Банк рефератов содержит более 364 тысяч рефератов, курсовых и дипломных работ, шпаргалок и докладов по различным дисциплинам: истории, психологии, экономике, менеджменту, философии, праву, экологии. А также изложения, сочинения по литературе, отчеты по практике, топики по английскому.
Полнотекстовый поиск
Всего работ:
364150
Теги названий
Разделы
Авиация и космонавтика (304)
Административное право (123)
Арбитражный процесс (23)
Архитектура (113)
Астрология (4)
Астрономия (4814)
Банковское дело (5227)
Безопасность жизнедеятельности (2616)
Биографии (3423)
Биология (4214)
Биология и химия (1518)
Биржевое дело (68)
Ботаника и сельское хоз-во (2836)
Бухгалтерский учет и аудит (8269)
Валютные отношения (50)
Ветеринария (50)
Военная кафедра (762)
ГДЗ (2)
География (5275)
Геодезия (30)
Геология (1222)
Геополитика (43)
Государство и право (20403)
Гражданское право и процесс (465)
Делопроизводство (19)
Деньги и кредит (108)
ЕГЭ (173)
Естествознание (96)
Журналистика (899)
ЗНО (54)
Зоология (34)
Издательское дело и полиграфия (476)
Инвестиции (106)
Иностранный язык (62792)
Информатика (3562)
Информатика, программирование (6444)
Исторические личности (2165)
История (21320)
История техники (766)
Кибернетика (64)
Коммуникации и связь (3145)
Компьютерные науки (60)
Косметология (17)
Краеведение и этнография (588)
Краткое содержание произведений (1000)
Криминалистика (106)
Криминология (48)
Криптология (3)
Кулинария (1167)
Культура и искусство (8485)
Культурология (537)
Литература : зарубежная (2044)
Литература и русский язык (11657)
Логика (532)
Логистика (21)
Маркетинг (7985)
Математика (3721)
Медицина, здоровье (10549)
Медицинские науки (88)
Международное публичное право (58)
Международное частное право (36)
Международные отношения (2257)
Менеджмент (12491)
Металлургия (91)
Москвоведение (797)
Музыка (1338)
Муниципальное право (24)
Налоги, налогообложение (214)
Наука и техника (1141)
Начертательная геометрия (3)
Оккультизм и уфология (8)
Остальные рефераты (21697)
Педагогика (7850)
Политология (3801)
Право (682)
Право, юриспруденция (2881)
Предпринимательство (475)
Прикладные науки (1)
Промышленность, производство (7100)
Психология (8694)
психология, педагогика (4121)
Радиоэлектроника (443)
Реклама (952)
Религия и мифология (2967)
Риторика (23)
Сексология (748)
Социология (4876)
Статистика (95)
Страхование (107)
Строительные науки (7)
Строительство (2004)
Схемотехника (15)
Таможенная система (663)
Теория государства и права (240)
Теория организации (39)
Теплотехника (25)
Технология (624)
Товароведение (16)
Транспорт (2652)
Трудовое право (136)
Туризм (90)
Уголовное право и процесс (406)
Управление (95)
Управленческие науки (24)
Физика (3463)
Физкультура и спорт (4482)
Философия (7216)
Финансовые науки (4592)
Финансы (5386)
Фотография (3)
Химия (2244)
Хозяйственное право (23)
Цифровые устройства (29)
Экологическое право (35)
Экология (4517)
Экономика (20645)
Экономико-математическое моделирование (666)
Экономическая география (119)
Экономическая теория (2573)
Этика (889)
Юриспруденция (288)
Языковедение (148)
Языкознание, филология (1140)

Курсовая работа: Возникновение социологии

Название: Возникновение социологии
Раздел: Рефераты по социологии
Тип: курсовая работа Добавлен 16:49:03 13 декабря 2006 Похожие работы
Просмотров: 146 Комментариев: 2 Оценило: 0 человек Средний балл: 0 Оценка: неизвестно     Скачать

Содержание

Введение. 2

1. Западноевропейская социология XIX—начала XX века. 3

2. Классическая зарубежная социология. 6

3. Современная зарубежная социология. 9

4. Социология в России в XIX — начале XX века. 17

5. Советская и российская социология. 19

Заключение. 24

Список литературы.. 26

Введение

Социология в России после трудного становления приобрела статус самостоятельной науки. На этом пути были и открытия, и надежды, и разочарования, маленькие победы и крупные пораже­ния, ибо долгие годы догматический стиль мышления, боязнь но­вовведений сдерживали ее развитие. Но, несмотря на все противо­речия, социологическая мысль выжила и продолжает развиваться.

Между тем, если говорить о социологии, то это теория. И нау­ка не об обществе вообще (общество изучают и социальная фило­софия, и история, и политология, и юридические науки, и культу­рология), а обществе в его социально-человеческом обличий. Даже не просто общество для человека, а человек в обществе — вот что составляет суть социологии. А с чего начинается человек в своем социальном обличье? С сознания, со способности познавать мир, оценивать его с личных и общественных позиций, осмысливать, исходя из определенных ценностей, окружающую действитель­ность и на этой основе строить поведение, учитывая влияние как макросреды (всех общественных отношений), так и микросреды (непосредственное окружение).

Для такого подхода социология использует все богатство фи­лософского знания о сознании вообще и общественном сознании в частности, о деятельности и ее роли в социальной жизни, о влия­нии объективных и субъективных условий на это сознание и пове­дение. Для социального анализа важны и выводы психологичес­кой науки о сознании и поведении каждого индивида, отдельных микро- и макрогрупп.

На основе уже имеющегося знания социология дает свою интер­претацию общественного сознания и поведения людей, формирует свой категориальный аппарат (например, о видах и типах сознания и деятельности), свое видение объективного и субъективного в об­щественных процессах, свое представление о макро-, мезо- и микро­уровнях человеческой деятельности.

История каждой науки свидетельствует, что вначале зарождаются, формируются и развиваются лишь отдельные элементы науки, а затем уже уточняется и закрепляется наименование, объясняющее ее сущность и содержание. Иначе говоря, дело не в термине и не в том, когда и как он появился. Дело в том, что каж­дая наука возникает как ответ на потребности общественного раз­вития. И хотя сам термин социология связан с именем О. Конта, это вовсе не означает, что именно он создал эту науку. Его гений проявился в том, что он сумел обобщить и поновому увидеть те нарождающиеся явления, которые были характерны для конца XVIII — начала XIX столетия.

А выйти на такое обобщение ему помогли непосредственные его предшественники и учителя, которые подготовили большой материал по осмыслению новых явлений в жизни общества. В тру­дах Жан-Жака Руссо (1712—1778), А. Сен-Симона (1760—1825) и др. был осуществлен глубокий анализ реальной социально-эконо­мической ситуации, изложены основы функционирования обще­ственных отношений и, главное, замечено изменение роли челове­ка как активного участника исторического процесса.

В этот период под влиянием Великой французской революции происходило формирование гражданского общества со всеми при­сущими ему качественными характеристиками и гуманистически­ми особенностями, в центр которого постепенно становился чело­век в его специфическом общественном измерении.

Стремительное развитие капитализма, нарастающая волна со­циальных конфликтов, противоречия в функционировании буржу­азной демократии настоятельно требовали не столько абстракт­ного, сколько позитивистского изучения и объяснения социальных процессов и явлений. Происходящее одновременно быстрое раз­витие других общественных наук — истории, экономики, права, социальной философии — лишь высветило новый комплекс проб­лем, которые лежали на грани этих наук и требовали самостоя­тельного рассмотрения.

1. Западноевропейская социология XIX—начала XX века

Термин социология в буквальном смысле слова означает «наука об обществе» или «учение об обществе». Впервые его употребил Огюст Конт (1798—1857). В главных своих сочинениях— «Курс позитивной философии» (Т. 1—6, 1830—1842) и «Система пози­тивной политики» (Т. 1—4,1851—1854)—он высказал рациональ­ную идею о необходимости всестороннего анализа общественных явлений. То, что О. Конт большое внимание уделял познанию не столько сущности, сколько явления, стало основанием для возник­новения позитивистских взглядов и концепций, получило дальней­шее развитие в трудах его последователей.

Конечно, совокупность вопросов, относящихся к социологии, занимала ученых с древнейших времен. Проблемы общественной жизни всегда вызывали живой интерес у историков, философов, правоведов. Но когда четко обозначилась тенденция к дифферен­циации наук, в том числе и общественных, в социологии нашла выражение объективная потребность определить роль и место человека в жизни общества, его социальное положение, взаимо­действие с другими людьми в рамках различных общностей, соци­альных групп и социальных организаций в условиях функциони­рующего гражданского общества.

В ответ на поставленные жизнью вопросы в XIX веке родились различные концепции, стремящиеся объяснить сущность происхо­дящего с тех или иных теоретико-методологических позиций.

На разных этапах развития социологической мысли на перед­ний план выходило то одно, то другое направление. Социологи­ческая теория О. Конта состояла из «социальной статики» и «со­циальной динамики». Главный интерес французского мыслителя был связан с анализом социальной динамики, основным факто­ром которой он считал умственное, духовное развитие. Его замы­сел состоял в стремлении уподобить науку об обществе «социаль­ной физике», чтобы ее исследователь мог так же оперировать конкретными данными, фактами, их взаимосвязями, как это дела­ет естествоиспытатель. Он сформулировал закон интеллектуаль­ной эволюции человечества. Особый интерес представляет его раз­мышление о социальной статике и социальной динамике как, методе, объясняющем его позитивистский историзм.

Другая концепция — биологическая — связана с именем Г. Спенсера (1820—1903), который рассматривал общество по ана­логии с биологическими организмами. Его гениальной догадкой было то, что процесс развития всегда сопровождается дифференциацией структур и функций общества. Чтобы координировать действия отдельных частей общества, необходимо осуществление функций, названных впоследствии управлением. Подобно Ч.Дар­вину Г. Спенсер поддерживал идею «естественного отбора» при­менительно к общественной жизни: выживают те, кто больше все­го приспособлен к превратностям жизни.

Вместе с тем концепция «однолинейной» эволюции, социал-дарвинистские установки Г. Спенсера были подвергнуты критике, преимущественно со стороны психологической школы, которая в истории социологии представлена Л. Гумпловичем (1838—1909), Г. Тардом (1843—1904), Г. Лебоном (1841—1931) и особенно Ф. Тен­нисом (1855—1936), а также в известной степени Дж.С. Миллем (1806—1873).

Отказавшись от биологизации общества, эти ученые пытались преодолеть ограниченности эволюционизма, что в конечном сче­те привело к появлению социально-психологической концепции социологии, к анализу социально-психологических явлений и по­пыткам объяснить роль субъективного фактора в историческом процессе.

Г. Тард известен своей теорией подражания, так как элемен­тарным социальным отношением он считал передачу или попыт­ку передачи верования или желания. Его концепция впоследствии была использована в теории массовых коммуникаций.

Г. Лебон обратил внимание на феномен «толпы», когда разум­ное критическое начало, воплощенное в личности, подавляется иррациональным массовым сознанием.

Ф. Теннис придавал первостепенное значение понятию воли, которая и определяет сущность и направление человеческого по­ведения. А так как он фактически отождествлял волю и разум, то, по его мнению, побуждение к действию осуществляется не госу­дарством или Богом, а рационализмом, ярким воплощением чего является разум.

Географическое направление в социологии представлено Э. Реклю (1830—1905) и Ф. Ратцелем (1844—1904). Так, Ратцель пре­увеличивал влияние природно-географической среды на поли­тическую жизнь общества. Вместе с тем ему удалось проследить некоторые закономерности влияния природных условий на разви­тие народов и их культур в разных географических условиях, что в дальнейшем было использовано геополитиками (например, Ю. Челленом, О. Мауллем, Э. Обетом и др.).

В XIX веке возникла марксистская ветвь социологии, назван­ная по имени своего основателя К. Маркса (1818—1883), которая существует уже более полутора сотен лет. Вместе с Ф. Энгельсом (1820—1895) он сформулировал совокупность идей на основе от­крытого ими материалистического понимания истории, что послу­жило основой для представлений о формационном (стадийном) развитии общества. Особое значение они придавали структурно­му строению каждого общества: базису (производственные отно­шения) и надстройке (политическим, юридическим, религиозным и философским воззрениям). Кроме того, ими была разработана концепция социального конфликта в виде грядущих социалисти­ческих революций, изучены основные классы современного им об­щества — пролетариат, буржуазия, крестьянство — и проанали­зированы все формы классовой борьбы. Особой заслугой Маркса было то, что он отказался от рассуждений об обществе вообще и дал научно обоснованную картину одного общества и одного прог­ресса — капиталистического.

2. Классическая зарубежная социология

Несмотря на разнообразие теорий, концепций и подходов в различных школах в XIX веке, они все были едины в одном — объектом и предметом социологии является общество, вся обще­ственная жизнь.

Начало XX века внесло существенные поправки в эти представ­ления. Все больше слышалось критических замечаний, что социо­логия претендует на некую роль метанауки, которая стремится вобрать данные всех других наук об обществе и на этой основе делать глобальные выводы. Первым, кто усомнился в такой пос­тановке вопроса, был Э. Дюркгейм (1858—1917). Он полагал, что социология, имея объектом своего изучения общество, не должна претендовать на «всезнайство» об этом обществе — предметом ее интереса должны быть только социальные факты, которые и об­разуют социальную реальность. Исходя из этого он трактовал ре­альность (законы, обычаи, правила поведения, религиозные веро­вания, денежную систему и т.д.) как объективную, ибо они не зависят от человека. Не менее важной особенностью концепции Дюркгейма было то, что он обратился к социальным группам, высоко оценивая роль коллективного сознания. Только благода­ря этому сознанию существует социальная интеграция, ибо члены общества придают значение его нормам и руководствуются ими в своей жизни. Если же индивид не желает следовать этим нормам, возникает аномия, что характерно для всех обществ, переживаю­щих резкое изменение своей структуры. В этой связи применение социологизма как теории общества к исследованию причин само­убийств (есть специальная работа об этом) вскрыло необычные процессы, происходящие как в обществе, так и в индивиде.

Особо следует отметить идеи Дюркгейма о солидарности и о таких ее типах, как механическая и органическая.

Что касается Г. Зиммеля (1858—1918), то он также предложил свою концепцию того, как отделить социологию от других наук об обществе, и определил ее задачей изучение закономерностей, недоступных другим социальным наукам. Социология, по его мне­нию, изучает чистые формы «социации» (или общения), которые можно систематизировать, психологически обосновать и описать их историческое развитие.

Труды М. Вебера (1864—1920) представляют уникальный по своему замыслу и исполнению сплав исторического и социологи­ческого знания. Вебер рассматривал личность как основу социологического анализа. В этом отношении его взгляды противоре­чат точке зрения Дюркгейма, придававшего главное значение ис­следованию общественных структур. Он считал, что такие слож­ные понятия, как «капитализм», «религия» и «государство», могут быть осмыслены только на основе анализа поведения индивидов. Поэтому социолог должен исследовать мотивы поступков лю­дей и то значение, которое они придают собственным действиям и действиям других. Он признавал огромную роль ценностей, счи­тая их мощной силой, влияющей на социальные процессы. Имен­но с этих позиций он использовал такие понятия, как «понима­ние», «идеальный тип», феномен «бюрократии», «религия», что легло в основу его «понимающей социологии». И наконец, он по­святил немало работ проблемам государства, власти, типам гос­подства (традиционное, легальное, харизматическое), что позво­ляет считать его одним из создателей политической социологии.

Нужно отметить социологическую систему В. Парето (1848— 1923). Уподобляя социологию точным наукам, таким, как физика, химия и астрономия, он предлагал пользоваться только эмпири­чески обоснованными измерениями, строго соблюдая логические правила при переходе от наблюдений к обобщениям. Он отвергал этические и ценностные элементы в исследовании, которые ведут к фальсификации, искажению фактов. По сути дела, он сформули­ровал основные требования эмпирической социологии, которая по­лучила распространение в XX веке, начав в 20-е годы свое бурное развитие, обычно связываемое с именами В. Дильтея (1833—1911), У. Мура, К. Девиса и др.

Значительны заслуги Парето в разработке проблем политической элиты, которые во многом были продолжены и развиты Г. Моска (1858—1941).

Таким образом, серьезным вкладом представителей классичес­кой социологии начала XX века было то, что они доказали несос­тоятельность претензий на изучение всего общества и пытались обосновать, что в основе их науки должна лежать деятельность социальных групп и общностей (Э. Дюркгейм), личность во всем многообразии ее социальных действий (М. Вебер) и что критери­ем социологии как науки должны стать эмпирические особым об­разом классифицированные и объясненные факты (В. Парето).

Конечно, этими именами не ограничивается весь тот круг мыс­лителей, которые относятся к этому периоду в развитии социоло­гии. Среди них следует назвать К. Маннгейма (1893—1947), кото­рый в своей концепции социологии знания обращал внимание на изучение тех структур, в которых так или иначе присутствовали взаимосвязи мышления и общества. Именно с этих позиций он подходил к трактовке идеологии, истины, роли интеллектуальной жизни в обществе.

Среди других социологов, которых можно отнести к этому пе­риоду, следует назвать Л. фон Визе (1876—1969), автора книги «Си­стема общей социологии» (1933), посвященной исследованию все­общих форм социальных явлений. Подвергнув критике понятие «общество» как фикцию, он сосредоточил внимание на познании «социального» или «межчеловеческого» в рамках форм отношений типа «Я — Ты» и «Я — Мы», к которым относятся взаимоотноше­ния людей.

На наш взгляд, названные ученые, их школы и их ученики окон­чательно конституировали социологию как науку, вычленив ее место и назначение в системе других социальных наук, и заложи­ли основы для дальнейшего развития и дифференциации социоло­гической науки.

3. Современная зарубежная социология

Бурное развитие социологической науки в XX веке породило много течений, которые придерживались самых различных кон­цепций, взглядов как по общеметодологическим позициям, так и по частным проблемам.

В XX веке социология пошла «вширь» — она постепенно охва­тывала страны Восточной Европы, Азии, Латинской Америки, Африки. Сейчас практически нет ни одной страны в мире, где не была бы представлена социологическая наука в том или ином виде.

XX век — это и век развития социологии «вглубь». Она охва­тывала все новые и новые области познания, открывала многие пограничные темы (город, здоровье, демография) или придавала новое социологическое звучание тем проблемам, которые были разработаны другими отраслями человеческого знания (инфра­структура, общение, катастрофы и др.).

В XX веке происходило и конституирование социологического знания в виде открытия специальных кафедр, факультетов, орга­низации научно-исследовательских центров и организаций. Про­фессия социолога становилась востребуемой на рынке труда.

И наконец, следует отметить организационное укрепление со­циологии. В XX веке были созданы первые национальные социологические общества и ассоциации, которые после второй ми­ровой войны (1946) создали Международную социологическую ассоциацию, организовавшую 14 всемирных конгрессов и способ­ствовавшую превращению социологов в один из заметных отря­дов в области социального знания.

Так как в процесс производства и развития социологического знания вовлечены тысячи людей в каждой стране, то вполне по­нятно то многообразие теорий и концепций, которые были произ­ведены на свет в XX веке и продолжают появляться в большом количестве и в настоящее время.

В кратком историческом очерке сложно рассмотреть и даже обозреть все эти теории и концепции. Поэтому мы остановимся на тех из них, которые определяют лицо современной социологии.

Структурный функционализм и примыкающие к нему теории.

Наиболее полно основы этой концепции изложены Т. Парсонсом (1902—1979), опирающимся в своих поисках на идеи Спенсера и Дюркгейма. Базовой идеей является идея «социального поряд­ка», который олицетворяет стремление поддержать равновесие сис­темы, согласовать между собой различные ее элементы, добиться согласия между ними.

Эти представления долгое время господствовали в западной социологии, иногда под несколько видоизмененным названием — структурализм во Франции, который развивали М. Фуко, К. Леви-Стросс и др. Основной подход этой теории состоит в определении частей общества, выявлении их функций, в таком их объединении, которое складывается в картину общества как органического це­лого.

Вместе с тем данная теория вскоре была подвергнута критике, которая была признана и самим ее создателем — Т. Парсонсом. Дело в том, что структурный функционализм практически отвер­гал идею развития, призывая к поддержанию «равновесия» внут­ри существующей системы, согласованию интересов различных подсистем, ибо такой вывод был сделан на основе анализа обще­ственного и государственного устройства США, которое Т. Парсонс считал эталоном и стабильность которого расценивал как большое достижение.

Совершенствовать структурный функционализм был призван неоэволюционизм. Т. Парсонс в совместной с Э. Шилзом работе «К общей теории действия» осуществил заметный сдвиг от анали­за структур к анализу функций. Кроме того, он обратился к про­блеме человека и пытался объяснить процесс усложнения социальных систем через всевозрастающую дифференциацию функ­ций, выполняемых индивидами в системе. Однако попытки улуч­шить структурный функционализм идеей эволюции свелись к ус­ложнению системы и увеличению ее адаптивной способности.

Р. Мертон (р. 1910), пытаясь преодолеть метафизичность струк­турно-функционального подхода, создал теорию социальных из­менений путем введения понятия «дисфункция», т.е. заявил о воз­можности отклонения системы от принятой нормативной модели. Таким образом Мертон пытался ввести в функционализм идею из­менения, но он ограничил изменение «средним» уровнем — уров­нем конкретной социальной системы.

Идея социальных изменений вызвала к жизни необходимость поиска причинно-следственных связей, и самыми различными социологами были предприняты попытки найти их, что реализо­валось в разработке и применении в анализе нескольких видов де­терминизма — от биологического и технологического до экономи­ческого (например, У. Ростоу).

Теории социального конфликта. Данные теории создавались на основе критики структурного функционализма. В основе развития, утверждал Ч.Р. Миллс (1916—1962), лежит конфликт, а не конформ­ность, согласие, интеграция. Общество всегда находится в состоянии нестабильности, потому что в нем идет постоянная борьба между различными социальными группами. Более того, опираясь на идеи К. Маркса, М. Вебера, В. Парето и Г. Моска, Миллс утверждал, что высшим проявлением этого конфликта является борьба за власть.

Р. Дарендорф (р. 1929) считает, что все сложные организации ос­новываются на перераспределении власти, и это происходит не толь­ко в открытой форме. По его мнению, в основе конфликтов лежат не экономические, а политические причины. Источником конфликтов является так называемый политический человек. Ранжируя конфлик­ты (конфликты противников одного ранга, конфликт противников, находящихся в отношении подчинения, конфликт целого и части), он получает 15 типов и подробно рассматривает возможность их «канализирования» и регулирования.

Американский социолог Л. Козер (р. 1913) определяет соци­альный конфликт как идеологическое явление, отражающее уст­ремления и чувства социальных групп или индивидов в борьбе за власть, за изменение социального статуса, перераспределение до­ходов, переоценку ценностей и т.п.

Большинство представителей этого направления подчеркива­ют ценность конфликтов, которые предотвращают окостенение

общества, открывают дорогу инновациям, становятся источником развития и совершенствования. Вместе с тем эта позиция отверга­ет стихийность конфликтов и ратует за возможность и необходи­мость их регулирования.

Бихевиоризм. Творческий импульс этой теории состоит в том, что она на первое место выдвигала сознательную человеческую деятельность, необходимость изучения межличностного взаимо­действия вместо овеществления социальной системы, которая про­исходила в рамках структурно-функционального подхода. Другой особенностью этого направления была постоянная опора на изу­чение конкретного состояния человеческих отношений в рамках определенных социальных организаций и институтов, что позво­ляло теоретические схемы насыщать «кровью и плотью» окружа­ющей социальной реальности.

Бихевиоризм существует в основном в двух крупных теориях — теории социального обмена и символического интеракционизма.

Теория социального обмена. Наиболее яркие ее представители Дж. Хоманс (р. 1910) и П. Блау (р. 1918) исходят из примата челове­ка, а не системы. Они провозгласили также огромную значимость психических качеств человека, ибо для того, чтобы объяснить по­ведение людей, необходимо знать душевные состояния индивидов.

Но главное в этой теории, по Блау, заключается в том, что, так как люди постоянно желают иметь вознаграждения (одобрение, уважение, статус, практическая помощь) за многие их действия, они их могут получить только вступая во взаимодействие с други­ми людьми, хотя это взаимодействие не всегда будет равным и удовлетворяющим его участников.

Символический интеракционизм. В поиске выхода из противо­речий бихевиористского подхода представители данной теории стали интерпретировать поведение с точки зрения того значения, которое личность или группа придает тем или иным аспектам си­туации. Дж.Г. Мид (1863—1931) как создатель теории символи­ческого интеракционизма сосредоточил свое внимание на иссле­довании процессов «внутри» поведения как целого.

Сторонники этого подхода огромное значение придавали язы­ковой символике. Для них характерно представление о деятельности как совокупности социальных ролей, которая олицетворяется в виде языковых и других символов, что послужило основанием для наименования этого направления как «ролевая теория».

Критика этой теории связана с тем, что символические интеракционисты пренебрегают исследованием биологических, генетических факторов, мало уделяют внимания проблемам бессозна­тельного, в результате чего затрудняется познание «движущих сил» человеческого поведения (мотивов, ценностей, установок).

Феноменологическая социология. Особенность этой социологи­ческой теории заключается в том, что она свое начало берет от фило­софской концепции феноменологического направления Э. Гуссер­ля. На основе данной философской теории возникла «социология обыденного сознания», обоснованная в трудах австрийского фи­лософа А. Шюца (1899—1959).

В центре внимания сторонников феноменологического подхо­да оказывается не мир в целом, как у позитивистов, а человек в его специфическом измерении. Социальная реальность, по их мнению, не есть некоторая объективная данность, которая находится вна­чале вне субъекта и только потом посредством социализации, вос­питания и образования становится его составляющей. У феноменологов социальная реальность «конструируется» посредством образов и понятий, выражаемых в коммуникации. Социальные со­бытия, по мнению феноменологов, лишь кажутся объективными, тогда как в действительности они предстают как мнения индиви­дов об этих событиях. Поскольку же именно мнения образуют со­циальный мир, постольку понятие «значение» оказывается в цент­ре внимания феноменологически ориентированных социологов.

В объективно ориентированной социологии значение отража­ет некие определенные связи реального мира. В феноменологичес­кой трактовке значение выводится целиком из сознания субъекта.

Социальная реальность, возникающая в процессе коммуника­ции, состоит из объяснения и приписывания мотивов поведения участниками коммуникативного акта, т.е. то или иное представ­ление, понимание социальной реальности зависит в первую оче­редь от того, насколько пересекаются смысловые поля участни­ков взаимодействия.

Но от чего зависит «разночтение» одного и того же поступка, действия у разных людей? Почему они понимают действия одних и не понимают действия других? Почему люди вообще редко по­нимают друг друга? Феноменологи не дают ответа на этот вопрос, они лишь констатируют, что существуют некоторые параметры, лингвистические и нелингвистические, которые способствуют или препятствуют успешной коммуникации.

В рамках феноменологической концепции сложились две круп­ные школы — социология знания и этнометодология (последний термин сконструирован по аналогии с этнографическим термином этнонаука — зачаточные знания в примитивных обществах).

Что касается социологии знания, то она представлена П. Берге­ром (р. 1929) и Т. Лукманом (р. 1927), которые стремились обосно­вать необходимость «узаконения» символических универсалий об­щества, ибо внутренняя нестабильность человеческого организма требует «создания самим человеком устойчивой жизненной среды».

Г. Гарфинкель (р. 1917), будучи одним из самых ярких и после­довательных представителей этнометодологии, сформулировал ее программное положение: «Черты рациональности поведения дол­жны быть выявлены в самом поведении». В соответствии с этим основная задача социологии — выявление рациональности обы­денной жизни, которая противопоставляется научной рациональ­ности. По его мнению, нужно концентрировать внимание на ис­следовании единичных актов социального взаимодействия, отождествляя его с речевой коммуникацией.

Таким образом, современная зарубежная социология представ­лена различными направлениями. Здесь названы только самые крупные из них, которые в целом определяют лицо современной социологии. Не исключено появление новых теорий и концепций, усложнение концептуального аппарата социологии в целом. Бо­лее того, по мнению известного французского социолога А. Туре­на, в социологии в 1990-е годы в целом главный процесс состоял в изменении предмета исследования и исследовательских ориента­ции. Если в 1960-е годы вся проблематика сосредоточивалась вок­руг понятия социальной системы, то теперь она сосредоточивает­ся вокруг понятия действия и деятеля (актора). В историческом плане можно сказать, что Макс Вебер одержал победу над Эми­лем Дюркгеймом. Классический подход к социологии, в рамках которого она понимается как наука о социальных системах, почти исчез. Влияние наиболее мощных представителей этой тради­ции — Парсонса и Мертона — ослабло. Соответственно изменил­ся и категориальный аппарат: понятия социальных институтов, социализации, интеграции не являются более центральными социо­логическими понятиями. Гораздо большее значение приобретают понятие кризиса и близкие к нему категории — дезорганизация, насилие, беспорядок.

Сейчас большее значение имеют те направления в социологии, которые связаны с критикой функционализма. Эта критика нача­лась еще в рамках франкфуртской школы в Германии. В какой-то мере эту критику представлял и структурализм в философии и со­циологии, в том числе и марксистский структурализм 60—70-х го­дов XX века. Именно отсюда вышел Мишель Фуко, который является ныне одной из наиболее значительных фигур в социальной мысли и социологии. Основное содержание этого направления состоит в дискурсе власти. Главные категории и задачи связаны с выявлением содержания господствующей идеологии, радикализацией протеста, формированием социальных движений и движений протеста. При этом важно не выявление системных детерминант в их последовательности, а понимание того момента, что все транс­формации сконцентрированы в отношениях власти.

Все более популярным вариантом социологического мышления становится теория рационального выбора, которую предложил американский социолог Коулман. Понятие системы им также от­рицается. Главное внимание сосредоточивается на понятиях ре­сурсов и мобилизации. Это также характерно и для постмарксист­ского направления. .

В какой-то мере теории рационального выбора придерживает­ся и М. Крозье, развивающий рационалистические традиции. Он разрабатывает теорию социального деятеля в рамках организации и подчеркивает значение не столько идей, сколько различных стратегий при изучении процесса принятия решений и выявлении их эффективности. В этом же ключе работают социологи (Ж. Сапир и др.), которые увязывают этот круг понятий с экономичес­ким анализом.

Но особенно привлекательными становятся идеи человека как активного социального субъекта, под влиянием которого осуще­ствляются преобразования как в макро-, так и в микроэкономи­ческом плане. В этой связи приведем некоторые определения со­циологии.

«Социология — это научное изучение человеческого поведения и социального окружения человека, которое влияет на это поведе­ние» (Кр. Дуб). «Социология — это наука о методах исследования человеческого поведения» (Ст. Мур, Б. Хендри). «Социология — это систематическое изучение общества и социальной активности человеческого бытия. В качестве специфической дисциплины ее дополнительно рассматривают в виде знания о том, как реальный человек думает и действует в облике социального творца» (Дж. Мейсионис).

Таким образом, несмотря на существование множества концеп­ций, лицо социологии конца XX века во все большей мере опреде­ляют теории, которые восходят к человеку, его роли и активности в современном мире.

4. Социология в России в XIX — начале XX века

Социологическая мысль России начала складываться в рамках других социальных наук, и долгое время ее было трудно вычле­нить из них, не говоря о том, чтобы ее представить в качестве са­мостоятельной дисциплины.

Если исходить из того, что предметом социологии является гражданское общество, то эти идеи в той или иной мере нашли отражение в работах предшественников отечественной социоло­гии — ярких представителей социальной мысли — П.Я. Чаадаева, В.Г. Белинского, А.И. Герцена, Н.А. Добролюбова, М.А. Бакуни­на и др. Их основные выводы в той или иной мере питались идея­ми, рожденными Великой французской революцией и развитыми ее идеологами и последователями, суть которых заключалась в со­зидательной, преобразующей социальной силе человека, создан­ных им коллективов и сообществ. И хотя эти мыслители не созда­ли логически завершенной концепции, однако именно их выводы и умозаключения об обществе, в котором каждый человек может (и должен) стать активной творческой силой, представляют зна­чительный, новаторский для своего времени интерес.

Собственно социологические школы в России развивались в рамках нескольких направлений.

Одно из них — географическое — было наиболее ярко пред­ставлено Л.И. Мечниковым (1838—1888), который в своей основ­ной работе «Цивилизация и великие исторические реки. Геог­рафическая теория развития современных обществ» объяснил неравномерность общественного развития под влиянием геогра­фических условий, главным образом водных ресурсов и путей со­общения. Именно эти факторы, по его мнению, и определяют ос­новную тенденцию развития человечества — от деспотии к свободе, от примитивных форм организации жизни к экономичес­ким и социальным достижениям, покоящимся на кооперативных формах хозяйствования.

Другой социогеограф А.П. Щапов (1831—1876) активно раз­вивал земско-общинную, федеративную теорию русской истории, обосновывал естественно-психологические и социально-террито­риальные особенности жизни русского народа.

Второе направление — органическая школа — представлена Е.В. де Роберта (1843—1915), А.И. Строниным (1827—1889), П.Ф. Лилиенфельдом (1829—1903), Я.А. Новиковым (1830—1912). В основе теории де Роберти лежало понятие «надорганическое», которое

проходит в своем развитии две стадии: простых психофизических отношений, представляющих собой исходный пункт социальности и психологических взаимодействий, которые подразделяются на че­тыре большие группы — науку, философию (или религию), искусст­во и практическую деятельность, под которой и понимается поведе­ние людей в технике, экономике, праве и политике.

Заметное, важнейшее место в социологической мысли принад­лежит социолого-юридическому направлению — ученым, работа­ющим в области права и социологии, — Н.М. Коркунову (1853— 1904), Л.И. Петражицкому (1867—1931), П.И. Новгородцеву (1866—1924), Б.А. Кистяковскому (1868—1920), Б.Н. Чичерину (1828—1904), которых интересовало взаимодействие социальных, физиологических и биологических причин в праве. Петражицкий выступал против традиционных подходов в учении о государстве, праве и морали в обществе, уделив пристальное внимание юриди­ческим и политическим институтам. Заслуги социологов-юристов, особенно Новгородцева, состояли также в том, что они много пи­сали о правосознании, о его роли в регулировании жизни обще­ства, о нормативном и асоциальном поведении.

Марксистская школа в социологии была представлена М.И. Туган-Барановским (1865—1919), А.А. Богдановым (1873—1928), Г.В. Плехановым (1856—1918), В.И. Лениным (1870—1924) и отчас­ти, до определенного времени П.Б. Струве (1870—1944), С.Н. Булга­ковым (1871—1944) и Н.А. Бердяевым (1874—1948), которые, хотя каждый по-своему, развивали свои представления о материалис­тическом понимании истории. Так, Богданов, говоря о самостоя­тельности социологии как науки, активно отстаивал ее тесную и близкую связь с одной из наук о природе — биологией. Он мно­го времени посвятил разработке теорий социальной адаптации (адаптации к знанию и адаптации к идеологии) и социальной ре­волюции. Уже после революции он опубликовал свою работу «Тектология», в которой разработал организационные основы любой социальной системы, любой социальной организации.

Практически все социологи России в XIX — на­чале XX века в прямой или косвенной форме выходили на проб­лемы человека, индивида как социального существа, считая его сознание и поведение основным критерием общественного про­гресса, а в ряде случаев рассматривая этот феномен в качестве од­ного из основных составляющих компонентов, являющихся объек­том социологического изучения. Именно гуманистическая направленность, человеческое измерение общественной науки яв­ляется важнейшей характеристикой состояния и развития отече­ственной социологии в этот период времени. Именно этот аспект и использует автор в своей концепции социологии жизни, которая в развернутом виде учитывает состояние и тенденции развития об­щественного сознания и поведения в тесной связи с объективными условиями существования людей.

5. Советская и российская социология

Первое десятилетие советской власти в целом характеризова­лось продолжением тех традиций социологической мысли, кото­рые сложились на предшествующем этапе развития, с той лишь поправкой, что марксистская школа стала постепенно претендо­вать на ведущую роль. Под влиянием Н.И. Бухарина (1888—1938) исторический материализм стал отождествляться с социологией. И хотя Бухарин впоследствии был репрессирован, эта точка зре­ния восторжествовала до такой степени, что исторический мате­риализм вообще вытеснил социологию, превратив этот термин на долгие годы в нежелательное, запрещенное слово.

Социология получила поддержку в известной степени и пото­му, что это была официальная позиция, выраженная В.И. Ле­ниным в его проекте развития Социалистической академии, в ко­тором он ставил вопрос о развитии социальных исследований. Были созданы институты, занимающиеся различной социологи­ческой проблематикой. Директором одного из них стал К.М. Тахтарев (1871—1925).

В 1920-е годы серьезное развитие получили отдельные отрасли социологического знания. В области социологии экономики и тру­да плодотворно работали С.Г. Струмилин, А.К. Гастев, П.М. Кер­женцев. В этот период были широко известны исследования Е.О. Кабо, Б.Б. Когана и М.С. Лебединского по изучению быта рабочих, А.И. Колодной по проблемам молодежи, А.Б. Гайстера, П.А. Анисимова по сельским вопросам, И.А. Загорской и А.В. Трояновского по социологии культуры, Л. Паперного и Б. Смулевича по социологии города, Е.Н. Анциферова по социологии искусства.

Справедливости ради следует сказать, что социология в этот период была представлена не только марксистами; труды П.А. Со­рокина, В.А. Чаянова, Н.Д. Кондратьева, Н.И. Кареева, С.Н. Бул­гакова, А.С. Звоницкой, В.М. Хвостова и др. развивали социоло­гию в других ракурсах и на других основах, что, будучи глубоко обоснованным, послужило базой для становления принципиаль­но новых подходов в этой науке.

В эти годы проводились крупные социально-экономические, этнографические и социально-психологические исследования, сре­ди которых особо хотелось бы отметить комплексный труд акаде­мика В.Н. Большакова «Деревня (1917—1927 гг.)», в котором дана живая и весьма противоречивая картина происходящего в советс­кой деревне.

С конца 1920-х годов наступил перерыв в развитии социологи­ческой мысли. До конца 1950-х годов социологию игнорировали и причисляли к «буржуазным» наукам, к ложным теориям, якобы уводящим от достоверного знания. В этой связи интересно отме­тить, что преследованию подверглись не только точные и естест­венные науки — кибернетика и генетика. Социологии же нанесли сокрушительный удар почти на два десятка лет раньше, на грани 20-х—30-х годов XX века.

Справедливости ради (это отмечено в исследованиях Г.С. Батыгина) следует сказать, что слово «социология» не было полнос­тью запрещено. В работах и выступлениях академика Г.Ф. Алек­сандрова можно встретить его неоднократно. Это объясняется при­надлежностью академика к высшей иерархии советско-партийной элиты и возможностью высказываться более свободно по этому вопросу, хотя это (и другое) кончилось для него плачевно. Конк­ретные методы изучения действительности были запрещены, ибо данные этих исследований «портили» или «могли портить» карти­ну официальной идеологии, а приравнивание социологии к исто­рическому материализму позволяло произвольно трактовать яко­бы на научном уровне некоторые социальные проблемы развития общества.

Начиная с конца 1950-х годов социология стала возрождаться, хотя этот процесс происходил не без серьезных изъянов и издер­жек. Крепло убеждение в необходимости организации социологи­ческих исследований, первые шаги сделало социологическое об­разование. Все большее признание получали методы социологии в экономике, политике, в исторических и правовых науках, в язы­кознании, искусствоведении, литературе.

В конце 1950-х годов была создана Советская социологическая ассоциация и некоторое время спустя первое социологическое под­разделение в рамках Института философии — сектор труда и быта рабочего класса.

Однако официальное признание социологии в конце 1950-х го­дов не сразу прояснило суть дела. Хотя были предприняты раз­личные попытки определить специфику и место социологии в сис­теме общественных наук, в конечном счете ей отказывали в суверенности, в относительной независимости, т.е. в том, что при­суще любой науке об обществе.

Но не прекращалась интенсивная разработка теоретических и методических проблем социологии. Особенно плодотворны были результаты в разработке методологических и методических основ со­циологии. Уже в конце 1960-х — начале 1970-х годов появились ра­боты Г.М. Андреевой, А.Г. Здравомыслова, Ю.А. Левады, Г.В. Осипова, В.А. Ядова, посвященные программе, инструментарию, процедуре и организации социологического исследования. На ос­нове или в связи с ними возникли многочисленные интерпретации исходных документов для подготовки и проведения научных исследований. Часть из них (например, «Человек и его работа», «Рабочая книга социолога») была рассчитана на высокопрофес­сиональное изучение объективной реальности с помощью социо­логических методов. Другая часть адаптировала эти документы к решению экономических, политических и культурных задач. Тре­тьи носили сугубо утилитарный, прикладной характер и были на­целены в основном на решение неотложных производственных или учебных проблем. В целом эти издания частично удовлетво­ряли «голод» в литературе, давали возможность повысить квали­фикацию, лучше ориентироваться при подготовке и проведении конкретного исследования.

Одновременно шел трудный и сложный поиск ответов на фун­даментальные вопросы социологической науки, ее связи с други­ми научными дисциплинами. При всей спорности обсуждаемых идей социология открывала новые грани предмета, объекта и нап­равлений исследования. Постепенно начали складываться и формироваться специалисты как по теоретическим и методологи­ческим проблемам социологии, так и по отдельным отраслям со­циологического знания. С конца 1960-х до начала 1980-х годов значительный вклад в исследование по самым различным вопросам социологии был внесен. Что касается теоретических проблем, то публикации этого периода свидетельствуют о том, с каким тру­дом отпочковывалась социология от исторического материализ­ма, что нашло отражение в исследованиях В.П. Давыдюка, В.Я. Елъмеева, А.К. Уледова, Д.И. Чеснокова.

Истории зарубежной и отечественной социологии посвятили свои работы И.И. Антонович, Г.К. Ашин, Д.М. Гвишиани, З.Т. Голенкова, И.А. Голосенко, Ю.Н. Давыдов, В.И. Добреньков, Ю.А. Замошкин, Л.Г. Ионин, В.П. Култыгин, Л.Н. Москвичев, С.И. По­пов, А.В. Шестопал, Б.А. Чагин, С.И. Эпштейн и др. В них дан анализ как общих, так и конкретных проблем развития социоло­гических теорий. Несмотря на специфику ряда публикаций, обус­ловленную обстоятельствами времени, они содержат в себе инфор­мацию, которая вполне может быть использована и в современных условиях.

Большую роль сыграли научные публикации, посвященные ме­тодам социологического исследования, а также сбору, обработке, хранению и использованию социологической информации. Рабо­ты В.Г. Андриенкова, Э.П. Андреева, Ф.М. Бородкина, Г.Г. Татаровой, Г.И. Саганенко, В.Ф. Устинова и других пропагандировали и разъясняли те принципы, на основе которых союз социолога и математика серьезно обогащает социологическую науку, повыша­ет качество и надежность ее результатов. Особая ценность этого союза проявилась в создании банков социологической информа­ции, ибо это ознаменовало переход социологии от описательных методов к широкому внедрению сравнительных (повторных, па­нельных и т.п.) исследований. Банк социологической информации позволяет совершенствовать методику и организацию социологи­ческих исследований, выявлять пробелы в получаемой информа­ции, корректировать и на новых основах группировать данные. И что особенно важно, такой способ хранения и использования ин­формации обогащает и дополняет систему государственной и меж­дународной статистики.

Несомненно, при всех издержках развития социологической науки этот этап подготовил новое видение проблем этой отрасли знания, что нашло отражение в работе социологов в конце 1980-х — начале 1990-х годов, направленных на поиск альтернатив разви­тия в нашей стране.

Именно в этот период появились и окрепли организационно и содержательно новые направления исследований в социологичес­кой науке: социального механизма рыночных преобразований (Т.И. Заславская, В.В. Радаев, Г.Н. Соколова, В.Э. Бойков), поли­тической социологии (А.В. Дмитриев, В.Г. Комаровский), элиты (К.И. Микульский, О.М. Крыштановская, Л.В. Бабаева, Е.В. Охотский, А.В. Понеделков), управленческого и организационного кон­сультирования и социальных технологий (Ю.Д. Красовский, Вал.Н. Иванов, А.И. Кравченко, А.И. Пригожий, В.В. Щербина).

Таким образом, становление социологии как науки в нашей стране прошло сложный путь.

Социологическое знание стремится вобрать в себя все лучшее, что имеется в трудах предшествующих поколений социальных мыслителей. На каждом этапе исторических преобразований социо­логия открывает пути для новых направлений, которые определя­ют ее движение вперед. Среди проблем, ставших ведущими для со­циологии, на современном этапе развития являются: социальное положение человека в обществе и группе, социальная структура, участие в управлении, «человеческие отношения», общественное мнение, социокультурные и межнациональные процессы, экологи­ческие проблемы, межличностное общение и другие вопросы, свя­занные с конкретной исторической и социально-экономической ситуацией в условиях перехода страны к рыночным отношениям. Однако предстоит еще многое сделать как для создания соответ­ствующих учебных пособий, так и для изложения действительной теории развития социологической мысли, свободной от предубеж­дений, идеологических штампов и просто нелепостей, накопивших­ся за долгие годы пренебрежения этим направлением в науке.

Заключение

Социология — это не только тео­рия, но и методология, т.е. такой уровень теоретического знания, который интерпретирован на языке социологии, позволяющем оперировать информацией, переложенной на язык индикаторов и показателей. Например, сознание может быть представлено через набор таких компонентов, как знание, оценка, настроение, моти­вы, ценности, установки, ориентации и т.п. Именно оперирование этими конкретными показателями позволяет наполнить «кровью» и «плотью» некоторые понятия, которые на уровне социальной философии или социальной психологии не требуют такой детали­зации и конкретизации.

Помимо методологии для социологии очень важна методика познания социальной реальности. И не только потому, что она этим серьезно отличается от других наук, а потому, что она пред­полагает использование статистико-математического аппарата, многообразных специфических методов познания. Строго говоря, социология имеет дело не с самой реальностью, а с восприятием этой реальности отдельными индивидами, социальными группа­ми и слоями. Для этого она выработала систему конкретных прие­мов и инструментов, с помощью которых производится съем ин­формации с последующей его интерпретацией.

Далее, социология как наука должна ответить на вопрос о сво­их исходных началах. Автор не разделяет позицию своих коллег, которые историю социологии начинают с древнейших времен, с Древней Греции или Древнего Востока, а некоторые даже с мифо­логии. При таком подходе допускается путаница, когда социаль­ное отождествляется с общественным. Если придерживаться этой логики, то зачатки социологии следует искать уже в пещерах пер­вобытного человека.

Между тем социология отражает качественный этап в истории человечества, когда общество предстало перед нами в человечес­ком измерении, когда не просто люди, а каждый человек стано­вился субъектом исторического процесса, чему положили начало великие буржуазные революции. Именно с этого периода начина­ется новое осмысление роли человека, всех без исключения людей во всех ипостасях их сознания и поведения и превращение их в ак­тивных участников экономических, социальных, политических и культурных изменений. Конечно, этот процесс происходил посте­пенно, с трудом, со срывами и отступлениями, но несомненно, что человеческое измерение общества пробивало себе путь и затем нашло отражение в научной мысли. Конечно, этот этап в разви­тии социальной мысли не мог начаться вдруг, с открытого лис­та — предпосылки иного подхода к человеку и обществу созрева­ли исподволь. Но этим предпосылкам надо отвести подобающее место, а не делать пещерных людей представителями социологии в период охоты на мамонтов или сбора урожая с ветвей дикорас­тущих плодовых деревьев.

Социология как наука призвана оперировать не умозрительными схемами, а реальными проявлениями жизни, что прежде всего находит отражение в состоянии общественного со­знания, в различных формах и видах деятельности, в возможнос­тях их проявления в конкретно-исторических условиях. Это созна­ние и поведение не отдельного индивида, а социальных общностей и групп, сознание и поведение которых приобретают социальные характеристики, имеют общественное значение, образуют устой­чивые социальные процессы и явления. Именно убежденность в том, что в основе социологии должен лежать реальный анализ со­знания и поведения людей и их зависимости от объективных усло­вий, образует то направление, которое автор называет социологи­ей жизни.

Список литературы

  1. Зборовский Г. Е.. Орлов Г. Г. Введение в социологию. Урал. ун-т, 1992.
  2. Осипов Г. В. Социол огия. М., 1990. Основы социологии. Под общей редакцией А. Эфендиева. М., 1993.
  3. Основы прикладной социологии. Т. I—II / Под ред. Шереги Ф.Э., Горшкова М.К. М., 1995.
  4. Рабочая книга социолога / Под ред. Г.В. Ocunoea. M., 1983.
  5. Сорокин П: А.- Человек, цивилизация, общество. М., 1992.
  6. Фролов С.С. Социология: Учебник для высших учебных заведений. М: Логос, 1998.
Оценить/Добавить комментарий
Имя
Оценка
Комментарии:
Где скачать еще рефератов? Здесь: letsdoit777.blogspot.com
Евгений07:02:28 19 марта 2016
Кто еще хочет зарабатывать от 9000 рублей в день "Чистых Денег"? Узнайте как: business1777.blogspot.com ! Cпециально для студентов!
13:34:42 25 ноября 2015

Работы, похожие на Курсовая работа: Возникновение социологии

Назад
Меню
Главная
Рефераты
Благодарности
Опрос
Станете ли вы заказывать работу за деньги, если не найдете ее в Интернете?

Да, в любом случае.
Да, но только в случае крайней необходимости.
Возможно, в зависимости от цены.
Нет, напишу его сам.
Нет, забью.



Результаты(149898)
Комментарии (1829)
Copyright © 2005-2016 BestReferat.ru bestreferat@mail.ru       реклама на сайте

Рейтинг@Mail.ru