территории Капской колонии. Тогда же войска генерал-майора Клементса перешли на северный берег р. Оранжевой и стали освобождать от бурских войск район Форесит-Коффифонтейн. Поражение буров в войне становилось очевидным.

В конце марта 1900 г. в связи с кончиной генерала П. Жубера главное командование бурскими войсками было вверено генералу Луису Боте. Но смена командования не повлияла на исход войны. Не повлияли на него и действия европейских добровольцев.

В начале 1900 г. отряды добровольцев объединились в европейский легион, командиром которого был избран полковник французской армии граф Вильбуа де Марейль. Но уже в апреле 1900 г. английские войска в сражении при Босгофе нанесли легиону тяжелое поражение. Вильбуа де Марейль был убит. Командиром легиона стал Е.Я. Максимов. Вскоре между начальниками отрядов легиона возникли острые разногласия, заставившие Е.Я. Максимова отказаться от командования им. Возглавляемый Е.Я. Максимовым русско-голландский отряд в апреле 1900 г. участвовал в ряде мелких операций, а также в сражениях при Табанчу и Тубе. Но в мае 1900 г. в сражении при Ветривере он был почти полностью уничтожен. К этому времени европейский добровольческий легион фактически распался.

В мае 1900 г. английские войска взяли Кронстад и деблокировали Мафекинг, в котором уже с начала 1900 г. свирепствовали голод и болезни. 31 мая 1900 г. английские войска, не встретив серьезного сопротивления, взяли Иоганнесбург. В июне 1900 г. буры без боя сдали Преторию. В конце мая Крюгер, покинув Преторию, переехал в Ватервальбовен, затем в Мачадодорп. В августе он перебрался в Нелспруит, а в начале сентября – в Лоренсу-Маркиш, откуда в октябре 1900 г. на борту голландского парохода «Гельдерланд» направился в Европу. В конце ноября он прибыл в Марсель. После взятия англичанами Блумфонтейна многие буры Оранжевой Республики прекратили вооруженную борьбу[40] .

Вступление английских войск в столицы бурских республик и объявление английского правительства 27 мая 1900 г. об аннексии Оранжевой Республики не привели к завершению войны. Правительство этой страны в прокламации от 11 июня 1900 г. заявило об отказе признать аннексию Оранжевой публики Англией и о том, что буры будут продолжать бой. Буры перешли к партизанской войне. Она явилась третьим последним и наиболее продолжительным периодом англо-бурской войны.

Первые партизанские отряды буров были созданы в конце марта 1900 г. В середине 1900 г. партизанская война усилилась. Только за 29 дней, с 6 июня по 4 июля 1900 г., действуя в Южно-Африканской Республике вдоль железных дорог, партизаны предприняли 255 боевых операций.

В разгар партизанской войны численность участвовавших в ней буров достигала 20 тыс. человек.

Тяжелый удар по партизанскому движению нанесло сооружение англичанами до 8 тыс. блокгаузов, обеспечивших прикрытие важных военных объектов ружейно-пулеметным огнем. Англо-бурская война близилась к концу. Судьба бурских республик была решена.

В начале 1902 г. многие партизаны тоже стали склоняться к мысли о сговоре с английскими захватчиками. К этому времени дальнейшая вооруженная борьба буров была уже бесперспективной. Английские войска разграбили и сожгли множество бурских ферм, захватили почти весь принадлежавший бурам скот, а также запасы продовольствия. Сражавшиеся буры были обречены на голод, а загнанные в концентрационные лагеря бурские женщины и дети – на вымирание, жестокость положения бурских партизан усугублялась тем, что на них нападали и их истребляли ненавидевшие бурских колонизаторов африканцы. Возможность дальнейшего сопротивления буров английским захватчикам была исчерпана.

27 мая 1902 г. Д. Чемберлен телеграфировал в Преторию условия мира. Они предусматривали: признание бурами аннексии Англией территории Южно-Африканской Республики и Оранжевой Республики, предоставление Англией субсидии в размере 3 млн. ф. ст. для восстановления разрушенных ферм, разрешение применения языка африкаанс в школах и судах, учреждение административных органов в качестве первого шага по пути введения самоуправления, лишение избирательных прав африканеров, участвовавших в английском восстании.

Огромное превосходство английских вооруженных Южной Африке в живой силе и в технике, отказ большинства буров от участия в партизанской войне и большинства африканеров от участия в антианглийском восстании, фактический отказ держав от помощи бурским республикам предрешил военное поражение. Столетняя ожесточенная борьба английских и бурских колонизаторов за господство в Южной Африке привела к победе Англии, располагавшей ресурсами огромной колониальной империи[41] .

Нарушая подписанные Англией международные договоры о правилах ведения войны – С.-Петербургскую конвенцию от 1868 г. и Гаагскую декларацию от 1899 г., запрещавшие применение разрывных пуль, английское правительство и командование снабжали действовавшие в Южной Африке британские войска разрывными пулями дум-дум. Британские войска использовали их в сражениях при Гленко, Эландслаагте, Николсонс-Неке.

Антигуманным способом ведения войны Англией была также «политика опустошения». Английское командование приступили к ее проведению в середине 1900 г. в связи с тем, что после занятия английскими войсками Претории тысячи буров не сложили оружия и развернули партизанскую войну. «Политика опустошения» выразилась в массовом сожжении и в конфискации британскими войсками, принадлежавших сражавшимся бурам ферм и другого имущества.

«Политика опустошения» угрожала бурам полным разорением и ликвидацией экономической основы их господства в этих республиках. Она была направлена не только против сражавшихся буров, но также против мирного бурского населения – женщин, детей, стариков. Этот способ ведения войны означал нарушение английским правительством и командованием очень важного принципа международного права, согласно которому война должна вестись только против вооруженных сил, но не против мирного населения противника.

Грубым нарушением этого принципа явилось также создание в 1900 г. английским командованием в Южной Африке концентрационных лагерей для женщин, детей, стариков – членов семей сражавшихся буров. Создавая эти лагеря, английское командование хотело предотвратить оказание мирным бурским населением помощи партизанам, а также использовать заключенных в качестве заложников и тем самым заставить партизан прекратить дальнейшее сопротивление.

Только методами беспощадной жестокости смогли англичане подавить партизанское движение. Командование английских войск предписало уничтожать фермы буров, которые являлись базами партизан, заключать население в концентрационные лагеря, где тысячи людей, в особенности дети, умирали от голода и болезней. Была разработана целая система охраны железных дорог. Всякий, кто приближался к железнодорожному полотну, мог быть без предупреждения убит на месте. Шаг за шагом оттесняя буров в районы, оцепленные колючей проволокой, англичане добились прекращения партизанских действий[42] .

В апреле 1902 г. буры вынуждены были согласиться на мирные переговоры. В мае 1902 г. в Ферейнигинге представители буров приняли условия англичан. По мирному договору, подписанному 31 мая 1902 г., буры лишались независимости и признавали себя британскими подданными, сохранив лишь внутреннюю автономию. Богатейшие республики Трансвааль и Оранжевая стали английскими колониями. Тысячи англичан устремились на захваченные Англией земли. В 1910 г. бурские территории вошли в состав английского доминиона – Южно-Африканский Союз.

В ходе промышленной революции, начавшейся в Южной Африке после открытия месторождений алмазов и золота, стала резко меняться социальная структура общества. Сотни тысяч африканцев работали на рудниках и шахтах, пролетариат быстро рос за счет притока рабочих из Европы и в результате разорения бурских фермеров. Выросли кадры интеллигенции не только среди белого, но и среди африканского, цветного и индийского населения. На смену восстаниям племен против чужеземного господства пришли новые – формы общественно-политической борьбы, организатором которой стала немногочисленная африканская интеллигенция, в эту борьбу постепенно втягивались и более широкие слои африканцев.

Еще в 1882 г. африканцы–учителя, священники и некоторые другие представители свободных профессий – создали на востоке Капской провинции первую африканскую политическую организацию, «Имбумба Яма Африка» («Стойкие африканцы»), через два года вышла первая африканская газета – «Имво Забанцунду» («Голос черного народа»). Газету издавал Дж.Т. Джавабу, основатель Ассоциации туземных избирателей, т.е. тех африканцев Капской колонии, которые отвечали цензам, установленным для участников выборов в Законодательную ассамблею. Дискуссия по поводу создания ЮАС вызвала политическую активность африканцев и в других провинциях Южной Африки; 1904–1907 гг. аналогичные организации – «туземные конгрессы» – были созданы в Натале преподобным Дж. Дубе, в Оранжевом Свободном Государстве – Т. Мапикеле, в Трансваале – адвокатом П.И. Семе.

В 1902 г. по инициативе метисов Кейптауна была создана Африканская политическая организация (АПО), президентом которой стал доктор Абдул Абдурахман. Будучи организацией цветного населения, АПО сыграла большую роль в развитии политического самосознания как среди цветных, так и среди африканцев, первой выдвинув лозунг создания единого фронта угнетенных народов против господства белого меньшинства[43] .

Превращение независимых бурских государств в английские колонии расчистило путь к созданию единой британской Южной Африки. Несмотря на противоречия, приведшие к войне 1889–1902 гг., британские и бурские колониальные силы нашли общий язык в вопросах, касавшихся судьбы африканского населения. Именно это лежало в основе мирного Феринихингского договора. Военная администрация лорда Милнера, британского верховного комиссара Южной Африки, действовала согласно его предписанию: «создать белое самоуправляющееся сообщество, опирающееся на черную рабочую силу, от Кейптауна до Замбези». В декабре 1906 г. английский парламент одобрил конституцию Трансвааля, согласно которой избирательные права предоставлялись только белым. После выборов к власти пришла партия африканеров «Хет Фольк» («Народ»), руководимая генералами Смэтсом и Ботой. Через шесть месяцев аналогичная конституция была одобрена для колонии Оранжевой реки, где в результате выборов премьер-министрам стал Абрахам Фишер[44] .

Параллельно с созданием местных правительств должно было происходить политическое и экономическое объединение всех четырех провинций Южной Африки. Национальный конвент 1909 г., в котором принимали участие только белые» представлявшие законодательные собрания Капской колонии, Натала, Трансвааля и Оранжевой, принял решение по проекту конституции – о форме объединения (унитарный союз), о центральном правительстве и о равенстве двух языков[45] .

31 мая 1910 г. был провозглашен Южно-Африканский Союз (ЮАС) как самоуправляющийся доминион.

По «Акту о Южной Африке», принятому парламентом Великобритании в 1909 г., государственные органы ЮАС были сформированы подобно государственным органам других доминионов Британской империи: генерал-губернатор, двухпалатный парламент (сенат, ассамблея) и кабинет министров, ответственный перед парламентом. Сенат состоял из выбранных (по восемь от каждой провинции) и назначенных (по восемь человек, из которых четыре представляли интересы «туземцев») сенаторов. Избирательные системы в провинциях отличались друг от друга. В Капской провинции формально не было «цветного барьера», однако неевропейцы не могли быть избраны в парламент. В остальных провинциях, в том числе Натале, существовал «цветной барьер» и в них большее представительство по сравнению с городами имели сельские районы.


Заключение

Англо-бурская война разразилась в октябре 1899 г. Эта война дорого обошлась британской короне: в Южную Африку было послано 450 тыс. солдат, из которых 20 тыс. погибли. Война поглотила 250 млн. ф. стерлингов. Престижу Англии был нанесен колоссальный урон, поскольку война против буров велась с варварской жестокостью. Именно в войне против буров впервые были созданы снискавшие затем печальную славу концентрационные лагеря, куда сгонялись пленные женщины, дети; дома и фермы буров сжигались, скот уничтожался. После неудач на первом этапе войны английские войска в мае 1900 г. захватили Йоханнесбург, бурский президент Крюгер вынужден был эмигрировать, но буры еще целых два года вели упорную партизанскую войну. После длительных переговоров 31 мая 1902 г. был подписан мирный Феринихингский договор. По мирному договору бурские республики утрачивали независимость. Но британское правительство обещало предоставить 3 млн. ф. ст. для возмещения убытков, причиненных войной, значительный долгосрочный заем, свободный от процентов в первые два года[46] .

В конце XIX в. в условиях постепенной утраты Англией мирового промышленного первенства, резкого сокращения ее золотого запаса, обострения борьбы империалистических держав за колонии, источники сырья, рынки сбыта, за сферы вывоза капитала английские империалисты требовали захвата бурских республик – Южно-Африканской Республики и Оранжевого Свободного Государства, обладавших богатейшими месторождениями золота, алмазов и мощными потенциальными ресурсами очень дешевой рабочей силы. Выдвигая эти требования, они преследовали важные экономические, социально-политические и стратегические цели. Путем интенсивного развития золотодобывающей промышленности, экспроприации и жестокой эксплуатации африканцев, дальнейшего закабаления народов, населявших британские колонии и ряд отсталых в экономическом отношении стран, английские империалисты хотели обеспечить себе получение огромных прибылей, усиление финансовой мощи Англии, сохранение за нею положения первого в мире банкира, ускорение темпов ее промышленного роста. Захват Англией бурских республик должен был содействовать расширению ее экспансии в Анголе и Мозамбике, установлению ее господства на необъятной территории от Кейптауна до Каира, а также на океанских путях в Индию и в другие азиатские колонии Англии, в Австралию, Новую Зеландию, на Дальний Восток.

Во время англо-бурской войны 1899–1902 гг. буры боролись за существование республик, созданных ими в результате колонизации огромных территорий, жестокого ограбления и порабощения африканцев, которые составляли подавляющее большинство населения этих стран.

Предотвращение захвата Южно-Африканской Республики и Оранжевого Свободного Государства Англией было для бурских колонизаторов необходимым условием для достижения ими их цели – создания совместно с африканерами «Великой Южно-Африканской Республики», включающей в свои пределы территории бурских республик, Капской колонии, Наталя, Бечуаналенда, Басутоленда, Свазиленда, Южной Родезии. Бурские колонизаторы требовали колоссальных территориальных захватов, изъятия из рук Англии ее южноафриканских колоний-г т.е. захвата всей Южной Африки[47] .

Англо-бурская война 1899–1902 гг. была одной из первых войн эпохи империализма, войной английских и бурских колонизаторов за передел Южной Африки. Захватнические цели английских и бурских колонизаторов в этой войне и проводившаяся ими политика беспощадного ограбления, расовой дискриминации, закабаления и жесточайшей эксплуатации африканцев в корне противоречили жизненным интересам этих подлинных хозяев Южной Африки. Подавляющее большинство африканского населения бурских республик враждебно относилось к английским и бурским колонизаторам и, вследствие этого, не приняло участия в англо-бурской войне. Жестокое угнетение африканцев бурскими колонизаторами исключало возможность массовой поддержки африканцами буров в войне против английских захватчиков и, следовательно, содействовало поражению буров в этой войне. Враждебное отношение подавляющего большинства африканцев к английским колонизаторам сделано невозможным широкое привлечение англичанами африканцев к участию в войне против буров. Это явилось одной из причин относительной продолжительности англо-бурской войны.

Ведя войну против английских захватчиков, сражавшиеся буры надеялись на помощь со стороны африканеров Капской колонии и Наталя, а также со стороны держав, опасавшихся дальнейшего усиления Англии. Но эти расчеты оказались необоснованными. Восстание африканеров в Капской колонии во время войны оказало некоторое содействие сражавшимся бурам, но не повлияло на исход войны. Восставшие африканеры боролись против захвата бурских республик Англией, за ликвидацию английского господства в Капской колонии и в Натале, за создание совместно с бурами «Великой Южно-Африканской Республики». Отказ подавляющего большинства африканеров от участия в вооруженном антианглийском восстании объективно содействовал победе Англии в этой войне. Фактически отказ держав, таких как Германия, Франция, США от вмешательства в войну содействовал победе Англии[48] .

Гигантский рост добычи золота в Трансваале в результате захвата бурских республик Англией, экспроприации, принуждения к наемному труду, порабощения и жесточайшей эксплуатации африканцев баснословно обогатил английских монополистов, владевших золотыми и алмазными приисками в Южной Африке. Ввозившееся в Англию из Южной Африки золото сказочно обогащало владельцев крупнейших английских банков, которые вывозили его в отсталые в экономическом отношении страны, а также в британские доминионы и колонии. Оно обогащало также монополистов различных отраслей английского промышленного производства, содействуя росту экспорта промышленной продукции в те страны, куда оно вывозилось из Англии.

Завоевание бурских республик Англией содействовало усилению концентрации капитала и мощи английских монополий в горнодобывающей промышленности Южной Африки, а также монополий металлургической, военной и судостроительной промышленности в Англии.

Список использованной литературы

1.Александров В.В. Борьба империалистических держав за раздел Африки (1881–1914 гг.). М., 1963

2.Асоян Б.Р. Сквозь 300 лет: от Кейна до Трансвааля. М., 1991

3.Африка: колониализм и антиколониализм (XIX–XX вв.). М., 1990

4.Виноградов К.Б. Дэвид Ллойд Джордж. М., 1979

5.Давидсон А.Б. Сесиль Родс и его время. М., 1984

6.Давидсон А.Б. Создание Британской Южно-Африканской Компании. М., 1960

7.Давидсон А.Б. Матабеле и машона в борьбе против английской колонизации. М., 1958

8.Ерофеев Н.А. Очерки по истории Англии 1815–1917 гг. М., 1959

9.Ерофеев Н.А. Английский колониализм в середине XIX века. М., 1977

10. Званич А.И. Обострение противоречий между империалистическими державами накануне первой мировой войны. М., 1962

11. Зусманович А.З. Империалистический раздел Африки. М., 1962

12. История дипломатии. Т. 3. Дипломатия в новое время. М., 1963

13. История германского колониализма в Африке. М., 1983

14. Кертман Л.Е. История, история и культура Англии. М., 1979

15. Кертман Л.Е. Джозеф Чемберлен и сыновья. М., 1990

16. Мир на рубеже XIX–XX вв.: тенденции развития, противоречия, революции. М., 1991

17. Никитина И.А. Захват бурских республик Англией (1899–1902 гг.). М., 1970

18. Новая история. Второй период. М., 1986

19. Новая история стран Европы и Америки. Второй период. М., 1998

20. Парфенов И.Д. Англия и раздел мира в последней трети XIX века. М., 1978

21. Парфенов И.Д. Колониальная экспансия Великобритании в последней трети XIX века. М., 1991

22. Проблемы истории Африки. М., 1966

23. Ротштейн Ф.А. Международные отношения в конце XIX века. М., 1960

24. Халфин Н.А. Создание и распад Британской империи. М., 1961

25. Южно-Африканская Республика. Справочник. М., 1994


[1] Давидсон А.Б. Создание Британской Южно-Африканской Компании. М., 1960, Давидсон А.Б. Матабеле и машона в борьбе против английской колонизации. М., 1958 Зусманович А.З. Империалистический раздел Африки. М., 1962, Парфенов И.Д. Англия и раздел мира в последней трети XIX века. М., 1978, Парфенов И.Д. Колониальная экспансия Великобритании в последней трети XIX века. М., 1991

[2] Никитина И.А. Захват бурских республик Англией (1899-1902 гг.). М., 1970

[3] Южно-Африканская Республика. Справочник. М., 1994. С. 18

[4] Зусманович А.З. Империалистический раздел Африки. М., 1962. С. 8

[5] Халфин Н.А. Создание и распад Британской империи. М., 1961. С. 26

[6] Африка: колониализм и антиколониализм (XIX-XX вв.). М., 1990. С. 31

[7] История германского колониализма в Африке. М., 1983. С. 93

[8] Мир на рубеже XIX-XX вв.: тенденции развития, противоречия, революции. М., 1991. С. 112

[9] Халфин Н.А. Создание и распад Британской империи. М., 1961. С. 39

[10] Давидсон А.Б. Создание Британской Южно-Африканской Компании. М., 1960. С. 91

[11] Давидсон А.Б. Матабеле и машона в борьбе против английской колонизации. М., 1958. С. 161

[12] История дипломатии. Т. 3. Дипломатия в новое время. М., 1963. С. 118

[13] Проблемы истории Африки. М., 1966. С. 217

[14] Парфенов И.Д. Колониальная экспансия Великобритании в последней трети XIX века. М., 1991. С. 194

[15] Ерофеев Н.А. Очерки по истории Англии 1815-1917 гг. М., 1959. С. 206

[16] Кертман Л.Е. Джозеф Чемберлен и сыновья. М., 1990. С. 19

[17] Давидсон А.Б. Сесиль Родс и его время. М., 1984. С. 47

[18] Ерофеев Н.А. Английский колониализм в середине XIX века. М., 1977. С. 183

[19] Парфенов И.Д. Колониальная экспансия Великобритании в последней трети XIX века. М., 1991. С. 207

[20] Давидсон А.Б. Сесиль Родс и его время. М., 1984. С. 9

[21] Александров В.В. Борьба империалистических держав за раздел Африки (1881-1914 гг.). М., 1963. С. 14

[22] Александров В.В. Борьба империалистических держав за раздел Африки (1881-1914 гг.). М., 1963. С. 61

[23] Асоян Б.Р. Сквозь 300 лет: от Кейна до Трансвааля. М., 1991. С. 47

[24] История германского колониализма в Африке. М., 1983. С. 195

[25] Ерофеев Н.А. Английский колониализм в середине XIX века. М., 1977. С. 184

[26] Никитина И.А. Захват бурских республик Англией (1899-1902 гг.). М., 1970. С. 71

[27] Давидсон А.Б. Сесиль Родс и его время. М., 1984. С. 67

[28] Виноградов К.Б., Науменков О.А. На службе британского колониализма: (Страницы политической биографии лорда Солсбери)//Новая и новейшая история. – 1981. – № 1-2. С. 26

[29] Кертман Л.Е. Джозеф Чемберлен и сыновья. М., 1990. С. 187

[30] Виноградов К.Б., Науменков О.А. На службе британского колониализма: (Страницы политической биографии лорда Солсбери)//Новая и новейшая история. – 1981. – № 1-2. С. 28

[31] Кертман Л.Е. Джозеф Чемберлен и сыновья. М., 1990. С. 183

[32] Виноградов К.Б., Науменков О.А. На службе британского колониализма: (Страницы политической биографии лорда Солсбери)//Новая и новейшая история. – 1981. – № 1-2. С. 29

[33] Никитина И.А. Захват бурских республик Англией (1899-1902 гг.). М., 1970. С. 75

[34] Ерофеев Н.А. Английский колониализм в середине XIX века. М., 1977. С. 129

[35] Южно-Африканская Республика. Справочник. М., 1994. С. 181

[36] Никитина И.А. Захват бурских республик Англией (1899-1902 гг.). М., 1970. С. 96

[37] Давидсон А.Б., Филатова И.И. Англо-бурская война и Россия//Мир истории. 2000 .- № 1. С. 13

[38] Новая история стран Европы и Америки. Второй период. М., 1998. С. 295

[39] Вяткина Р.Р., Шубин Г.В. Англо-бурская война 1899-1902 гг. глазами русских военных агентов// Мир истории. – 2000 .- № 1. С. 44

[40] Субботин В.А. Генерал Китченер в англо-бурской войне//Новая и новейшая история. – 2000. - № 3. С. 18

[41] Никитина И.А. Захват бурских республик Англией (1899-1902 гг.). М., 1970. С. 93

[42] Африка: колониализм и антиколониализм (XIX-XX вв.). М., 1990. С. 171

[43] Александров В.В. Борьба империалистических держав за раздел Африки (1881-1914 гг.). М., 1963. С. 82

[44] История дипломатии. Т. 3. Дипломатия в новое время. М., 1963. С. 287

[45] Новая история стран Европы и Америки. Второй период. М., 1998. С. 290

[46] Никитина И.А. Захват бурских республик Англией (1899-1902 гг.). М., 1970. С. 119

[47] Званич А.И. Обострение противоречий между империалистическими державами накануне первой мировой войны. М., 1962. С. 116

[48] История дипломатии. Т. 3. Дипломатия в новое время. М., 1963. С. 290

Оценить/Добавить комментарий
Имя
Оценка
Комментарии:
Где скачать еще рефератов? Здесь: letsdoit777.blogspot.com
Евгений06:42:06 19 марта 2016
Кто еще хочет зарабатывать от 9000 рублей в день "Чистых Денег"? Узнайте как: business1777.blogspot.com ! Cпециально для студентов!
15:21:31 25 ноября 2015

Работы, похожие на Курсовая работа: Англо-бурская война

Назад
Меню
Главная
Рефераты
Благодарности
Опрос
Станете ли вы заказывать работу за деньги, если не найдете ее в Интернете?

Да, в любом случае.
Да, но только в случае крайней необходимости.
Возможно, в зависимости от цены.
Нет, напишу его сам.
Нет, забью.



Результаты(150374)
Комментарии (1830)
Copyright © 2005-2016 BestReferat.ru bestreferat@mail.ru       реклама на сайте

Рейтинг@Mail.ru