Банк рефератов содержит более 364 тысяч рефератов, курсовых и дипломных работ, шпаргалок и докладов по различным дисциплинам: истории, психологии, экономике, менеджменту, философии, праву, экологии. А также изложения, сочинения по литературе, отчеты по практике, топики по английскому.
Полнотекстовый поиск
Всего работ:
364150
Теги названий
Разделы
Авиация и космонавтика (304)
Административное право (123)
Арбитражный процесс (23)
Архитектура (113)
Астрология (4)
Астрономия (4814)
Банковское дело (5227)
Безопасность жизнедеятельности (2616)
Биографии (3423)
Биология (4214)
Биология и химия (1518)
Биржевое дело (68)
Ботаника и сельское хоз-во (2836)
Бухгалтерский учет и аудит (8269)
Валютные отношения (50)
Ветеринария (50)
Военная кафедра (762)
ГДЗ (2)
География (5275)
Геодезия (30)
Геология (1222)
Геополитика (43)
Государство и право (20403)
Гражданское право и процесс (465)
Делопроизводство (19)
Деньги и кредит (108)
ЕГЭ (173)
Естествознание (96)
Журналистика (899)
ЗНО (54)
Зоология (34)
Издательское дело и полиграфия (476)
Инвестиции (106)
Иностранный язык (62792)
Информатика (3562)
Информатика, программирование (6444)
Исторические личности (2165)
История (21320)
История техники (766)
Кибернетика (64)
Коммуникации и связь (3145)
Компьютерные науки (60)
Косметология (17)
Краеведение и этнография (588)
Краткое содержание произведений (1000)
Криминалистика (106)
Криминология (48)
Криптология (3)
Кулинария (1167)
Культура и искусство (8485)
Культурология (537)
Литература : зарубежная (2044)
Литература и русский язык (11657)
Логика (532)
Логистика (21)
Маркетинг (7985)
Математика (3721)
Медицина, здоровье (10549)
Медицинские науки (88)
Международное публичное право (58)
Международное частное право (36)
Международные отношения (2257)
Менеджмент (12491)
Металлургия (91)
Москвоведение (797)
Музыка (1338)
Муниципальное право (24)
Налоги, налогообложение (214)
Наука и техника (1141)
Начертательная геометрия (3)
Оккультизм и уфология (8)
Остальные рефераты (21697)
Педагогика (7850)
Политология (3801)
Право (682)
Право, юриспруденция (2881)
Предпринимательство (475)
Прикладные науки (1)
Промышленность, производство (7100)
Психология (8694)
психология, педагогика (4121)
Радиоэлектроника (443)
Реклама (952)
Религия и мифология (2967)
Риторика (23)
Сексология (748)
Социология (4876)
Статистика (95)
Страхование (107)
Строительные науки (7)
Строительство (2004)
Схемотехника (15)
Таможенная система (663)
Теория государства и права (240)
Теория организации (39)
Теплотехника (25)
Технология (624)
Товароведение (16)
Транспорт (2652)
Трудовое право (136)
Туризм (90)
Уголовное право и процесс (406)
Управление (95)
Управленческие науки (24)
Физика (3463)
Физкультура и спорт (4482)
Философия (7216)
Финансовые науки (4592)
Финансы (5386)
Фотография (3)
Химия (2244)
Хозяйственное право (23)
Цифровые устройства (29)
Экологическое право (35)
Экология (4517)
Экономика (20645)
Экономико-математическое моделирование (666)
Экономическая география (119)
Экономическая теория (2573)
Этика (889)
Юриспруденция (288)
Языковедение (148)
Языкознание, филология (1140)

Курсовая работа: История Болгара, города в Казанском крае

Название: История Болгара, города в Казанском крае
Раздел: Рефераты по краеведению и этнографии
Тип: курсовая работа Добавлен 12:56:08 13 августа 2009 Похожие работы
Просмотров: 530 Комментариев: 3 Оценило: 1 человек Средний балл: 2 Оценка: неизвестно     Скачать

План

Введение

1. Домонгольский период

2. Монгольские завоевания и Волжская Булгария

Заключение

Использованная литература

Введение

Что такое родина? Родина – это твои родные и близкие, твой дом, улица, твой город или деревня. Это школа, где ты учишься, это твои школьные друзья, учителя. Это воздух, которым ты дышишь, земля, по которой ты ходишь. Все мы с вами живем в Республике Татарстан и это наша с вами родина. Республика наша богата плодородными землями, лесами, полями, реками. Самые большие реки нашей страны – Волга и Кама – словно голубая лента опоясывают нашу республику. Много в ней и других больших и малых, извилистых, красивых рек и речушек.

Самая большая гордость Татарстана – это люди, живущие в нем. Земля нашей республики древняя, историческая родина татар. Однако представители и других национальностей обрели здесь свою родину. Татарский народ веками трудился бок о бок с русскими, чувашами, украинцами, башкирами, марийцами, мордовцами, удмуртами и многими другими народами. Говоря словами Г. Тукая:

С народом России мы песни певали,

Есть общее в нашем быту и в морали.

Один за другим проходили года, –

Шутили, трудились мы вместе всегда.

(пер. С. Липкина)

Здесь много исторических памятников, хранящих память о минувшем…

И еще одно большое богатство нашей республики – это ее тысячелетняя история.

Что же такое история?

История – это, прежде всего память. Народ, позабывший свою историю, язык, теряет свои корни, теряет человеческий облик, превращается в жалкого раба.

Как же мы можем узнать о том, как жили наши далекие предки? К сожалению, до нас дошло очень мало источников, в огне горели многие исторические книги, повествующие о важнейших событиях тех лет, но что-то все-таки дошло до наших дней. Это записки путешественников, летописи, работы ученых и т.д.

Каждый год, как только сойдут вешние воды, и подсохнет земля, спешат к развалинам древних городов археологи. Земля для них как гигантская книга, осторожно очищая слой за слоем, «читают» они страницы древней истории.

Так в один из таких солнечных дней в город Болгар, что в Спасском районе Республики Татарстан прибывают археологи, чтобы до конца изучить историю нашей республики, которая начинается здесь, на месте где сейчас находится Болгарский Государственный историко-архитектурный музей-заповедник, который был образован в 1969 году. Хотя раскопки были начаты еще раньше – в 60-х годах XIX века, в 1938 году началось систематическое исследование Булгара археологической экспедицией под руководством А.П. Смирнова. Благодаря археологам стало возможным изучение исторической топографии города. Итогом этих работ явилось значительное пополнение научных сведений и археологического материала, воспитание блестящей плеяды булгароведов, публикация научных и научно-популярных изданий, начало реставрационных работ на архитектурных памятниках. Об истории Волжской Булгарии сохранилось очень мало письменных источников, и до сих пор спорят, какой город все же был столицей – Болгар или Биляр.

В связи с организацией заповедника была разработана и утверждена Постановлением Совета Министров ТАССР от 7.11.1969 г. №548 охранная зона. В охранную зону Болгарского заповедника была включена территория в пределах Болгарского городища и 50 метров от древнего вала, включая развалины Малого городка и Греческой палаты.

С первых дней существования заповедника наметились два перспективных направления его деятельности: научные археологические исследования Болгара и других булгарских памятников, охрана, реставрация памятников Болгар и использование памятников исторического наследия в культурно-просветительских целях. Эти направления остаются приоритетными в деятельности музея-заповедника.

За 40 лет существования музея-заповедника собран богатейший фонд, состоявший из почти ста единиц хранения памятников исторического наследия. Археологическая коллекция представлена материалами раскопок 1969–2000 гг., производившихся на Болгарском городище, а также подъемным материалом, собранного с разрушающихся памятников зоны Куйбышевского водохранилища и других булгарских памятников. Коллекция включает прекрасные образцы керамики, металлические орудия труда, костяные поделки, бусы – украшения и стеклянные изделия, медную и металлическую посуду. Особой гордостью заповедника являются клады украшений из Кожаевки, материалы из Коминтерновского могильника, украшения из драгметаллов с раскопок Болгарского городища.

Нумизматический фонд состоит из более чем 11000 монет, в основном из золотоордынских Х111 – XV вв. и саманидских дирхемов Х в. В состав коллекции входят бумажные денежные знаки России и СССР и небольшое количество российских монет, собранных на месте старого города Спасска.

В фондах собрана коллекция картин художников, работающих по булгарской тематике, а также значительное количество документов и фотографий, отражающих историю города и района Х1Х – ХХ столетий. Материалы из фондов БГИАМЗ активно привлекаются для пропаганды исторического и культурного наследия, воспитания любви к родному краю. Фондовые материалы экспонировались на выставках в Казани, Набережных Челнах, Москве и других городах России и Татарстана, принимали участие в выставке в Будапеште, посвященный 1000-летию образования Венгерского государства.

Болгарский заповедник является объектом исторического и культурного наследия федерального значения и особо ценным объектом культурного наследия Республики Татарстан. В 1998 г. он был включен в предварительный список Всемирного культурного наследия ЮНЕСКО.

Булгар…В этом кратком и красивом слове сконцентрирована священная память многих десятков поколения людей. Это поволжская Мекка и Медина для миллионов мусульман, населяющих Россию. Сколькими руками паломников обтерты камни Малого минарета, сколько молитв произнесено около развалин Соборной мечети. Побывать в Булгаре и поклониться памяти предков – все равно, что совершить малый хадж.

Цель данной работы – охватить письменные источники по всему периоду существования Болгара. Нам предстоит изучить работы таких историков как С.М. Шпилевского, Крачковского И.Ю., Р.Г. Фахрутдинова, В.Н. Татищева, Н.М. Карамзина, а также записки Ибн-Фадлана, Мукаддаси, ал-Гарнати, ал-Балхи и других путешественников.

Наша задача – разбить имеющуюся литературу на два периода: Домонгольского и Золотоордынского.


1. Домонгольский период

На берегу полноводной Волги в 30 километрах ниже от устья Камы расположен один из замечательных памятников прошлого – Болгарское городище, – столица одного из ранних государственных объединений Восточной Европы.

Долгое время городище оставалось загадочным памятником истории. Руины каменных зданий свидетельствовали о былом величии города. Первые описания и обмеры городища относятся к началу XVIII в. 2 июля 1722 г. датируется «Подлинный его императорского величества указ за приписанием собственныя его величества руки», фактически положивший начало охранным работам в Болгаре. Распоряжения Петра 1 касались починки Большого минарета и перевода текста намогильных камней. Реликтовый памятник природы – Иерусалимский овраг – современник того, что было…

Все, что было, не исчезает бесследно.

Когда же образовалась Волжская Булгария? И кто такие болгары и откуда они пришли в наши края?

Район расположен в западной части Западного Закамья и граничит с востока с Алькеевским и Алексеевским районами Татарстана, с юга – с Ульяновской областью, с запада и севера омывается Волгой и Камой. Местность здесь ровная, рассеченная в восточной части долинами рек Бездна и Актай, а в южной части долиной реки Утка. Особенностью географии является обширная пойма при слиянии Камы и Волги с заливными лугами, старичными рукавами и озерцами, затопленная сейчас водами водохранилища.

Первые люди в бассейне Волги и Камы появились еще в ледниковом периоде, в эпоху палеолита – древнего каменного века – около 100 тысяч лет назад. Их древнейшее стойбище обнаружено у нас в Татарстане в Тетюшском районе, на правом берегу Волги. Отдельные стойбища известны также выше по Каме за пределами нашей республики. Люди этой эпохи известны в науке под названием неандертальцев: по своему развитию они занимали промежуточное звено между древнейшими обезьянолюдьми и современным человеком. Неандертальцы – это первые охотники; они пользовались грубыми и примитивными орудиями труда из камня – рубилами, скребками, примитивными ножами, умели пользоваться огнем. Жили они небольшими группами, коллективно охотясь на диких животных и поровну деля добычу. В начале 1 тысячелетия до н.э. появились орудия труда и оружие из железа, довольно быстро вытеснившее бронзовое. Ранний железный век на территории нынешнего Татарстана и в прилегающих районах представлен несколькими небольшими археологическими культурами. В VIII–III вв. до н.э. почти на всем Поволжье и Прикамье обитали племена ананьинской культуры, названной от современного села Ананьино Елабужского района, возле которого исследован большой и богатый памятник этой культуры. Период ананьинской культуры – это время установления внешних связей Среднего Поволжья со многими отдаленными племенами и народами, вплоть до южного античного мира.

Последним большим союзом племен периода разложения первобытнообщинного строя на территории Татарстана явился союз, оставивший после себя именьковскую археологическую культуры. Она названа так по имени села Именьково Лаишевского района на правом берегу Камы, возле которого исследовано большое городище этой культуры. Время существования именьковской культуры – IV–VIII вв. н.э. Это период сложных этнических перемен в крае, вызванных значительным включением в состав населения древнего Татарстана тюркоязычных племен, пришедших с юго-востока в результате известного многим Великого переселения народов (IV–VII вв.), который был вызван следующими причинами:

· Усиление имущественного и социального неравенства.

· Резкое изменение климата.

· Ограниченность природных ресурсов лесной, отчасти лесостепной зоны континента.

· Давление шедших с Востока степных кочевников.

Эти исторические события начались с гуннов. Гунны – это тюркоязычные кочевые племена, известные с 1Х в. до н.э. под названием хунну, проживавшие в нынешней Центральной Монголии и в Северном Китае. Со временем у них были нарушены родоплеменные отношения. Все более обострялись внутренние противоречия, и кочевое государство разделилось на две части: южные хунну остались на своей земле, а северные, которые позднее стали известны под названием гунны, ушли в Семиречье – в современные киргизско-казахские степи. Часть из них осталась там, а другая, большая часть, продолжила свой путь далее на запад, на Южный Урал.

Вот эти гунны и начали свой знаменитый поход на запад в IV в.н.э. Они перешли Волгу, дошли до берегов Азовского моря и далее до Крыма. В 375 г. гунны разгромили царство Германариха, созданное готами (древнегерманскими племенами) и сарматами Причерноморья, прорвались в Центральную Европу, завоевали земли бывшей Римской империи. На огромной территории Евразии, от Волги до Рейна, была организована другая – Гуннская – империя.

После смерти в 453 г. Атиллы, могущественного главы этой империи, она распалась. Из ее состава выделились отдельные союзы племен, которые со временем образовались в самостоятельные государства, среди них Тюркский и Хазарский каганаты и Великая Болгария.

Но государству, расположенному на землях Приазовья и нижнем течении Дона, Великой Болгарии суждено было жить не долго, оно распалось в результате внутренних противоречий и нашествий хазар с востока при сыновьях хана Кубрата в VII в. Часть болгар под предводительством царевича Аспаруха ушла на запад на берега Дуная и здесь они, смешавшись с южными славянами, создали Болгарское царство. Постепенно эти болгары были ассимилированы, поглощены славянами, оставив за ними лишь свое имя «болгары». Другая часть болгар под водительством Батбая, старшего сына Кубрата, подчинилось Хазарскому каганату. Считается, что современные балканы, а также родственные им карачаевцы своим происхождением связаны с этими болгарами. Наконец, третья, наиболее многочисленная, часть приазовских болгар переселилась на берега Волги и Камы. К сожалению, имя их предводителя в науке не установлено. Появились болгары в наших краях во второй половине VIII в.

Говорили они на булгарском языке, относившимся к наиболее ранней группе языков тюрков.

В IX в. Первобытно-родовые отношения у булгар окончательно распались. Полукочевые булгарские племена переходят к устойчивому, оседлому образу жизни. Возникают первые города. Развивается земледелие, животноводство, ремесло. Материальное богатство сосредоточивается в руках вождей отдельных племен. Племена борются за верховенство и объединяются только тогда, когда приходят враги. В одной народной пословице сказано так:

Какой род сильнее, тот ставит хана,

Какой род мстительнее, тот льет кровь.

Булгарские племена, имевшие опыт, как строительства больших городов, так и своей государственности (Великая Болгария Кубрат хана в VII в.), оказывается сильнее среди других. Вокруг них объединяются и подчиняются им другие племена. И хана и царя выбирают из племени булгар. Таким образом, во второй половине IX века в Поволжье образуется первое государство наших предков – Волжско-Камская Булгария. Они сами с любовью называли это государство Болгар иле (страна Булгар), Болгар йорты (Булгарский дом), а чаще всего просто Булгар. Слово «Булгар» означало и страну, и проживающий там народ, и столицу государства.

Во главе Булгарского государства находился хан или эмир. У него было большое войско.

Булгарскому хану подчинялись предводители отдельных земель-княжеств – беки. Они правили в Булгарском государстве небольшими областями. Основное население страны составляли простой, свободный народ (земледельцы, скотоводы, ремесленники) и купцы.

В IX – первой половине X века Булгарское государство живет в тесной связи с Хазарским каганатом. Чтобы держать в подчинении булгар, каган уводит к себе в заложники ханского сына. Но кагану и этого мало. Услышав о красоте дочери булгарского хана, он просит ее в жены. Булгарский хан не хочет отдавать дочь в жены старому кагану другой (иудейской) веры. После этого, придя с войском на булгарские земли, каган силой забирает красавицу-дочь хана. Не перенеся тяжкого горя, ханская дочь умирает на чужбине. Бессовестный каган требует уже вторую, младшую дочь хана. Булгарский хан Алмыш ищет избавления от такого позора. Он торопится отдать замуж дочерей за преданных ему хороших людей. Чтобы противостоять хазарам иудейской веры, царь просит Багдадский халифат, бывший в то время центром исламской веры, дать деньги и строителей для возведения городской крепости. Эта крепость была построена. Через некоторое время после этого в одном из сражений булгары побеждают хазар и становятся полностью свободными.

По мере укрепления Булгарского государства расширяется и подвластная ему территория. Границы Волжской Булгарии доходят на юге до Самарской луки и Жигулевских гор, на западе до Суры, на севере – до рек Меша и Казанка, на востоке – через реку Агидель до Уральских гор. На северо-западе границы страны протянулись до реки Оки. (Приложение 2)

Так появляется на карте Восточной Европы Булгарское государство. Прошло совсем немного времени, и слава о нем распространилась далеко за ее пределами.

Ценнейшие сведения о городах Волжской Булгарии, в первую очередь о Болгаре, дают арабские источники X в. Самое первое упоминание встречается у Ибн Русте, арабский путешественник и географ конца 1Х – начала Х вв. он написал многотомный труд – «Ал-Алак ан-Нафиса» («Дорогие ценности»), от которого в единственном экземпляре сохранился седьмой том, содержащий ценные сведения о волжских булгарах. Эти сведения Ибн Русте, скорее всего собрал у побывавших на Волге купцов и путешественников, так как сам не совершал специальных поездок в эти края. Он пишет: «Болгарская земля смежна с землею буртасов. Живут болгары на берегу реки, которая впадает в море Хазарское [Каспийское] и прозывается Итиль [Волгою], протекая между землями хазарской и славянской. Царь болгар, Алмуш по имени, исповедует ислам. Страна их состоит из болотистых местностей и дремучих лесов, среди которых они и живут.

Болгары делятся на три отдела: один отдел зовется берсула, другой – эсегель, а третий – болгар; относительно образа жизни все трое стоят на одной и той же ступени.

Хазары ведут торг с болгарами; равным образом и Русь привозит к ним свои товары. все из них [т.е. русов], которые живут по обоим берегам помянутой реки, везут к ним [т.е. к болгарам] товары свои, как-то: меха собольи, горностаевы, беличьи и другие.

Болгары – народ земледельческий и возделывает всякого рода земляной хлеб, как-то: пшеницу, ячмень, просо и другие.

Большая часть их исповедует ислам, и есть в селениях их мечети и начальные училища с муэдзинами[1] и имамами[2] . Те же из них, которые пребывают в язычестве, повергаются ниц перед каждым знакомым, которого встречают.

Болгары ездят верхом, носят кольчуги и имеют полное вооружение.

Подать царю своему платят они лошадьми и другим. От всякого из них, кто женится, царь берет себе по верховой лошади. Когда приходят к ним мусульманские купеческие суда, то берут с них пошлину, десятую часть товаров.

Одежда их похожа на мусульманскую; равным образом и кладбища их как у мусульман. Главное богатство их составляет куний мех. Чеканенной монеты своей нет у них; звонкую монету заменяют им куньи меха. Каждый мех равняется двум дирхемам с половиною. Белые [серебряные], круглые дирхемы[3] привозят к ним из стран мусульманских, путем мены за их товары».

Ал-Балхи, выдающийся представитель школы классической географии, также оставил некоторые ценные сведения о булгарах: «Булгар – имя страны, жители которой исповедуют ислам, и имя города, в котором находится главная мечеть… дома деревянные, и служат зимними жилищами; летом же жители расходятся по войлочным юртам…Внешний Болгар есть маленький город, не занимающий большого пространства и известный тем, что он есть главнейший торговый пункт этого государства…» Это известие содержится в сочинении ал-Балхи, известном под различными названиями («Сувар ал-экалим», «Ашкал ал-билад», «Таквим ал-булдан») и написанном в 920–921 гг. (308–309 гг.х.). выражение «Внешний Болгар» некоторыми исследователями было понято буквально, и на этой основе возникла гипотеза о двух Булгарах в X в. Но, как видно из приведенного текста, ал-Балхи пишет об одном Болгаре. К тому же в другом месте он отметил: «От Итиля до Болгара расстояние по степям около одного месяца пути; водою же, вверх по реке около двух месяцев, вниз по реке около 20 дней». Следовательно, Болгар располагался на волге – единственном водном пути между ним и городом Итилем. По поводу «внешнего Болгара» Б.Д. Греков и Н.Ф. Калинин высказывали мысль о том, что под ним подразумевался Ага-Базар – торговую пристань Болгара на Волге. Расстояние от Ага-Базара до Болгара около 7 километров, а до Билярского городища – около 100 километров. Что же касается ал-Истахри и Ибн Хаукала, дальнейшими компиляторами ал-Балхи, то они ни о каком «внешнем» Болгаре не писали, а отметили лишь следующее: «Внутренние булгаре же суть христиане и мусульмане» (Ибн Хаукал).

Почти одновременно с ал-Балхи, но независимо от него сведения о болгарских городах дал среднеазиатский географ ал-Джайхани в книге «Китаб ал-масалик ва-л-мамалик». К сожалению, эта книга не сохранилась до наших дней, но известны отрывки из нее о болгарских городах: «У них (булгар) два города, один из них называется Сувар, а другой называется Булгар: между двумя городами пространство пути в два дня по берегу реки в очень густых зарослях, в которых они укрепляются против врагов» – эти сведения советские востоковеды В.В. Бартольд и И.Ю. Крачковский считают возможным отнести к 922 году.

У Ибн-Фадлана отсутствует упоминание о болгарских городах, объясняется это разночтением в переводах. Дело в том, что он при описании Волжской Булгарии 22 раза употребляет термин «балад», который имеет два одинаковых значения: «страна» и «город». Историки, отрицающие существование болгарских городов в то время, признают только первое значение и умалчивают о втором. А вот Б.Д. Греков, исследовавший социально-политическую историю Болгарского государства начального периода, полагал, что город Болгар был во времена Ибн-Фадлана. Эту мысль он аргументировал тем, что место стоянки торговых кораблей из других стран имеет отношение к городу на Волге, т.е. Болгару. Ибн-Фадлан писал: «На этой реке (находится) место рынка, который бывает бойким во всякий (благоприятный) момент. На нем продаются многочисленные ценные вещи». Арабский путешественник вполне мог иметь в виду торговую пристань города Болгара, расположенного на Волге. В другом месте он сообщил, что расстояние между этим рынком и местопребыванием посольства менее одного фарсаха, что соответствует расстоянию от Болгарского городища до Ага-Базара, рассматриваемого современными исследователями как торговая пристань Болгара. Небезызвестно упоминание Наджибом Хамадани, известным переписчиком Ибн-Фадлана в XII веке, четырех крепостей в Болгарии: Йасу, Мерджи, Эрнаса и Техшу. Представляет большой интерес рассказ и самого Ибн-Фадлана о том, что предводитель болгар Алмас (Алмуш), вызвав его, устроил скандал по поводу отсутствия 4 тысяч динаров, обещанных ему халифом для строительства крепости, хотя через несколько дней эльтебер сказал, что для строительства крепости у него достаточно своего серебра и золота, что деньги халифа нужны были ему лишь для получения благословения «повелителя правоверных».

Весной 921 г. в Багдад прибыл посол булгарского царя Алмуша. Алмуш сам уже мусульманин, просил «о присылке к нему кого-либо, кто наставил бы его в вере, преподал бы ему законы ислама, построил бы для него мечеть». Он попросил также покровительства халифа в борьбе с врагами и «о постройки крепости, чтобы укрепиться в ней от царей, своих противников».

В Багдаде были люди, уже побывавшие у булгар, они-то и способствовали тому, чтобы заинтересовать правителей халифата делами далекой северной страны. Решено было послать в Булгарию послов, чтобы официально ввести ислам и мусульманские обряды и объявить покровительство на словах, так как денег для постройки крепости не было.

21 июня 921 года из Багдада выехало посольство во главе с Сусаном ар-Расси – знатные вельможи отказались от такого длинного и опасного путешествия. В состав посольства вошли Текин и Барыс, уже знакомые с Булгарией, посол царя Алмуша Абдаллах Ибн Башту, возвращавшийся на родину, свита, охрана, слуги. Секретарем посольства назначили Ахмеда Ибн Фадлана ибн ал-Аббаса ибн Рашида ибн Хаммада.

Посольство через Среднюю Азию (другого пути тогда не было из-за враждебно настроенных хазар) прибыло к булгарам 12 мая 922 года.

«…Переправившись через реку Джарамсан[4] , потом через реку Уран[5] , потом через реку Урам[6] , потом через реку Байнах[7] , потом через реку Ватыг[8] , потом через реку Нийасна[9] , потом через реку Джавшыз[10] . Расстояние от реки до реки, о которых мы упомянули, – два дня, или три, или четыре, менее этого или более. Когда же мы были от царя «славян», к которому направлялись, на расстоянии дня и ночи пути, он послал для нашей встречи четырех царей[11] , находящихся под его властью, своих братьев и своих сыновей. Они встретили нас, неся с собой хлеб, мясо, просо, и поехали вместе с нами. Когда же мы были от него на (расстоянии) двух фарсахов, он встретил нас сам, и когда он увидел нас, он сошел (с лошади) и пал ниц, поклоняясь с благодарением Аллаху, великому, могучему. В рукаве у него были дирхемы, и он рассыпал их на нас. Он поставил для нас юрты, и мы поселились в них. Наше прибытие к нему было в воскресенье, когда прошло двенадцать ночей (месяца) мукаррема триста десятого года. И было расстояние от Джурджании[12] до его страны семьдесят дней (пути).

Итак, мы оставались воскресенье, понедельник, вторник и в среду в юртах, которые были разбиты для нас, пока собирались цари его земли, предводители и жители его страны, чтобы услышать чтение письма (халифа). Когда же наступил четверг, и они собрались, мы развернули два знамени, которые были с нами. Тогда я вынул письмо халифа и сказал ему: «Не подобает, чтобы мы сидели, когда читается это письмо». И он встал на ноги, – он сам и присутствовавшие знатные лица из жителей его государства, а он человек очень толстый и пузатый…

Я видел в его стране столько удивительных вещей, что я их не перечту из-за множества…

Я видел, что змей у них такое множество, что вот на ветке дерева, право же, (иной раз) накрутится десяток их и более. Они (жители) не убивают их, и они им не вредят.

Пища их – просо и мясо лошади, но и пшеница и ячмень (у них) в большом количестве, и каждый, кто, что-либо посеял, берет это для самого себя. У царя нет на это никакого права, кроме лишь того, что они платят ему в каждом году от каждого дома шкуру соболя. Если же он предложит отряду (войска) (совершить) набег на одну из стран, и он награбит, то он (царь) имеет долю вместе с ними. Каждому, кто у себя устраивает свадьбу или созывает званый пир, необходимо сделать отчисление царю, в зависимости от размера пиршества, – (дать) «сахрадж» медового набиза и (некоторое количество) скверной пшеницы[13] .

Все они (живут) в юртах, с той только разницей, что юрта царя очень большая, вмещающая тысячу душ и более, устланная армянскими коврами. У него в середине трон, покрытый византийской парчой.

Одно из их правил таково, что если у сына (какого-либо) человека родится ребенок, то его берет (к себе) его дед, прежде его отца, и говорит: «Я имею больше право, чем его отец, на его воспитание, пока он не сделается (взрослым) мужем».

И если умирает из их числа человек, то ему наследует его брат, прежде его сыновей. Итак, я наставил царя, что это не дозволено, и наставил его, каковы («правильные») законы наследования, пока он их не уразумел…

И если один человек из них убьет другого человека намеренно, они казнят его (в возмездие) за него. Если же он убьет его нечаянно, то делают для него ящик из дерева халанджа[14] , кладут его внутрь этого ящика, заколачивают его над ним (гвоздями) и кладут вместе с ним три лепешки и кружку с водой. Они водружают для него три бревна, наподобие палок верблюжьего седла, подвешивают его между ними и говорят: «Мы помещаем его между небом и землей, чтобы постигло его (действие) дождя и солнца. Авось Аллах смилостивится над ним». И он остается подвешенным, пока не износит его время и не развеют его ветры.

И если они увидят человека, обладающего подвижность и знанием вещей, они говорят: «Этот более всего достоин, служить нашему господину». Итак, они берут его, кладут ему на шею веревку и вешают его на дерево, пока он не распадется на куски…

В их лесах много меда в жилищах пчел, которые они знают, и отправляются (к ним) для сбора этого (меда).

У них много купцов, которые отправляются в землю тюрок и привозят овец, и в страну, называемую Вису, и привозят соболей и черных лисиц.

Мы видели у них домочадцев (одной семьи) в количестве пяти тысяч душ женщин и мужчин, уже всех принявших ислам. Все они известны (под названиям) Баранджар. Для них построили мечеть из дерева, в которой они молятся. Они не умеют читать (молитв), так что я их научил (одну) группу (у них) тому, как (какими словами) молятся…

Когда мы прибыли к царю, мы нашли его остановившимся у воды, называемой Хеллече, а это Три Озера, из которых два больших и одно маленькое. Однако из всех их нет ни одного, в котором дно было бы достижимо. Между этим местом и (их) огромной рекой, текущей в страну хазар, называемой Атыл[15] , (расстояние) около фарсаха.

Я не видел среди них (ни одного) человека, который был бы красным (румяным), большинство из них больны. В ней (этой стране) они в большинстве случаев умирают от колик, так что они, право же, бывают (даже) у их грудных детей»

Читая у Ибн-Фадлана, что «они живут в юртах», мы не должны забывать, что он находился у булгар в летнее время, когда люди переходили в юрты.

Тему, впервые встреченную у ал-Балхи, примерно через 10 лет развивает ал-Истахри, другой крупный представитель классической школы географов X века. В своем произведении «Китаб масалик ал-мамалик», написанном в 930–933 гг.: «Булгар – имя города, и они (булгары) – мусульмане; в (городе) – соборная мечеть; поблизости другой город, называемый Сувар, в нем также соборная мечеть; сообщил мне тот, кто совершал хутбу в них, что количество мужей в обоих городах приблизительно 10 тысяч. У них – деревянные строения, укрываются в них зимой, а летом располагаются в шатрах». Эти сведения являются дальнейшей редакцией ал-Балхи, трудом которого пользовался ал-Истахри. Почти без изменений повторяет ал-Истахри его младший современник Ибн Хаукал в своей книге «Китаб ал-масалик ва-л-мамалик», первая редакция которой составлена в 967 г., а вторая – 977г. Ибн Хаукал сообщает: «Булгар же есть небольшой город, не имеющий многих владений; известен же он был потому, что был гаванью этих государств. Но русы ограбили его, Хазаран, Итиль и Самандар в 358 (969. – Р.Ф.) году и отправились тотчас в Рум и Андалус». Здесь нет эпитета «внешний». К тому же, нетрудно догадаться, что Болгар располагался на Волге, ибо русы взяли его по пути в Хазарию, плывя по этой реке. Слова Ибн Хаукаля «Болгар же есть небольшой город, не имеющий многих владений» в известной степени созвучны с определением «Худуд ал-алем»: «Булгар – город с небольшой областью». В этой связи уместно привести чрезвычайно интересное сообщение ал-Балхи, ал-Истахри и Ибн Хаукала о ближайшим к Болгару племени руссов, царь которых живет «в городе Куяба (Киев), который есть больше Булгара».

Теперь трудно установить, что именно пренадлежит в данном сообщении самому ал-Балхи и что добавил ал-Истахри. Считают, что уже к концу X в. Сочинение ал-Балхи представляло собой редкость и все последующие компиляторы пользовались им через ал-Истахри и Ибн Хаукала. Если даже предположить, что названия городов Болгара и Сувара являются редакцией ал-Истахри, все равно тема сохраняет свою древность. Ал-Истахри называет источник сообщаемых им сведений: это хатиб – мусульманский проповедник («сообщил мне тот, кто совершал хутбу в них»; «мусульманский проповедник сказал»). Б.Н. Заходер не очень уверенно предположил, что этим проповедником был Ибн Фадлан. И многие присоединились к мнению Б.Н. Заходера, ибо Ибн Фадлан был единственным проповедником мусульманства, побывавшем в X в. в Волской Булгарии, и при нем там был принят ислам в качестве официальной религии.

Дальнейшее развитие географическую конкретизацию темы находим в «Худуд ал-алем» и у ал-Мукаддаси. «Худуд ал-алем» – выдающееся произведение восточной литературы X в. этот труд составлен неизвестным автором в 982 – 983 гг. на персидском языке в одном из районов современного Афганистана. Отрывок посвящен двум болгарским городам: «Булгар – город с небольшой областью, расположенный на берегу Итиля. В нем все (жители) мусульмане; из него выходит 20 000 всадников. Со всяким войском кафиров, сколько бы его не было, они сражаются и побеждают. Это место крепкое, богатое. Сувар – город вблизи Булгара; в нем борцы за веру, так же как в Булгаре». В.В. Бартольд, первый научный комментатор этого произведения, считал, что у его автора в руках был экземпляр сочинения ал-Балхи или ал-Истахри. Однако в «Худуд ал-алем» есть совершенно новые сведения о Болгаре: город расположен на берегу Волги, его конница состоит из 20 тысяч всадников, и весьма боеспособна, город «крепок», т.е. укреплен, к тому же, богат.

Несколько слов о цифрах 10 000 и 20 000. Источники первой половины X столетия (ал-Балхи, ал-Истахри, Ибн ал-Хусейн) ясно указывают 10 тыс. Источники второй половины, даже близкие к концу X в., эту цифру удваивают – 20 тыс. по «Худуд ал-алем». В исследованиях посвященных истории Волжской Булгарии или ее городов, данный вопрос специально не рассматривался. Более того разбирая сообщения ал-Балхи или ал-Истахри, ученые просто писали, что население городов Болгара и Сувара составляло 10 тысяч человек; некоторые даже считали это количество общим для двух городов. С этим согласиться нельзя. Если у ал-Балхи люди из числа 10 тыс. фигурируют как жители, то ал-Истахри и Ибн Хаукал говорят о мужах, т.е. о людях, способных носить оружие, иными словами – о воинах, что подтверждается сведением ал-Хусейна о 10 тыс. бойцов из Болгара. Автор «Худуд ал-алем» еще более конкретизирует сообщение, называя этих людей всадниками. Следовательно, речь идет не просто о жителях городов, а об их воинах, о войсках, выставляемых городами. Исходя из этого, с уверенностью можно думать о значительно большем населении указанных городов, особенно Болгара с 20 тыс. всадников. Говорить о 10 тыс как об общей цифре обоих городов также не приходится, ибо другие источники называют цифры отдельно для Болгара: 10 тыс. – у ал-Хусейна, 20 тыс. – «Худуд ал-алем».

Ярким представителем арабской классической географии X века был ал-Мукаддаси, который в результате долгих путешествий, расспросов и большой литературно-картографической работы создал труд «Аскан ат-такасим фи магрифат ал-акалим», первая редакция которого относится к 985 году. Крачковский И.Ю. считал, что эта работа продолжает традицию серии, начатой ал-Балхи. В то же время Мукаддаси критически, иногда даже слишком сурово относится к своим предшественникам. Хотя сведений о Восточной Европе у него очень мало, однако он уделяет внимание болгарам и хазарам. О, Болгаре сказано следующее: «Болгар лежит на обоих берегах (реки), и строения там из дерева и камыша. Ночи там коротки. Главная мечеть стоит на рынке. Мусульмане уже давно завоевали его. Болгар лежит у реки Итиля и находится ближе к морю, чем к столице». Мукаддаси говорит и о Суваре, что он у Итиля, дома там войлочные, у жителей много полей и имущества. Как видно, это почти те же данные, что известны от ал-Балхи, хотя у Мукаддаси имеются и новые сведения. Он сообщает еще о третьем городе, который лежит на берегу другой реки и больше упомянутых городов. Жители вначале были иудеями, потом стали мусульманами, когда-то отправлялись к берегу моря, но затем возвращались в этот город. Под этим городом подразумевают «другой» Болгар, якобы находившийся, в отличие от первого, на месте Билярского городища на Черемшане. Утрерждения современников, что «недалеко от этого города(Болгара) лежит другой город Сувар», или же что «Сувар – город вблизи Булгара», соответствует современной географии расположения Болгарского и Суварского городища. Чрезвычайно ценно в этом вопросе приведенные сведения Джайхани – Марвази о том, что между этими двумя городами расстояние пути в два дня по берегу реки, в густых зарослях, в которых болгары укрепляются против врагов. Они полностью отражают рассматриваемую топографию. Длина пути в два дня составляет 70 километров. Расстояние между этими двумя городищами – как раз 70 километров. И берег реки, и густые заросли по нему, и то, что в них делают укрепления, – все это свидетельствует о б указанном районе. Для того, чтобы попасть из Болгар в Сувар нужно через с. Три Озера (место летней ставки царя Алмаса) выйти к нижнему течению реки Утка, а оттуда двигаться мимо таких известных домонгольских городищ, как Танкеевское 1, Шмилевское и Кокрятьское, по правому берегу реки подняться до его верхнего течения, где недалеко от с. Кузнечиха лежат остатки Сувара. Весь этот район насыщен раннеболгарскими памятниками. Между Маклашеевским (чуть ниже по реке) и Танкеевским11, Танкеевским 1 и Шмелевскими городищами в лесу имеются остатки оборонительной линии общей длиной 1480 метров.

Название третьего города у ал-Мукаддаси Д.А. Хвольсон не смог разобрать, а известный ориенталист И.Ф. Готвальд прочитал согласно правилам арабской орфографии как «Хадар».

В этом «Хадаре» можно увидеть город Итиль, столицу Хазарии, вернее, его восточную часть. Во-первых, хадар можно произнести и как Хазар, ибо в тюркской речи эти звуки не различаются (например, Ибн Фадлан и он же Ибн Фазлан). В некоторых источниках восточная часть Итиля называется или Хазаран (у Ибн Хаукала), или даже Хазар (у самого ал-Мукаддаси). Во-вторых, слова Мукаддаси о том, что жители Х.д.р. вначале были иудеями, а затем стали мусульманами, указывают на Итиль – единственный крупный мусульманский город Восточной Европы, где значительную часть населения составляли иудеи, которые вместе с мусульманами, христианами и язычниками жили и в его восточной части. Эти два важнейших момента, думается, говорят в пользу Итиля – Хазарана (Итиля – Хазара). Слова ал-Мукаддаси «на одном берегу другой реки» соответствует топографии Хазарана, расположенного именно на одном берегу. А рукав в дельте Волги, где находится Итиль, представляет «другую реку» по отношению к руслу самой Волги, на берегу которой выше по течению лежал Болгар. Упоминание о море (Каспий) и о том, что этот город больше Болгара и Сувара, также свидетельствует об Итиле – Хазаране. Может возникнуть вопрос, почему же Итиль (Хазаран) был отнесен к болгарам, назван третьим болгарским городом? Здесь представляет интерес сообщение самого ал-Мукаддаси, связавшего Болгар и Сувар с хазарами: «Столица их (хазар – Р.Ф.) называется Итилем. К городам этой страны принадлежат и Болгар, Семендер, Сивар (Сувар), Хамлидж, Беленджер и Бейда». Он, естесственно, писал о том периоде, когда Болгария находилась под протекторатом Хазарии. Это подчеркнуто самим автором: Болгар и Сувар, пишет он, платят лишь дань. Наконец, приведем перевод текста Мукаддаси, сделанный И.А. Карауловым: «Жители города Хазар (Итиль) одно время ушли на побережье, но теперь они уже возвратились и уже больше не иудеи, а мусульмане».

Что касается рассказа ал-Мукаддаси о Болгаре (он лежит на обоих берегах реки; строения там из дерева и камыша; ночи которкие; главная мечеть на рынке; город принадлежит мусульманам; он находится ближе к морю, чем к столице или чем столица), который приводил в недоумение ряд историков и археологов, то он возник в результате смешения сведений о Болгаре со сведениями об Итиле, что справедливо подчеркнуто Заходером.

Из других авторов X века Болгар упомянут ал-Масуди в работе «Мурудж аз-захаб ва маадин ал-джавахир», написанной в 947 году. Правда, Масуди помещает город Болгар на берегу Азовского моря, а волжских болгар иногда путает с дунайскими, но значительная часть его сведений о болгаре имеет отношение к волжским болгарам. «Булгары составляют великий, могущественный народ, который подчинил себе все соседние с ним народы…Царь булгар в наше время, а это 332 (943 –944 гг.) – мусульманин. Он стал мусульманином во время ал-Муктадира биллахи после 310 (921 –922 гг.)… У них соборная мечеть».

Масуди говорит о караванах, которые постоянно ходят с товарами из Болгарии в Ховарезм[16] и наоборот, причем они, однако не должны защищаться от кочевых тюркских племен, через страны которых должны проходить… он упоминает о хазарских и булгарских кораблях, плавающих по средней Волге, выше устья Камы, по-видимому, с торговой целью. Из земли буртасов, продолжает он, живущих около этой реки, вывозят меха черных и красных лисиц, которые и называются буртасскими. Эти меха, особенно черные, иногда стоят больше 100 динаров за штуку, красные дешевле. Арабские и персидские цари считают эти черные меха выше куньего, собольего и другого меха и делают из них шапки, кафтаны и шубы, так что почти нет царя, не имеющего шубы или кафтана с подкладкой из мехов черных лисиц.

Известия представителей классической арабской географии X века различной степени отражены в работах последующих географов и компиляторов. Среди них выделяются ал-Идриси, который в свой труд «Нузхат ал-муштак фи хтирах ал афак», написанный в 1154 году, включил следующий отрывок: «Булгар – имя города, населенного христианами и мусульманами: последние имеют большую мечеть. Близ этого города деревянные строения, куда переходят жители на зиму, летом они живут в палатках. В Руси и Булгарии продолжительность дня зимой не более 3,5 часов. Ибн Хаукал уверяет, что он был свидетелем этого». География Идриси имеет большое значение как источник XII века, однако приведенное сообщение, как видно из текста, восходит к Xвеку. Коротко повторяет подобные сведения, размещая Болгар на берегу Волги, компилятор XV в. Ибн ал-Варди. Город Болгар среди городов Восточной Европы («седьмого климата») назван у авторов XV в. Ал-Бакуви и ал-Химйари (Хумейри). Отдельно Болгар и Сувар упомянуты в хронике Фахр ад-дина Мубаракшаха, составленной в начале XIII в. в Индии.

Домонгольский Болгар упоминается во многих более поздних татарских и персидских рукописях (рукопись Хисамутдина ал-Булгари, «Тарджимаи Ферхег-намэ», «Таварих ад-Даваир», «Бурхан-кати», «Гефт-Кулзум», рукопись Мирхонда, рукописи, найденные Х.Д. Френом, К.Ф. Фуксом, С.Г. Вахиди и др) и в многочисленных легендах и преданиях.

2. Монгольские завоевания и Волжская Булгария

От монголов, говорит Френ, которые в Дешт-Кипчаке основали так называемую Золотую Орду, должно было бы ожидать, что они, как это было у современной, родственной династии в Иране, напишут свои собственные летописи, которые могли бы говорить о Булгаре и в прежней его истрии.

Между позднейшими татарскими источниками первое место принадлежит «Изложение булгарских поветствований» сочинения Шереф-Эддип-бен – Хесам-Эддин Булгари, написанному в 958 г. гиджиры (1551 г.) в окрестности города Булгара, в деревне Таш-Буляки.

Шереф Эддин рассказывает, что в 9 год гиджиры, когда в Булгаре был Айдар-хан, пророк отправил трех своих сподвижников в Булгар, для проповеди ислама. Сподвижники пророка чудесным образом исцелили больную дочь хана, это побудило Булгар сделаться мусульманами. Рассказ этот напоминает подобное известие Андалуси Х11 столетия, может быть, последнее было источником первому. Три сподвижника оставались в городе Булгар 3 года, научая вере и закону, строили мечети, учили народ алкурапу. По прошествии трех лет, два сподвижника возвратились в Медину, а Зубейр Бен Джа'дэ остался в Булгаре, женился на исцеленной им дочери хана Туй-Бике и умер в этом городе.

Когда пришли в Булгар сподвижники Мухаммеда, Волга протекала у Булгара, говорит булгарский историк, во время Барадж-Хана Волга, ушла оттуда, потекла с западной стороны, что случилось в 396 (1005, 1006) г.; в то время в Булгаре считалось 520 домов.

Рассказ о взятии Булгара Тимуром начинается следующими словами: «И наши Булгары славились своим развратом. Ученые законными уловками разрешили брать проценты, а ровно много было грехов пролюбодеяния и смертоубийства, по причине же пьянства оставили «джуму», оставили обряды, употребляемые после пятикратных молитв; считали позволенным пить бузу и пиво; говоря, что нет у нас «мисра», оставили соборные моления; порицали имама Шафи, говоря, что его слова – пустословие; также оставили «аид»: стали весьма грешны против Всевышнего Бога. И поэтому то Всевышний Бог предал их господину Аксак-Тимуру». В то время у Булгар ханом был Бикчура, к нему Тимур отправил послов спросить: почему вы не отправляете «джуму» и «аид»? Бикчура поручил своим ученым послать Тимуру ответ, на этот ответ последовало возражение со стороны Тимура, а на последнее Булгарские ученые обвинили Тимура в расколе. Тогда Аксак Тимур велел стрелять в «тараны» и пушки. В три дня город Булгар был обращен в ничто, каменные укрепления разбивали тараном и бросали их на дно Волги. У Бикчуры и 12 его визирей отрубили головы, девицы и женщины были розданы военоначальникам, 36 ученых были повешены, весь народ был разогнан в разные стороны, с запрещением обитать здесь.

Болгарский историк указывает на другие сочинения, бывшие ему источником: «На обоих Черемшанах, говорил он, много последователей, но мы не видели в книгах их имен…». «О наших юртах и климатах есть одно сочинение, в котором говорится о шейхах в деревнях и городах…».

Лепехин говорит, что татарской истории приписывают падение Булгар Тимуру. Георги сообщает письменное татарское известие, преданное г. Барданесом, о построении города Казани после разрушения Тимуром города Бряхимова. Георги не называет этой рукописи по имени. Рукопись Георги сообщает, что Тимур прошел по Булгарскому царству от Яика до Волги; после 7 летней осады завоевал Булгарскую столицу Бряхимов, где взял в плен хана Абдуллаха и убил его; но два сына его были скрыты приближенными. После удаления Тимура, когда стало безопасно, сыновья убитого хана опять явились, но так как Бряхимов был слишком велик и великолепен, то старший князь Алтын Бек не отважился на восстановление его, но построил в Иске-Казани маленькое место на реке Казанке.

Какой город назывался Бряхимовым неизвестно. О городе Бряхимов мусульманские источники не говорят; он упоминается один раз в русских летописях, но местоположение его здесь точно не определено, только в некоторых летописях сказано, что он был на реке Каме. О местоположении этого города было высказано несколько предположений, некоторые его считают за одно с городом Булгаром, последнее предположение подтверждается рукописью Георги, в которой к г. Бряхимову относится то, что в других источниках говорится о Булгар. Бряхимов представляется названием города Булгара по имени владельца его Ибрагима.

О взятии Тимуром Булгара упоминается и в отрывках Казанского царства неизвестного татарского автора. Здесь встречаем следующее место о взятии Тимуром Булгара: «в 800 г. гиджры (1397–1398 гг.), по достоверным сказаниям, Аксак Тимур отнял у хана Абдулахха г. Болгар. Два сына хана Алтын Бек и Алим Бек, по разрушении Булгар, построили на реке Казанки крепость, основали город».

Это место обращает на себя внимание только новым обозначенным годом взятии Тимуром Булгара – 800 год, но так обозначено в переводах г. Пашина, а у Фукса стоит здесь 700, как и вышеуказанных рукописях Яковкина и того же Фукса.

Френ и другие указывают на исчисление в татарских рукописях Булгарских ханов. Кеппен говорит, что Френ, будучи в Казани, имел случай видеть татарскую рукопись, в коей о владельцах Болгарии изложены были следующие известия: «первым из ханов Булгарии был Туки или Туфи, умерший в 9 г. гиджры. За ним следовал сын его Айдар, при котором, как говорят, Булгары приняли ислам, он владел 50 лет. После него был Мухаммед-Амин, или, как другие утверждают, сын первого Сеид, а потом Сеидов сын Ир, из коих каждый владел по полвека. После сего принял власть Султан Мурат, а за ним Селим, владевший, как говорят, 40 лет. При наследнике Селима, Илгам, Монголы попали на Булгарскую землю: Илгам покорился им, и царство его сделалось областью Чингиз-Хана».

Фукс представляет из другой татарской рукописи, не называя по имени, исчисление Булгарских ханов. Рукопись Фукса представляет важные варианты, сравнительно с рукописью Френа. По Фуксу, Айдару наследовал зять его Хандцаль, один из трех проповедников Мухаммедовых; затем следовали: сын Хандцаля Махмед-Амин, Бурадж, Сеид и Эмир Хан (по Френу Ир Хан). Далее показаны до Ильгама те же что у Френа; а после Ильгама упоминается его сын Абдулл, который царствовал 50 лет, и при котором Аксак Тимур разрушил город Булгар. Относительно последнего хана Фукс замечает, что, судя по этому исчислению, Адбулл царствовал вскоре после вторжения Монголов; но Аксак-Тимур в таком случае является уже спустя сто лет – слишком большой скачок в татарском хронологии.

Список царствовавших в Булгарах приводит и татарский мулла Шихабэддин Марджани в написанной им на татарском языке «Истории Казанских Татар». Здесь сказано: «Из этого дома Джафарова и потомства Алмасова, из царствовавших в Булгаре до нас дошли: Джафар б. Сильки Хан; – сын его, Ахмед; – сын Ахмеда, Талиб; – брат Талиба, Мумин; – эмир Шимун; – эмир Хейдер; – сын Хейдера, Мохаммед; – брат Мохаммеда, Саид; – эмир Барадж; – эмир Ибраим; – эмир Селим; – сын Селима, Ильгам; – эмир Пулад Темир; – эмир Абдуллах; – эмир Хусейн; – брат Хусейна, Махмуд; – эмир Абдулла».

Список Шихабэддина представляет значительную разницу, сравнительно с двумя предыдущими, он составлен, очевидно, по другим источникам.

Обращаясь к преданиям именно о столице древнего Булгарского царства мы встречаемся, во-первых, с указаниями, сделанными Рычковым, которые передает слышанное им от татар, живших около старой Казани: «Булгарский царь осажденный огромными войсками Тамерлана, просил о перемирии, надеясь купить у него союз сокровищами своего царства; но Тамерлан во время перемирия вторгнулся в город и все опустошил огнем и мечем». Рычков говорит, что он слышал 2 повести, между собою ни мало, ни согласны: одни говорят, что булгарский царь после перемирия пошел сам в неприятельский стан, где был убит самой рукой Тамерлана; другие говорят, что булгарский царь убит воинами среди своего дома, затем Рычков передает, что булгарские вельможи спасли в лесу двух молодых сыновей своего царя, которые впоследствии поселились в вершинах р. Казанки. «Но как все вышеписанные известия получил я от таких людей, которые утверждали по одним только преданиям народным; то не мог я узнать, как назывались те царевичи».

Таким образом, исторический материал представляет два крупных города Волжской Булгарии X в. – Болгар и Сувар, при том основное внимание уделяются Болгару, городом с главной мечетью, крупнейшим торговому пункту государства, городу, вблизи которого происходил прием предводителем болгар Алмушем посольства халифа и где был утвержден ислам как государственная религия. Все это, а также важнейшие факты, что тем же именем источники называют страну и ее население, дают полное право рассматривать Болгар как столицу государства. Кстати, в словаре Иакута, куда были включены записи Ибн Фадлана, сказано: «Болгар – главный город славян (болгар. – Р. Фахрутдинов)»

Город Болгар в течении с X столетия был местом чеканки монет, что подтверждает его статус как столицы. Небольшой, но широко распространенный (вплоть до Дании) нумизматический материал, исследованию которого посвятили свои труды известные нумизматы-востоковеды от Френа до Фасмера, дал возможность выделить два центра чеканки монет Волжской Болгарии в X в. – Болгар и Сувар. На основе этого материала раньше делали вывод о феодальной борьбе между двумя городами, которая привела к потере политической самостоятельности Сувара около 70-х годов X в. Новые нумизматические данные о Волжской Болгарии X в. позволили С.А. Яниной не согласиться с такой концепцией и придти к выводу о том, что центр государства находится в Болгаре, а Сувар является вассальным княжеством, пользовавшемся правом монетной чеканки. Янина отнесла чеканку собственно болгарских монет к значительно более раннему времени на основе находки монеты Джафара ибн Абдаллаха (Алмаса, или Алмуша, по Ибн Фадлану), правившего в 901 – 922 гг. Она датировала чеканку 901 – 907 гг. Правда, Янина считает, что в то время города Болгара еще не было и начало чеканки монет в Болгарии предшествовало возникновению города. Янина отмечает: «В настоящее время принято считать, что эти города возникли после 922 г., так как в показаниях Ибн Фадлана какие-либо упоминания о них отсутствуют». Трудно согласиться с таким выводом. Во-первых, монеты обычно чеканились в городах, а не в шатрах. Во-вторых, как мы выяснили, источники Болгар и Сувар еще до 922 г. Кроме того, монет того времени, чеканенных в другом городе, например Биляре, нет, что констатировал еще А.П. Смирнов.

Сведения о Болгаре XII в., по сравнению с XI в., богаче. Они составлены двумя путешественниками, побывавшими в Волжской Булгарии спустя 200 лет после Ибн Фадлана. Один из них – ал-Гарнати, араб из Андалузии, посвятивший путешествиям почти всю свою жизнь. Он провел 20 лет в Восточной Европе, главным образом в низовьях Волги, – в городе Саксине. За это время он несколько раз посещал Хорезм, Волжскую Булгарию и Русь. Свои путешествия он писал в 1162 г. в работе «Тухфат ал-албаб ва нухбат ал-а`джаб». Сведения о болгарах и городе Болгаре из этой книги были повторены в космографии Казвини (XIII в.) и в работе турецкого географа XVI в. Мухаммеда Ашика «Маназир ал-авалим». Свидетельства его о жизни булгар достоверны и разнообразны – ведь он прожил у них 20 лет. То, что считалось фантастичным в описаниях других авторов у ал-Гарнати находит реальное подтверждение. Он является единственным восточным автором того времени, сообщающим даже такие сведения, которые отсутствуют у многочисленных русских летописцев.

У булгар он видел бивни мамонтов, которые употребляются на оделки, пользуются большим спросом.

Купцы, встреченные ал-Гарнати в Булгаре, рассказывали о существовании китов – «рыб вроде огромной горы», на которых охотятся северные народы, да и самих представителей этих народов он встречал – они появлялись у булгар по зимам.

«…И в этой реке есть такие виды рыб, подобных которым я вообще не видел на свете, одну рыбу может снести только сильный верблюд. Но есть среди них также и маленькие. В такой рыбе нет мелких косточек, и нет костей в голове, и зубов у нее нет. Она вроде овечьего курдюка, нашпигованного куриным мясом, нет, даже приятнее мяса жирного барашка и вкуснее. Эту рыбу пекут и кладут в нее рис, и становится вкуснее жирной баранины и курятины. Покупают такую рыбину, в которой сто маннов[17] , за полданика[18] . И извлекают из ее живота жир, которого хватает для светильника на месяц, а из желудка выходит полманна и больше рыбьего клея. И вялят ее ломтями, и становится она лучше всякого на свете вяленого мяса, цвета красного, просвечивающегося янтаря, ее едят с хлебом, как она есть, не нужно ни варить, ни жарить…»

Сравнение сочинений Ибн Фадлана (X в.) и ал-Гарнати говорит в пользу последнего – они более конкретны, детальны и реалистичны и, в силу этого, пользуются заслуженным вниманием специалистов-историков. В возрасте около 70 лет Абу Хамид Мухаммад ал-Гарнати умер в Сирии, успев завершить свой труд.

«…А Булгар тоже огромный город, весь построенный из сосны. А городская стена – из дуба. А вокруг него без конца всяких народов, они уже за пределами семи климатов[19] . Когда день длинный, то длина его двадцать часов, а ночь – четыре часа. А когда наступает зима, длится ночь двадцать часов, а день – четыре часа.

А летом в полдень жара у них сильная, сильнее, чем во всем свете, а вечером и ночью воздух холодает, так что нужно много одежд. […] А холода зимой бывают очень сильные, настолько, что раскалывается дерево от жесткости мороза. А царь в это время сильных морозов выходит в походы против неверных и уводит в плен жен их, их сыновей и дочерей и лошадей. А жители Булгара – выносливейшие из людей в отношении мороза, потому что пища их и питье по большей степени из меда, мед же у них дешевый.

И выше этой страны обитают народы, которым нет числа, они платят джизью[20] . […]

А ученый у них называется балар, поэтому назвали эту страну «Балар», смысл этого – «ученый человек», и арабизировали это, и стали говорить «Булгар». Это прочитал я в «Истоии Булгара», переписанной булгарским кадием, который был из учеников абу-л-Масали Джувейни, да помилует его Аллах.

А у него (Булгара) есть область, жители которой платят харадж[21] , между нею и Булгаром месяц пути, называют ее Вису. И есть другая область, которую называют Ару. В ней охотятся на бобров, и горностаев, и превосходных белок. А день там летом двадцать два часа. И идут от них чрезвычайно хорошие шкурки бобров. […]

А за Вису на море Мраков есть область, известная под названием Йура. Летом день у них бывает очень длинным. Так что, как говорят купцы, солнце не заходит сорок дней, а зимой ночь бывает такой же длинной. […]

Жителям Вису и Йуру запрещено летом вступать в страну Булгар, потому что, когда в эти области вступает кто-нибудь из них, даже в самую сильную жару, то воздух и вода холодают, как зимой, и у людей гибнут посевы. Это у них проверено».

Сообщение ал-Гарнати о болгарской столице является чрезвычайно интересным. В последние годы данное сообщение стали связывать с Биляром. Поводом для этого послужил старый перевод работы Гарнати. В нем говорится, что некий ученый назывался «Балар (Бюлар) смысл этого – «ученый человек, а по его имени город назвали Бюларом». Отсюда был сделан вывод, что Гарнати писал не о Болгаре на Волге, а о Биляре, названном Болгаром, что повторяет якобы позднее Абу-л-Фида. Этот отрывок в новом издании выглядит так: «А ученый у них называется балар, поэтому назвали эту страну «Балар», смысл этого – «ученый человек», и арабизировали это, и стали говорить «Булгар»». Следовательно, налицо разночтение: не Бюлар, а балар, не город, а вообще страна. Однако дело не только в переводе. Против возможности такой арабизации, т.е. превращения «Бюлар» (Биляр) в «Булгар», категорически выступил в свое время Френ и Хвольсон; Френ считал, что Биляр был отдельным городом.

Что касается Абу-л-Фиды, который якобы подтверждает сообщение ал-Гарнати, необходимо отметить следующее. Этот выдающийся географ X1V в. в своем труде «Таквим ал-булдан», завершенном в 1321 г., приводил небольшие, но любопытные данные о болгарском городе, но не о Биляре XII в., а о Болгаре X1V в. Это хорошо видно по тому, что Абу-л-Фида помещает его на «северо-восточном континенте», там же, где Сарай, от которого он отстоит более чем на 20 дней пути. Известно, что города Сарая в XII в. еще не было. Определяя местонахождение золотоордынского города Укек, он пишет, что Укек «находится между сараем и Булгаром на половине дороги», или же: «От Булгара течет Итиль к городку, находящемуся на берегу его, по имени Укек, а от него к местечку, называемому Бельжемен, и все в направлении к югу». В другом месте Абу-л-Фида говорит о Волге, которая «проходит около Булгара, огибая его с севера и запада. Данное определение полностью соответствует топографии окрестностей Болгара».

Анализ сообщений путешественников Х11 в. о городе Болгаре показывает, что Болгар продолжали определять как город большого народа. Несмотря на то, что ал – Гарнати жил у болгар довольно значительное время, он не называет других знаменитых городов.

В русских летописях, отражающих события домонгольского времени, название города Болгара отсутствует (лишь в Х1Vв. упоминаются «Болгары Великие»), а термины «Болгары», «болгары» или «болгаре» применены для обозначения болгарской земли и ее населения. Однако принято отождествлять домонгольский Болгар с летописным Бряхимовым («Град их славный Бряхимов»), единственный раз упомянутым под 1164 г. в связи с походом Андрея Боголюбского на Волжскую Болгарию: «Иде князь Андрей на Болгары, с сыном своим Изяславом и с братом своим Ярославом и с Муромским князем Гюргем…, самих исекоша множество, а стягы их поимаша и едва в мале дружине утече князь болгарский до Великого города. Князь же Андрей воротится с победою, видев поганые болгары избиты и шедши взяша град их славный Бряхимов, а переди их пожгоша». В некоторых летописях указаны отдельные подробности. Так, Тверская летопись отмечает, что русские взяли 4 города (вместе с Великим городом), а потом «взяша град их славный Бряхимов на Каме». На Каме помещают Бряхимов также Никоновская летопись и Степенная книга. Упоминание Бряхимова на Каме послужило для некоторых историков прошлого столетия (например, для К.И. Невоструева) поводом для отождествления его с Чертовым городищем близ Елабуги, главным образом потому, что последнее также находится на Каме. Против такого неаргументированного мнения выступил Шпилевский, отметив, что Чертово городище слишком мало, чтобы на его территории мог размещаться большой город. Современный археологический материал подтверждает правоту Шпилевского. Очень слабый слой болгарского периода, незначительное количество находок на небольшой площади, топография размещения памятников свидетельствуют о нем лишь как о сторожевом пункте на крайних северо-восточных рубежах Волжской Болгарии.

Шпилевский подробно и весьма убедительно отвел и другие попытки поисков Бряхимова (на Суре – по В.Н. Татищеву, на месте Нижнего Новгорода – по Т.С. Мальгину, на верхней Волге – по К.Ф. Фуксу); вслед за И.И. Голиковым и Д.И. Языковым он подразумевал под летописным Бряхимовым город Болгар. Шпилевский привел один небольшой, но довольно веский аргумент: татарская рукопись, представленная И.Г. Георги в переводе Барданеса, относит Бряхимову то, что другие татарские источники говорят о Болгаре. Концепция Шпилевского позднее была поддержана В.Ф. Смолиным и подтверждена еще одним обстоятельством: определение «Истории о Казанском царстве» неизвестного сочинителя Х1Vв. (Казанский летописец): «И бысть Казань стольный град вместо Брягова (Бряхимова) града Болгарского» – говорит в пользу Болгара, ибо он был стольным городом края до Казани.

Выбор Болгара столицей в Х в., когда образовалось государство, вполне закономерен. Он занимал весьма удобные позиции при слиянии Волги и Камы. Сооружение столицы в этом важном районе сыграло важную роль в объединении болгарских земель в одно централизованное государство, в превращении Волжкой Болгарии и ее столицы в центр международного экономического и культурного обмена между Западом и Востоком. Во второй половине Х11 в. политический центр страны был перенесен в Биляр, в глубь страны, подальше от побережий больших рек, где стало тревожно.

Под 1184 г. мы снова встречаем его в сообщениях летописей, но уже с указанием места расположения города. В этом году великий князь владимирский Всеволод в союзе с другими князьями предпринял большой поход на Волжскую Болгарию: «Приде в землю болгарскую и высед на берег поиде к Великому городу и ста у Тухчин городка, и перестав ту два дни поиде на третий день к Великому городу… и перешед Черемисан, в два дни наряды полки». В походе, помимо основных сил из Владимира, участвовали войска из Киева, Чернигова, Переяславля, Смоленска.

После событий 1184 г. Великий город упоминается в летописях еще четыре раза: под 1120 г. – в связи с описанием похода Святослава на Ошель, к которому с опозданием пришла помощь из Великого и других болгарских городов; под 1129 г. – в рассказе об убиении болгарами некоего Авраамия в Великом городе, в ответ на что кто-то поджег город, и он горел три дня; под 1232 г. – в сообщении о первом нашествии монголов, когда они вынуждены были зимовать, не дойдя до Великого города; наконец, под 1236 г. – при описании завоевании Волжской Болгарии монголами, которые «взяша славный великий город Болгарский, избиша оружьем от старца до уного, и до сущаго младенца, и взяша товаре множества, и город их поджгоша огнем и всю землю плениша».

Историография располагает рядом мнений о том, что этот «великий город Болгарский», упомянутый под 1236 годом как центр Волжской Болгарии в год монгольского завоевания, и есть город Болгар. Это объясняется главным образом тем, что «Великим» русские летописи называют и город Болгар. Однако Шпилевский указал, что Болгар назван так лишь в 1374 г. Решая вопрос об отождествлении «великого города Болгарского» с Болгаром времени нашествия монголов, нельзя не учесть некоторые восточные источники, например, сообщение Джувейни (Х111 в.): «В пределах Булгара царевичи соединились; от нашествия войск земля стонала и гудела; а от многочисленности и шума полчищ столбенели звери и хищные звери. Сначала они (царевичи) силой и штурмом взяли город Булгар , который известен был в мире недоступностью местности и большой населенностью».

Таким образом, письменные источники из двух известных им городов Волжской Болгарии Х – Х1 вв. – Болгара и Сувара – выделяют Болгар как главный, политический и экономический центр государства, названный именем страны и ее населения и располагавшийся на соединении двух крупнейших водных магистралей, сыгравших большую стратегическую и торговую роль в жизни народов Восточной Европы. В русских летописях город имел и другое название – Бряхимов. Перенос столицы в глубь страны – в город Биляр («Великий город» русских летописей) – в Х11 в. связан с обострением международных отношений Волжской Болгарии, особенно с Русским государством.

«В лето 6746 (1236)… Тое же осени. Придоша от восточные страны в Болгарьскую землю безбожнии татари и взяша славныи Великыи город Болгарьский и избиша оружьем от старца до уного [юного] и до сущаго младенца и взяша товара множьство, а город их пожгоша огнем и всю землю их плениша» – пишет Лаврентьевская летопись о завоевании Волжской Булгарии монголами.

Итальянский монах, путешественник Карпини Джиованни дель Плано в 1245–1247 гг. по поручению римского папы совершил путешествие в Монголию с целью обращения монгольского хана в христианство и для сбора сведений о монголах и их дальнейших намерениях. Карпини побывал в ставке Бату на Волге и в ставке великого хана Гуюка в Монголии. Отчет о поезде он изложил в труде «Libellushistoricus», который содержит ценные сведения о монголах, булгарах, кипчаках и других народах.

Очень интересны сведения о том как живут монголы, как создано войско Чингисхана, каким образом они завоевывают города и укрепления: «Об их жилищах. Ставки [юрты] у них круглые, изготовленные наподобие палатки и сделанные из прутьев и тонких палок. Наверху же в середине ставки имеется круглое окно, откуда попадает свет, а также для выхода дыма, потому что в середине у них всегда разведен огонь. Стены же и крыши покрыты войлоком, двери сделаны также из войлока. Некоторые ставки велики, а некоторые небольшие, сообразно достоинству и скудности людей. Некоторые быстро разбираются и чинятся, и переносятся на вьючных животных, другие не могут разбираться, но перевозятся на повозках. И куда бы они не шли, на войну ли или в другое место, они всегда перевозят их с собой.

Об их имуществе . Они очень богаты скотом: верблюдами, быками, овцами, казами и лошадьми вьючного скота у них такое огромное количество, какого, по нашему мнению, нет и в целом мире; свиней и иных животных нет вовсе.

О разделении войск . О разделении войск скажем таким образом: Чингисхан приказал, чтобы во главе десяти человек был поставлен один (и он по нашему называется десятником), а во главе десяти десятников был поставлен один, который называется сотником, а во главе десяти сотников был поставлен один, который называется тысячником, а во главе десяти тысячников был поставлен один, и это число называется у них тьма. Во главе же всего войска ставят двух вождей или трех, но так, что они имеют подчинение одному. Когда же войска находятся на войне, то если из десяти человек бежит один, или двое, или трое, или даже больше. То все они умерщвляются, и если бегут десять, а не бегут другие сто, то все умерщвляются…

Об осаде укреплений . Укрепления они завоевывают следующим способом. Если встретится такая крепость, они окружают ее; мало того, иногда они так ограждают ее, что никто не может войти или выйти; при этом они весьма храбро сражаются орудиями и стрелами и ни на один день или на ночь не прекращают сражения, так что находящиеся на укреплениях не имеют отдыха; сами же татары отдыхают, так как они разделяют войска, и одно сменяет в бою другое, так что они не очень утомляются. И если они не могут овладеть укреплением таким способом, то бросают на него греческий огонь[22] ; мало того, они обычно берут иногда жир людей, которых убивают, и выливают его в растопленном виде на дома; и везде, где огонь попадает на этот жир, он горит так сказать, неугасимо… А если они одолевают таким образом, и этот город или крепость имеет реку, то они преграждают ее или делают другое русло и, если это можно, потопляют это укрепление. Если же сделать этого нельзя, то они делают подкоп под укрепление и под землею входят в него в оружии…

Но когда они уже стоят против укрепления, то ласково говорят с его жителями и много обещают им с той целью, чтобы те предались в их руки; а если те сдадутся им, то говорят: «Выйдите, чтобы сосчитать вас согласно нашему обычаю». А когда те выйдут к ним, то татары спрашивают, кто из них ремесленники, и их оставляют, а других, исключая тех, кого захотят иметь рабами, убивают топором…

Надо знать, что они не заключают мира ни с какими людьми, если те им не подчинятся, потому что они имеют приказ от Чингисхана, чтобы, если можно, подчинить себе все народы… замысел татар состоит в том, чтобы покорить себе, если можно, весь мир…»

Рубрук Вильгельм де – фламандский путешественник, монах. В начале 50-х гг. Х111 в. путешествовал по Крыму, Причерноморью, Поволжью и Монголии, побывал в ставке Батыя, Каракоруме – столице Монгольской империи. В 1254 г. отправился в обратный путь. Свои впечатления изложил в труде «Путешествие в восточные страны» (1255): «…Итак, выехав из Солдайи[23] , на третий день мы нашли татар. когда я вступил в их среду, мне совершенно представилось, будто я попал в какой-то другой мир…

Об одеяниях и платье их знайте, что из Катайи [Китая] и других восточных стран, а также из Персии и других южных стран им доставляют шелковые и золотые материи, а также ткани из хлопчатой бумаги, в которые они одеваются летом. Из великой Булгарии и из многих других стран с северной стороны, которые им повинуются, им привозят дорогие меха разного рода, которых я никогда не видал в наших странах и в которые они одеваются зимою…

Эта река [Этиль] превосходит своею величиною все, какие я видел; она течет с севера, направляясь из Великой Булгарии к югу и впадает в некое озеро [Каспийское море]…

А эти булгары – самые злейшие саррацины[24] крепче держащиеся закона Магометова, чем кто-нибудь другой»/

Биляр был сильно разрушен 1236 г. и, хотя он впоследствии частично был отстроен, но утратил былую мощь и политическое положение. Болгар же, благодаря расположению недалеко от слияния Волги и Камы, вновь стал важным центром и не только для самой Болгарии, но и для новообразованной Золотой Орды. Он имел древние традиции богатой городской культуры и был удобным опорным пунктом для сохранения власти завоевателей в Восточной Европе.

По персидскому сочинению «Ферхег – намэ» известно название города Болгара как «Золотого трона» («Алтын тахт») золотоордынских ханов.

Таким образом, исторические источники свидетельствуют о том, что на первых порах, в период отсутствия своих городов, монгольские правители пользовались старыми, домонгольскими, центрами завоеванных земель. Примером этого в Среднем Поволжье служит Болгар.

К Х1V столетию принадлежит также сичинение Ибн Батуты, арабского путешественника. В 1334 г. он побывал в Золотой Орде, жил в ставке хана Узбека. «Я слышал, говорит Ибн Батута, разговоры о г. Булгар и захотел туда отправится чтобы поверить собственным глазам, что рассказывается о нем, узнать чрезвычайную продолжительность ночи в этом городе и продолжительности дня в другое время. Между Булгаром и кочевкою султана было расстояние на 10 дней пути». Ибн Батута сопровождаемый спутником, данным ему самим ханом, отправился в Булгар, пробыл там трое суток, убедился в продолжительности дня и собрал сведения об особенностях путешествия оттуда в землю Мрака. Больше, к сожалению, Ибн Батута о Булгаре ничего не сообщает.

В первой половине Х1V в. – в период могущества Золотой Орды – Болгар оставался центром болгарских земель, являясь одновременно одним из самых крупных городов в ордынских владениях на северо-западе.

Вследствие единства государственной религии (ислам), сходства литературного языка (поволжский тюрки) и многих элементов городской культуры Волжская Болгария была гораздо ближе Золотой Орде, чем некоторые не тюркские государства, например Русь. Исследователи отмечают, что в исламизации Орды видную роль сыграл Болгар.

Город Болгар в Х1V в. считался одним из лучших городов улуса Джучи. Ал-Омари, например, писал, что один из известнейших городов Золотой Орды – это Болгар. Факт чеканки джучинских монет в Болгаре от имени ханов Орды говорит о подчиненном положении этого города по отношению к центру – Сараю. В 30-х годах Х1V в. прекратилась монетная чеканка в Болгаре, а еще раньше – в Азаке и Крыму. Но болгарский денежный рынок в 1340-х годах еще сохранял некоторое своеобразие, связанное с чеканкой здесь до 1330-х годов местного дирмеха. В этом, возможно, проявились стремления к обособлению Болгара и его округи, которые усилились в последний период существования Золотой Орды.

Ходили в Волжскую Болгарию с походами и русские князья. Так, в 1370 г. Дмитрий Суздальский послал своего брата и сына с войском «на болгарского князя Асана» (в некоторых летописях Осан). Асан вышел к ним навстречу с челобитьем и дарами. Те приняли дары, а на княжение посадили «Салтана бакова сына». В 1376 великий князь Дмитрий Иванович и упомянутый Дмитрий Суздальский послали большое войско к Болгару. Болгары вышли из города навстречу русским, стреляли из «луков и самострелов, а инии гром пучащее с града, страшащее русское воинство; а инии выехоша на верблюдах, кони русские полошащее». Однако русские одолели. Князья Асан и Махмат Салтан били челом и выкуп за город 5000 рублей, а русские «дарагу» (даруга. – Р.Ф) и таможника посади на великого князя в Болгарах. Личности, упомянутые в летописях Асана и Махмата (Мамат, Маамат), «бакова сына», определены П.С. Савельевым: Асан – это малоизвестный Хасан хан, от имени которого чеканились монеты в Новом Сарае, бывший князем в Болгаре. Русские войска предприняли поход в Болгар по требованию Мамая для низвержения Хасана в пользу Махмата (Мухаммеда Булака).

Обратимся к некоторым деталям сообщений о событиях 1370-х годов, связанных с городом Болгаром. Известие «гром пучащее с града» представляет чрезвычайный интерес как первое упоминание огнестрельного оружия (очевидно, пищалей) не только в Волжской Булгарии, но и во всей Европе. Хотя вопрос о том, откуда взяли его булгары, остается открытым, но первое упоминание ими огнестрельного оружия свидетельствует о достаточно высоком уровне военного искусства, что выразилось и в создании мощных оборонительных укреплений.

В 60-х годах Х1V в. проявились некоторые стремления к обособлению Волжской Булгарии от Золотой Орды. В 1361 г. ордынский князь Булат-Тимур захватил Среднее Поволжье. Данный факт в ряде работ по истории Татарстана рассматривался как свидетельство полного разгрома Болгара и Болгарии или ее южных районов. Правильнее оценил его А.П. Смирнов: «Это нападение не сопровождалось разрушением Болгара, хотя несомненно, это город был взят и в какой-то мере пострадал, но у нас нет никаких оснований говорить о полном разрушении. Значительное число монет 60-х годов свидетельствует об интенсивной жизни Болгара в эту эпоху».

Проведем краткий анализ русских летописей, в которых содержаться сведения об этом событии 1361 г. Одни из них (Воскресенская, Никоновская, Рогожская, Симеоновская) сообщают следующее: «А Булат-Темир, князь ордынский, Болгары взял, и все грады на Волге и улусу поимал, и отня весь Волжский путь». Другие (Новгородская 1V, Софийская1, Летопись Авраамки), рассказывали о том же походе, не упоминая Болгара: «А Булат-Темир, князь ордынский, поима грады поволжские, волости вся». Конкретных сведений о разгроме болгарский городов ни одна летопись не содержит.

В конце 70-х годов Х1V столетия было временно восстановлено единство Золотой Орды. Все улусы Джучи, помимо Хорезма, снова были подчинены Сараю. Это единство еще более утвердилось в правление Тохтамыша. Некоторые русские источники называют его ханом Сарая и Болгара.

Последний поход на Болгар в Х1Vв. датируется 1395–1399 гг. Летописи сообщают, что суздальский князь Семен Дмитриевич, изгнанный великим князем Василием и нашедший убежище в Золотой Орде, пришел под Нижний Новгород и осадил его. С ним был и татарский царевич Ентяк во главе тысячного войска. Город был взят войском Ентяка и ограблен. В ответ на это русское войско под руководством великого князя взяло города Болгар, Жукотин, Казань и Керменчук и, воевав там три месяца, возвратились с большой добычей. Это событие упоминается под 1395 г. в Новгородская 1V, Софийская1 летописях, Русском хронографе, Западнорусских летописях, Никаноровской летописи, Сокращенных летописных сводах конца ХV в., Вологодско-Пермской летописи; под 1396 г. – в Никоноровской летописи и Мазуринском летописце; под 1399 г. – в Троицкой, Софийской 11, Тверской, Воскресенской и Львовской летописях. В разных летописях имеются различные подробности этого похода. Одни из них добавляют, что Русь никогда еще «так далеко не воевала» татарскую (болгарскую) землю. Другие сообщают, что помимо названных, были взяты и другие города.

Таким образом, во второй половине Х1V в. для Волжской Булгарии и Болгара сложилась крайне неблагоприятная обстановка: бесконечные смуты в Золотой Орде и в связи с этим открытие дороги ушкуйникам, путь которых на Волгу после вятских лесов проходил по Каме через болгарскую землю, богатую городами и селениями. Не остались в стороне и русские князья. Такая обстановка оказала отрицательное воздействие на развитие экономики и на оборону Волжской Булгарии, особенно ее центральных земель и городов во главе с Болгаром. Болгар был не в состоянии дать необходимый отпор ни ушкуйникам, ни княжеским войскам. Западноевропейский путешественник И. Шильтбергер сообщал, что Едигей, прежде чем посадить на престол нового хана Пулата, «выступил в Болгарию, которая также им была завоевана».

Проходит только год, и русские летописи снова обращают внимание на события в Волжской Булгарии, что связано с походами ушкуйников и князей. Софийская 11 и Никоновская летописи сообщают, что новгородский посадник Анфал в 1409 г. с большими силами ходил на Болгар: сто насадов (судов) направилось по Каме, а полтораста – по Волге.

Под 1429 г. летописи описывают поход татар на Галич. Великий князь послал против них войско. Отряд под руководством Федора Пестрого и Федора Добрынского «угониша да их биша, татар и бесерман, и полон весь отняша». Это событие описывают Софийская1, Софийская11, Воскресенская, Вологодско-Пермская летописи, Пискаревский и Архангелогородский летописцы. Шпилевский под летописными «татарами» подразумевал болгар. По всей вероятности, он был прав. В 1431 г. Федор Пестрый совершил поход на болгар, «воева их и всю землю их отняша». Предпринятый по приказу Василия 11 поход Пестрого, как принято считать в историографии Волжской Болгарии, положил конец существованию Болгара. Роль политического, экономического и культурного центра края перешла к новому городу – Казани.


Заключение

Современный Болгар – это обширное городище, окруженное валом и рвом длиной более 7 км, где расположены архитектурные памятники Х111 – Х1V веков, такие как «Соборная мечеть», три мавзолея, «Малый минарет», «Черная палата», бани – «Красная» и «Белая палаты» и многочисленные археологические объекты.

История Болгара – это страницы грандиозной Книги Памяти, в которой сконцентрирована история страны и народов в ней живущих. Многие известные историки и археологи не только были в Болгарах, но и занимались изучением его прошлого. Болгар был своего рода «визитной карточкой» средневековой истории Поволжья, символом истории края.

Земля булгар, далеких предков современных татар, сегодня стала местом паломничества и мусульманской святыней. Далеко с Волги видны силуэты белокаменных построек, навевающие воспоминания о великолепных восточных дворцах, мечетях, мавзолеях, когда-то украшавшие Великий Болгар. Это остатки древнего города Великие Булгары. Сегодня на территории древнего города село Болгары и обширное городище.

С наступлением погожих дней сюда приезжают туристы изо всех уголков мира. Каждого ждет встреча со своим Болгаром. Какой он Болгар?

Биографы государя пишут, что ко времени посещения Болгара Петром 1, на городище сохранялось около 70 каменных зданий; через 46 лет Екатерина 11 после посещения городища упоминает в письме графу Н. Панину об оставшихся 44 каменных строениях. Сегодня экскурсионный маршрут предполагает осмотр 9 памятников архитектуры Болгара. Однако будем благодарны судьбе и за эти сбереженные временем исторические места.

Сравнялись с землей умиротворявшие ряды могильных холмиков, восполнявшие пустоту пространства вокруг минарета после того, как потерялась в тревожной суете дней его спутница мечеть. Легко узнаваемый одинокий силуэт Малого минарета. Осталась легкость арочной плетенки входа в обрамлении пышного растительного ажура и загадка богато декорированной резной ниши.

Материалы об этом уникальном памятнике, несомненно являются исключительными в археологии нашего региона и количество публикаций о нем будет расти из года в год…

Использованная литература

1. Айдаров С.С., Аксенова Н.Д. «Великие Болгары», Татарское книжное издательство, 1983.

2. Гарзавина А.В. «Знаменитые люди о Казанском крае» Казань: «Жиен» 2005 г. – 423 с.

3. Давлетшин Г.М., Хузин Ф.Ш., Измайлов И.Л. «Рассказы по истории Татарстана» Казань: Магариф, 1994 г. – 271 с.

4. «История и культура родного края» учебное пособие-хрестоматия. Казань. Магариф 1993

5. Симашева Р.Р. «Болгарское городище – музей под открытым небом»

6. Фахрутдинов Р.Г. «Мелодия камней» Казань: Татарское книжное издательство 1986 г.

7. Федоров-Давыдов Г.А. «Город Болгар. Очерки истории и культуры» Москва: Наука 1987 г.

8. Хрестоматия по истории Татарстана: Учебное пособие для общеобразовательных учреждений. В 2 томах. – Казань: ТаРИХ, 2003 – 479 с.

9. Шпилевский С.М. «Древние города и другие булгарско-татарские памятники в Казанской Губернии». Казань, в университетской типографии 1877 г.


[1] Муэдзин – священнослужитель, провозглашающий азан (призыв к молитве)

[2] Имам – глава мусульманской общины, обычно руководит общей молитвой в мечети

[3] Дирхем – старинная серебряная монета.

[4] Джарамсан - Река Большой Черемшан

[5] Уран - река Урень

[6] Урам – река Урым

[7] Байнах – река Майна

[8] Ватыг – река Утка

[9] Нийасна - река Неясловка

[10] Джавшыз – возможно, река Гаушерма в районе Чистополя.

[11] Ибн Фадлан под словом «цари» подразумевает князей

[12] т.е. от Хорезма в Средней Азии

[13] скверной, далее поясняет Ибн Фадлан, из-за условий хранения

[14] Халандж - береза

[15] Атыл - Волга

[16] Ховарезм – Хорезм, государство в Средней Азии со столицей в Ургенче

[17] Мера веса от 800 г до 1,5 – 2 кг.

[18] 1/6 дирхема. Дирхем – около 3г серебра

[19] Мусульманские географы делили весь обитаемый мир на 7 широтных поясов, «климатов», иногда этот термин обозначал также большие географические области.

[20] Подушная подать немусульман, знак зависимости.

[21] Поземельный налог в мусульманских странах, взимавшийся и с мусульман, и с иноверцев.

[22] Греческий огонь – зажигательная смесь

[23] Солдайя – итальянское название города Судака, главного порта в Крыму в середине Х111 в.

[24] Сарацины (сарацины) – здесь: народы, придерживающиеся другой, нехристианской, религии

Оценить/Добавить комментарий
Имя
Оценка
Комментарии:
Где скачать еще рефератов? Здесь: letsdoit777.blogspot.com
Евгений07:08:06 19 марта 2016
Кто еще хочет зарабатывать от 9000 рублей в день "Чистых Денег"? Узнайте как: business1777.blogspot.com ! Cпециально для студентов!
13:50:56 25 ноября 2015
Во фокусники в Татарии! Татар называют монголами, а своих предков - татар -булгарами! Да булгары все давно живут в Болгарии .Ты татарин,не помнящий родства!
Я У М16:31:15 16 декабря 2011Оценка: 2 - Плохо

Работы, похожие на Курсовая работа: История Болгара, города в Казанском крае

Назад
Меню
Главная
Рефераты
Благодарности
Опрос
Станете ли вы заказывать работу за деньги, если не найдете ее в Интернете?

Да, в любом случае.
Да, но только в случае крайней необходимости.
Возможно, в зависимости от цены.
Нет, напишу его сам.
Нет, забью.



Результаты(150408)
Комментарии (1831)
Copyright © 2005-2016 BestReferat.ru bestreferat@mail.ru       реклама на сайте

Рейтинг@Mail.ru