Банк рефератов содержит более 364 тысяч рефератов, курсовых и дипломных работ, шпаргалок и докладов по различным дисциплинам: истории, психологии, экономике, менеджменту, философии, праву, экологии. А также изложения, сочинения по литературе, отчеты по практике, топики по английскому.
Полнотекстовый поиск
Всего работ:
364150
Теги названий
Разделы
Авиация и космонавтика (304)
Административное право (123)
Арбитражный процесс (23)
Архитектура (113)
Астрология (4)
Астрономия (4814)
Банковское дело (5227)
Безопасность жизнедеятельности (2616)
Биографии (3423)
Биология (4214)
Биология и химия (1518)
Биржевое дело (68)
Ботаника и сельское хоз-во (2836)
Бухгалтерский учет и аудит (8269)
Валютные отношения (50)
Ветеринария (50)
Военная кафедра (762)
ГДЗ (2)
География (5275)
Геодезия (30)
Геология (1222)
Геополитика (43)
Государство и право (20403)
Гражданское право и процесс (465)
Делопроизводство (19)
Деньги и кредит (108)
ЕГЭ (173)
Естествознание (96)
Журналистика (899)
ЗНО (54)
Зоология (34)
Издательское дело и полиграфия (476)
Инвестиции (106)
Иностранный язык (62792)
Информатика (3562)
Информатика, программирование (6444)
Исторические личности (2165)
История (21320)
История техники (766)
Кибернетика (64)
Коммуникации и связь (3145)
Компьютерные науки (60)
Косметология (17)
Краеведение и этнография (588)
Краткое содержание произведений (1000)
Криминалистика (106)
Криминология (48)
Криптология (3)
Кулинария (1167)
Культура и искусство (8485)
Культурология (537)
Литература : зарубежная (2044)
Литература и русский язык (11657)
Логика (532)
Логистика (21)
Маркетинг (7985)
Математика (3721)
Медицина, здоровье (10549)
Медицинские науки (88)
Международное публичное право (58)
Международное частное право (36)
Международные отношения (2257)
Менеджмент (12491)
Металлургия (91)
Москвоведение (797)
Музыка (1338)
Муниципальное право (24)
Налоги, налогообложение (214)
Наука и техника (1141)
Начертательная геометрия (3)
Оккультизм и уфология (8)
Остальные рефераты (21697)
Педагогика (7850)
Политология (3801)
Право (682)
Право, юриспруденция (2881)
Предпринимательство (475)
Прикладные науки (1)
Промышленность, производство (7100)
Психология (8694)
психология, педагогика (4121)
Радиоэлектроника (443)
Реклама (952)
Религия и мифология (2967)
Риторика (23)
Сексология (748)
Социология (4876)
Статистика (95)
Страхование (107)
Строительные науки (7)
Строительство (2004)
Схемотехника (15)
Таможенная система (663)
Теория государства и права (240)
Теория организации (39)
Теплотехника (25)
Технология (624)
Товароведение (16)
Транспорт (2652)
Трудовое право (136)
Туризм (90)
Уголовное право и процесс (406)
Управление (95)
Управленческие науки (24)
Физика (3463)
Физкультура и спорт (4482)
Философия (7216)
Финансовые науки (4592)
Финансы (5386)
Фотография (3)
Химия (2244)
Хозяйственное право (23)
Цифровые устройства (29)
Экологическое право (35)
Экология (4517)
Экономика (20645)
Экономико-математическое моделирование (666)
Экономическая география (119)
Экономическая теория (2573)
Этика (889)
Юриспруденция (288)
Языковедение (148)
Языкознание, филология (1140)

Дипломная работа: Уголовная ответственность за бандитизм

Название: Уголовная ответственность за бандитизм
Раздел: Рефераты по юридическим наукам
Тип: дипломная работа Добавлен 13:36:03 14 сентября 2010 Похожие работы
Просмотров: 997 Комментариев: 2 Оценило: 0 человек Средний балл: 0 Оценка: неизвестно     Скачать

Дипломная работа По уголовному праву (особенная часть)

Бакинский Государственный Университет

Баку – 2009

Введение

Высокая эффективность вооружённых посягательств, большое число жертв, успешное сопротивление сотрудникам правоохранительных органов выделяют вооружённую преступность из массы остальных насильственных деликтов. Вооруженная преступность оказывает определенное влияние на состояние правопорядка в стране, моральный климат в обществе, настроение граждан и их готовность противостоять нарушителям закона. Применительно к теме настоящей дипломной работы вооружённая преступность представляет интерес в связи с тем, что современный бандитизм является её важным элементом.

Давно доказано, что уровень преступности зависит от общего состояния государства. Сложности во время перехода нашего государства к рыночной экономике обусловили резкое возрастание уровня преступности и скачок бандитизма.

Его возрастающие масштабы представляют реальную угрозу безопасности государства и общества, поскольку он усиливает свои позиции, монополизируя многие виды противоправной деятельности, активно внедряется в легальную экономику, а в последнее время проявляет очевидное стремление проникнуть во властные структуры.

Криминологическая обстановка последних лет характеризуется не только ростом и изменением структуры преступности, но и усилением ее организованности. В условиях политических и экономических преобразований государства в Азербайджанской Республике в общей структуре преступности значительно активизировался такой вид преступности, как бандитизм.

Бандитизм занимает достаточно устойчивое место и имеет тенденцию роста, что вызывает повышенный интерес к практике применения ст.217 Уголовного кодекса Азербайджанской Республики. Доля преступлений, совершаемых бандами значительно возросла и составляет 9,8%. Это свидетельствует о наличии в республике условий для существования бандитских групп. Общественная опасность бандитизма характеризуется тем, что данные группы оснащены современным транспортом и вооружены.

Высокая степень его общественной опасности обусловлена целым рядом факторов:

эта форма преступной деятельности изначально ориентирована на применение насилия, которое в последние годы все чаще становится универсальным инструментом совершения самых различных по своему характеру преступлений: терроризма, захвата заложников, разбойных нападений, вымогательства и т.д. Это обстоятельство усугубляется еще и тем, что бандитизм, по самой своей природе. Предполагает вооруженной нападение, что делает насилие более жестким и чреватым более тяжкими последствиями.

при бандитизме причиняется или создаётся реальная угроза причинения вреда различным группам общественных отношений: общественной безопасности, интересам личности, собственности и другим.

бандитизм представляет собой групповую преступную деятельность, что означает, с одной стороны, усиление дальнейшей криминализации общества и с другой – увеличение степени общественной опасности совершаемых преступлений.

создание банды, равно как и участие в ней, предполагает, как правило, совершение не одного, а многих преступлений, т.е. длительную преступную деятельности.

бандитизм характеризуется явно неблагоприятными тенденциями его развития.[1]

Существенным фактором, свидетельствующим о повышенной общественной опасности бандитизма, является то, что он тесно смыкается с такими преступлениями, как терроризм, организация незаконных вооруженных формирований, захват заложников и похищение человека, а также с некоторыми другими деяниями, посягающими на конституционный строй и государственную безопасность.

Необходимо отметить, что он сопряжен с вооруженными нападениями на граждан и организации. А граждане особенно уязвимы, т.к. под угрозу ставится не только их собственность, но и жизнь. Так, в 78% случаев бандитские нападения заканчивались убийством потерпевших. На счету отдельных банд их в среднем от пяти и более.

Актуальность разработки данной темы объясняется, прежде всего тем, что не всегда правильно понимаются такие признаки состава бандитизма, как организация банды и руководство ею, участие в банде и в совершаемых нападениях. Недостаточно полно выясняется, какие именно действия совершил каждый участник банды, не устанавливаются лица, способствующие бандитской деятельности.

В практической деятельности органов внутренних дел изредка допускаются ошибки как в ограничении рассматриваемого деяния от других, внешне схожих преступлений, так и в квалификации совершаемых бандой нападений по совокупности с иными деяниями, поскольку не всегда преступления, в которых приняла участие банда, охватываются составом бандитизма.

Указанные обстоятельства предопределили мой выбор темы настоящей выпускной работы и обусловили ее актуальность.

Бандитизм – преступление против общественной безопасности, т.е. деяние, признанное уголовным законом грубо нарушающим нормальные условия повседневной жизни и деятельности людей. Это преступление причиняет или может причинить существенный вред личным, общественным, и государственным интересам, здоровью, телесной неприкосновенности и достоинству граждан[2] .

Банда, будучи преступной организацией, характеризуется устойчивостью и вооруженностью. Об устойчивости свидетельствуют стабильность ее состава и структуры, преступная деятельность банды осуществляется преимущественно однотипными средствами и методами. Вооруженность характеризуется наличием оружия хотя бы у одного члена банды.

Бандитизм по своему содержанию представляет корыстно-насильственное преступление. Его преимущественными целями служат завладение чужим имуществом, ценностями, деньгами путем насилия или реальной угрозы его немедленного применения. Однако бандитские нападения могут преследовать и цели неимущественного характера, связанные с интересами членов банды.

В Уголовном Кодексе Азербайджанской Республики ответственность за бандитизм предусмотрена в ст.217, состоящей из двух частей:

В 217.1 предусматривается ответственность за создание устойчивой вооруженной группы (банды) в целях нападения на граждан или организации, а равно руководство такой группой (бандой).

В 217.2 предусматривается ответственность за участие в устойчивой вооруженной группе (банде) или в совершаемых ею нападениях.

Цель выпускной работы – изучение бандитизма и его отличий от смежных составов преступлений. Исходя из поставленной цели решу следующие задачи:

- исследовать понятие и сущность бандитизма.

- раскрыть основные вопросы исторического развития уголовной ответственности за бандитизм.

- выявить причины и условия бандитизма.

- уголовно-правовой анализ состава бандитизма действующего уголовного законодательства Азербайджанской Республики.

- рассмотреть проблемы отграничения бандитизма от смежных составов преступлений.

В ходе написания выпускной работы я проанализировала нормативно-правовые акты и иные источники, в том числе монографии известных ученых: Т.Д.Устиновой, Ю.Б.Мельниковой, В.С.Комиссарова, В.М.Быкова, В.П.Емельянова, Р.Р.Галиакбарова и других.

ГЛАВА I. ИСТОРИЯ РАЗВИТИЯ УГОЛОВНОГО

ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВА О БАНДИТИЗМЕ

В истории уголовного законодательства бандитизм рассматривался кк государственное преступление, т.е. одно из особо опасных преступлений, посягающих на основы государственного управления в области охраны общественной безопасности и правопорядка.

Уголовная ответственность за бандитизм в советском законодательстве впервые была введена Уголовным кодексом АзССР 1922 года. В нем законодатель рассматривает бандитизм как деяние против государства и относит его к государственным преступлениям.

Статья 76 УК АзССР определяет бандитизм как «организацию и участие в бандах (вооруженных шайках) и организуемых бандами разбойных нападениях и ограблениях, налетах на советские и частные учреждения и отдельных граждан, остановки поездов и разрушения железнодорожных путей, безразлично, сопровождались ли эти нападения убийствами и ограблениями или не сопровождались».

Статья 76 УК определяла бандитизм по его конкретным признакам и по санкции как одно из самых серьезных посягательств на авторитет и силу власти, как один из самых серьезных посягательств на авторитет и силу власти. Как один из видов наиболее опасных противодействий нормальной деятельности власти. Наказание за перечисленные в ст.76 УК действия устанавливалось в виде высшей меры наказания и конфискации всего имущества. Снижение наказания допускалось на срок не ниже 5 лет лишения свободы со строгой изоляцией и конфискацией имущества только при наличии смягчающих обстоятельств. Пособничество бандам и укрывательство банд и отдельных их участников, а равно сокрытие добытого и следов преступления карались теми же наказаниями, что и за бандитизм, с возможностью снижения наказания на срок не менее трёх лет со строгой изоляцией и конфискацией имущества.

Из приведенного определения бандитизма, данного УК АзССР 1992 года видно, что в его понятие включались не только нападение, совершаемое вооруженной бандой, но также организация и участие в банде. Широкое толкование форм нападения – ограбление, налеты на советские учреждения и отдельных граждан, остановка поездов и разрушение железнодорожных путей, разбойные нападения – допускало применение максимального наказания вплоть до расстрела, за преступные деяния, направленные против новой власти. Я указываю на это обстоятельство не потому, что разделяю мнение других авторов в отношении данной особенности трактовки понятия бандитизма, а чтобы акцентировать внимание на политической окраске формулировки бандитизма в УК АзССР 1922 года. Законодатель того времени придал политический характер бандитизму не только тем, что отнес его к числу государственных преступлений, но и самим определением бандитизма.

Термин «банда» трижды упоминается в УК 1922 года, но четкое определение банды не дается. В ст.76 законодатель приравнивает банды к «вооруженным шайкам».

Семантика и этимология слов «банда», «бандит» исходят из итальянского, французского и немецкого языков. По словарю В.Даля «банда» – это толпа, шайка, братство или союз в дурном значении; «бандит» – вор, дерзкий мошенник, разбойник.

В юридической литературе начала 20-х годов не проводилось различия в терминологии между шайкой и бандой. Стоит отметить, что в русском языке слова «шайка» и «банда» рассматриваются как синонимы, и отмечается, что это – «группа людей, объединившихся для разбоя, преступной деятельности. Слово банда обычно употребляется по отношению к вооруженной шайке.

Законодатель XIX – начала XX веков оперировал понятием «шайка», раскрывая при этом его содержание. Теоретики, в частности А.С.Ширяев, Н.С.Таганцев, выделяли также признаки шайки того времени, как а) постоянный характер сообщества; б) стремление его членов заниматься преступной деятельностью как ремеслом; в) неопределенность преступлений. Которые намеревались совершить члены шайки. Н.С.Таганцев так определил понятие шацки: «шайкой признается соглашение нескольких лиц на совершение нескольких определенных или неопределенных, однородных, разнородных преступных деяний. Существо шайки заключается в постоянном характере сообщества, в обращении членами шайки преступной деятельности в ремесло».

Банда понималась как длительное и систематическое соучастие наскольких лиц в совершении преступлений, как «организационно-спаянный коллектив, подчиняющийся некоторому внутреннему регламенту», целью которого является совершение преступлений. Из этого следует, где нет организационной структуры, а только соучастие нескольких лиц, необходимо говорить не о бандитизме, а о совершении других преступлений, как грабеж или разбой. [3]

Тем не менее, бандой считается не просто организационно сплоченный коллектив, созданный для совершения одного даже и особо тяжкого преступления. В данном случае недостаточно учитывалась бы общественная опасность банды, именно в качестве группы лиц. Занимающаяся бандитизмом в качестве своей постоянной профессиональной деятельности. Поэтому не являлось решающим признаком для признания банды количество совершенных нападений, но в основе банды должно быть объединение лиц, согласившихся неоднократно совершать преступления, иначе была бы группа лиц по предварительному сговору.

Организация банд в организуемых бандами нападениях и участие в бандах – три вида действий, которые охватывались ст. 76 УК АзССР. Каждого из них достаточно для привлечения к уголовной ответственноси за бандитизм: 1) Лицо может являться организатором банды, даже не входя в состав банды, и не участвуя в ее нападениях; 2) Лицо может входить в состав банды, не являясь организатором банды, и не участвуя в нападениях, совераемых бандой; 3) Лицо может не являться организатором или участником (постоянным членом) банды, принимать участие в организуемых ею нападениях. В первых двух случаях возможна ответственность даже если организовавшаяся банда и не совершила конкретных нападений, в третьем случае, напротив, необходимо, чтобы имело место конкретное нападение банды.

Ст. 76 УК 1922 года устанавливала весьма широкий круг действий, образующий состав преступления бандитизма. Закон говорит о «разбойных нападениях, ограблениях и налетах на советские и частные учреждения и отдельных граждан, остановке поездов и разрушение железнодорожных путей». Данная формулировка охватывала вероятно все возможные действия банды. Считалось, что банда в своих действиях не всегда должна преследовать корыстную цель. Бандитские нападения могли совершаться с целью противодействия новой власти, с целью устранения населения.[4]

Часть вторая ст.76 УК предусматривала ответственность за «пособничество бандитам и укрывательство банд и отдельных ее участников, а равно и сокрытие добытого и следов преступления». Здесь уголовный кодекс 1922 года предусматривал специальные виды ответственности за так называемую прикосновенность к бандам и бандитским нападениям. Данному виду ответственности подлежат любые лица, не исключая супругов и близких родственников участников банд.

Дальнейшим этапом развития законодательства об ответственности за бандитизм стало принятие Уголовного Кодекса АзССР 1927 года. В нем бандитизму была посвящена статья 79. Уголовный кодекс оставил норму о бандитизме без изменения. Произошли определенные изменения, которые затрагивали. Прежде всего, общую часть уголовного права, но нашли свое отражение и в статье, посвященной бандитизму. Так, в соответствии с принятым 31 октября 1924 года ЦИК СССР Основными началами уголовного законодательства Союза ССР и союзных республик уголовное право отказалось от понятия наказания, заменив его понятием мер социальной защиты, под которым понимались меры судебно-исправительного, медицинского и медико-педагогического характера. Это нововведение проявилось и в статье, предусматривающей уголовную ответственность за бандитизм. В дальнейшем теория и практика советсткого уголовного права признали ошибочность отказа от понятия наказания.

В УК АзССР 1927 года и в последующем уголовном законодательстве термин «шайка» больше не применяется, в юридической терминологии используется только слово «банда».

В УК АзССР 1927 года так определялся состав бандитизма: «Бандитизм, то есть организация вооруженных банд и участие в них и в организуемых ими нападениях на советские и частные учреждения или отдельных граждан, остановка поездов и разрушение железнодорожных путей и иных средств сообщения и связи». По сравнению с ранее действующей нормой были исключены «разбойные нападения, ограбления и налеты», как цели бандитских нападений, поскольку цели бандиты могут преследовать не только корыстные, но и иные (убийство, хулиганство и др.).

Нельзя не отметить тот факт, что в УК АзССР 1927 года статья о бандитизме помещена не в главу «Преступления против порядка управления», а в главу «Особо для Союза ССР опасные преступления против порядка управления». В связи с этим можно говорить о том, что государство признавало бандитизм одним из наиболее опасных преступлений.

Необходимо также упомянуть о том, что в ст.79 УК АзССР 1927 года уже не было второй части как ранее, которая предусматривала ответственность за пособничество бандитам и укрывательство банд и отдельных их участников. Теперь пособники и укрыватели отвечали как соучастники на общих основаниях, через соответствующую статью общей части Уголовного кодекса.

Уголовный кодекс 1960 года предусмотрел ответственность за бандитизм в ст.70. В этой норме бандитизм определялся как «организация банд с целью нападения на какое-либо предприятие, учреждение, организацию либо на отдельных лиц, а равно участие в таких бандах или в совершаемых ими нападениях».

Как и в ранее действовавших кодексах, в Уголовном кодексе 1960 года остались три способа совершения данного преступления, а именно это – организация вооруженных банд с целью нападения на государственные и общественные учреждения или предприятия либо на отдельных граждан, участие в банде, участие в совершаемых бандой нападениях.

Новая конструкция ст.70 УК стала более четкой в плане ограничения данного вида преступной деятельности от иных организованных форм. В ней четко оговаривалась цель, с которой создаётся вооруженная банда для совершения нападений, а не хулиганства или кражи.

В 1994 году в УК 1960 г были внесены изменения, которые затронули и статью 70. В результате изменений из диспозиции данной статьи было исключено слово «вооруженных».

17 июня 1960 года было принято постановление Пленума Верховного Суда СССР, в котором указывалось, что «банда представляет собой устойчивую вооруженную группу из двух и более лиц, предварительно сорганизовавшихся для нападений на государственные и общественные учреждения или предприятия либо на отдельных лиц».

Субъектом бандитизма могло быть лицо, достигшее шестнадцатилетнего возраста.

Из статьи о бандитизме в УК 1960 г. исчезли такие способы совершения данного преступления как «остановки поездов и разрушения железнодорожных путей и иных средств сообщения».

Закон того времени не дифференцировал ответственность членов банды в зависимости от их роли в совершенном преступлении. Все члены банды должны были отвечать за всю совокупность преступлений, совершенных бандой, осуществление которых входило в преступный план банды.

С течением времени по разному решался вопрос о соотношении бандитизма с другими общественно-опасными деяниями, например, убийством или хищениями.

Так, в постановлении Пленума Верховного Суда СССР от 25 октября 1959 года «О судебной практике по делам о бандитизме» было специально отмечено, что в случае совершения во время бандитского нападения убийства или грабежа, содеянное должно квалифицироваться только как бандитизм, без ссылки на соответствующие статьи, предусматривающие ответственность за преступления против личности и собственности, поскольку объективная сторона бандитизма охватывает, в частности, и совершение подобных преступлений.

История развития уголовного законодательства о бандитизме продолжилась в нынешнем УК АР 1999 года. Если в предыдущих трех кодексах бандитизм был предусмотрен в главе государственных преступлений, то в УК 1999 г. ответственность за бандитизм предусмотрена в разделе преступлений против общественной безопасности и общественного порядка, в главе преступлений против общественной безопасности. Это объясняется тем, что бандитизм претерпел значительную эволюцию в своем развитии, постепенно переродившись из контрреволюционного преступления, посягающего на основы государственного устройства в тяжкое, корыстно-насильственное преступление.

Сегодня бандитизм не посягает на основы государственного и общественного устройства, его устои, поэтому его нельзя назвать государственным преступлением.

Законодатель определил бандитизм в ст.217 УК 1999 г следующим образом:

217.1. Создание устойчивой вооруженной группы (банды) в целях нападения на организации или граждан, а равно руководство такой группой (бандой).

217.2. Участие в устойчивой вооруженной группе (банде) в совершаемых ею нападениях.

Из диспозиции статьи видно, что по УК 1999 г. ответственность за бандитизм составляют 4 действия:

1) создание банды; 2) руководство бандой; 3) участие в банде; 4) участие в совершаемых бандой нападениях.

Необходимо отметить такое новшество этой статьи как руководство бандой, которое представляет собой управление бандой и было введено только в УК АР 1999 г.

Другим новшеством ответственности за бандитизм в УК 1999 г. является то, что законодатель предусмотрел дифференцированную уголовную ответственность в зависимости от характера и степени участия каждого конкретного субъекта в преступной деятельности банды. Если ст.70 УК 1960 г. устанавливала равную ответственность, как организаторов, так и других участников банды, то в УК 1999 г. ответственность этих лиц строго разграничена и предусмотрена в разных частях ст.217.

Ст.217.1 устанавливает ответственность организаторов банды и ее руководителей. Наказание за эти действия – от 10 до 15 лет с конфискацией имущества или без таковой.

Рядовые члены банды, принимающие в ней участие или в совершаемых ею нападениях несут отвественность по ст.217.2. Наказание в отношении этих лиц несколько мягче – от 7 до 12 лет лишения свободы.

В результате исследования исторических корней законодательства о бандитизме стоит отметить основные выводы:

1) Существует необходимость продолжения формирования в стране надежной системы противодействия распространению преступности.

2) Как видно из характеристики исторического развития бандитизма, криминализация составляющих его деяний с самого начала образования советского государства и до наших дней объяснялось той высокой степенью общественной опасности, которая в нем заключалась. С затуханием классовой борьбы эти качества данного преступления вышли на первый план, однако, по традиции бандитизм оставался в главе о государственных преступлениях.

3) Глубокое изучение проблем организованности бандитизма позволили выявить и закрепить в науке уголовного права такие существенные признаки бандитизма как устойчивость, законспирированный характер этого вида деятельности, вовлечение в нее значительного числа лиц, в том числе использующих свое служебное положение, облегчающее совершение преступлений, тщательное планирование, наличие круга лиц, укрывающих банду и похищенное.

4) Бандитизм как общественно опасное деяние с начала ХХ века эволюционировал, в связи с чем изменялась и развивалась уголовно-правовая норма ответственности за бандитизм.

5) В историческом развитии бандитизма следует выделить три периода.

Первый период (20-50-е годы) – политический бандитизм. Для него характерна политическая направленность преступных действий бандитских групп. Политический бандитизм как криминологический феномен стал порождением враждебной по отношению к советской власти идеологии, что обусловило его масштабную криминальную активность.

Второй период (60-80-е годы) – традиционный уголовный бандитизм. Его насильственные действия по своему характеру выражались не в опозиционности к советскому строю, а в лично-корыстных общеуголовных мотивах.

Третий период (с начала 90-х годов по настоящее время) – современный бандитизм, представляющий собой качественно новый уровень деятельности вооруженных организованных преступных групп.

ГЛАВА II. УГОЛОВНО-ПРАВОВОЙ АНАЛИЗ СОСТАВА БАНДИТИЗМА

2.1. Объект

Под объектом преступления в уголовном праве понимается то, против чего направлено преступное деяние и чему причиняется или может быть причинен вред.

Статья 2 УК АР гласит: «Задачами Уголовного кодекса Азербайджанской Республики являются: обеспечение мира и безопасности человечества, охрана прав и свобод человека и гражданина, собственности, экономической деятельности, общественного порядка и общественной безопасности, окружающей среды, конституционного строя Азербайджанской Республики от преступных посягательств, а также предупреждение преступлений».

В данной норме в общем виде перечислены объекты, поставленные под охрану уголовного закона, иными словами, объекты преступлений. В числе этих объектов Уголовный кодекс называет и общественную безопасность, которая выступает в качестве родового объекта соответствующих преступлений, объединенных в главе 25 УК, где помещена норма об ответственности за бандитизм.

Согласно Постановлению Пленума Верховного Суда Азербайджанской Республики от 7 июня 1996 года «О практике применения судами законодательства об ответственности за бандитизм» бандитизм представляет собой тяжкое преступление, посягающее на неприкосновенность личности, собственности, а равно на нормальное функционирование государственных, общественных и частных структур.

Родовым и видовым объектом бандитизма является общественная безопасность.[5]

Бандитизм опасен тем, что участники преступной группировки вооружены и в любой момент могут применить имеющееся у них оружие. Тем самым они ставят под угрозу жизнь неопределенного числа людей, если к тому же еще и учесть, что большинство таких группировок имеют в своем арсенале не только обычное оружие, но и взрывные устройства, гранаты, мины. Совершая нападения на предприятия, учреждения и организации, в которых, по расчету группировки, нет людей, ее участники в силу своей вооруженности готовы применить оружие к любому оказавшемуся там человеку. Этим бандитизм представляет опасность для всего общества в целом. Таким образом, непосредственным объектом рассматриваемого преступления являются общественные отношения, обеспечивающие общую безопасность граждан как членов общества.[6]

В юридической литературе имеются различные толкования понятий «безопасности» и «общественной безопасности». Так, В.С.Комиссаров определяет безопасность как состояние защищенности жизненно важных интересов личности, общества и государства от негативных последствий являений социального, природного или технического характера, а также поддержание уровня этой защищенности.[7] Г.В.Овчинникова под общественной безопасностью, как объектом преступлений, понимает систему «общественных отношений по поводу создания и поддержания безопасных условий жизнедеятельности общества, функционирования и развития его институтов». По мнению В.С.Егорова, общественная безопасность в узком смысле слова это «совокупность общественных отношений, обеспечивающих охрану и защиту основных наиболее важных общественных интересов – неприкосновенности личности, общественного спокойствия, нормальный режим функционирования государственных органов»[8] .

Общим для множества определений понятия «общественной безопасности» является то, что сущностной ее составляющей выделяется система общественных отношений по поводу создания и поддержания состояния защищенности жизнедеятельности общества и его интересов. Причем, как справедливо отмечает Г.В.Овчинникова, особенность этого объекта заключается в том, что «безопасные условия существования общества слагаются из безопасности, неприкосновенности каждого члена общества, его имущества, нормальной безопасной деятельности государственных и общественных институтов»[9] .

В.С. Комиссаров пишет, что «юридическая природа бандитизма заключается в том, что он объединяет действия, имеющие разные непосредственные объекты посягательства и направленность, в результате чего образуется качественно новое преступление. В силу этого бандитизм имеет и качественно новый объект, сложный по своему содержанию и не сводящийся ни к одному из составляющих его компонентов». По его мнению, общественная безопасность включает в себя следующее:

1. установление и поддержание общественного порядка и спокойствия;

2. обеспечение необходимых условий труда и отдыха граждан;

3. моральную и физическую неприкоснованность личности.[10]

Таким образом, общественную безопасность можно определить как систему общественных отношений по поводу создания и поддержания состояния защищенности нормальной жизнедеятельности личности, общества и его институтов.

2.2. Объективная сторона

Для правильного понимания состава бандитизма, прежде всего, следует определить понятие банды. Закон указывает на три признака банды: группа, устойчивость и вооруженность. Однако эти признаки требуют уточнения, которые даны в постановлении Пленума Верховного Суда Азербайджанской Республики от 7 июня 1996 года «О практике применения судами законодательства об ответственности за бандитизм».

Пункт 2 Постановления гласит: «Под бандой следует понимать организованную устойчивую группу из двух или более лиц, заранее объединившихся для совершения нападений на граждан или организации».

С объективной стороны бандитизм состоит из ряда действий, которые образуют состав преступления:

а) создание устойчивой вооруженной группы в целях нападения на граждан или организации;

б) руководство такой группой (бандой);

в) участие в группе (банде);

г) участие в совершаемых бандой нападениях.[11]

В пункте 5 Постановления Пленума Верховного Суда АР «О практике применения судами законодательства об ответственности за бандитизм» от 7 июня 1996 г. установлено, что «под созданием банды следует понимать совершение любых действий, результатом которых стало образование организованной устойчивой вооруженной группы в целях нападения на граждан либо организации».

Создание вооруженной банды является оконченным составом преступления, независимо от того, были ли совершены планировавшиеся ею преступления.

В тех случаях, когда активные действия лица, направленные на создание устойчивой вооруженной группы, в силу их своевременного пресечения правоохранительными органами либо по другим независящим от этого лица обстоятельствам не привели к возникновению банды, они должны быть квалифицированы как покушение на создание банды.[12]

Если при создании банды для укомплектования ее состава подобраны необходимые участники и получено их согласие на участие в банде, но не приобретено оружие, или наоборот, оружие приобретено, но не подобраны участники для укомплектования банды, в этом случае, ответственность наступает за покушение на создание банды (п.6 ППВС АР «О судебной практике применения судами законодательства об ответственности за бандитизм от 7 июня 1996 года).

Организационные действия по созданию банды могут совершаться как одним лицом, так и несколькими лицами.

Организация банды может выражаться в подыскании людей, которые вошли бы в банду, в склонении их к вступлению в банду, приобретении оружия для банды, в разработке планов преступных действий банды, в распределении ролей между вступившими в банду лицами и во всякого рода иных действиях, направленных на создание устойчивой вооруженной группы людей для последующих нападений.[13]

Можно выделить два пути создания банды: изначальное непосредственное создание банды и преобразование группы в банду в ходе ее преступной деятельности.

Действия лиц, изначально поставивших перед собой задачу создания банды с целью нападения на граждан и организации, направлены на следующее:

- определение предполагаемых объектов нападения, возможности сопротивления и других особенностей;

- определение круга лиц, способных по своим физическим и интеллектуальным качествам осуществлять нападения и другую деятельность в составе банды;

- определение оснований объединения таких лиц в устойчивую преступную группу (корысть, угрозы, использование каких-либо личных мотивов и др.);

- выбор оружия и путей его появления в банде (приобретение, хищение, изготовление и др.);

- установление источников финансирования банды.

Практическое осуществление таких действий и будет представлять собой создание банды. Причем конкретные проявления характеризуются системообразующей взаимосвязью, когда одним или несколькими действиями достигается подавляющее большинство целей.

Преобразование группы (например, занимавшейся кражами, грабежами, вымогательствами и др.) в ходе преступной деятельности в банду означает ее качественное изменение, связанное с переменой приоритетов у лиц, ее возглавляющих, либо у лиц, составляющих ее большинство. Признаками, свидетельствующими о преобразовании преступной группы в банду, будут ее устойчивость и вооруженность.[14]

Может и сложиться такая ситуация, когда лицо, создавшее банду, сразу же выйдет из нее. В этом случае оно все равно будет нести отвественность по ст.217.1 УК, т.к. создание банды считается оконченным с момента ее формирования. Поэтому говорить о добровольном отказе или подобных обстоятельствах нельзя. Но если банда еще не была создана, и не были подобраны все члены банды, она еще не была вооружена, можно и поставить вопрос о добровольном отказе организатора от предложения действий по созданию банды. Однако, в данном случае организмтор должен принять все меры к тому, чтобы создание банды не было завершено иными лицами, которых он уже успел подключить к участию в банде. Это строгое требование закона, изложенное в ст.30.4 УК, касающееся условий осуществления добровольного отказа от совершения преступления, полностью распространяется и на подобные случаи. Если же банда все-таки была создана оставшимися участниками, то организатор, начавший действия по ее созданию, но не закончивший их, должен нести ответственность за покушение на создание вооруженной устойчивой группы. Отказ от продолжения действий по созданию банды должен рассматриваться как смягчающее его вину обстоятельство.

Формирование, т.е. создание преступной бандитской группировки заканчивается тогда, когда налицо имеется хотя бы несколько участников, объединенных общей договоренностью о совершении в будущем преступных нападений и наличием в банде оружия, которое будет использоваться для совместного достижения поставленных целей.

Руководство бандой предполагает, что:

а) субъект, создавший банду, является ее главарем или одним из главарей. В этом случае он несет ответственность одновременно за создание и последующее руководство бандой;

б) субъект был выдвинут руководителем либо одним из главарей (хотя и не принимал участие в организации банды). Сюда же следует отнести выполнение руководящих функций в составе банды, т.е. руководство отдельными операциями, участие в планировании акта, руководство отдельными подразделениями и т.п.[15]

Функции по управлению созданной организованной вооруженной группой сосредотачиваются в руках руководителя. Как правило, организатор и создает банду и осуществляет дальнейшее руководство ею. Но руководителем может стать не только организатор, но и любой член банды, который благодаря своему авторитету, сосредоточит в своих руках эти функции. Руководство бандой заключается в вербовке членов, разработке планов нападений и распределением ролей между членами банды, для указаний и распоряжений членами банды и т.п.

Руководитель банды отличается от рядовых членов банды тем, что именно он является инициатором создания преступной группы, как правило, именно он принимает решения, связанные с планированием, материальным обеспечением и безопасностью банды, совершением конкретных нападений.

Для руководителя преступление будет окончено с момента, когда он начнет совершать хотя бы одно из возможных действий, направленных на руководство бандой.[16]

Понятие «руководитель», как один из возможных видов соучастников, не известно азербайджанскому уголовному законодательству. По своему содержанию понятие «руководитель» и «организатор» очень близки. Организация преступления предполагает и руководство им. Не случайно ст.32.3 УК при определении организатора преступления указывается, что им является лицо, «организовавшее совершение преступления или руководившее его исполнением». В такой ситуации субъект, создающий банду является и организатором (т.к. своими действиями организовавает преступления – создает банду) и руководителем, т.к. руководит его дальнейшим исполнением, т.е. осуществлением нападений на граждан и организации.

Руководитель банды может сам не принимать участие в совершаемых ею нападениях, а только лишь давать конкретные задания и указания участникам по исполнению того или иного преступного замысла. В этом случае его действия должны квалифицироваться только по ст.217.1 УК. Руководители банд зачастую сами выходят на место совершения преступления, чтобы руководить действиями участников нападения в момент его совершения. При этом они совершают убийства граждан или причиняют им телесные повреждения. В таких случаях действия руководителя следует квалифицировать по совокупности преступлений, т.е. 217.1 и 217.2 УК, т.к. они предусматривают разные виды конкетных действий, входящих в состав бандитизма.

Рукокодитель банды отвечает за все преступления, которые организовал и которыми руководил. Если в процессе нападения участники банды совершают действия, не входящие в план руководителя, отклоняются от намеченного им плана, что приводит к наступлению последствий, которые руководитель не предвидел и не желал их наступления, такие действия и наступившие последствия не могут вменяться ему в вину. За них несут ответственость те участники банды, которые их совершили.

Участие в банде предполагает вступление и принятие в члены банды, участие в обсуждении планов, знание о других членах банлы и ее возглавляющих лиц.

На данной стадии происходит более конкретное распределение ролей и обязанностей между членами банды, осуществляется непосредственая подготовка к совершению нападений. Участие в банде означает выполнение функций члена банды. Член банды – это лицо, которое дало согласие на участие в деятельности банды и подтвердило его своей практической деятельностью в любой форме (участие в обсуждении планов банды, выполнение функций разведчика объектов нападения, предоставление финансовых средств, различных документов или выполнение любых иных действий во исполнение планов банды).[17]

В банде может иметь место четкое распределение ролей: наводчики, подыскивающие объекты нападения, выясняющие систему их охраны, место нахождения ценностей и т.д.; хранители «общака», то есть лица, не участвующие в нападениях, но сохраняющие ценности и деньги и обеспечивающие финансирование деятельности банды и ее членов; лица, отвечающие за обеспечение транспортом, в том числе водители автомашин, которые подвозят членов банды к объектам нападения и увозят их и похищенное имущество после завершения бандитского нападения.[18]

Участники банды несут ответственность за участие в ней, а также за те преступления банды, в подготовке или совершении которых они участвовали, то есть участие в банде образует оконченное преступление не зависимо от того, совершила ли банда намеченное нападение и участвовал ли в его совершении данный участник».[19]

Участие в банде есть членство в ней, оформленное или не оформленное ритуалом приема, с возложением на участников постоянных, определенных его ролью в структуре банды функций и (или) разовых поручений и заданий.

Оконченным, участие в банде признается в тот момент, когда лицо, узнавшее о преступных намерениях банды, дало согласие на вступление в банду и выполнение отдельных поручений, подкрепив это конкретной практической деятельностью, а, не только выразив подтверждение своему решению.

Отличительной чертой участия в банде является наличие причинной связи между действиями каждого участника банды с наступившими последствиями, если нападение было совершено, или же с готовящимся нападением. Поэтому для ответственности за бандитизм достаточно одного участия в банде, т.е. факта вступления в нее и выполнения определенных действий, обязательно в интересах банды, даже если вступивший в нее непосредственно не участвовал в нападениях. Участник может снабжать банду оружием, подыскивать подходящие для нападения объекты, укрывать членов банды, хранить и сбывать добытые преступным путем имущество, предоставлять помещения для встреч членам банды, привлекать новых членов.[20]

Участник банды согласует свое поведение и свои функции с другими участниками намечаемого преступления, а те согласуют свое поведение с ним. Имеет место взаимное согласование действий виновных в ходе совместного приготовления к преступлению. Каждый из участников обязуется выполнять согласованную часть единого преступного посягательства и сознает, что эта деятельность осуществляется в связи с принадлежностью его к бандитизму. Поэтому каждый участник банды несет ответственность только за те преступления, которые он организовал, в которых принял непосредственное участие или совершению которых оказывал иное умышленное содействие. Лицо не должно нести ответственность за те преступные деяния, которые были совершены без его участия. Со стороны отдельных членов банды могут иметь место эксцессы, т.е. совершение таких действий, которые не входили в цели банды и не охватывались умыслом участников. В таком случае они не должны нести ответственность за такие действия.

Форма вступления в банду может быть разной: устные или даже письменные согласия одному или нескольким членам, совершение действий, дающих основания другим членам банды воспринимать их как согласие на вступление в банду. Например, систематическое снабжение членов банды боеприпасами, оружием, подыскание объектов нападения, укрывательство, сбыт похищенного и т.п. Важно, чтобы лицо, совершающее эти действия, сознавало, что оно действует в бандитской деятельности, а члены банды расчитывали на его помощь в любой форме при совершении нападений.

Действие лиц, не состоявших членами банды и не принимавших участия в совершаемых нападениях, но оказавших содействие банде в ее преступной деятельности, следует квалифицировать как пособничество. При пособничестве лицо должно осознавать, что его действия способствуют банде, если такое сознание отсутствует, то нет пособничества бандитизму. Также должен решаться вопрос и в отношении укрывательства. Если же лицо добросовестно заблуждается и считает, что оказывает пособничество и укрывательство краже или иному преступлению, а не бандитизму, то его действия не должны квалифицироваться как пособничество бандитизму. Состав бандитизма будет и тогда, когда лицо, не являясь членом банды, принимает участие в совершаемых ею нападениях (ст.217.2 УК): находится на страже при нападении, подавляет сопротивление потерпевших. Но при этом необходимо, чтобы лицо сознавало, что участвует в нападении, совершаемом вооруженной бандой. Такие действия следует отличать от пособничества. Пособник не связан постоянной преступной связью с бандой. Его действия носят одноразовый характер. Пособничество может иметь место не в самый момент нападения. Оказание помощи в процессе нападения в любой форме представляют собой участие в совершаемом нападении.

Лицо, принимающее участие в совершаемых бандой нападениях, не обязательно должно участвовать во всех нападениях. Оно может принимать участие лишь в нескольких нападениях и даже в одном. Функции, выполняемые таким лицом в каждом совершаемом нападении, могут быть различными. В одном случае ему может отводиться совершение какого-то одномоментного действия, которое по времени стоит достаточно далеко от самого акта нападения в его наиболее концентрированном виде, в применении насилия или угрозе его применения.

Участием в банде охватывается не только членство, но и непосредственное участие членов банды в совершаемых нападениях, а такая форма бандитизма, как участие в организуемых бандой нападениях, предполагает непосредственное участие в совершаемых бандой нападениях только лица, не являющегося «постоянным» участником банды.

Таким образом, систематическое толкование текста ст.217.2 УК АР и разъяснений высшей судебной инстанции позволяет прийти к выводу, что правильное определение бандитизма в настоящее время должно основываться на том, что: во-первых, под участием в банде необходимо понимать участие в узком смысле слова, т.е. членство в банде; во-вторых, принимать участие в совершаемых бандой нападениях могут как члены банды, так и иные лица (как показало изучение уголовных дел, именно таким образом суды подходят к уголовно-правовой оценке действий членов банды, участвовавших в совершении конкретных преступлений: как участие в банде и в совершаемых ею нападениях. Таким образом, самостоятельно учитываются и факт членства в банде, и факт участия в совершении конкретных преступлений); в-третьих, лица, непосредственно принимавшие участие в любой форме в совершаемых бандой нападениях, не являющиеся членами банды, должны нести ответственность по ст.217.2 УК АР и по статьям Особенной части УК об ответственности за конкретно совершенные преступления.

Банду как огранизованную преступную группу характеризуют следующие признаки:

а) множественность участников;

б) наличие лидера;

в) организованность;

г) устойчивость;

д) наличие цели;

е) наличие внтуригрупповых норм поведения;

ж) вооруженность.[21]

Множественность участников.

Какое число людей, объединившихся между собой для совершения преступлений, дает основание говорить о банде? В Постановлении Пленума Верховного суда АР от 7 июня 1996 года «О практике применения судами законодательства об ответственности за бандитизм» говорится, что банда состоит их двух или более лиц, объединившихся для нападений на граждан, общественные или государственные объединения и организации. Совершенно очевидно, что, будучи одним из видов преступного сообщества, банда может состоять и из двух лиц.

Банда выступает как устойчивая вооруженная группа, преступная организация, отличающаяся от прочих видов соучастия качественными характеристиками. Под преступной организацией следует понимать стойкое объединение, сорганизовавшихся для совершения преступлений, имеющее «руководителя» и «подчиненных», где распределение деятельности тщательно продумано. Участники такого преступного сообщества могут и не знать друг друга и даже не слышать друг о друге, но «работать» под руководством одного объединенного центра и быть связанными между собой единством преступных намерений.

Таким образом, банда, как одна из разновидностей группового преступления, характеризуется множественностью участников (два и более), непосредственным участием каждого из них в обеспечении выполнения действий, составляющих объективную сторону одного и того же состава преступления; существование преступного намерения совместным участием всех лиц, объединившихся в банде от выполнения интеллектуальных функций до приложения непосредственных физических усилий. Вклад каждого участника банды в общую преступную деятельность может быть неравнозначен по объему, но в совокупности он в конечном итоге приводит к выполнению объективной стороны бандитизма.[22]

Каждый из участников сообщества принимает на себя определенные обязательства, вытекающие из его целей. Любой акт преступной деятельности того или иного участника, совершаемый в направлении достижения общей для соучастников цели, является актом индивидуальной воли того или иного участника и в то же время является выражением согласованных преступных устремлений участников сообщества в целом. Поэтому если все эти фактические обстоятельства не были известны субъекту и не охватывались его умыслом, его действия нельзя квалифицировать по ст.217 УК АР.

Увеличение численности бандитских групп обусловлено объективными факторами:

а) созданием в бандах новых структурных подразделений – разведки, сбора информации, обеспечения собственной безопасности, налаживания неформальных отношений с сотрудниками, охранниками, техническим персоналом объектов нападения и т.д.

б) участием бандитских групп в пределах сфер влияния между преступными группировками, что побуждает лидеров банд увеличивать их численность для повышения способности противостоять конкурентам и смягчения последствий «боевых потерь».

Наличие лидера.

Формирование взаимоотношений в преступной группе нельзя представить без элементов руководства. Лидером банды явялется ее организатор и руководитель.

К функциям лидера огранизованной преступной группироваки относятся: а) организаторские; б) информационные; в) дисциплинарные; г) стратегические.[23]

Главная роль лидера заключается в организации банды, ее сплоченности, в управлении преступной деятельностью.

Претерпели изменения не только функции лидера, но и его социальный статус, а также образ жизни. Представление о незаметном человеке, старательно маскирующем свою власть и достаток, ушло в прошлое вместе с системой ценностей, характерной для советского общества. Сформировался имидж лидера преступной организации как бизнесмена (независимо от характера бизнеса), со всеми атрибутами жизни преуспевающего человека. Этот стереотип жестко диктует участникам преступных объединений образ жизни и стиль поведения, что является неотъемлемой составляющей авторитета лидера преступной организации.

Организованность.

Традиционно этот признак заключается прежде всего, в сознании принадлежности к банде составляющих ее лиц. Разумеется, что сознание принадлежности к данному образованию может быть менее или более полным. Но важна не полнота такого сознания, а его наличие. Осознавая свою принадлежность к банде, субъект тем самым уже ассоциирует себя с групповыми интересами. Таким образом, принятие императивов организованной преступной группы есть важнейший атрибут ее организованности.[24]

Организованность как признак бандитизма, выражается в установлении определенных организационных форм связи между всеми участниками, которые выражаются в иерархическом строении и распределении функций; согласованности действий, готовности к выполнению общих задач в соответствии с ролью в преступном обществе. Подкрепляет все это дисциплина.

Устойчивость.

Этот признак является основным для организованной преступной группы и отличает данное образование от группы по предварительному сговору. Начиная с 30-х годов, теория и практика называют устойчивость как характерную черту банды. В то же время в научной литературе даются различные критерии устойчивости.

С конца 50-х годов при определении устойчивости внимание акцентируется на установление характера связей между членами пресупной организации. Под устойчивостью понимались предварительный сговор и преступные связи между участниками, единство преступных целей, распределение функций между участниками вооруженной группы, предварительное установление объектов и способов преступной деятельности.

Различные точки зрения в определении устойчивости высказываются и в новейшей литературе. Так, для В.Быкова устойчивость означает, прежде всего, стабильность, постоянство состава преступной группы.[25] Ю.Б.Мельникова и Т.Д.Устинова под устойчивостью понимают постоянную или временную преступную деятельность, рассчитанную на неоднократность совершения преступных действий, относительную непрерывность в совершении преступных деяний. «Перерывы в совершении преступлений, - указывают они, - могут иметь место. Однако, банда как сплоченное формирование продолжает функционировать на интеллектуальном уровне, готовя очередное нападение. Каждому участнику банды доверяется исполнение определенных действий, как по планированию преступления, так и по его совершению в будущем». В этом, по их мнению, и заключается отличие бандитского формирования от простого соучастия и совершения преступлений группой.[26]

Р.Галиакбаров предлагает в качестве критерия определения устойчивости использовать систематичность совершения преступных посягательств.[27]

Некоторые авторы считают, что устойчивость характеризуют:

а) высокий уровень организации (четкая, жесткая дисциплина, согласованность действий всех участников группы в выполнении воли организатора, беспрекословное подчинение всех членов группы ее лидеру);

б) стабильность (неизменный в течение длительного времени функционирования группы состав ее участников, общность их взглядов на жизненные ценности, наличие межличностной совместимости, единой социальной ориентации);

в) не только многократное совершение преступлений, но и совершение одного преступления.[28]

В целом, приведенные точки зрения максимально близки. На основе их сравнительного анализа можно сделать следующие выводы: во-первых, устойчивость банды предполагает организацию группы лиц для совершения нескольких и большего количества нападений, для постоянного функционирования и совершения определенной преступной деятельности; во-вторых, под устойчивостью банды следует понимать наличие постоянной или временной преступной связи между членами, единство преступных целей, индивидуальные специфические формы и методы совершения одного или нескольких преступлений; в-третьх, устойчивость банды определяется систематичностью совершения преступных деяний, имея в виду, что систематичность не сводится к повторению (неоднократности) преступления: она фиксирует определенную линию поведения участников банды, всю совокупность деятельности ее членов. Таким образом, систематическая преступная деятельность банды, на мой взгляд, свидетельствует о ее устойчивости.

Под устойчивостью следует понимать постоянную или временную преступную деятельность, рассчитанную на неоднократность совершения преступных действий, относительную непрерывность в совершении преступных действий. Перерывы в совершении преступлений могут иметь место, но банда как сплоченное формирование продолжает функционировать на интеллектуальном уровне, готовя очередное нападение, при этом каждому участнику банды доверяется исполнение определенных действий как по планированию преступления, так и по непосредственному совершению в будущем действий, направленных на совершение преступления.[29]

Устойчивость банды выражается в стабильности ее состава, тесной взаимосвязи между ее членами, согласованности их действий, постоянстве форм и методов преступной деятельности, длительности существования и количестве совершенных преступлений.

Об устойчивости группы свидетельствует способность ее членов восстанавливать свою структуру с целью продолжения преступной деятельности в случае ареста ее отдельных членов, их смерти и т.п.

Говоря о составе банды, можно отметить, что за время ее функционирования он может существенно меняться. Некоторые участники банды задерживаются органами внутренних дел после совершения иных преступлений и несут за них ответственность, умалчивая о своем членстве в банде. Другие, оказавшись под подозрением правоохранительных органов, отходят от дел, в том числе и активные члены банды. Однако, лидер банды почти всегда остается неизменным.

Важнейший элемент устойчивости – предварительный сговор. Предварительный сговор должен иметь место до совершения преступления, в противном случае соучастники не составят преступной организации. Соглашение должно быть именно о севместных действиях. Соучастники могут договариваться либо все вместе о преступной деятельности, либо один соучастник может договориться с каждым последующим, но каждый последующий должен быть осведомлен о том, что в организацию входят и иные лица, усилия которых направлены на достижение общей цели. Лицо, вступающее в уже созданную банду, как бы входит в сговор с каждым вступившим ранее и присоединяет свои усилия к общей преступной деятельности.

Наличие общей преступной цели.

В соответствии с диспозицией ст.217 УК вооруженная банда создается с целью нападения на организации и граждан. Нападение является основным конструктивным признаком состава данного преступления. В самом законе понятие нападения и его видов не раскрываются, поэтому его трактовка вызывает трудности в практике применения ст.217 УК АР.

В уголовно-правовом смысле среди ученых и практических работников существуют различные толкования этого понятия. Так, с точки зрения В.Владимирова «нападение – это агрессивное противоправное действие, совершаемое с какой-либо преступной целью и создающее реальную и непосредственную опасность немедленного применения насилия как средства достижения этой цели». Авторы научно-практического комментария к УК АР считают, что нападение сопровождается реальной опасностью немедленного применения насилия.

Таящаяся в нападении опасность насилия может быть немедленно реализована нападающим путем физического воздействия на личность потерпевшего, т.е. нападение всегда сочетается с таким насилием, которое осуществляется либо путем непосредственного применения физической силы со стороны нападающего с применением оружия или сопряжено с непосредственно и недвусмысленно выраженной угрозой его применения.

Нападение – это процесс воздействия на потерпевшего, заключающий в себе реальную опасность применения насилия в течение определенного промежутка времени, в котором осуществляется нападение. Поэтому нападение – это действие или угроза действием, неразрывно связанным с насилием.

При нападении при бандитизме может быть использовано и психическое насилие в форме угрозы применения к потерпевшему немедленного физического насилия. При этом угроза должна быть реальной. Так, в случае, когда члены банды не применили еще физическое насилие, всегда существует психическое насилие, направленное против потерпевшего. «Нападение вооруженной банды образует окончательный состав преступления и в тех случаях, когда имевшееся у членов банды оружие не применялось, а цель преступления достигалась за счет высказанной или очевидной для потерпевшего угрозы ее применения.

Приведенные определения сводятся к рассмотрению нападения как применения или угрозы применения насилия, опасного для жизни и здоровья подвергшегося нападению лица. По мнению В.С.Комиссарова, такое понимание искусственно сужает границы нападения. В.С.Комиссаров расстматривает нападение как создание обстановки опасного состояния, в пространственных и временных границах которого сохраняется угроза применения насилия к неопределенно широкому кругу лиц.

Мне эта позиция представляется более предпочтительной. В содержание нападения должно включаться не только собственно применение насилия или угроза его применения, но и готовность применить насилие или угрозу насилием в случае необходимости, то есть создание реальной опасности насилия.

Изложенное позволяет подойти к понятию «нападение» с двух позиций: в узком смысле, который выгоден преступникам, и в широком, отвечающем интересам потерпевшего и общества в целом. В узком смысле нападение может связываться с применением физического или материального ущерба потерпевшим. В широком смысле нападение следует связывать с моментом, после которого потерпевший чувствует, что его конституционные права попираются действиями виновного, а его жизнь, здоровье, имущество, свобода и т.п. находятся под угрозой. Именно с этим моментом и должно быть связано право начала активных действий, охватываемых институтом необходимой обороны.

Наличие внутригрупповых норм поведения.

Ключевым параметром этого признака является взаимодействие членов группы. Для традиционных банд характерно распределение ролей при совершении конкретного преступления. Одни ведут разведку, определяют объекты преступления, разрабатывают способы его совершенствования, другие непосредственно совершают преступления, третьи обеспечивают транспортировку, хранение и сбыт похищенного и т.д.

Другие роли могут касаться исключительно функционирования преступных группировок или сообществ: их организации; руководства членами преступных формирований распоряжения материальными средствами; обеспечения конспирации; обучения новых членов приемам преступной деятельности; пропаганды преступных норм поведения; обеспечения их исполнения; налаживания связей с государственными структурами, различными хозяйствующими субъектами, средствами массовой информации, а также взаимодействия с иными преступными группировками и сообществами; выработки политики в сфере криминальной конкуренции. Это те участники деятельности сообщества, которые сами лично не совершают конкретных уголовно наказуемых деяний, предусмотренных действующим законом, и даже не знают о них, но выполняют функции, более общественно опасные.[30]

Таким образом, налицо все основания для вывода о том, что банде присуща функциональная структура, основанная на ролевой дифференциации членов бандитской группы. Имея развитую функциональную структуру, банда может использовать сложные способы совершения преступлений, связанные с их длительной подготовкой, применением различных технических средств и приспособлений, транспорта и т.д. при сокрытии совершенных преступлений, а также оказывать следственным органам противодействие при расследовании и рассмотрении дела в суде.

Важнейшим компонентом внутригрупповых норм поведения является жесткая дисциплина. Ее нарушители подвергаются преследованию, различного рода «судам» и даже расправам.

Характеризуя внутригрупповые нормы поведения, весьма важно, на мой взгляд, обратить внимание на следующую закономерность характера отношений в организованной преступной группе, которая замечена и другими авторами: межличностные отношения в ней, основанные на чувствах симпатии или родственных отношениях, но не способствующие достижению поставленной цели, полностью заменяются чисто деловыми, основанными только на совместной преступной деятельности.

Таким образом, первостепенными детерминантами норм поведения в банде выступают:

а) жесткая дисциплина;

б) единая ценностная ориентация;

в) ролевая дифференциация;

г) побудительные мотивы участников банды, отражающиеся в ее целях.

Вооруженность

Вооруженность как признак состава бандитизма означает объективный момент наличия оружия в банде и субъективное осознание ее членами, как этого обстоятельства, так и возможности применения оружия. Это обязательный признак, который при наличии других признаков банды, дает основание для квалификации ее деяний по статье «бандитизм». Банда, согласно постановлению Пленума Верховного Суда Азербайджанской Республики от 7 июня 1996 года признается вооруженной при наличии оружия хотя бы у одного ее члена и осведомленности об оружии всех участников банды. Именно вероятность, готовность использовать оружие наряду с фактом существования устойчивой группы и обусловила отнесение бандитизма к числу преступлений с усеченным составом. Бандитизм считается оконченным преступлением с момента организации вооруженной банды, т.е. с момента готовности применить вооруженное насилие для достижения целей банды.[31]

Чаще всего банды вооружаются новейшим боевым огнестрельным оружием отечественного и зарубежного производства, взрывными устройствами, толовыми шашками с электродетонаторами, пластиковой взрывчаткой (пластитом).

Преступное сообщество, не обладающее оружием, не представляет собой вооруженной банды, в чем бы ни заключалась преступная деятельность такого сообщества. Для того чтобы считать банду вооруженной, не имеет значения, было ли использовано имевшееся у нее оружие при нападении. При этом не имеет значения также и характер оружия: оно может быть и огнестрельным, и холодным. К огнестрельному оружию относятся не только винтовки, карабины, пистолеты, револьверы, охотничьи ружья, мелкокалиберные ружья и т. п., но и предметы, специально изготовленные или приспособленные для поражения живой цели, например самодельные пистолеты и обрезы (винтовки или ружья с кустарно укороченным стволом).

Требование для признания банды вооруженной наличия именно оружия, а не любого предмета, которым может быть причинена смерть или нанесены телесные повреждения, вполне понятно: именно оружие делает его особо опасным преступным сообществом, так как создает наибольшие возможности для осуществления задуманных ею нападений, а также для оказания сопротивления органам власти при поимке и задержании.[32]

Не могут, конечно, считаться оружием и такие предметы, как макеты огнестрельного или холодного оружия. Например, применение при нападении детского игрушечного пистолета (пугача) не может рассматриваться как вооруженное нападение. В этих случаях нет опасности причинения нападающими вреда здоровью или жизни потерпевших или оказания вооруженного сопротивления представителям власти.

Если имеющееся у банды оружие не было применено при нападении, это обстоятельство не имеет значения для квалификации: состав бандитизма налицо.

На основании вышеизложенного можно сделать вывод, что современный бандитизм имеет следующие характерные особенности: увеличение численного состава бандитских групп; боевое прикрытие бандами организованных преступных группировок и сообществ; осуществление криминального контроля над легальной и теневой экономикой; нападения заказного характера; систематическая масштабная криминальная деятельность как источник высокого дохода экономическая направленность преступной деятельности; иерархическое, многофункциональное и многозвенное структурирование бандитских групп; высокая вооруженность и техническая оснащенность банд непримиримость и жестокость в реализации преступных целей; интеграция бандитских групп в преступные группировки и сообщества; открытость постоянного преступного промысла; коррумпированные связи в аппарате власти и управления, правоохранительных органах; межрегиональный и международный уровень преступной деятельности.

2.3 Субъект

Субъектом бандитизма может быть лицо, достигшее 16-летнего возраста. Несовершеннолетние в возрасте от 14 до 16 лет, входившие в состав банды и участвовавшие в нападениях, несут ответственность за фактически совершенные ими преступления, за которые ответственность наступает с 14 лет, например грабеж, разбой, убийство.

Невменяемые лица вследствие хронического или временного психического расстройства, слабоумия или иного болезненного состояния своей психики не могут рассматриваться как участники банды, так как для участия в банде необходима предварительная совместная договоренность о совершаемых в будущем действиях, адекватная их оценка и осознание того, что они являются общественно опасными. Если для совершения нападения организатор или руководитель банды привлекает невменяемое лицо, имеет место посредственное причинение вреда и организатор или руководитель должны нести ответственность за те конкретные действия, которые были совершены невменяемым.[33]

Невменяемые лица не отдают отчет в своих действиях, не осознают их общественно опасный характер или не могут руководить ими. С таких позиций нельзя говорить о совместной психической деятельности невменяемого и вменяемого в плане их совместности. У невменяемого отсутствует виновное отношение к совместному совершению преступления, а значит, можно сделать вывод о том, что нельзя говорить о совместном совершении преступления. Это одна сторона. Другая заключается в следующем. Вина является обязательным признаком элемента состава преступления, но не является признаком преступления. Признаком преступления является материальный и моральный критерий. Причем, первый, материальный, является как бы основополагающим, так как именно в силу опасности деяния для общества оно признается преступлением и затем закрепляется в качестве такового в Уголовном законодательстве, приобретая формальный признак.

Особо следует остановиться на несовершеннолетних, принимавших участие в банде и совершаемых ею нападениях. Если лицо в возрасте от 14 до 16 лет оказалось вовлеченным в банду, то его действия, как это истекает из закона, нельзя квалифицировать по ст.217 УК АР.

Действия несовершеннолетних лиц в зависимости от наступивших последствий и всех обстоятельств дела следует квалифицировать следующим образом. Если было совершено с участием несовершеннолетнего нападение на гражданина и при этом было изъято имущество, то несовершеннолетний в случае причинения тяжкого вреда здоровью потерпевшего будет нести ответственность как за разбой, совершенный организованной группой с причинением тяжкого вреда.

В том случае, если несовершеннолетний не проявил сам инициативу при вступлении в банду, и его вовлекли взрослые участники преступной банды, их действия следует квалифицировать по статье Уголовного Кодекса, предусматривающей ответственность за вовлечение несовершеннолетних в преступную деятельность. Ответственность за вовлечение несовершеннолетних в преступную деятельность будут нести только те участники преступления (участник), которые непосредственно воздействовали на несовершеннолетних путем обещаний, угроз или иным способом, склоняя его принять участие в бандитской группировке или в совершаемых ею нападениях. Поскольку бандитизм представляет собой особо тяжкое преступление, то ответственность за вовлечение несовершеннолетнего наступает по ст.170.1 УК, в которой конкретно указано, за вовлечение в совершение каких преступлений она устанавливает уголовную ответственность.

2.4. Субъективная сторона

Субъективная сторона преступления – это психическая деятельность лица, непосредственная связанная с совершением преступления. Она образует психологическое, то есть субъективное, содержание преступления, поэтому является его внутренней (по отношению к объективной) стороной. Содержание субъективной стороны преступления раскрывается с помощью таких юридических признаков, как вина, мотив, цель, умысел.

С субъективной стороны состав бандитизма предполагает вину в форме прямого умысла. В содержание прямого умысла при организации вооруженной банды входит сознание лица, что оно организует вооруженную банду для совершения нападений на государственные, общественные учреждения или предприятия либо на отдельных лиц, и желание организовать такую банду. Прямой умысел при участии в вооруженной банде предполагает осознание лицом факта своей принадлежности к вооруженной банде и желание состоять ее членом. Содержанием прямого умысла при участии в нападениях, совершаемых вооруженной бандой, будет осознание факта своего участия в нападениях, совершаемых вооруженной бандой, и желание участвовать в них. Если виновный, участвуя в нападении, организованном вооруженной бандой, не сознавал, что нападение осуществляется вооруженной бандой, то ответственность в этом случае должна наступать за то преступление, которое фактически было совершено им, например, за разбой, убийство из корысти и др.[34]

Участник банды осознает, что он является членом организованной группы, которая имеет место в своем распоряжении оружие и имеет намерение совершать нападения с применением либо угрозой применения этого оружия и желает вступить в банду и участвовать в ее деятельности. Вступая в банду, он осознает, что входит в нее для совершения преступлений, и желает этого.

Формальное согласие на участие в банде без намерения оказывать ей помощь, не образует состав бандитизма. Лицо не подлежит ответственности за бандитизм в этом случае.

Таким образом, интеллектуальные элементы умысла участников банды включают осознание общественной опасности, как своего деяния, так и сознание общественно опасного характера деяния других соучастников и предвидение наступления совместного преступного результата. Волевой элемент умысла образует желание совместного достижения преступного результата. Умысел каждого из участников банды охватывает не только объективные процессы своего общественно опасного поведения, но и дополняются сознанием того, что в преступлении участвуют другие лица, и желанием действовать с ними совместно.

Сознанием организатора должно охватываться понимание того, что он объединяет усилия нескольких лиц для создания банды с целью совершения вооруженных нападений. В содержании умысла лица, не являющегося членом банды, но принявшего участие в нападении банд, входит сознание того, что его соучастники являются членами бандитского формирования.

Руководитель банды понимает, что он является участником вооруженной устойчивой группировки и осуществляет действия по руководству ею: планирует совершение новых преступлений, дает указания по подготовке новых объектов нападения, вовлекает новых членов сам или поручает это другим участникам банды и желает совершить эти действия.

Статья 217 УК говорит о том, что устойчивая вооруженная группа создается с целью совершения нападений, поэтому это преступление может совершаться только с прямым умыслом. Косвенный умысел не может иметь место при совершении бандитизма. Так, лицо организовавшее банду, осуществляя руководство ею, не может сознательно допускать или тем более безразлично относиться к этим действиям. Оно всеми своими поступками доказывает, что желает наступления поставленных перед собой задач: организовать банду, руководить ею, участвовать в ней. Упоминание в диспозиции уголовно-правовой нормы цели, с которой совершаются все эти действия, также исключает возможность их совершения с косвенным умыслом.

Что же касается преступных деяний, предусмотренных ст.217.2 УК – участие в банде и совершаемых ею нападениях, то они также не могут совершаться с косвенным умыслом, поскольку косвенный умысел, говоря о допущении или безразличном отношении, имеет в виду последствия, которые наступают в результате совершения общественно опасного деяния. Состав преступления, предусмотренного ст.217 УК сконструирован таким образом, что последствия в нем не указаны. Так, организация банды (217.1 УК) представляет собой «усеченный» состав: еще на стадии приготовления, если подходить к этой деятельности, руководствуясь положениями о стадиях совершения преступления, общественно опасное деяние признается оконченным.

Уголовная ответственность членов банды за совершение преступлений, предусмотренных ст.217 УК не коллективная, а индивидуальная, Поэтому, член банды может отвечать только за те преступления, которые он совершил, то есть его сознанием охватывалось, что он участвует в устойчивой вооруженной группе. Если лицо, действовавшее в группе, не сознавало, что перед ним именно вооруженная группа, то его действия надлежит квалифицировать как разбой, совершенный группой в случае применения оружия; как грабеж, если имело место, открытое завладение имуществом без применения оружия, или как кражу с проникновением в зависимости от всех обстоятельств дела и от того, что охватывалось его умыслом.[35]

Если лицо, вовлекаемое в преступную банду, не осознавало этого и ему не было сообщение о том, что является членом именно банды, а не иной группы, объединившейся для совершения преступления, то его нельзя в этом случае рассматривать как члена банды. Действия такого лица в зависимости от стадии развития преступной деятельности и иных обстоятельств следует квалифицировать как приготовление или покушение к убийству или разбойному нападению, а если нападение было совершено, то, как оконченное убийство или разбой, или иное оконченное преступление.

Необходимо, чтобы каждый вовлекаемый в преступную группу участник вступил в нее добровольно, без подавления его воли, сознавая, что он добровольно вступает в банду для совершения нападений и желает этого, то есть поступает по своему выбору. Не исключено, что при вовлечении в банду может применяться и приказ, и угроза, и физическое насилие, но они должны выступать в качестве способа вовлечения до тех пор, пока не лишают человека свободы действий. Поступки человека носят осознанный, волевой характер. Обязательным свойством воли является свобода. Участие воли в совершаемом поступке предполагает не только его осуждение. Это, прежде всего, акт поведения, свободно избираемый человеком в пределах своего сознания и в конкретной обстановке.

Если человек в силу каких-то обстоятельств не свободен в выборе внешнего акта своего поведения, если при этом на него оказывают давление определенные силы, то такое несвободно избираемое поведение нельзя рассматривать как преступное, если оно даже подпадает под признаки конкретного состава преступления.

К лицу, вовлекаемому в банду или в совершаемые ею нападения, возможно применение физического принуждения, которое может выразиться в побоях, истязаниях, в совершении таких действий, которые неминуемо должны привести к смерти, если их продолжать дальше, например, сжимание горла при попытке удушения. В таких ситуациях воля человека парализована, он лишен свободы выбора, хотя и понимает, что действия, которые его заставляют совершить, являются противоправными. Получение согласия лица на участие в банде при таких обстоятельствах не может рассматриваться как преступление, и лицо должно быть освобождено от уголовной ответственности. Если же физическое принуждение носило такой характер, что давало лицу возможность действовать по своему выбору, то есть был разрыв во времени между совершенным физическим принуждением и временем совершения требуемых от него действий (например, лицо должно было принять участие в нападении, которое планировалось на завтра, и оно могло сегодня обратиться в правоохранительные органы или иным способом избежать участия в нападении), - то в этом случае лицо должно привлекаться к уголовной ответственности, в случае участия в нападении.

Однако, имевшееся в отношении него физическое принуждение может рассматриваться как смягчающее обстоятельство (ст.59.1.6 УК АР).

К лицу, вовлекаемому в банду, может применяться и психическое принуждение. Психическое принуждение по общему правилу не лишает принуждаемого способности осознавать свои действия и управлять ими. Психическое принуждение заключает в себя лишь угрозу причинить какой бы то ни было вред в будущем, поэтому у человека, подвергнувшегося психическому принуждению, все-таки есть возможность свободного выбора. Психическое принуждение в этом случае рассматривается как смягчающее обстоятельство (ст.59.1.6 УК АР).

ГЛАВА III. ОТГРАНИЧЕНИЕ БАНДИТИЗМА ОТ СМЕЖНЫХ СОСТАВОВ ПРЕСТУПЛЕНИЙ

В силу некоторой внешней схожести действий, составляющих объективную сторону бандитизма, сопряженного с вооруженным нападением и применением насилия или угрозой его применения, возникает необходимость отграничить бандитизм от некоторых смежных составов, которые также посягают на неприкосновенность личности, ее жизнь, здоровье и имущественные права.

Бандитизм следует отличать от организации преступного сообщества (ст.218 УК АР), разбоя (ст.181 УК АР) и вымогательства (ст.182 УК АР).

Бандитизм следует отграничивать от создания преступного сообщества для совершения тяжких или особо тяжких преступлений.

Преступное сообщество Бандитизм
Объективная сторона

Сплоченная организованная группа

Может не иметь оружия

Объединение нескольких организованных групп

Круг общественно опасных последствий шире

Организованная группа

Всегда вооруженная группа

Объединение группы лиц

Круг общественно опасных последствий более ограниченный.

Субъективная сторона

1. Цель – заранее создается с целью совершения тяжких и особо тяжких преступлений.

1. Цель – нападение на граждан и организации

Преступное сообщество характеризуется более высокой степенью организованности и сплоченности по сравнению с организованной группой, каковой является банда.

Одной из основных характеристик преступного сообщества является – сплоченность. Под сплоченностью следует понимать такую тесную связь между всеми участниками, при которой наиболее тщательным образом распределены все связи и обязанности не только между всеми членами, но и отдельными группами, составляющими такое сообщество. Сообщество имеет структурные подразделения, в качестве которых выступают конкретные организованные группы, руководители которых подчиняются общему руководителю сообщества в целом. Поскольку преступное сообщество предполагает объединение нескольких организованных групп, то естественно, общее количество его участников намного превосходит тот количественный показатель в два или три человека, который необходим для признания наличия организованной группы.

Банда – это всегда вооруженная устойчивая группа, в то время как преступное сообщество может не иметь ни одной единицы оружия, так как может создаваться для совершения таких преступлений, которые не требуют для их совершения применения оружия, например, при совершении экономических преступлений[36] .

Банда всегда организуется для совершения нападений, целью которых, как показывает судебно-следственная практика, является совершение общественно опасных деяний, преследующих цель завладения чужим имуществом или даже совершения в связи с этим убийств, то есть общественно опасные последствия бандитских нападений вписываются в понятие тяжкого или особо тяжкого преступления. Но круг таких общественно опасных последствий более ограниченный, чем при объединении организованных групп в преступное сообщество для совершения тяжких или особо тяжких преступлений.

Различия имеются и в субъективной стороне. Если преступное сообщество заранее создается именно с целью совершения убийств, разбоев и т.п. тяжких и особо тяжких преступлений, то при организации банды умысел её участников может быть и не направлен на совершение убийств или представляющих собой внешне разбойных нападений. Имея при себе оружие, члены банды могут как раз и не планировать его применение, и только конкретные обстоятельства совершения каждого конкретного нападения заставляют их это сделать. В момент подготовки бандитского нападения умысел виновных, направленный на завладение в результате совершенного нападения имуществом, может и не включать в себя совершение убийства. Оно происходит внезапно, при столкновении с сопротивлением потерпевшего, которого не устрашила, к примеру, угроза причинить какое-либо повреждение или демонстрация оружия. В этих случаях умысел внезапно возникший и не конкретизированный.

Участники преступного сообщества заранее планируют в деталях предстоящие преступления. Их психическое отношение к желаемым последствиям выступает в форме заранее обдуманного и определенного умысла, хотя, конечно, могут возникнуть изменения в общей схеме задуманного преступления и у преступного сообщества в момент непосредственного исполнения преступления. Но изменения касаются внешних проявлений, их последовательности и прочих конкретных проявлений действий, составляющих объективную сторону преступления нежели субъективную.

Преступное сообщество может объединять в себе не только отдельные организованные группы, но и организаторов, руководителей или иных представителей организованных групп. Бандитское образование состоит всегда из рядовых членов и руководителя (организаторов).

По смыслу закона бандитизм от организации преступного сообщества (преступной организации) отличают три признака.

Первый – это вооруженность, характерная для бандитизма и предполагающая наличие у участников банды огнестрельного или холодного, в том числе и метательного оружия, как заводского изготовления, так и самодельного, различных взрывных устройств, а также газового и пневматического оружия. В составе организации преступного сообщества (преступной организации) данный признак не обязателен. Во-вторых, разграничение проводится по субъективным признакам. Цель бандитизма – нападение на граждан или организации, которое может быть не только тяжким, особо тяжким, но и иным по степени тяжести посягательством. Состав же организации преступного сообщества (преступной организации) предполагает цель совершения тяжких или особо тяжких преступлений, планирования их совершения, выражающуюся не только в нападениях, но и в других действиях.

В правоприменительной практике неизбежно возникает вопрос о возможной квалификации преступлений, предусмотренных ст. 217 и 218 УК, по совокупности. Думается, совокупность возможна только реальная, когда, например, вооруженная организованная преступная группа вначале создается для совершения нападений, но затем трансформируется в более совершенное формирование, имеющее сложную структуру (преступное сообщество), одновременно расширяя сферу преступной деятельности.

Возможна и другая ситуация. Довольно часто организатор (руководитель) какой-либо организации для достижения конкретных целей (коммерческих, политических) создает специальные подразделения («службы безопасности»). В их функции может входить и ликвидация неугодных лиц, конкурентов, уничтожение (повреждение) чужого имущества, похищение людей и т. п. В этом случае говорить о совокупности ст. ст. 217 и 218 УК АР можно лишь тогда, когда будет доказано, что организация (коммерческая, политическая) преследует в качестве основной цели своей деятельности совершение преступлений (согласно УК АР – тяжких или особо тяжких). В противном случае совокупности не будет, поскольку содеянное полностью охватывается составом бандитизма.[37]

Отличие бандитизма от разбоя, совершенного группой лиц по предварительному сговору с применением оружия или предметов, используемых в качестве оружия (ст. 181.2.5 УК АР), заключается в следующем:

- банда – это сплоченная устойчивая группа, а при разбое группа лиц может договориться о совершении одного нападения на граждан или учреждение;

- бандитизм требует наличия оружия у членов банды, а при разбое необходимо применение оружия, а не только его наличие;

- при разбое могут быть использованы в качестве оружия предметы, собственно оружием не являющиеся, а для состава бандитизма необходимо наличие оружия в собственном смысле слова, т. е. предметов, специально предназначенных для поражения живой цели;

- состав бандитизма является оконченным с момента создания банды, тогда как разбой окончен с момента нападения с целью хищения чужого имущества, совершенного с применением насилия, опасного для жизни или здоровья, либо с угрозой применения такого насилия.[38]

Судебная практика показывает, что иногда возникают ситуации, в которых следует проводить разграничение между бандитизмом и вымогательством.

Такие случаи имеют место тогда, когда совершается вымогательство организованной группой, имеющей оружие, с применением насилия, опасного для жизни и здоровья. Анализ понятия «организованная группа» применительно к вымогательству свидетельствует о том, что таким группам,

Вымогательство Бандитизм

Состав вымогательства признака вооруженности не имеет

Передача имущества или иных ценностей происходит после выдвижения соответствующего требования, при этом имеется разрыв во времени между этими двумя актами.

Угроза применения насилия переносится на будущее.

Признак вооруженности присущ только бандитизму.

Завладение имуществом происходит сразу же после осуществления нападения и применения насилия, если имело место.

Угроза применения насилия носит реальный и определенный характер, что означает, что она будет исполнена в данный момент.

так же как и при бандитизме, присущи признаки устойчивости, распределения ролей при совершении преступлений, неоднократность совершения преступных действий. Представляется, что разграничение должно проходить по следующим направлениям. Признак вооруженности присущ только бандитизму. Состав вымогательства такого признака не имеет. При бандитских нападениях завладение имуществом происходит сразу же после осуществления нападения и применения насилия, если последнее имело место. При вымогательстве передача имущества или иных ценностей происходит после выдвижения соответствующего требования, при этом имеется разрыв между двумя этими актами. Насилие со стороны требующего предполагается осуществить в случае, если потерпевший откажется выполнить выдвигаемые преступником требования имущественного характера. Угроза насилия переносится на будущее, и она может иметь место не только в отношении лица, к которому предъявляются незаконные требования передачи имущества, но и в отношении его близких, или оглашения о них позорящих сведений, или о самом потерпевшем. При бандитизме, даже если преступники требуют выдать материальные ценности, хранящиеся или имеющиеся у потерпевшего, угроза применения насилия носит вполне реальный и определенный характер, что означает, что она будет исполнена в данный момент, и выдача имущества требуется незамедлительно. Нападение при бандитизме носит внезапный и насильственный характер. Для вымогательства этот признак не характерен, для него характерно обещание в будущем исполнить конкретную угрозу, если не последует передача имущества.[39]

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

Итак, бандитизм в его различных формах – это чрезвычайно опасное преступление против общественной безопасности.

Объективная сторона бандитизма состоит в создании устойчивой вооруженной группы (банды) в целях нападения на граждан или организации, а равно в руководстве такой группой (бандой).

Банда – вооруженная группа лиц. Она вооружена огнестрельным или холодным оружием. Для признания группы вооруженной достаточно наличия оружия хотя бы у одного из ее членов, о чем знают остальные участники. Банда – вид преступной организации, то есть сплоченная организованная группа, созданная для совершения тяжких и особо тяжких преступлений.

Под организацией вооруженной банды следует понимать любые действия, результатом которых стало создание устойчивости вооруженной группы в целях нападения на граждан либо предприятия, учреждения, организации. Они могут выражаться в сговоре, подыскании соучастников, приобретении оружия и т.п.

Руководство бандой состоит в разработке планов нападений, распределении обязанностей между членами банды, координации их действий в процессе нападения.

С субъективной стороны бандитизм совершается с прямым умыслом. Лицо сознает, что совершают действия, указанные в ст.217 УК, и желает их совершить. Мотивы самые разнообразные. Чаще всего корысть. Обязательным признаком состава является специальная цепь: нападение на организации и граждан.

Субъект преступления общий – лицо, достигшее 16 лет. Если в банде принимает участие лицо от 14 до 16-летнего возраста, оно несет ответственность за убийства, хищения, уничтожение имущества.

Ст.217.2 УК предусматривает ответственность за участие в вооруженной группе (банде) или в совершаемых ею нападениях. Участие в банде – это не только непосредственное участие в совершаемых нападениях, но и выполнение иных действий в интересах банды: финансирование, снабжение оружием, подыскание объектов нападения, обеспечение транспортом.

К числу общих причин современного бандитизма можно отнести следующие:

1. Экономический кризис. Интенсивное развитие организованной преступности объективно следует связать с экономическим кризисом в стране.

Обвальная безработица и абсолютное обнищание населения определили, по крайней мере, следующие моменты: а) расширение ресурсной базы для организованной преступности, в том числе и бандитских групп; б) вовлечение в криминальную деятельность определенной части потерявших работу граждан, не имеющих средств к существованию в условиях кризиса экономики; в) переориентацию все большей части молодых людей на противоправные стандарты поведения, приносящие успех в условиях рынка (обслуживание криминальных структур, либо автономные преступления, в том числе в составе банд; г) пополнение структур организованной преступности за счет бывших спортсменов, деморализованных военнослужащих.

2.Деидеологизация общества и деформация нравственного сознания. В значительной мере отвергнуты прежние нравственные ценности. Девальвируются и отодвигаются на задний план такие общепринятые в цивилизованном мире нравственные ориентиры, как патриотизм, чувство долга, нравственность.

Криминальному заражению социально-экономических и духовных отношений способствуют СМИ, через которые криминалитет навязывает обществу свои представления о системе ценностей, формирует образ героя – дельца теневой экономики и лидера бандитской группы.

3. Насыщенность страны оружием. Непринятие на государственном уровне своевременных жестких мер по контролю за хранением и оборотом огнестрельного оружия, его распределением, незаконной торговлей им как на национальном, так и на транснациональном уровнях.

Анализ уголовных дел показывает повышение уровня и качества вооруженности банд. Неслучайно высказываются мнения, что по этому признаку бандитские группировки и бандформирования превзошли полицию и более сравнимы с подразделениями армии. Высокий уровень вооруженности организованных преступных групп в решающей степени определяет усиление противодействия правоохранительным органам.

Сложности в квалификации преступлений связанных с бандитизмом возникают по причине неточности правовых норм, что приводит к тому, что преступники, участвовавшие в банде уходят от ответственности по ст. 217 УК АР и отвечают по статьям за преступления, по которым предусмотрены более мягкие меры наказания. Наличие эффективно работающего уголовно-правового запрета позволяет сдерживать преступность уже на ранней стадии. Между тем существующая регламентация уголовно-правовых средств борьбы с бандитизмом далека от совершенства, результативность их применения крайне низка, что свидетельствует о серьезных просчетах, допущенных законодателем.[40]

Подводя итог выполненной работе хотелось бы отметить, что бандитизм, являясь преступлением против общественной безопасности, вызывает страх и социальную напряженность, недоверие общества к власти, к правоохранительным органам, еще больше укрепилось мое убеждение в неспособности государства защитить рядового гражданина от посягательств на свое имущество, на его защиту, на защиту своей собственной жизни от криминального беспредела, который пустил уже глубокие корни. Несмотря на то, что статистика относительно бандитизма поутихла, и вроде бы цифра очень значительно уменьшилась, мы-то знаем реалии нашей сегодняшней жизни. Тем более, статистика – это далеко не всегда отражение действительности, если еще вспомнить о латентности преступности.

Учитывая все вышеизложенное я сделала вывод, что конечно, у нас очень серьезное положение с насильственной преступностью, я имею в виду убийства, тяжкие телесные повреждения, и иные преступления против личности. Но, в принципе, обстановка не столь угрожающая, как это было несколько лет тому назад. Она достаточно – или относительно – управляема, но, тем не менее, очень серьезная.

Организованная преступность фетишизировала современные банды в качестве силового инструмента в достижении своих преступных целей. Это обстоятельство определило современный бандитизм как силовой фундамент организованной преступности.

Современный бандитизм является профессиональным преступным занятием, рассчитанным не на эпизодические преступные деяния, а на постоянное их совершение. Можно дать следующее определение современного бандитизма: современный бандитизм – это деятельность организованной преступной группы, направленная на систематическое извлечение доходов, достижение контроля в определенной экономической сфере и на определенной территории с использованием вооруженного насилия или угрозы его применения.

Список литературы

А – Нормативно-правовые акты

Уголовный кодекс Азербайджанской Республики 1999 года.

Постановление Пленума Верховного Суда Азербайджанской Республики от 7 июня 1996 года «О практике применения судами законодательства об ответственности за бандитизм»

Уголовный Кодекс АзССР 1922 г.

Уголовный Кодекс АзССР 1927 г.

Уголовный Кодекс АзССР 1960 г.

В – Специальная литература

Агаев И.Б. Состав преступления. М. 2008.

Бражник Ф., Толкаченко А. Бандитизм и его ограничение от смежных составов.// «Уголовное право». 2000, №3.

Быков В.М. Банда особый вид организованной вооруженной группы. // «Российская Юстиция», 1999, №2.

Быков В.М. Признаки организованной преступной группы.// «Закон-ность», 1999, №9.

Быков В.М. Лидерство в преступных группах.// «Законность», 1997. №12.

Быков В.М Как разграничить бандитизм и разбой.// «Российская юстиция», М. 2001.

Галиакбаров Р.Р. Разграничение разбоя и бандитизма. М., 2001.

Галиакбаров Р.Р. Борьба с групповыми преступлениями. Вопросы квалификации. М. 2003.

Гаухман Л.Д., Максимов С.В. Ответственность за организацию преступного сообщества. // «Законность», 2005. №2.

Гришанин П.Ф. Понятие преступной организации и ответственность участников по советскому уголовному праву. Канд.дисс., 1951.

Гришанин П.Ф. Понятие преступной организации и участников. 1951.

Емельянов В.П. Терроризм, бандитизм, диверсия: вопросы разграничения// «Законность», 2000, №12.

Егоров В.С. Уголовная ответственность за преступления против общественной безопасности и общественного порядка. М. 2000.

Ивахненко А.М. Квалификация бандитизма, разбоя, вымогательства: проблемы соотношения составов. М. 1996.

Костюкова С.В. Классификация признаков банды. // Сборник научных трудов Северо-Кавказский Ун-т, 2001.

Каримбеков А.Ш. Вооруженность как признак бандитизма.// Проблемы применения уголовного законодательства и предупреждения преступлений в деятельности органов внутренних дел: Сб. научн. статей, М., 2000.

Каримбеков А.Ш. Квалификация бандитизма// «Российская юстиция», 2003, №1.

Комментарии к УК АР под ред. Самандарова Ф.Ю., Баку. 2005.

Комиссаров В.С. Уголовная ответственность за бандитизм: Канд.дисс. – М., 1983.

Лукашов П. Бандитизм крайне опасен.// «Социалистическая законность», 1998, №6.

Мельникова Ю.Б., Устинова Т.Д. Уголовная ответственность за бандитизм. М. 1995.

Мельникова Ю.Б., Устинова Т.Д. Бандитизм – опасное преступление, посягающее на законные права граждан, 1994.

Овчинникова Г.В. Соучастие в вопросе квалификации вовлечения несовершеннолетних в преступную деятельность. М. 1982.

Овчинникова Г.В., Андреев А. Квалификация бандитизма// «Законность», 1996. №4.

Попова О., Овчинникова Г.В., Андреев А. Квалификация бандитизма.// «Законность», 1996, №4.

Трайнин А.Н. Уголовное право РСФСР – Л.:Госиздат, 1925.

Устинова Т.Д. Уголовная ответственность за бандитизм. М. 2004.

Устинова Т.Д. Уголовная ответственность за бандитизм. – М.: Изд-во «Интел-Синтез», 2004.

Шеслер А.В. Уголовно-правовые признаки банды. Томск, 1996.

Шмаров И., Мельникова Ю.Б., Устинова Т.Д. Ответственность за бандитизм. // «Законность», 1994.


[1] Егоров В.С. Уголовная ответственность за преступления против общественной безопасности и общественного порядка. М., 2000, с.54.

[2] Комиссаров В.С. Уголовная ответственность за бандитизм: Канд. дисс. – М., 1983, с.60.

[3] Гришанин П.Ф. Понятие преступной организации и ответственность участников по советскому уголовному праву. Канд.дисс., 1951, с.40.

[4] Трайнин А.Н. Уголовное право РСФСР. Л.: Госиздат – 1925, с.98.

[5] Агаев И.Б. Состав преступления. М. 2008. с.23

[6] Комментарии к УК АР под ред. Самандарова Ф.Ю. Баку. 2005, с.562.

[7] Комиссаров В.С. Уголовная ответственность за бандитизм: Канд. дис. – М., 1983, с.26.

[8] Егоров В.С. Уголовная ответственность за преступления против общественной безопасности и общественного порядка. М. 2000, с.44.

[9] Овчинникова Г.В., Андреев А. Квалификация бандитизма // «Законность». 1996. №4, с.20.

[10] Комиссаров В.С. Уголовная ответственность за бандитизм: Канд дис. – М. 1983, с.53.

[11] Мельникова Ю.Б., Устинова Т.Д. Бандитизм – опасное преступление, посягающее на законные права граждан, с.35.

[12] Комментарии к УК АР под ред. Самандарова Ф.Ю., Баку. 2005, с.563.

[13] Гаухман Л.Д., Максимов С.В. Ответственность за организацию преступного сообщества. // Законность. 2005. №2, с.13-14.

[14] Устинова Т.Д. Уголовная ответственность за бандитизм. – М.: Издательство Интел-Синтез. 2004. с.35.

[15] Агаев И.Б. Состав преступления. М. 2008, с.80.

[16] Быков В. Банда особый вид организованной вооруженной группы.// «Рос. Юст.», №11, 1999, с.15.

[17] Шмаров И., Мельникова Ю., Устинова Т. Ответственность за бандитизм. // «Законность». 1994, с.22.

[18] Быков В. Признаки организованной преступной группы.// «Законность», 1999, № 9, с.30.

[19] Гаухман Л.Д., Максимов С.В. Ответственность за организацию преступного сообщества. // «Законность», 2005, №2, с.15.

[20] Галиакбаров Р.Р. Борьба с групповыми преступлениями. Вопросы квалификации. М. 2003, с.36.

[21] Костюкова С.В. Классификация признаков банды. // Сборник научных трудов Северо-Кавказский Ун-т, 2001, с.12.

[22] Шеслер А.В. Уголовно-правовые признаки банды. Томск, 1996, с.16.

[23] Быков В. Лидерство в преступных группах.// «Законность». 1997. №12, с.23.

[24] Быков В. Признаки организованной преступной группы.// «Законность». 1998, №9, с.15.

[25] Быков В. Лидерство в преступных группах.// «Законность». 1997. №12, с.23.

[26] Мельникова Ю.Б., Устинова Т.Д. Уголовная ответственность за бандитизм, М., 1995, с.48.

[27] Галиакбаров Р. Разграничение разбоя и бандитизма, М., 2001, с.20.

[28] Попова О., Овчинникова Г., Андреев А., Квалификация бандитизма// «Законность», 1996, №4, с.18.

[29] Шеслер А.В. Уголовно-правовые признаки банды. Томск, 1996, с.56.

[30] Лукашов П. Бандитизм крайне опасен.// «Социалистическая законность», 1998, №6, с.17-19.

[31] Каримбеков А.Ш. Вооруженность как признак бандитизма. М., 2000 с.23-36.

[32] Быков В. Банда особый вид организованной вооруженной группы. // «Российская Юстиция», 1999, №2, с.14.

[33] Гришанин П.Ф. Понятие преступной организации и участников. 1951, с.39-44.

[34] Устинова Т.Д. Уголовная ответственность за бандитизм. М. 2004, с.23.

[35] Мельникова Ю.Б., Устинова Т.Д. Уголовная ответственность за бандитизм. М. 1995, с.32.

[36] Бражник Ф., Толкаченко А. Бандитизм и его отграничение от смежных составов.// «Уголовное прав», 2000, №3, с.15-17.

[37] Овчинникова Г.В., Андреев А. Квалификация бандитизма.// «Законность», 1996, №4, с.20-21.

[38] Галиакбаров Р. Разграничение разбоя и бандитизма. М., 2001, с.28.

[39] Ивахненко А.М. Квалификация бандитизма, разбоя, вымогательства: проблемы соотношения составов. М. 1996, с.36.

[40] Попова О. Квалификация бандитизма// «Российская юстиция», 2003, №1, с.16-18.

Оценить/Добавить комментарий
Имя
Оценка
Комментарии:
Где скачать еще рефератов? Здесь: letsdoit777.blogspot.com
Евгений07:29:09 19 марта 2016
Кто еще хочет зарабатывать от 9000 рублей в день "Чистых Денег"? Узнайте как: business1777.blogspot.com ! Cпециально для студентов!
13:06:47 25 ноября 2015

Работы, похожие на Дипломная работа: Уголовная ответственность за бандитизм

Назад
Меню
Главная
Рефераты
Благодарности
Опрос
Станете ли вы заказывать работу за деньги, если не найдете ее в Интернете?

Да, в любом случае.
Да, но только в случае крайней необходимости.
Возможно, в зависимости от цены.
Нет, напишу его сам.
Нет, забью.



Результаты(151216)
Комментарии (1843)
Copyright © 2005-2016 BestReferat.ru bestreferat@mail.ru       реклама на сайте

Рейтинг@Mail.ru