Банк рефератов содержит более 364 тысяч рефератов, курсовых и дипломных работ, шпаргалок и докладов по различным дисциплинам: истории, психологии, экономике, менеджменту, философии, праву, экологии. А также изложения, сочинения по литературе, отчеты по практике, топики по английскому.
Полнотекстовый поиск
Всего работ:
364150
Теги названий
Разделы
Авиация и космонавтика (304)
Административное право (123)
Арбитражный процесс (23)
Архитектура (113)
Астрология (4)
Астрономия (4814)
Банковское дело (5227)
Безопасность жизнедеятельности (2616)
Биографии (3423)
Биология (4214)
Биология и химия (1518)
Биржевое дело (68)
Ботаника и сельское хоз-во (2836)
Бухгалтерский учет и аудит (8269)
Валютные отношения (50)
Ветеринария (50)
Военная кафедра (762)
ГДЗ (2)
География (5275)
Геодезия (30)
Геология (1222)
Геополитика (43)
Государство и право (20403)
Гражданское право и процесс (465)
Делопроизводство (19)
Деньги и кредит (108)
ЕГЭ (173)
Естествознание (96)
Журналистика (899)
ЗНО (54)
Зоология (34)
Издательское дело и полиграфия (476)
Инвестиции (106)
Иностранный язык (62792)
Информатика (3562)
Информатика, программирование (6444)
Исторические личности (2165)
История (21320)
История техники (766)
Кибернетика (64)
Коммуникации и связь (3145)
Компьютерные науки (60)
Косметология (17)
Краеведение и этнография (588)
Краткое содержание произведений (1000)
Криминалистика (106)
Криминология (48)
Криптология (3)
Кулинария (1167)
Культура и искусство (8485)
Культурология (537)
Литература : зарубежная (2044)
Литература и русский язык (11657)
Логика (532)
Логистика (21)
Маркетинг (7985)
Математика (3721)
Медицина, здоровье (10549)
Медицинские науки (88)
Международное публичное право (58)
Международное частное право (36)
Международные отношения (2257)
Менеджмент (12491)
Металлургия (91)
Москвоведение (797)
Музыка (1338)
Муниципальное право (24)
Налоги, налогообложение (214)
Наука и техника (1141)
Начертательная геометрия (3)
Оккультизм и уфология (8)
Остальные рефераты (21697)
Педагогика (7850)
Политология (3801)
Право (682)
Право, юриспруденция (2881)
Предпринимательство (475)
Прикладные науки (1)
Промышленность, производство (7100)
Психология (8694)
психология, педагогика (4121)
Радиоэлектроника (443)
Реклама (952)
Религия и мифология (2967)
Риторика (23)
Сексология (748)
Социология (4876)
Статистика (95)
Страхование (107)
Строительные науки (7)
Строительство (2004)
Схемотехника (15)
Таможенная система (663)
Теория государства и права (240)
Теория организации (39)
Теплотехника (25)
Технология (624)
Товароведение (16)
Транспорт (2652)
Трудовое право (136)
Туризм (90)
Уголовное право и процесс (406)
Управление (95)
Управленческие науки (24)
Физика (3463)
Физкультура и спорт (4482)
Философия (7216)
Финансовые науки (4592)
Финансы (5386)
Фотография (3)
Химия (2244)
Хозяйственное право (23)
Цифровые устройства (29)
Экологическое право (35)
Экология (4517)
Экономика (20645)
Экономико-математическое моделирование (666)
Экономическая география (119)
Экономическая теория (2573)
Этика (889)
Юриспруденция (288)
Языковедение (148)
Языкознание, филология (1140)

Дипломная работа: Особенности деривации английских антропонимов

Название: Особенности деривации английских антропонимов
Раздел: Языкознание, филология
Тип: дипломная работа Добавлен 23:15:03 12 июня 2010 Похожие работы
Просмотров: 1817 Комментариев: 2 Оценило: 0 человек Средний балл: 0 Оценка: неизвестно     Скачать

Дипломная работа

Исполнитель студентка 6 курса ОЗО Фетисова Анна

Кабардино-балкарский государственный Университет им. Х.М. Бербекова

Нальчик 2008

Введение

Данная дипломная работа посвящена английским именам собственным.

Имена собственные являются опорными точками в межъязыковой коммуникации и, соответственно, в изучении иностранного языка и переводе. Они исполняют функцию межъязыкового, межкультурного мостика. Это ценное свойство собственных имен, однако, породило распространенную иллюзию того, что имена и названия не требуют особого внимания при изучении иностранного языка и при переводе. Из-за этого их, как правило, не включают в отечественные двуязычные словари, о них почти ничего не говорится, или говорится очень мало в учебниках по иностранным языкам и переводу.

Но такой подход основан на глубоком заблуждении. Имена собственные действительно помогают преодолеть языковые барьеры, но в своей изначальной языковой среде они обладают сложной смысловой структурой, уникальными особенностями формы и этимологии, способностями к видоизменению и словообразованию, многочисленными связями с другими единицами и категориями языка. При передаче имени на другом языке большая часть этих свойств теряется. Если не знать или игнорировать эти особенности, то перенос имени на другую лингвистическую почву может не только не облегчить, но и затруднить идентификацию носителя имени [Курилович Е., 1962].

Имена и названия составляют значительную часть словарного состава любого языка. Имена собственные по-своему отражают историю, религиозные верования и культуру страны, которой они принадлежат.

Возникновение и развитие имён собственных как общественно-исторической и языковой категории тесно связано с главными этапами социально-экономического развития человечества. Имена собственные издавна привлекали внимание простых обывателей и профессиональных исследователей. Сегодня имена собственные изучают представители самых разнообразных наук (лингвисты, географы, историки, этнографы, психологи, литературоведы). Однако в первую очередь собственные имена пристально исследуются лингвистами, поскольку любое наименование - это слово, входящее в систему языка, образующееся по законам языка и употребляющееся в речи.

Многие имена собственные представляют собой слой интернациональной лексики, которые часто являются одинаково значимыми для разных языков. Они обладают свойствами и характеристиками, которые по большей части остаются неизменными, в каком бы языке они ни употреблялись [Блох М.Я., Семенова Т.Н., 1991].

Имя собственное - объект ономастики, лингвистической науки, в определении которой это «слово или словосочетание, которое служит для выделения именуемого объекта среди других объектов и его индивидуализации и идентификации». Имя собственное — имя существительное, обозначающее слово или словосочетание, предназначенное для называния конкретного, вполне определённого предмета или явления, выделяющее этот предмет или явление из ряда однотипных предметов или явлений [Никонов В.А., 1987]. Вопрос о значении имени собственного до сих пор остается одним из наиболее острых в исследованиях по ономастике. Существуют различные теории семантики имени собственного. Д.И. Ермолович разделяет лингвистические концепции имён собственных условно на три группы по отношению ученых к теории Дж. Милля, согласно которой имена собственные не имеют значения, представляя собой «отметку, которую мы связываем в своем уме с идеей предмета». Это 1) «теория различительной формы»; 2) «теория предшествующего знания»; 3) «теория языковой индивидуализации» [Ермолович Д.И., 1996]. А.В. Суперанская выделяет шесть теорий, основанных на связи имени с понятием и именуемым объектом [Суперанская 1970, 22].

За последнее время в ономастической литературе наметился

функциональный подход к проблеме семантической структуры имени собственного. Функциональный подход позволяет принять следующее положение: «имя собственное не имеет значения в языке...» Однако в речи художественного произведения имя собственное наполняется содержанием, которое включает все знания коммуникантов о называемом объекте, различающиеся полнотой качественной и количественной информации, но обязательно включающие субъективное отношение к референту».

В художественном произведении имена собственные помимо функции идентификации приобретают новые, художественно-стилистические функции. Имена собственные, реально существующие в языке, выполняя номинативно-различительную функцию, превращаются в тексте художественного произведения в характеризующие имена собственные. Кроме имён собственных, реально существующих в языке, имеются имена собственные, созданные автором. Эти имена функционируют только в речи какого-то одного конкретного произведения. Тематические основы личных имен и прозвищ во многих европейских языках группируются по следующим семантическим признакам:

1. Обстоятельства рождения и семейные отношения: Подкидыш, Найден, Любим, Меньшик, Внук, Дед, Милюта.

2. Внешний вид: Лысак, Кругляк, Худыш, Беззуб, Брюхан, Бородай, Fatty, Carrots.

Имя собственное может стать носителем новой, дополнительной информации при наличии двух условий: 1) если в нем накапливаются значения предыдущих контекстов (лингвистических или экстралингвистических) и 2) если в тексте созданы условия для восприятия читателем этих новых семантических признаков. Имя собственное характеризуется своей системой ассоциативных связей, которые раскрывают значение каждого конкретного употребления имени. Мы принимаем за основу определение ассоциации, данное Р.А. Унайбаевой: Ассоциация - это «вербально выраженная связь с целым рядом других явлений, понятий и представлений, которые возникают у индивида» [Унайбаева Р.А., 1980].

Исследователи делят ассоциации на лингвистические и экстралингвистические. Лингвистические ассоциации имен собственных можно классифицировать по способам их создания, экстралингвистические по их источнику. Эта классификация очень важна с переводоведческой точки зрения, так как при переводе имени собственного «ассоциация сама по себе важнее, чем ее конкретная лексическая основа». Сохранение ассоциаций требует сохранения принципа построения имени по типу ассоциации, но отнюдь не обязательно исходного образа.

Пожалуй, невозможно назвать ни одного языка, словарный фонд которого состоял бы из одних лишь национальных слов. Сказанное относится в полной мере к личным именам. Ономастикон (именной фонд, "инвентарь имен", "именник" - Р.А. Комарова) справедливо рассматривается "как один из компонентов истории духовной культуры народа" [Непокупный А.П. 1986]. Являясь одним из компонентов исторической и культурной жизни народа, ономастикон дает представление об истоках современного состояния антропонимической системы имен. Как и язык в целом, номенклатура имен языка отражает эпоху и состояние общества на определенном этапе его развития. Как и на язык в целом, на именной фонд английского языка влияют все изменения в общественном строе, в классовой структуре общества. Таким образом, информация о языках, участвовавших и участвующих в формировании антропонимикона конкретного языка, имеет не только большой познавательный, но и, прежде всего, теоретический интерес [Зайцева К.Б.¸ 1979].

Сложилось мнение, что онимическая лексика может пополняться:

1) путем онимизации нарицательных имен;

2) путем заимствования готовых имен или именных основ из других языков;

3) путем искусственного создания имен из лексики своего языка;

4) путем деривации на базе СИ своего языка [Непокупный А.П. 1986].

Наблюдения над изучаемым материалом не позволяют полностью согласиться с данным мнением. Наряду с чистым заимствованием и чистой деривацией в антропонимии, как и в языке вообще, имеет место деривация на базе заимствований. Собственные имена – своеобразная лексико-грамматическая категория, которая исследуется наукой в различных аспектах.

Антропонимисты рассматривают специфику антропонима как языковой категории, структуру его значения, степень мотивированности семантики антропонима, функции антропонимов в языке и речи. Широко изучается использование имен в художественной литературе, социальная обусловленность антропонимов, способы и средства выражения эмоционально-экспрессивных оттенков в именах. Рассматриваются официальные и неофициальные формы антропонимов, их стилистическая дифференциация, продуктивные способы образования фамилий и имен в русском языке, антропонимия в территориальных и социальных диалектах [Белозерова Ф. М.¸2000].

В ряде лексикографических источников этимологические данные о заимствованных личных именах не совпадают. Встречается двоякая трактовка этимологии одного и того же имени. - Angelus (gr.-lat.).

В связи с этим этимология личных имен, участвующих в усечении, определялась с учетом частотности совпадения помет в словарях.

Решающим фактором для отнесения личного имени к той или иной группе заимствований считались пометы, зафиксированные не в одном, а в нескольких словарях. При этом следует подчеркнуть, что усечения не всегда относятся к тем или и иным этимологическим группам, что и исходные имена.

Ономастика как раздел лингвистической науки представляет неотъемлемую часть фоновых знаний носителей языка и культуры, где как в зеркале отражаются история народа, освоение данной территории и взаимосвязь с другими этносами, которые живут по соседству испокон веков. Таким образом, любая онимическая система включает в себя имена, отражающие определенный период исторического развития общества. Имена собственные - своеобразные памятники, в которых отражается общественная история этноса, прослеживается специфика знаковой системы и динамика языковых закономерностей. Историзм имен собственных безусловен, потому как во многих случаях именно онимическая лексика сохраняет следы исчезнувших слов, которые не употребляются в настоящее время. Описание исторического аспекта номинации представляет большой интерес для исследования мотивов имянаречения [Кубрякова Е.С., 1978].

Номенклатура современных английских личных имен представляется своеобразной, весьма причудливой мозаикой, составленной из именований древних и новых, исконно английских и заимствованных, традиционных и придуманных, отличающихся друг от друга по структурным и семантическим признакам.

Исходя из вышесказанного, можно утверждать, что изучение системы личных имён представляет большой интерес при изучении иностранного языка, в нашем случае – английского.

Настоящая работа актуальна в силу того, что мы постоянно сталкиваемся с именами собственными как в повседневной жизни, так и в художественной литературе.

Новизна и практическая ценность данной работы состоит в том, что уделяется достаточно пристальное внимание к антропонимике со стороны науки, исследующей или затрагивающей проблемы имен собственных в обыденной речи, художественных текстах, современных документах, литературных и исторических памятниках.

Таким образом, целью настоящей квалифицированной работы является изучение и описание словообразовательных средств в английской антропонимии.

Для достижения поставленной цели необходимо решить следующие задачи:

- рассмотреть исторические данные собственных имён;

- изучить основные модели структурирования антропонимов;

- выявить и описать основные особенности деривации антропонимов;

- привести традиции англичан, связанные с именованием.

Предметом исследования данной работы является деривация антропонимов. Объектом исследования – имена собственные, их структурирование и система.

В качестве лексико-грамматического источника, а также вспомогательного материала для написания квалифицированной работы послужили словари имён собственных, различная художественная и научная литература.

Методика выявления материала для исследования – выборка имён собственных из словарей с учётом современных тенденций именования.

Структура дипломной работы. Данная дипломная работа состоит из введения, двух глав, заключения и библиографии.

Во введении обосновывается выбор темы, актуальность исследования, перечисляются цели и задачи, определяются материал, предмет и объект исследования.

В первой главе изучается историческое развитие и изменение имён собственных, их система и структурирование.

Во второй главе особенности деривации английских антропонимов, способы образования и традиции именования.

В заключении подводятся итоги проведённых наблюдений и намечаются пути и перспективы дальнейших исследований.

Глава I. Из истории имён собственных

Имена собственные признаны одной из языковых универсалий. Однако каждый этнос в определенную эпоху обладает определенным ономастиконом, свойственным лишь ему. Многие исследователи подчеркивают, что имя – «социальный знак», имея в виду совокупность общественного и культурного развития. Имена собственные связаны с разнообразными сферами человеческой деятельности. Ономастическая система выступает в качестве своеобразной призмы, через которую можно видеть общество и культуру, в ней отражается познавательный опыт народа, его культурно – историческое развитие. В то же время имена собственные, выполняя ряд схожих социальных функций, имеют свои особенности в каждом конкретном языке, входя в систему данного языка, развиваясь по его законам. В ономастике, как области языка, тесно связанной с социальными явлениями, необходимо учитывать взаимодействие языковых и внеязыковых факторов, определяющих в конечном итоге жизнь слова и его функционирование в речи [Кубрякова Е.С., 1978].

Возможно, наиболее ярко это проявляется в группе антропонимов. Сигнификативное значение антропонимов включает универсальный социальный компонент – указание на национальную принадлежность: имена – национальные символы (Иван, Джон) могут восприниматься в других антропонимических системах как чуждые, вызывающие определенные ассоциации; в данном случае можно говорить об этнонимах – группах имен, имеющих репрезентативный, почти нарицательный смысл, наиболее распространенных или воспринимаемых как таковые в соответствующей этнической группе (Antonio, Moses, Pedro…). Можно упомянуть и фонетическое значение, которое специфично для каждого языка (в связи с особенностями речевого строя, закономерностями развития фонетики и семантики в разных языках).

Национальные особенности антропонимов отражаются уже в антропонимической формуле, которая представляет собой порядок следования различных видов антропонимов и номенов в официальном именовании человека данной национальности, сословия, вероисповедания в определенную эпоху.

Норма употребления антропонимов, будучи в определенной степени изменчивой, является достаточно традиционной для каждого языка.

Возможность употребления антропонимов с артиклями, местоимениями, прилагательными и другими детерминативами обусловлена особенностями семантики имен собственных.

Проблема семантики имён собственных – один из актуальных вопросов и в наше время. Спорными являются вопросы о наличии – отсутствии у имён собственных лексического значения, его характер и «объем» по сравнению с семантикой нарицательных слов, природа ономастического значения, соотношение языковых и неязыковых факторов в семантике имён собственных [Новиков Л.А., 1982].

Отмечая специфику имён собственных, исследователи расходятся в ее толковании. Существуют противоположные теории, в которых отрицается значение вообще или признается большее значение, чем у имен нарицательных.

Более логичной на данном этапе представляется теория Е.С.Петровой, которая предлагает говорить о плане содержания имени собственного, который членится на семантическую структуру и лексический фон. В семантической структуре выделяется сема автонимности, одушевленности, лица, пола, и потенциально сема исчисляемости у антропонимов. Дальнейшая дифференциация проводится по линии лексического фона, в котором можно выделить три уровня: лингвистический, социолингвистический и экстралингвистический [Петрова Е.С. 1985].

Актуализация того или иного компонента семантической структуры и обусловливает возможности структурно-семантического развертывания антропонимов в речи и возможность употребления имени собственного в прямом и переносном значении. Актуализация той или иной части лексического фона происходит в контексте.

Английские личные имена в обычном употреблении не принимают артикля. Некоторые даже считают отсутствие артикля внешним признаком имён собственных. Употребление же детерминативов, в первую очередь артиклей, создает структурную рамку, обладающую определенным синтаксическим и семантическим потенциалом.

Группа исследователей считает, что артикли сигнализирует о превращении имён собственных в имена нарицательные, другие говорят о том, что употребление артиклей связано с наличием описательных и лимитирующих определений, необходимостью выделить фазу, аспект, состояние объекта [Никитевич В.М., 1978-1982].

Номенклатура современных английских личных имен представляется своеобразной, весьма причудливой мозаикой, составленной из именований древних и новых, исконно английских и заимствованных, традиционных и придуманных, отличающихся друг от друга по структурным и семантическим признакам. Мужскому имени Abraham, например, около 4000 лет, и оно употребляется в странах английского языка в течение нескольких веков (в настоящее время оно распространено главным образом в США), а женское имя Sonia, заимствованное из русского языка, вошло в обиход лишь в двадцатых годах нынешнего столетия. Английские личные имена прошли долгий путь исторического развития, путь, неразрывно связанный с историей английского народа и английского языка.

Англосаксы, как и другие древние германские племена, имели лишь одно имя, которое по структуре могло быть простым (Froda — поэт. мудрый; старый; Hwita — белый, светлый, блестящий и др.) и сложным (Aethelbeald — благородный; отличный, превосходный + смелый, стойкий, отважный; Eadgar — поэт. собственность, владение, имущество: счастье; богатый + поэт. копье и др.). Простые имена постепенно были вытеснены сложными, двухкомпонентными именами; после XIII в. они в номенклатуре английских личных имен не встречаются. В настоящее время у англичан и американцев есть лишь одно из древних простых имён. Это женское имя Hilda. Однако и это имя можно рассматривать как сокращённую форму имён Brunhild(e) и Hildegarde [Суперанская А.В.¸1990].

На семантическом уровне некоторые древнеанглийские сложные имена предстают как своеобразные экзоцентрические композиты, значение которых не выводится из суммы значений составляющих их компонентов. Например, Frithuwulf — мир, безопасность; убежище, приют + волк; Wigfrith — борьба; спор, раздор; война + мир; безопасность; убежище, приют.

Компоненты сложных имен черпались из особого фонда древнеанглийских именных слов. Англосаксы верили в магические свойства «благожелательных» именных слов дарить носителю имени защиту и покровительство, богатство, здоровье, благополучие, отвагу, славу, почет и т.д. Сюда относятся, например, следующие древнеанглийские слова: aelf — эльф; beorht — яркий, блестящий, светлый; beorn — поэт. человек; воин; герой; eald — старый, старинный; прежний; gar — поэт. копье; gifu, gyfu — дар, подарок; благоволение, милость; god — хороший; добродетельный; благоприятный; полезный, подходящий; умелый; добро, дар; имущество; gold — золото; maere — известный, славный, великолепный; raed — совет; решение; ум, мудрость; rice — могущественный; высокого звания; богатый; власть; sae — море; озеро; sige — победа; успех; stan — камень; sunu — сын; потомок; weard — страж, хранитель; защита; покровительство; стража; поэт. владелец; лорд; wig — борьба; спор, раздор; война; битва; доблесть; военная сила; wine — поэт. друг; защита; wulf — волк и др.

Комбинирование компонентов имен родителей для указания родственных отношений хорошо видно из примеров, приводимых известным английским ономатологом Перси Рини. В начале VII в. племянник короля Нортумбрии Эдвина Hereric — армия; войско; множество + могущественный; высокого звания; богатый; власть и его жена Breguswith — поэтический вождь, господин, король + сильный, суровый; жестокий; деятельный назвали свою дочь Hereswith — армия; войско; множество + сильный; суровый; жестокий; деятельный. Имя Св. Вулфстана (Wulfstan — волк + камень), епископа Вустера (1062—95) составлено из первого компонента имени матери Wulfgifu — волк + дар, подарок; благоволение, милость и второго компонента имени отца Aethelstan — благородный; отличный, превосходный + камень [Ермолович Д.И., 2001].

Принадлежность лиц к одной семье указывалась использованием мотивированных аллонимов, созданных либо путем аллитерации, либо путем комбинирования компонентов имен родителей.

По структурным и семантическим признакам древнеанглийские женские имена ничем не отличались от имен мужских. Показателем рода имени выступал второй компонент. У мужских имен он был представлен именами существительными мужского рода: gar — поэт. копье; hafoc — ястреб; helm — защита, покрытие; шлем; поэт. защитник, покровитель; man(n) — человек; муж; герой; raed — совет; решение; ум, мудрость; sige — победа; успех; sunu — сын; потомок; weard — страж; хранитель; защита; покровительство; стража; поэт. владелец, лорд; wig — борьба; спор, раздор; война; wine — поэт. друг; защитник и др. Вторым компонентом женских имен были, соответственно, имена существительные женского рода: burg, burn — крепость, замок; обнесенный стенами город; frithu — мир; безопасность; убежище; приют; gifu, gyfu — дар, подарок; благоволение, милость; guth — поэт. бой, битва; война; henn — курица; run — тайна, секрет; (тайный) совет; руна и др. В качестве вторых компонентов использовались также имена прилагательные. У мужских имен это, как правило, имена прилагательные, указывающие на общественное положение и черты характера носителя имени: beald — смелый, стойкий, отважный; beorht — яркий, блестящий, светлый; heah — высокий; возвышенный; величественный, важный; горделивый, надменный: heard — твердый; тяжелый, трудный; сильный; энергичный; смелый, отважный; стойкий; maere — известный, славный, великолепный; rice — могущественный; высокого звания; богатый; власть и др. Многие женские имена в качестве второго компонента имеют имя прилагательное leof — дорогой, любимый; приятный [Марьеньянова Н.В., 2002].

Нашествия скандинавов (датчан и норвежцев) на Англию, начавшиеся в конце VIII в. и повторявшиеся в течение последующих столетий до XI в. (в 1042 г. политическое господство датчан было уничтожено), по-видимому, не оказали существенного влияния на систему имен, сложившуюся у англосаксов в то время. Скандинавы осели в восточных, центральных и северных частях Англии (территории Эссекса, Восточной Англии, часть территории Мерсея и Нортумбрии), образовав «область датского закона». Сравнительно быстро они слились с англосаксами, усвоив их нравы, язык, религию, общественные порядки и учреждения.

Крупным политическим событием, повлиявшим на дальнейшее развитие английского народа и английского языка, как известно, является вторжение в Англию норманнов, жителей северной области Франции — Нормандии. В 1066 г., после разгрома войск англосаксов при Гастингсе, герцог Нормандии Вильгельм был провозглашен королем Англии. Высшие гражданские и церковные должности заняли прибывшие с ним и переселившиеся позже чиновники и представители духовенства, говорившие на нормано-французском языке — разновидности старофранцузского языка.

Завоеватели импортировали свои антропонимы (современные имена HUGO, RALPH, RICHARD, ROBERT, ROGER, WILLIAM и др.), которые вскоре стали вытеснять англосаксонские имена. Усвоение новых имен шло более интенсивно среди правящих кругов. Выжили лишь считанные англосаксонские имена, например, ALFRED, EDGAR, EDMUND, EDWARD, ETHELBERT, HILDA, MILDRED и др.

Вытеснению англосаксонских имен способствовало влияние христианской религии, обращение в которую началось в Англии в VII в. Миссионеры папы Григория Великого начали прибывать в Англию из Рима в конце VI в. Они пользовались поддержкой королевской власти, и распространение христианской религии происходило довольно быстро. Монастыри и школы, преподавание в которых велось на латинском языке, постепенно становятся центрами распространения древнегреческой, римской и христианской культуры. Номенклатура личных имен начинает пополняться библейскими именами, непонятными для основной массы населения. Члены королевской семьи и высшие должностные лица начинают именоваться каноническими христианскими именами. Однако низшие слои населения по-прежнему именовались понятными им языческими именами, и до конца XVI в библейские имена еще не заняли доминирующего положения в системе английских личных имен. Как указывает Уидиком, в конце XII в. по частотности употребления библейское имя JOHN занимало лишь пятое место, уступая первые места именам WILLIAM, ROBERT, RALPH и RICHARD. А женские библейские имена MARY, ANNE, JOAN и ELIZABETH впервые упоминаются в письменных памятниках в начале XIII в. [Никонов В.А., 1990]

В 1382—1384 гг. появился перевод Библии на среднеанглийский язык, выполненный Джоном Виклифом, а в 1538 г. в Англии вводится обязательная регистрация новорожденных, получавших имена и фамилии при крещении. По всей вероятности, начиная с этого времени, церковь добивается более интенсивного и широкого распространения канонических христианских имен. В XVI—XVIII вв. самыми распространенными мужскими именами были норманнское имя WILLIAM и библейские имена JOHN и THOMAS, а наиболее популярными женскими именами стали ELIZABETH, MARY и ANNE .

Реформация — социально-политическое движение, принявшее в странах Западной Европы в XVI в. форму борьбы против католической церкви, — внесла существенные изменения в систему английских личных имен. Имятворческая фантазия пуритан, наиболее радикально настроенных сторонников движения, пополнила номенклатуру того времени «добродетельными» именами CHARITY, FAITH, HOPE, PRUDENCE и др. (ср. русские женские имена Вера, Надежда, Любовь) [Суперанская А.В., 1990].

Как известно, пуритане подвергались суровым репрессиям, и в первой половине XVII в. они были вынуждены эмигрировать в английские колонии в Северной Америке. В настоящее время в США ветхозаветные библейские имена ABRAHAM, ADAM, BENJAMIN, DANIEL, ELIHU, IRA, ISAAC, SAMUEL и др. встречаются гораздо чаще, чем в Англии. Это объясняется, по-видимому, традициями, восходящими к периоду колонизации Америки и образования США.

Фактором, оказавшим значительное влияние на развитие системы английских личных имен, является литература, самым тесным образом связанная с общественно-политической историей страны. Среди английских личных имен по-прежнему популярны придуманные имена: PAMELA — персонаж романа Сиднея «Аркадия» (1590); STELLA — героиня цикла сонетов Сиднея «Астрофель и Стелла» (1591), CLARIBEL — персонаж поэмы Спенсера «Королева фей» (1590—96); VANESSA — имя героини поэмы Свифта «Каденус и Ванесса» (1726) и др. [Чурсина И. С., 2002]

Среди английских личных имен по-прежнему популярны придуманные имена: PAMELA — персонаж романа Сиднея «Аркадия» (1590); STELLA — героиня цикла сонетов Сиднея «Астрофель и Стелла» (1591), CLARIBEL — персонаж поэмы Спенсера «Королева фей» (1590—96); VANESSA — имя героини поэмы Свифта «Каденус и Ванесса» (1726) и др.

Исторические романы В. Скотта и цикл поэм Теннисона «Королевские идиллии» (1859—85) дали вторую жизнь многим забытым именам: AMY, ENID, GARETH, GERAINT, GUINEVERE, GUY, LANCELOT, NIGEL и др. Забытое женское имя ALICE стало популярным во второй половине XIX в. после выхода в свет сказок Л. Кэрролла «Приключения Алисы в стране чудес» (1865) и «Алиса в Зазеркалье» (1871).

В XIV—XVI вв. в Англии редко встречались носители двух личных имен, например, JOHN WILLIAM Whytting, JOHN PHILIP Capel, THOMAS MARIA Wingfield и др. В XVII—XVIII вв. именование двумя и более личными именами, в особенности девочек, было довольно распространенным явлением. Однако двойные имена MARY ANNE, MARY JANE, SARAH JANE и др. и в то время рассматривались как одно имя .

Современные женские имена, образованные путем объединения частей двух имен, например, ANELLA (< ANN(E) + ELLA), MARIANNE (< MARY + ANNE), SARALINDA (< SARA(H) + LINDA) и др., по-видимому, вошли в обиход несколько позже. Весьма возможно, что создание имен путем контаминации— явление, продуктивное и в наше время, — было вызвано стремлением иметь звучное, более короткое и цельнооформленное имя. Постепенно контаминированные имена вытеснили моду давать девочкам двойные имена типа MARY ANNE, MARY JANE и др., и в настоящее время наличие двух личных имен у англичан и американцев явление довольно редкое .

До сих пор речь шла об эволюции полных или исходных имен, используемых для называния лиц в документах, удостоверяющих личность владельцев, при обращении к лицам в официальной и торжественной обстановке. Полные или исходные формы имеют производные формы или дериваты, которые используются, главным образом, при обращении к лицам в неофициальной обстановке, в кругу знакомых, друзей, близких и родных. Количество дериватов точному учету не поддается. Объясняется это характером их функционирования: фантазия творцов именований для обращения к друзьям, любимым, близким, родным и к детям необозрима. Доминирующими моделями образования дериватов являются сокращение и аффиксальное словопроизводство. Путем сокращения образуются сокращенные имена: BEN (< BENJAMIN), DAN (< DANIEL) и др., а аффиксальное словопроизводство широко используется для образования гипокористических (уменьшительных или ласкательных) имен: DANNY (< DAN < DANIEL), JIMMY (< JIM < JAMES) и др. [Мурзин Л.Н., 1974]

Сокращение при образовании дериватов затрагивает начало, середину

и конец исходного имени:

а) аферезис, например, NESS (< AGNES), TONY (< ANTHONY, ANTONY),

TINA (< CHRISTINA) и др.;

б) синкопа, например, AUSTIN (< AUGUSTIN), ALINE (< ADELINE) и др.;

в) апокопа, например, ALEC (< ALEXANDER), ALF (< ALFRED),

AG (< AGNES) и др.

Особенность деривации в системе английских личных имен состоит в том, что аффиксация выступает как своеобразная вторичная деривация по отношению к сокращению и без него, как правило, не используется. Таким образом, картину образования английских дериватов можно представить в следующем виде: от полных или исходных имен, например, DANIEL и THEODORE, образуются сначала сокращенные имена DAN и TED, а от них образуются гипокористические имена DANNY, TEDDY. Можно поэтому сокращенные имена называть первичными дериватами, а гипокористические имена — вторичными дериватами полных имен [Кубрякова Е.С., 1974].

Сокращенные имена имелись еще у англосаксов. Еще в VIII в. встречались сокращенные имена Eda < Edwine > EDWIN, Sicga < Sigewrith и др. После завоевания Англии норманнами в английский язык проникают старофранцузские уменьшительные суффиксы -el, -el, -in, -on, -ot. Образуются уменьшительные или ласкательные имена Hamel, Hamelin, Hamelet (< Ham < Hamon(d) + -el, -el-in, -el-ot), Bartelot, Bartelet (< BART < BARTHOLOMEW + -el-et) и др. В это же время для образования вторичных дериватов используются также английские суффиксы -cock, -kin: Adcock, Malkin. Эти суффиксы были продуктивными в XI—XIV вв., и теперь их можно встретить в фамилиях, возникших в среднеанглийский период: Atkin (< Ad < ADAM + -kin), Babcock (< BAB < BARBARA + -cock), Tomkin (< TOM < THOMAS + -kin) и др.

Начиная с XV в. гипокористические мужские и женские имена образуются при помощи продуктивных суффиксов -ie, -у, например: BETTIE, BETTY (< BET < ELIZABETH), JOHNNY (< JOHN), PEGGY (< PEG < MARGARET) и др. Возникнув в Шотландии, эти суффиксы из сферы имен собственных постепенно проникли также и в сферу имен нарицательных, например: birdie, bookie, doggie, granny, lassie, nightie и др. [Никитевич В.М., 1978-1982].

В настоящее время наблюдается тенденция использовать дериваты также в деловой обстановке, на совещаниях, заседаниях, пресс-конференциях, в публичных выступлениях, в печати и т. д. Дериваты постепенно становятся легальными, официальными именами, употребляемыми вместе с сопровождающими словами вежливости: honourable — почтенный, reverend — преподобный, doctor — доктор (ученая, степень), mister — мистер, господин и т.д. Например, Dr. (doctor) BILLY, Hon. (honourable) JIMMIE, Rev. (reverend) IKIE и др.

В пополнении номенклатуры современных английских личных имён значительную роль играют имена фамильные. В наши дни образование новых личных имён из фамилий больше распространено в США, чем в Великобритании. Практика именования потомков фамильными именами была особенно заметной в Англии в XIX в., хотя в аристократических семьях она существовала ещё в XVII-XVIII вв. Классическим примером, иллюстрирующим превращение фамильных личных имён в личные, может служить распространённое женское имя Shirley – имя героини одноимённого романа Шарлотты Бронте [Никонов В.А., 1990].

Среди распространенных женских имен выделяются две группы сравнительно новых антропонимов, этимологически связанных с названиями цветов и растений, а также с названиями драгоценных камней. Например:

BLOSSOM — цвет, цветение; BUTTERCUP — лютик; CLOVER — клевер;

DAFFODIL — бледно-желтый нарцисс; FLOWER — цветок, цветение;

IVY — плющ; LILAC — сирень и др.

AMBER — янтарь; BERYL — берилл; CORAL — коралл;

PEARL — жемчуг; RUBY — рубин и др.

С другой стороны, среди мужских имен выделяется группа «благородных» имен, этимологически связанных с названиями различных титулов: BARON — барон; COUNT — граф; DUKE — герцог; EARL — граф (английский); KING — король: MARQUIS — маркиз и др. [Wilson Elizabeth A.M., 1982]

У женских имен BLOSSOM, BUTTERCUP, CLOVER и др. и у мужских «благородных» имен есть классические предшественники, которые, по-видимому, послужили образцами для появления этих английских личных имен: SUSAN (< др.-евр. лилия), ANTHEA (< др.-греч. цветок), DAPHNE (< др.-греч. лавр), VIOLA (< лат. фиалка), BASIL (< др.-греч. царский), CANUTE (< др.-сканд. человек знатного, благородного происхождения), CYRIL (< др.-греч. господин, властитель) и др.

Фамилия - «вид антропонима. Наследуемое официальное именование, указывающее на принадлежность человека к определенной семье. Фамилия прибавляется к имени личному для уточнения именуемого лица; исторически имя личное первично, фамилия - вторична; различие между личным именем и фамилией функциональное, социальное и отчасти структурное». Так определяет термин «фамилия» словарь Н.В. Подольской [Подольская Н.В. 1978].

Возникновение и развитие фамилии как общественно-исторической и языковой категории тесно связано с главными этапами социально-экономического развития человечества. До определенной ступени развития человечество не имело фамильных имен. В XI-XII вв. наиболее распространенными мужскими именами были William, Robert, Ralph, Richard. В конце XIV в. имя John было примерно у 25% всего мужского населения Англии. Дж. Хьюз, исследовавший английские фамилии, пишет, что если бы в то время где-нибудь на рынке в Уэльсе было произнесено имя John Johnes, то на него откликнулись бы либо все, либо никто: «все, потому что каждый подумал бы, что зовут его; никто, потому что к имени не было добавлено никаких особых отличительных характеристик».

В том случае, когда личное имя не в состоянии было индивидуализировать того или иного члена языкового коллектива, прибегали к помощи дополнительного индивидуализирующего знака-прозвища.

Система имён собственных

Имена собственные относятся к тем языковым средствам, которые дают возможность в чрезвычайно лаконичной форме передать большое смысловое и эмоциональное содержание. Свойство имен собственных вызывать цепи связанных с ними признаков, представлений, ассоциаций обусловлено особенностями лингвистической природы имен собственных [Блох М.Я., 1991].

Имена собственные являются особой группой имен существительных, выполняющих в языке функцию «называния отдельных лиц и индивидуальных единичностей, отличающего их от других однородных предметов и явлений».

В настоящее время существует два направления в определении специфики имен собственных как особой категории. Ряд ученых (С. Ульман, К. А. Левковская, Ж. Вандриес, В. Брендаль) отрицает существование у имен собственных значения. В пределах этого направления характерно рассмотрение имени собственного как своего рода ярлыка, который навешивается на объект, выделяя его среди других, ему подобных. В середине XX века такой подход был известен как теория этикеток (label theory). В рамках этого подхода функция имени собственного сводится к простой номинации [Дронова Е.М., 2006].

Другие исследователи (Х. Серенсен, Ф. И. Буслаев, Л. М. Щетинин) настаивают на признании значения имени собственного, хотя среди сторонников этого подхода имеются определенные расхождения относительно вопроса о наличии у имени собственного понятийного ядра.

Существует суждение, согласно которому имя собственное как языковой знак, обозначающий единичный предмет, имеет экстенсиональное значение, но лишен интенсионального. Однако те исследователи, которые признают наличие значения у имени собственного, поддерживают и тезис о понятийном аспекте в семантике имени собственного. Сигнификативное значение имени собственного рассматривается при этом как категориально-абстрактное, отражающее принадлежность к определенному разряду имен. Так, для имен людей оно ограничивается реализацией общего понятия «человек» (мужчина / женщина). Таким образом, хотя в рассматриваемом подходе предметно-логическое значение и признается существующим, тем не менее, следует отметить его весьма абстрактный характер.

Ведущим в семантической природе имени собственного является, несомненно, назывное единичное значение, что предопределено фактической принадлежностью данного имени собственного конкретному единственному объекту реальной действительности или мыслительному образу. Именно теснота связи между именем собственным и его обозначаемым создает предпосылки расширения предметной соотнесенности имени собственного.

Ещё В. В. Виноградов отмечал, что «значение предметности служит тем семантическим средством, с помощью которого из названия единичной вещи возникает обобщенное обозначение целого класса однородных вещей или выражение отвлеченного понятия» [Виноградов В.В., 1994].

Свойство приобретать обобщенный смысл в первую очередь присуще именам собственным, соотносимым с известными денотатами. Оно основано на четких и прочных связях между именем и известным лицом и, соответственно, всеми постоянными ассоциациями, вызываемыми отличительными признаками этого лица. Устойчивость ассоциаций, связанных с неким лицом, позволяет переносить его имя для обозначения людей, обладающих чертами, сходными с первоначальным носителем данного имени. В результате такого обобщенного употребления имени собственного меняется характер выражаемого именем понятия. От категориально-абстрактного оно приближается к апеллятивному. Поэтому следует отметить периферийность известных имен собственных по отношению к обычным именам собственным, их сближение с именами нарицательными.

Сближение имени собственного с именем нарицательным идет по линии включения в его содержательную структуру характеристик, основанных на наиболее устойчивых и ярких ассоциативных связях имени. Процесс обобщенного употребления известного имени упрощается, благодаря тому, что, наряду с единичным понятием, представляющим результат качественного преобразования разрозненных конкретных представлений о денотате, имя реализует и соотнесенность с общим понятием (например, «человек» для имен людей). Конечной инстанцией обобщенного употребления имени собственного является полный переход имени собственного в нарицательное и образование омонима исходного имени.

Именования людей (антропонимы) образуют особую, чрезвычайно важную и интересную систему имён собственных, состоящую в настоящее время из имён личных, фамильных или фамилий и отчеств. У большинства народов, населяющих Европу и Америку, в том числе у англичан и американцев, исторически сложилась двуименная антропонимическая система – личное имя и фамилия. В английском языке нет единого термина, соответствующего русскому термину «личное имя». Ему равнозначны английские словосочетания baptismal name, Christian name, first name, given name и personal name. Два синонима forename и prename (лексическая калька < лат. praenomen) имеют также значение «имя, предшествующее фамилии». Кроме того в Большом словаре Уэбстера для обозначения мужских и женских личных имён приняты пометы masc(uline) prop(er) name и fem(inine) prop(er) name. Термину «фамилия» или «фамильное имя» соответствуют английские surname и family name. Слово prename и словосочетание family name являются американизмами [Никитевич В.М., 1973].

У русских и некоторых других народов эта система является трёхмерной – личное имя, отчество и фамилия. Англичане, американцы и жители других стран английского языка вместо принятого у русских именования Александр Сергеевич Пушкин, Юрий Алексеевич Гагарин и т.д. своих соотечественников и соотечественниц называют William Shakespeare, Isaac Newton и т.д. В английских и американских именованиях William Makepeace Thackeray, Charles John Huffam Dickens и др. отчеств нет. Здесь мы имеем дело с двумя личными именами CHARLES и JOHN, с двумя фамильными именами HUFFAM и DICKENS и с так называемым средним именем MAKEPEACE. Второе личное имя и среднее имя давались в честь родственников, крёстного отца, крёстной матери, какой-либо выдающейся личности, исторического события, или по каким-либо религиозным и другим соображениям. У англичан и американцев такая традиция именования сохранилась до наших дней.

Многие личные имена легли в основу образования английских фамильных имён, например John>Johns, Johns, Johnes, Johnson, Johnston; Robert>Roberts, Robertson и др. При этом некоторые личные и фамильные имена фонологически и морфологически совпали, образовав, таким образом, своеобразные антропонимические омонимы Adam, Andrew, Arnold, Henry, Thomas и др. В свою очередь, номенклатура английских личных имён непрерывно пополняется неологизмами, образованными от имён фамильных, например, Bradley, Howard, Sidney и др. Такое тесное взаимодействие и взаимопроникновение личных и фамильных имён в современной английской антропонимической системе приводит к тому, что часто бывает трудно отличить одни от других. В таких именованиях, как William Henry, Henry James, William James, August Thomas и др., значение составляющих имён может быть раскрыто лишь через словорасположение: фамильное имя, как правило, замыкает такой словесный ряд. Однако в лексикографических трудах и в библиотечных каталогах принято другое словорасположение: фамильное имя→личное имя, причём после фамилии ставится запятая, например: Arthur, Joseph Charles; Thomas, George Henry и т.д. [Суперанская А.В., 1969].

Ясно, что каждый человек не может иметь уникальное, только ему одному присущее имя. Как личные имена, так и фамилии, взятые сами по себе, имеют множество носителей. Вне конкретной ситуации или сферы общения имена John, Elizabeth, Thomas и т.п. не указывают на какого-либо конкретного человека. Такие имена, которые в языковом сознании коллектива не связываются предпочтительно с каким-то одним человеком, будем называть множественными антропонимами.

Другие антропонимы также принадлежат множеству людей, но с кем-то одним связаны прежде всего. Это имена людей, получивших широкую известность (Plato, Shakespeare, Darwin, Einstein и т.п.). Такие имена собственные будем называть единичными антропонимами. Множественные антропонимы характеризуются тем, что коммуникативная сфера, в которой они однозначно определяют одного референта, ограничена. Поэтому при введении их в более широкую сферу общения им обязательно должен сопутствовать уточняющий контекст, например:

I heard somebody coming through the shower curtains. Even without looking up, I knew right away who it was. It was Robert Ackley, this guy that roomed next to me... Not even Herb Gale, his own roommate, ever called him "Bob" or even "Ack".

(J. Salinger)

Единичные же антропонимы, напротив, не требуют такого уточняющего контекста, поскольку их коммуникативная сфера — весь языковой коллектив. Это демонстрируют, в частности, те случаи, когда антропоним вводится в текст без каких бы то ни было пояснений и когда на основании самого текста невозможно установить, кому принадлежит данное имя. Например:

То the characteristic romanticism of the Victorian mind the sea represents something mysterious, boundless, reaching out wider and wider into eternal truths and eternal progress. Charlotte Bronte, seeing the sea for the first time, was "quite overpowered so that she could not speak", and Hazz/itt's reaction was no less awestruck at the "strange ponderous riddle, that we can neither penetrate nor grasp in our comprehension".

(International Herald Tribune)

Как уже указывалось, существует мнение, согласно которому единичные имена собственные обладают бесконечно богатым содержанием и в их значение включается вся энциклопедическая информация об объекте. Справедливо возражая против этой точки зрения, A.B. Суперанская отмечает: Говоря о бесконечно богатом содержании имени Сервантес, мы подменяем языковой анализ этого имени биографическими сведениями об авторе "Дон Кихота", забывая, что именем Сервантес могли зваться и другие люди, подобно тому, как и людей по фамилии Черчилль много. И всё-таки автор Дон Кихота занимает особое положение среди всех лиц по фамилии Сервантес. Эта фамилия действительно принадлежит многим людям, но дополнительная информация о том, что один из этих людей — великий писатель и автор известного романа, по-видимому, заключена в этом имени не только для целого языкового коллектива, но даже и для многих языковых коллективов. В связи с этим, когда речь идёт именно об этом человеке, имя Сервантес не нуждается в дополнительных пояснениях. Минимальное представление о том, что Сервантес — знаменитый писатель, автор романа "Дон Кихот", прочно входит в характеризующий компонент значения этого имени [Суперанская А.В., 1970].

По фонологическим и морфологическим признакам английские личные имена можно подразделить на три группы:

а) имена полные или исходные: Alexander, Agnes, Catharine, Elizabeth и т.д.;

б) их варианты: Alastair, Annis, Katharine, Elspeth и др.;

в) дериваты: Alec, Aggie, Katie, Bet, Betty, Liz и т.д. [Hornby A.S., 1982]

Дериваты объединяют все производные имена: сокращённые, ласкательные, уменьшительные и фамильярные, не поддающиеся чёткой дифференциации.

Номенклатура английских личных имён непрерывно пополняется: появляются новые имена и варианты старых имён.

1.2. Структурирование личных имён

Имена собственные служат для особого, индивидуального обозначения предмета безотносительно к описываемой ситуации и без обязательных

уточняющих определений. Имена собственные выполняют функцию индивидуализирующей номинации.

У имён собственных следует разграничивать прямую (первичную) и переносную (вторичную) номинативные функции. В прямой номинативной

функции имя собственное служит для указания на тот предмет, которому оно

присвоено в индивидуальном порядке. Переносная номинативная функция имени собственного характеризуется переносом наименования на другой

предмет, в связи с чем оно получает способность приписывать какие-то свойства ряду объектов. Через номинативный перенос возможен переход имён собственных в нарицательные слова [Блох М.Я., 1991].

Предмет, обозначаемый именем собственным, будем называть носителем имени, или референтом. Референтами имён собственных могут быть люди, животные, учреждения, компании, географические и астрономические объекты, корабли и другие самые разнообразные предметы.

К именам собственным можно причислить также названия книг, фильмов, других произведений литературы и искусства.

Вследствие длительного игнорирования ономастического материала при описании отдельных языков и активизации исследовательской работы лишь за последние годы "в лингвистике обнаруживаются лакуны - отсутствие элементарных сведений об именах данного языка", их ударении, формо- и словообразовании [Непокупный А.П., 1986]. Недостаточно изученными являются фактические преобразования полного имени, происходящие при его усечении.

Фонетическая структура слова, в том числе и собственных имен, подразумевает под собой как его акцентные, так и слоговые характеристики.

Существует мнение, что личные имена образуются по "строгим правилам". Оно опровергается некоторыми учеными, которые доказывают, что какие-либо правила в сфере образования этих имен отсутствуют.

При изучении сокращения нарицательных имен в английском языке М.М. Сегалем было установлено наличие определенной связи между полными и краткими единицами, выражающейся в том, что для каждого фонетического типа имени собственного можно с большей или меньшей степенью вероятности предсказать слоговую характеристику сокращения.

Наибольшее количество ИЕ приходится на долю трехслоговых имен, таких как, например, Borislaw, Kilian и др. (всего 184 ИЕ). Высокую активность проявляют также двух- и четырехслоговые ИЕ (163 и 115 ИЕ соответственно) типа Leven, Siegmar, Polykarpus, Aldobrandus. Число пятислоговых ИЕ незначительно (29 ИЕ), например: Bonaventura, Eliodoro.

В отличие от нарицательной лексики, имеющей обычно достаточно четкий структурированный характер, антропомическая лексика такой особенностью зачастую не обладает. Это объясняется, прежде всего, неоднородностью с именника с точки зрения его происхождения. В именную систему любого языка входят новые и старые имена, созданные в языке данном и заимствованные. При этом в противовес новым именам, структура которых доступна для наблюдения вследствие их возникновения на базе антропонимов и наличия в них тем самым активных в настоящее время, "живых" словообразовательных основ и формантов, старые имена, генетически восходящие к апеллятивам, структурируются нередко с большим трудом. В связи с генетической вторичностью древних имен (образованием на базе апеллятивов), их структура подлежит не актуальному, а историческому членению. Однако и историческое членение этих личных имен не всегда может вскрыть достаточно достоверно их морфемную сегментацию. Многие из них восходят к апеллятивам чужих языков. Есть среди них и имена с полностью утраченными апеллятивами. Из-за отсутствия в подавляющем большинстве случаев внутренней мотивированности антропонимов, определяемой смыслом лежащих в их основе нарицательных слов, личные имена нередко воспринимаются как непроизводные и лишенные внутренней формы. Все вместе взятое обусловливает существенные расхождения между структурно-словообразовательными классификациями этого разряда СИ в отечественной и зарубежной лингвистике, а иногда их неполноту [Белецкий А.А., 1984].

Среди частично сегментируемых следует особо выделить теофорные, т.е. буквально "богоносные" имена, в состав которых входят собственные названия того или иного бога, либо нарицательные со значением "бог". "Теофорные имена эпохи политеизма значительно отличаются от имен эпохи монотеизма". В период политеизма в состав этих имен включались имена различных богов и героев, а слово "бог" - греч., перс.. скифск. и т.д. означало одного из богов. Все имя обычно представляло собой конструкцию, с помощью которой выражалась принадлежность тому или иному богу, либо происхождение того или иного бога, например, др.-герм. Oswald, Anselm в честь бога Aceni; Jngram, Jngvar в честь бога Jnge; Elfrich, Elbin и др. в честь низших божеств альбов, эльфов. У греков имена богов в качестве имен реальных людей употребляются с IV века до нашей эры, когда исчез страх перед языческими богами.

Стоит также обратить внимание на наличие теофорных имен в заимствованиях из латинского языка: Aurelianus, Aurellanus, Aurelias в честь бога солнца (Aurel), Appolonius - в честь бога Апполона [Никонов В.А., 1970].

С принятием христианства объявляется жестокая борьба всему дохристианскому: разбиваются изображения богов пантеона, надгробия с могилами язычников, но имена, в состав которых входили обозначения древних богов, сохраняются. Появляются новые теофорные имена. Немалая роль в создании, пропаганде теофорных имен принадлежала евреям эллинской церкви. От них новые и обновленные теофорные имена были заимствованы принявшими христианство греками и переданы римлянам, славянам и германцам. Например, имя Joakim из скандинавского языка было заимствовано из древнееврейского Joachim и обозначало Jahwe richtet auf. Английское имя Matthew восходит к дневнееврейскому Mattanja и обозначает Gote Jahwe.

Древнегерманские теофорные имена в системе немецких имен немногочисленны, что подтверждается также на исследуемом материале. Одним из немногих примеров является Irmgard "данный богу".

Еврейские теофорные имена часто имели форму предложений с подлежащим - термином со значением "бог" - il, -el, -l, -io (Daniel) - "бог мой судья!". Это могли быть также сравнения типа Michael - "кто как не бог!" или же определительные словосочетания.

Наряду с теофорными ИЕ имеются многочисленные латинские и итальянские псевдотеофорные имена с компонентом bon-, bona- "благо" (ср.: Bonifazio, Bonawentura).

Как уже отмечалось, имена собственные имеют формальную и содержательную стороны. С одной стороны, в лингвистике отмечается, что имена собственные, относящиеся к отдельным предметам, никак не характеризуют их, не сообщают о них ничего истинного или ложного, но в то же время, поскольку имя собственное относится к единичному предмету, его содержание соответствует всей совокупности его свойств в их нерасчленённой целостности [Непокупный А.П., 1986].

Такая сложность семантики имена собственные, порождающая различные подходы к проблеме, привела к появлению взаимоисключающих концепций значения имён собственных. Одни авторы утверждают, что имена собственные лишены значения, другие считают их значение неполноценным или лежащим в ином, нежели у нарицательных, информативном плане, а третьи приписывают им ещё более содержательное значение, чем нарицательным именам.

Попытаемся разобраться в этом вопросе.

Во-первых, все имена собственные обладают значением предметности, то есть частью их содержания (значения) является как бы сообщение о существовании некоего предмета (или сущности, которую мы представляем себе как предмет).

Во-вторых, большинство имён собственных обозначают какой-то класс предметов, среди которых один предмет выделяется особо. В системе языка с логической точки зрения индивидуализирующая номинация возможна только среди предметов, уже как-то классифицированных на основе обобщения. Странно было бы вообще говорить об антропонимах, топонимах и других категориях имён собственных, если бы они не были связаны соответственно с понятиями человек, территориальный объект и тому подобное, или если бы эта связь была чем-то полностью зависящим от контекста и личного желания говорящих.

В-третьих, имена собственные, обозначая индивидуальный предмет, закрепляют в своём значении некое соглашение, уговор именовать данный предмет определённым образом.

В-четвертых, имена собственные несут в себе какую-то информацию именно об этом предмете, о его свойствах. Эта информация может быть богатой или бедной, и она бывает в разной степени известна в разных сферах общения. Если эта информация получает распространение в масштабах всего языкового коллектива, то это значит, что сведения о данном предмете являются частью языкового значения имени собственного.

Таким образом, в значении имён собственных можно выделить по меньшей мере четыре компонента:

а) бытийный, или интродуктивный — существование и предметность обозначаемою. Данный компонент значения представляет собой как бы свёрнутое сообщение: - Существует такой предмет. Этот компонент является общим для всех предметных словесных знаков — нарицательных и собственных;

б) классифицирующий — принадлежность предмета к определённому классу. Такой класс будем называть денотатом имени. Денотатами антропонимов, например, являются люди (а денотатами многих антропонимов — также классы мужчин и женщин); денотатами зоонимов — животные; денотатами топонимов могут быть континенты, океаны, моря, страны, реки, острова, населённые пункты, улицы и т.д. Данный компонент значения представляет собой как бы свёрнутое сообщение: Этот предмет — человек (река, строение и т.д.);

в) индивидуализирующий — специальная предназначенность данного имени для наречения одного из предметов в рамках денотата. Вместе компоненты (а), (б) и (в) представляют собой как бы свёрнутое сообщение: Есть такой человек, который зовётся Джоном; Река, о существовании которой мы сообщили, называется Ниагара и тому подобное;

г) характеризующий — набор признаков референта, достаточных, чтобы собеседники понимали, о чём или о ком идёт речь. Данный компонент значения, например, имя собственное Ниагара представляет собой как бы свёрнутое сообщение: эта река протекает в Северной Америке и образует один из самых больших водопадов в мире [Блох М.Я., 1991].

Вопрос о значении имён собственных имеет не только теоретический интерес. Он становится чрезвычайно актуальным при межкультурных и межъязыковых контактах. Казалось бы, имена собственные легко пересекают межъязыковые барьеры, поскольку стремятся сохранить свою внешнюю форму и при использовании вне сферы родного языка. Однако иной раз весьма существенным элементам их содержания бывает гораздо труднее преодолеть такие барьеры. А без сохранения своего значения имена собственные не могут функционировать в иной языковой среде. Отсюда — возможные проблемы непонимания и неточного восприятия текстов, содержащих имена. Здесь — огромное поле знаний для освоения переводчиками и всеми, кто изучает или преподаёт иностранный язык в сопоставлении с родным [Кузнецова В.И., 1960].

Хотя имя собственное призвано идентифицировать предмет в любой ситуации и любом языковом коллективе, оно в подавляющем большинстве случаев обладает национально-языковой принадлежностью. В каждом языковом коллективе имеются лица иной национальной принадлежности.

Английский врач и лексикограф Peter Mark Roget, автор известного словаря "Thesaurus of English Words and Phrases", всю жизнь прожил в Англии, но унаследовал от родителей-французов фамилию, которая произносится по-французски: Роже. Англичане также произносят эту фамилию на французский манер, но со свойственными их произношению особенностями.

Имена собственные обладают вариативностью, то есть один и тот же предмет часто возможно называть несколькими разными способами, видоизменяя его имя. У антропонимов это проявляется в образовании уменьшительных и сокращённых форм (например, от личных имён), а также фамилий членов одной семьи с различным морфологическим оформлением. Схемы вариативности личных имён обнаруживают существенные различия в разных языках. В английском языке усечённые и уменьшительные формы всё больше обнаруживают тенденцию к изоляции от полных форм и других уменьшительных вариантов. Выбор того или иного варианта диктуется не ситуацией, а определённым предпочтением носителя имени.

Глава II. Особенности деривации английских антропонимов

Антропоним — это имя собственное (или набор имён, включая все возможные варианты), официально присвоенное отдельному человеку как его опознавательный знак.

Антропоним называет, но не приписывает никаких свойств. Антропонимы обладают понятийным значением, в основе которого лежит представление о категории, классе объектов. Этому значению присущи, как правило, следующие признаки:

а) указание на то, что носитель антропонима — человек: Peter, Lewis в отличие от London, Thames;

б) указание на принадлежность к национально-языковой общности: Robin, Henry, William в отличие от René, Henri, Wilhelm;

в) указание на пол человека: John, Henry в отличие от Mary, Elizabeth [Белозерова Ф. М., 2000].

В значении английских личных имён присутствуют (в большинстве случаев) все три признака, в значении фамилий — только первый и второй признаки. Поскольку набор возможных признаков очень ограничен, получается, что на общеязыковом уровне многие антропонимы обладают одинаковым обобщённо-предметным значением. Действительно, имя John обладает тем же набором признаков денотата, что и William, Jack и др.; фамилия Brown — тем же набором признаков, что James, Smith и т.п. Поэтому в качестве дифференцирующих эти признаки выступают не столько для отдельных имён, сколько для обширных групп антропонимов.

Деривация (от лат. derivatio - отведение; образование) - процесс создания одних языковых единиц (дериватов) на базе других, принимаемых за исходные, в простейшем случае - путем «расширения» корня за счет

аффиксации или словосложения, в связи с чем деривация приравнивается иногда к словопроизводству или даже словообразованию. Согласно более широкой точке зрения, деривация понимается либо как обобщенный термин для обозначения словоизменения (inflection) и словообразования (word-formation) вместо взятых, либо как название для процессов (реже результатов) образования в языке любых вторичных знаков, в том числе предложений, которые могут быть объяснены с помощью единиц, принятых за исходные, или выведены из них путем применения определенных правил, операций [Кубрякова Е.С., 1974].

В актах деривации происходит изменение формы (структуры) и семантики единиц, принимаемых за исходные. В смысловом отношении это изменение может быть направлено либо на использование знака в новом значении (при так называемой семантической деривации, (ср. «петух» - домашняя птица и «петух» - фанфарон), новой функции, либо на создание нового знака путем преобразования старого или его комбинации с другими знаками языка в тех же целях, последовательности применения к исходной единице серии [Курилович Е., 1962].

Понятие деривации, введенное в 30-х гг. 20 в. Е. Куриловичем для характеристики словообразовательных процессов, позволило соотнести конкретные цели и задачи процессов со средствами их осуществления и их семантическими результатами; большое значение для теории деривации сыграло предложенное Куриловичем разграничение лексической и синтаксической дериваций как процессов, один из которых направлен на преобразование лексического значения исходной единицы, а другой - лишь на преобразование ее синтаксической функции. Впоследствии эти определения стали прилагать к широкому классу явлений создания языковых форм за пределами слова; в этом смысле синтаксическая деривация обозначает процесс образования разных синтаксических конструкций путем трансформации определенной ядерной конструкции (ср. «банк выдает ссуду» - «ссуда выдается банком» - «выдача ссуды банком» и т.д.) [Никитевич В.М., 1978-1982].

Процессы деривации завершаются не только созданием вторичной, или результативной, единицы, но и возникновением особых деривационных отношений между исходными и производными знаками языка (частный случай таких отношений - наиболее хорошо изученные отношения словообразовательной производности). Отношения эти обнаруживаются как между единицами одного и того же уровня (из морфов одной морфемы один можно считать исходным, а все остальные выводимыми; например, в парадигме одна из словоформ оказывается основной, а другие производными и т.п.), так и между единицами разных уровней (для деривации слова нужны морфемы, для деривации предложения - слова, для деривации текста высказывания и т.п.). В этом смысле термин «деривация» отражает как межуровневый подход, позволяющий выяснить закономерности образования более сложных единиц «верхнего» уровня из менее сложных

единиц «нижнего» уровня, так и, напротив, подход внутриуровневый, объясняющий механизмы синтагматической сочетаемости единиц. Особый статус приобретает так называемая деривационная морфология, описывающая средства и способы организации морфологических структур слова в языках разного типа [Мурзин Л.Н., 1974].

Классификационной чертой деривационных процессов является степень их регулярности. Если значение единицы может быть выведено из значения ее частей, она рассматривается не только как мотивированная, но и как форма, построенная по аддитивному, или суммативному, типу. Для языков более типичны неаддитивные, или интегративные, процессы, в результате которых возникают единицы, обладающие значениями или функциями, несводимыми к значениям или функциям составляющих частей. В основе классификации процессов деривации лежит также их кардинальное деление на линейные и нелинейные. В то время как линейные процессы деривации приводят к синтагматическому изменению исходного знака и результатом образования производного знака являются разные модели сочетаний или порядка распределения знаков, нелинейные процессы деривации представляют собой не столько изменение сегментной протяженности знаков, сколько внутреннее изменение самого знака.

Особенностью личных имён является то, что они обладают большой способностью к образованию вариантов, или дериватов. Дериваты объединяют все производные имена: сокращённые, ласкательные, уменьшительные и фамильярные (short forms, pet names, diminutives, familiar forms), не поддающиеся чёткой дифференциации [Храковский В.С., 1969].

В английском языке разграничиваются два основных типа дериватов: сокращения и субъективно-оценочные формы с суффиксом -у (в других вариантах -ie, -ey, -sy). Схематически это разграничение представлено в таблице.

ТРЁХЭЛЕМЕНТНАЯ СХЕМА ПАРАДИГМАТИКИ ЛИЧНОГО ИМЕНИ

Полная форма Дериваты
Сокращённая форма Форма на -у
William Will, Bill Willy, Billy
Barbara Bab Babbie
Richard Dick Dicky
Dorothy Doll Dolly
Ann(e) Nan Nancy

Имена из второй колонки на этой схеме принято считать служащими цели языковой экономии и удобства, а имена в третьем столбце — формами выражения субъективной оценки. Последние употребляются в детском языке, а также как средство передачи ласки, симпатии, благожелательности.

Во всяком случае, оба вида дериватов противопоставлены полным формам, тяготеющим к официальному стилю речи.

Принцип, отражённый в таблице, осложняется таким явлением, как стереотип социального восприятия, который способствует выдвижению на первый план дериватов в качестве общепринятого способа именования лица. Одинаковые личные имена носили, но по-разному именовались промышленник Henry Ford и президент Harry Truman; архитектор Robert Mills и комедийный актер Bob Hope.

При сопоставлении опорных и усеченных имен было установлено, что число производящих и производных единиц не совпадает. Это объясняется тем, что на базе одного и того же имени возможно образование нескольких усечений по принципу объемности и ступенчатости. Образование вторичных единиц осуществляется при ступенчатой деривации по формуле ИЕ>УЕ1>УЕ2 - Maximilian>Maxim>Max. Формула объемной деривации может быть представлена в следующем имени:

Иллюстрацией объемного усечения может служить следующий пример:

Возникновение нескольких вторичных единиц на базе одной и той же первичной, позволяет говорить о действии в сфере производства усеченных мужских имен помимо одноразового или одноступенчатого сокращения прототипов, ступенчатого или объемного их усечения. Наличие ступеней деривации может создать впечатление об отсутствии каких либо правил, регулирующих образование антропонимических кратких форм. В объемной деривации участвуют 49 ИЕ, образующие в процессе усечения 110 УЕ.

Характерной группой образования дериватов по принципу объемности является отсечение в исходном имени его начальной или конечной части: Joachim>Jo, Achim; Eberhard>Eb/Ebe, Hard/Hart. Возникающий вследствие такого сокращения объемный деривационный ряд репрезентируется обычно двумя, как правило, инициально-финальными сокращениями.

Не исключена представленность объемного ряда двумя инициально-финальными (Alex, Xander<Alexander), медиально-финальными (Basti, Bastian<Sebastian) и финальными (Dolf, Olf<Adolf) усечениями с соответствующим названному вычленением части исходной единицы. Однако такие ряды, хотя и образуются, но довольно редко.

Редкостью при объемной деривации антропонимов является серийное производство кратких имен типа Bonifaz, Fazius, Azius<Bonifacius. Оно прослеживается в 5 из 49 случаев сокращения производящих единиц [Шкатова Л.А., 1984].

До сих пор речь шла об эволюции полных или исходных имен, используемых для называния лиц в документах, удостоверяющих личность владельцев, при обращении к лицам в официальной и торжественной обстановке. Полные или исходные формы имеют производные формы или дериваты, которые используются, главным образом, при обращении к лицам в неофициальной обстановке, в кругу знакомых, друзей, близких и родных.

Количество дериватов точному учету не поддается. Объясняется это характером их функционирования: фантазия творцов именований для обращения к друзьям, любимым, близким, родным и к детям необозрима.

Доминирующими моделями образования дериватов являются сокращение и аффиксальное словопроизводство. Путем сокращения образуются сокращенные имена: BEN (< BENJAMIN), DAN (< DANIEL) и др., а аффиксальное словопроизводство широко используется для образования гипокористических (уменьшительных или ласкательных) имен: DANNY (< DAN < DANIEL), JIMMY (< JIM < JAMES) и др.

Сокращение при образовании дериватов затрагивает начало, середину и конец исходного имени:

а) аферезис, например, NESS (< AGNES), TONY (< ANTHONY, ANTONY), TINA (< CHRISTINA) и др.;

б) синкопа, например, AUSTIN (< AUGUSTIN), ALINE (< ADELINE) и др.;

в) апокопа, например, ALEC (< ALEXANDER), ALF (< ALFRED), AG (< AGNES) и др. [Никитевич В.М., 1978-1982]

Особенность деривации в системе английских личных имен состоит в том, что аффиксация выступает как своеобразная вторичная деривация по отношению к сокращению и без него, как правило, не используется. Исключение из этого правила — несколько гипокористических имен, например, EVIE, JOHNNY и др., образованные без сокращения односложных полных имен EVE, JOHN и др. Таким образом, картину образования английских дериватов можно представить в следующем виде: от полных или исходных имен, например, DANIEL и THEODORE, образуются сначала сокращенные имена DAN и TED, а от них образуются гипокористические имена DANNY, TEDDY. Можно поэтому сокращенные имена называть первичными дериватами, а гипокористические имена — вторичными дериватами полных имен.

Необходимо отметить, что в настоящее время наблюдается тенденция использовать дериваты также в деловой обстановке, на совещаниях, заседаниях, пресс-конференциях, в публичных выступлениях, в печати и т. д. Дериваты постепенно становятся легальными, официальными именами, употребляемыми вместе с сопровождающими словами вежливости: honourable — почтенный, reverend — преподобный, doctor — доктор (ученая, степень), mister — мистер, господин и т.д. Например, Dr. (doctor) BILLY, Hon. (honourable) JIMMIE, Rev. (reverend) IKIE и др.

Окказиональная деривация, являясь реализацией игрового потенциала языка, может интерпретироваться как творческий когнитивный акт, вскрывающий имплицитные механизмы и возможности языковой системы. В процессах окказиональной деривации создаются и модифицируются новые знания о мире, актуализируются скрытые и периферийные смыслы, причём инновационные оттенки смыслов задаются автором, творящей языковой личностью, намеренно. В функциональном плане окказиональная деривация отражает различные коммуникативные установки языковой личности - создание, подбор номинаций для соответствующих предметных и абстрактных реалий; выражение субъективно-эмоционального отношения индивида к тому или иному фрагменту картины мира; особенности собственной системы ценностей той или иной коммуницирующей личности.

Объектом и результатом нестандартной деривации является окказионализм, отражающий специфику ЯКМ личности на когнитивном, эмотивном, аксиологическом и прагматическом уровнях.

Проблемы окказионализации в тексте имеют достаточно

длительную историю изучения. Однако многостороннего исследования окказиональной деривации как способа и как средства создания языковой картины мира ещё не осуществлялось в отечественной лингвистике, в то время как усиление объяснительного потенциала теории языка способствует активизации лингвистических разработок в русле данной проблематики [Кубрякова Е.С., Панкрац Ю.Г., 1982].

Окказиональная деривация является индивидуально - авторским

творческим процессом, раскрывающим особенности креативного мышления и языкового сознания языковой личности - автора поэтического текста, что обусловлено его творческим методом и художественно-эстетической концепцией. Выступая отражением множественности и многоплановости внутреннего «эго» автора через систему окказиональных дериватов (окказионализмов), окказиональная деривация представляет собой специфический способ и средство построения и/или раскрытия авторской поэтической картины мира, эксплицируя уникальность эмоционально-интеллектуальной и мировоззренческой позиций автора, его системы ценностей. Окказиональная деривация в художественном (поэтическом) тексте представляет собой реализацию игрового потенциала языка, при которой актуализируются имплицитные смыслы и периферийные значения, задаваемые языковой личностью - автором намеренно, с конкретной целью. В этом аспекте окказиональная деривация может рассматриваться как разновидность языковой игры, как игра деривационная, в процессе которой в творческих деривационных актах создаётся авторская поэтическая картина мира. Фрагменты поэтической картины мира на вербальном уровне функционально являются «словесной маской», позволяющей скрывать истинные чувства, эмоции, намерения её творца, так как акцент делается не на передаваемом содержании, а на форме языковых средств - окказионализмов, выступающей в этом случае важнейшим средством создания содержания и окказиональной деривации. Многообразными средствами окказиональной деривации автор пытается модифицировать как сам характер языка, так и его эстетическую природу, расширить представления о его структурных и семантических механизмах и закономерностях. Базовыми деривационными способами нестандартного, индивидуально-авторского, словообразования в поэтическом тексте В. Хлебникова являются «заумь», «перевертень», «внутреннее склонение», «звукопись», «звёздный язык», анаграммирование, деривация на основе имён собственных, деривация слов с вымышленными (виртуальными) корнями, «скорнение», стяжение форм. Активно используются для деривации поэтической картины мира и традиционные способы: суффиксация, префиксация, суффиксально-префиксальный способ, словосложение, морфолого-синтаксический, субстантивация, аббревиация, контаминация, частеречная транспозиция, гнездование окказионализмов. В целом все окказиональные деривационные процессы опираются на авторский принцип законности любого слова (независимо от его происхождения) в любом месте и в любом сочетании, регулируются механизмами двух мощных

факторов и закономерностей языкового существования: законом аналогии и законом экономии языковых средств. Окказиональную деривацию можно интерпретировать как результат синкретизма мыслительного и речевого актов, отражающий деривационный потенциал и когнитивно-эстетические особенности поэтического слова. В функциональном отношении окказиональные образования в поэтическом тексте реализуют функции эстетической характеризации и нестандартной художественной номинации надреальных фрагментов ЯКМ, что способствует усилению их экспрессивности, образности, ассоциативности и символьности, «виртуальности». Сознательное нарушение норм сочетаемости и деривационных связей одноуровневых единиц языка, создание окказионализмов без реального лексического наполнения выполняют стилеобразующую функцию, актуализируют и расширяют возможности нетрадиционных реализаций языковой системы в поэтической речи при построении поэтической картины мира. Производство окказиональных морфем и лексем в окказиональном словообразовании очень индивидуально, зависит от языковой личности, в связи с чем непродуктивно и не подводится ни под какие более или менее определённые универсальные правила или образцы. Данная аспектность обусловливает неповторимость, уникальность и самобытность каждой ЯКМ, создаваемой посредством процессов окказиональной деривации [Кубрякова Е.С., 1974].

Отличительной особенностью английских личных имён является их относительная устойчивость в пределах функционального стиля. В английском языке в пределах одного функционального стиля шансы на варьирование имени чрезвычайно малы. Так, героев повести Т. Капоте «Завтрак у Тиффани» на протяжении всей книги зовут именами: Holly, Rusty (от Rutherford), Fred, Mag. Трудно представить, чтобы кто-то назвал их полными именами иначе, чем на конверте официального письма или в газетном сообщении о происшествиях. Примечательно и то, что Mag не становится Maggie и May, Madge и т.п., a Fred — Freddie. Полное имя Фреда остается загадкой — то ли Alfred, то ли Frederick. С другой стороны, у Б. Шоу в «Пигмалионе» есть Фредди, которого не называют Фред. В «Приключениях Тома Сойера» М. Твена имя Тот в прямой речи употреблено на протяжении всей книги 185 раз и ни разу не употреблено Tommy; Huck встречается 111 раз и только 6 раз — H иску [Томахин Г.Д., 1988].

Таким образом, в парадигматике английского личного имени складывается следующая картина. С одной стороны, сдвиги в социальном стереотипе восприятия сокращённых и уменьшительных имён способствовали выдвижению их как основных, стандартных форм в значительной части антропонимических именований. Приобретая официальный статус, такие формы теряют традиционно приписываемые им уменьшительно-ласкательные и дружелюбно-интимные коннотации. Эти коннотации выражаются, прежде всего там, где использование деривата имени является отходом от стандартного для данной коммуникативной сферы способа называния человека [Комлев Н.Г., 1968].

Итак, сокращённая или уменьшительная форма несёт эмоционально-оценочную нагрузку в основном тогда, когда является отходом от стандартного способа именования. При этом необходимо отметить, что эта эмоционально-оценочная нагрузка не обязательно положительна. Уменьшительные и сокращённые варианты имён органичны и в тексте с иронической интонацией. Называя президента Кеннеди Jack, Никсона — Dicky, премьер-министров Каллагэна и Тэтчер — соответственно Jim и Maggie, печать демонстрировала ироничное, а подчас и фамильярно-пренебрежительное отношение к ним.

Англичан и американцев ставит в тупик обилие разнообразных имён одного и того же лица, с чем они сталкиваются, читая переводную русскую литературу. В английском языке у каждого личного имени есть один-два деривата. Исключением, пожалуй, является имя Elizabeth, знаменитое тем, что у него дериватов намного больше среднего: Eliza, Lisa, Liz, Lizzie, Bess, Bet(t), Betsy, Bessie, Betty, Elsa, Elsie [The American Everyday Dictionary, 1955]. Но эти варианты не применяются к одному и тому же человеку, а кроме того, они не выражают такой широкой гаммы оттенков эмоциональной оценки (от предельной нежности до пренебрежительности), какая характерна для личных имён в русском языке.

Родовой признак, или признак пола лица, выражается противопоставлением мужских и женских имён, прежде всего личных — например, Paul, Jerome, Andrew, Anthony, с одной стороны, и Judith, Jane, Sylvia, Elizabeth, с другой.

Впрочем, некоторые лингвисты оспаривают такое разграничение. Они утверждают, что использование одних имён для называния лиц мужского пола, а других — для лиц женского пола есть всего лишь «лингвистическая условность, опирающаяся на культурную традицию». Такое мнение сложилось, по-видимому, под впечатлением наблюдений за английским языком, где у мужских и женских имён практически нет особых отличительных признаков (например, специфических родовых окончаний), а некоторое число имён могут выступать одновременно и как мужские, и как женские. Однако эта теория не подтверждается [Шарашова М.К., 1996].

2.1. Способы образования имён собственных в английском языке

В отличие от нарицательной лексики, имеющей обычно достаточно четкий структурированный характер, антропомическая лексика такой особенностью зачастую не обладает. Это объясняется, прежде всего, неоднородностью с именника с точки зрения его происхождения. В именную систему любого языка входят новые и старые имена, созданные в языке данном и заимствованные. При этом в противовес новым именам, структура которых доступна для наблюдения вследствие их возникновения на базе антропонимов и наличия в них тем самым активных в настоящее время, "живых" словообразовательных основ и формантов, старые имена, генетически восходящие к апеллятивам, структурируются нередко с большим трудом. В связи с генетической вторичностью древних имен (образонием на базе апеллятивов), их структура подлежит не актуальному, а историческому членению. Однако и историческое членение этих личных имен не всегда может вскрыть достаточно достоверно их морфемную сегментацию. Многие из них восходят к апеллятивам чужих языков. Есть среди них и имена с полностью утраченными апеллятивами. Из-за отсутствия в подавляющем большинстве случаев внутренней мотивированности антропонимов, определяемой смыслом лежащих в их основе нарицательных слов, личные имена нередко воспринимаются как непроизводные и лишенные внутренней формы. Все вместе взятое обусловливает существенные расхождения между структурно-словообразовательными классификациями этого разряда СИ в отечественной и зарубежной лингвистике, а иногда их неполноту [Шайкевич А.Л., 1996].

Выделяются следующие виды информации, которую может содержать имя собственное: речевая, языковая и энциклопедическая.

Речевая информация осуществляет связь имени с объектом и выявляет отношение говорящего к объекту, зависит от экстралингвистических условий речевой ситуации. В случае перемены этих условий может измениться объем речевой информации. Эта информация предполагает первоначальное знакомство с данным объектом, благодаря ей, имя собственное вводится в речь.

Энциклопедическая информация – это комплекс знаний, сведений об объекте, доступный каждому члену языкового коллектива, пользующемуся данным именем. Каждое имя несет в себе тот или иной объем энциклопедической информации, в первую очередь это касается общеизвестных имен. Исследователь В.И. Болотов разграничивает два вида энциклопедического значения имен собственных: общее и индивидуальное. Общее указывает на отнесенность онимической лексики к определенному ономастическому полю; индивидуальное – выделяет денотат внутри этого поля.

Языковая информация имени – наиболее постоянная и не изменяющаяся часть его информации. Она заключается в характере и составе компонентов имени, необходима для понимания слова. Ю.А. Карпенко выделяет пять аспектов языковой информации: языковая принадлежность имени или слова, от которого оно образовано; словообразовательная модель имени; этимологический смысл; выбор именно данной (а не другой) производящей основы; локальная обстановка, ситуация в момент создания имени.

В.В. Денисова выделяет, кроме трех основных, дополнительную информацию имени – символическую: «Если денотат имени становится всемирно известным, столь же известным становится и его имя, которое обретает способность употребляться как нарицательное, связанное с новым понятием, которое не совпадает с понятием первичного апеллятива, сопутствующего имени в его первоначальном ономастическом употреблении» [Денисова В.В., 1985].

Современные женские имена, образованные путем объединения частей двух имен, например, ANELLA (< ANN(E) + ELLA), MARIANNE (< MARY + ANNE), SARALINDA (< SARA(H) + LINDA) и др., по-видимому, вошли в обиход несколько позже. Весьма возможно, что создание имен путем контаминации— явление, продуктивное и в наше время, — было вызвано стремлением иметь звучное, более короткое и цельнооформленное имя. Постепенно контаминированные имена вытеснили моду давать девочкам двойные имена типа MARY ANNE, MARY JANE и др., и в настоящее время наличие двух личных имен у англичан и американцев явление довольно редкое [Томахин Г.Д., 1988].

Начиная с XV в. гипокористические мужские и женские имена образуются при помощи продуктивных суффиксов -ie, -у, например: BETTIE, BETTY (< BET < ELIZABETH), JOHNNY (< JOHN), PEGGY (< PEG < MARGARET) и др. Возникнув в Шотландии, эти суффиксы из сферы имен собственных постепенно проникли также и в сферу имен нарицательных, например: birdie, bookie, doggie, granny, lassie, nightie и др. [Фадеева Э. Н., 1999].

Выборка дериватов собственных имён из словарей позволяет утверждать, что не совсем чётко выделяются принципы, по которым идёт сокращение личного имени. Так, в Словаре английских личных имён А.И. Рыбакина приводятся следующие дериваты к имени Alexander: Al, Alec, Aleck, Alex, Alick, Ellick, Lex, Lexy, Sander, Sandie, Sandy, Sawney, Sawnie, Sawny. Не совсем ясно выстраивается структурирование последних трёх дериватов [Рыбакин А.И., 1973].

При подробном анализе антропонимов, включенных в названный выше словарь (3000 имён), выявлено, что более 50% имён имеют от 1 до 127 дериватов. Естественно, дериваты расширяют саму систему личных имён, с одной стороны, делают речь более образной, эмоциональной, с другой. Вместе с тем, как указывалось выше, изучающим английский язык нередко приходится «открывать» для себя английские имена. Приведённый ниже пример с дериватами имени Margaret – Greta, Gretchen, Gretel, Grethel, Gritty, Madge, Mag, Maggie, Maggy, Magsie, Maidie, Maisie, Mamie, Marge, Margot, Mae, May, Meg, Megan, Meggie, Meggy, Meta, Moggy, Peg, Peggoty, Peggy, Rita (27 дериватов) являются доказательством нашего утверждения [Рыбакин А.И., 1989].

Использование дериватов-антропонимов безусловно, выполняет определённую функцию. Так, в рассказе С. Моэма “The Voice of the Turtle” мы наблюдаем как героиня выражает свой гнев через отказ быть названной Mary – сокр. От Maria, что придаёт тексту юмористический эффект: “Mary”, I expostulated. “My name is Maria and no one knows it better than you, and if you can’t call me Maria you can call me Madame Falterona or Princess” (S. Maugham “The Voice of the Turtle”, p. 115).

Зависимость литературных антропонимов от национального ономастикона заключается, прежде всего, в том, что они строятся по реально существующим в английском языке моделям образования имён собственных личных, часто с включением нейтральных компонентов, например, Samuel Pickwick, или с добавлением частотных антропонимических формантов: Blotton, Finching, Crummies.

Сокращение при образовании дериватов затрагивает начало, середину и конец исходного имени:

а) аферезис, например, NESS (< AGNES), TONY (< ANTHONY, ANTONY), TINA (< CHRISTINA) и др.;

б) синкопа, например, AUSTIN (< AUGUSTIN), ALINE (< ADELINE) и др.;

в) апокопа, например, ALEC (< ALEXANDER), ALF (< ALFRED), AG (< AGNES) и др.

2.2. Традиции, связанные с именованием

Смешные имена или имена-курьезы не были предметом пристального изучения, ученые ими глубоко не занимались, хотя иногда и перечисляли на потеху читателям забавные личные имена и фамилии. Подобными антропонимами и их коллекционированием занимались многие известные лица нашего времени.

Наиболее полные американские именники содержат более, чем десять тысяч антропонимов. Среди них — календарные, традиционные, новоизобретенные, а также разнонациональные, хлынувшие примерно 40 лет назад в американский именослов и дружески принятые коренными жителями США, для кого английский язык родной [Успенский Л., 1989]. Если в период 1600—1800 годов в англоговорящих странах каждый второй мужчина носил имя Джон, Томас, Вильям, Уолтер, Джеймс или Джозеф, а женщины — Мэри, Анна или Элизабет, то затем подобные имена потеснились, хотя ими и сейчас продолжают называть детей и, вероятно, будут называть всегда, а некоторые из вышеупомянутых антропонимов появляются даже теперь кое-где на непродолжительное время в списке самых любимых и модных.

Многие имена граждан всех рас вызывают далеко не однозначную реакцию в смысле пренебрежения и отталкивания у аборигенов Америки. Правда, в США это встречается очень редко, американцы легко мирятся с необычными именами, как бы странны они ни были.

Подобное же было и в России после революции. Среди прибывших в США иммигрантов за последнее время (1995-2000 годы) было немало девочек по имени Анастасия. В то время оно было популярным в России благодаря моде. Тогда этот антропоним считался «деревенским», давно вышедшим из употребления, однако в 80-х годах имя возвратилось, пошло и стало пошлым. С сокращенной формой — Настя — жить в Америке вообще противопоказано, ибо «нейсти» (nasty) по-английски значит «отвратительный, гадкий, противный» и т.д. Но эмигранты из России, не имеющие понятия о том, что мода — это стадность, привезли это имя и в США, где к нему сразу стали относиться с пренебрежением. Именно поэтому все российские Насти немедленно стали называться в Америке Стейси или Ася.

Какие же имена в разных странах принято считать курьезными? Вот, например: не каждому жителю США приходилось встречать женское имя... Кеннеди Джонсон, Президент Линкольн или девочку, которую зовут русским мужским Ваня, особу женского же пола, величаемую Рейган, фамилией президента Рейгана. Взрослых мужчин и женщин по имени Куки-Пуки и Живи Долго тоже придется тщательно поискать, так же, как и представителя сильного пола, взрослого уважаемого человека, величаемого Джонни Дурачок. Средний американец абсолютно точно когда-либо слышал о военном в отставке, серьезном гражданине, участнике Второй мировой войны, которого товарищи называют Стронги, однако в документах он записан как Стронг Бузер (Strong Boozer), что в переводе значит «записной пьяница». Интересным может показаться мужское прозвание Мемориал Дэй (День Поминовения) в честь национального праздника США, или имя девочки — Гефилте Фиш (Фаршированная рыба) в семье смешанного национального происхождения, где отец — еврей, а мать — индианка [Ивашко В.А., 1988].

В начале XX века, когда в России началась революция, американцы были столь заинтригованы борьбой «красных» и «белых», что стали называть своих детей названиями разного цвета, и до сих пор подобные имена, такие, как Ред (красный), Уайт (белый), Грин (зеленый), Блю (синий) итак далее встречаются у немолодых граждан США. А однажды в телевизионной передаче фигурировал полицейский, чей антропоним был — Бейби Грин Рашн (малютка зеленый русский).

Ученые-ономасты США заметили, что чаще всего новоизобретенные имена связаны с топонимами, то есть с географическими названиями, и поэтому они называются оттопонимными. Очень часто возникновение новых имен связано с какими-то военными действиями или переменой политической обстановки в стране. Недавно скончавшаяся гражданка страны Колумба по имени Манила Дью Устед (два имени и фамилия) родилась 5 мая 1898 года в Калифорнии и получила свое имя после того, как ее отец, адмирал Дью Устед, захватил залив Манила, в память чего он назвал дочь Манила. Дью — первое имя адмирала, но дано дочери в качестве второго. Успехом это имя не пользовалось и скоро почти вышло из состава личных имен США [Щетинин Л.М., 1966].

Когда-то в старину в моде было называть детей именами профессий — Бейкер (пекарь), Кукер (стряпуха), Брустер (пивовар), но в настоящее время это сошло на нет.

В наименовании ребенка часто проявляется библейская традиция, когда новорожденному дают имя по первому звуку, услышанному матерью после появления дитяти на свет. Этой традиции обязаны такие имена, как Иаху (нечто вроде слова «эхо») или Бэнг (стук), а также другие подобные имена [Шарашова М.К., 1996].

В городе Тулса некто Юджин Джером Дупуа назвал в 80-х годах всех шестерых детей своим именем, и все они зовутся Юджин Джером Дюпуа — ведь в английском языке различия пола в существительных нет, оно имеется только в местоимениях. Чтобы различить своих потомков, на помощь Юджину Дюпуа приходят номера.

Хонда и Тойота — две девочки, а их два брата именуются Ягуар и Датсон по названиям легковых автомобилей, особенно любимых родителями. А гражданин штата Калифорния зовет своих детей их официальными именами 0'Кей и Олл Райт.

Бывают и совсем уникальные случаи: так в Калифорнии в 80-х годах некто Майкл Герберт Денглер обратился в соответствующие организации с просьбой отныне называться номером 1069. Почему именно эти цифры пришли ему на ум — неизвестно, но окружной судья отказал ему на том основании, что отказ от человеческого имени есть полная дегуманизация человеческого существа. В те же годы один из жителей штата Юта, человек мужского пола, потребовал, чтобы его имя было официально заменено на прозвание Уфи Гуфи.

Специалисты, изучающие процесс формирования личности, утверждают, что имя - это один из важных факторов, влияющих на характер и даже здоровье. Английский терапевт Тревор Уэстон, например, провел исследование, показавшее, что пациенты, чьи имена начинаются с букв последней трети алфавита, в три раза чаще подвержены сердечно-сосудистым заболеваниям [Ярцева В.Н., 1990].

Три исследователя из Чикаго считают, что люди с забавными или странными именами в четыре раза больше остальных предрасположены к разного рода психическим комплексам. Говорит Роберт Николей, один из чикагских врачей: «Когда ребенок получает имя, способное вызвать насмешки, это ставит его в оборонительную позицию с первых же шагов среди сверстников. Он вынужден бороться за нормальное отношение к себе». К этому же приводит повышенная обидчивость, возникающая у ребенка с именем, которое может относиться как к мальчику, так и к девочке, к примеру, Марион, Ким, Мишель. Даже взрослые американцы с именем Уильям, по данным исследования, «чувствуют себя униженными», когда к ним обращаются как Билли или Вилли.

Исследователи утверждают, что родители должны тщательно выбирать имена своим детям. Ведь имя - это первый подарок, если не считать самой жизни, который родители преподносят ребенку, причем пожизненный подарок. Но он может стать проклятием. Психолог Джон Трейн собрал целую книгу самых несуразных имен, от которых страдают некоторые американцы. Семья Май из Нового Орлеана, например, выбрала для трех дочерей такие «имена»: My, Бу, Гу. Джексоны из Чикаго буквально заклеймили своих пятерых детей, назвав их Менингит, Ларингит, Аппендицит, Перитонит и Тонзиллит».

Чрезвычайно интересным представляется исследование социологического аспекта мотивов выбора имен. «Хорошо ли имя редкое, 'как ни у кого', броское, исключительное, чтобы оно «стреляло», или оно плохо, а хорошо имя тихое, самое обычное и неприметное, 'как у всех'?» - пишет В.А. Никонов («Задачи и методы антропонимики»//«Личные имена в прошлом, настоящем, будущем». - М., 1970). Польский антропонимист. Т.Милевский утверждал, что личные имена отличаются от нарицательных полной свободой выбора. Однако, вопреки этому, многочисленные исследования доказывают, что выбор личных имен обусловлен антропонимической нормой.

Приведём некоторые факторы, определяющие выбор личных имен у англичан:

1. Влияние моды. Современная мода на имена - общественная мода, в которой проявляется общественный, а не индивидуальный вкус. Это подтверждается большой однородностью современного английского именника (в 1971 г. более 20 000 новорожденных мальчиков в Англии и Уэльсе получили имя Jason).

С другой стороны, выбор имени определяется желанием избежать однообразия (Jessica — not a particularly fashionable name, so wouldn't date her).

2. Связь имени с определенной социальной группой. Так, имена Rupert, Benjamin, Alexandra традиционно связывают с представителями средних слоев общества. Исчезли социально окрашенные имена, как, например, Abigail, которое воспринималось как традиционное имя служанки.

"I really can't see why you should object to the name of Algernon. It is not at all a bad name. In fact, it is rather an aristocratic name. Half of the chaps who go into the Bankrupcy Court are called Algernon." (O. Wilde. The Importance of Being Earnest).

3. Стремление избежать трудных, неблагозвучных сочетаний (например, Tracey Thomas, Jason Jackson, Paul Hall, Mark dark. Mark Martin), тяга к звучным именам:

I have a passion for the name of Mary. For once it had a magic sound to me - (Byron. Don Juan).

Большое значение при выборе имени имеет, по-видимому, фонетико-психологический фактор, под которым понимается возникновение определенных эмоциональных ассоциаций, вызываемых различными звуками и сочетаниями звуков.

"Are we naming our daughters too fancifully? I am inclined to sympathise with the feeling that makes poor parents who have perforce to live in some soulless slum, seek for something sweet and wholesome, even if it be only a name, and I have given up moralising when I hear such one called Doris or Ivy. It is ever so much better than condemning them to the hackneyed Mary Ann which seems to rob them of all chance," - писала анонимная читательница журнала Great Eastern Railway Magazine в начале XX века.

4. Желание прослыть оригинальным заставляет некоторых родителей давать своим детям редкие, необычные имена: Charisma, Damask, Bina, Queen. Этим особенно «грешат» родители новорожденных афро-американцев. Так, по статистике, среди мальчиков, которым в последние годы в Америке давали имена Cornell, Darius, Deon, Everett, Ivan, Ivory, Kenyatha, Maurice, Myron, Nakia, Roderick, Tyrone, и среди девочек с именами Akilah, Briana, Danita, Dionne, Evette, Jamila, Jawanda, Keisha, Kia, Kyra, Malaika, Sabrina, Tamika, Yolanda большинство - представители негритянского населения. Семья в Гонолулу (Гавайи) назвала своих детей Dodo, Rere, Mimi, Fafa, Soso, Lala, Sisi и Octavia.

5. Влияние религии.

6. Влияние на выбор имени положительных или отрицательных ассоциаций с известными историческими или культурными деятелями (ср. почти полное исчезновение имени Adolf из современного английского именника). Американский художник XIX века Ч.У. Пил, например, дал своим детям имена выдающихся живописцев: Rembrandt Peale, Rafaelle Peale, Rubens Peale, Titian Peale.

"People always grow up like their names. It took me thirty years to work off the effects of being called Eric. If I wanted a girl to grow up beautiful I'd call her Elizabeth, and if I wanted her to be a good cook I'd choose something like Mary or Jane." George Orwell (Eric Blair)

7. Связь с местом рождения. Так, имя Jennifer связывалось с Корнуоллом, Yorick - с западной Англией.

8. Желание избежать имен, встречающихся в устойчивых выражениях типа Simple Simon, Jack of all trades, Every Tom, Dick and Harry и др.

9. Зачастую имя дается в честь другого человека, часто ближайшего родственника. Много отцов поступают так, как м-р Домби в романе Ч. Диккенса «Домби и сын»: "Не will be christened Paul... of course. His father's name, Mrs Dombey, and his grandfather's." Ср. также у Филдинга: "...the little foundling to whom he had been godfather, giving his own name of Thomas..." (Tom Jones) или у Голдсмита: "Our oldest son was named George, after his uncle, who left us 10,000 pounds" (The Vicar of Wakefield) [Ивашко В.А., 1988].

Исследования, проведённые в последние годы показали, что не только фамильные, но и личные («первые») имена могут на уровне обыденного сознания ассоциироваться с определёнными признаками или качествами предполагаемого референта. Так, Ральф Уинсом на основании опроса 1100 респондентов утверждает, что нижеприводимые мужские и женские имена вызывают устойчивые представления о личностных качествах или внешности человека ещё до знакомства с ним:

МУЖСКИЕ ИМЕНА:

Allan – serious, sincere, sensitive;

Andrew – sincere but immature;

Anthony – tall, wiry and elegant;

Benjamin – dishonest;

Dennis – clumsy;

Donald – smooth and charming;

Edward – thoughtful; George – aggressive;

Harold – coarse; Richard – very good-looking;

Thomas – large, soft and cuddly (родной).

ЖЕНСКИЕ ИМЕНА:

Barbara – fat but sexy;

Emma – pretty but silly

Florence – masculine

Louise – pretty

Maureen – sultry and surly (страстная и грубая)

Nancy – spiteful (язвительная)

Pamela – hard, ambitious, domineering (строгая, честолюбивая и властная)

Patricia – plain (простая, бесхитростная)

Sally – childish (инфантильная)

Sarah – sensual and selfish [The Pocket Oxford Dictionary of Current English, 1984]

Отметим, что, как правило, такое прочтение имён не соответствует, а порой даже противоречит их этимологическим значениям, на которых чаще всего и основываются различные рекомендательные списки и справочники в Великобритании и США. Ср.: Benjamin – др. евр. Binyamin – букв. Сын десницы (правой руки), т.е. любимый сын (son of the right hand) и «бес/нечестный» - в вышеприведённом списке Andrew, Andrew, Patricia и др.

Зато трудно не увидеть определённого влияния литературных имён на «народную этимологию» единиц национального антропонимикона. Так, злобный сплетник Сэр Бенджамен Бэкбайт (Sir Benjamin Backbite), персонаж в комедии Р Шеридана «Школа злословия» (1777), несомненно, «обесчестил» своё имя, шекспировские Марк Антоний (из трагедии «Юлий Цезарь») и капитан Антонио (из «Двенадцатой Ночи») могли «оставить в наследство» имени Anthony свою благородную и привлекательную внешность, комический робкий и податливый Сэр Эндрю Эгьючик (Sir Andrew Aguecheek) – имени Andrew слабость своего характера, а Памела из одноимённого романа С. Ричардсона (1740) – твердость [Ярцева В.Н., 1990].

Однозначные соответствия между известными признаками литературных персонажей и именами в реальном употреблении, конечно, выявляются далеко не всегда, хотя уже давно существуют специализированные номенклатуры личных имён, предназначенных для наречия «по качеству». Например, в выпущенном для молодых матерей пособии “Baby Name Finder” представлены в алфавитном порядке определённые положительные качества или свойства («смелость, «постоянство», «преданность» и т.д.), которые родители желали бы видеть в своём ребёнке, и для каждого из них подобрано соответствующее имя. Так, преданность, по мнению составителей, ассоциируется с именами Cordelia (младшая из трёх дочерей короля Лира) и Enid (героиня стихотворного романа Кретьена де Труа «Эрек и Энида», поэмы А.Теннисона «Герейнт и Энида» и цикла «Королевские идиллии).

Всё это - признание коррелирующей роли имен литературных персонажей, которая сказывается и при разделе имен реального антропонимикона на "плохие" и "хорошие". К "плохим", например, относится женское имя Bertha, литературным прототипом которого является Bertha Mason Rochester, сумасшедшая супруга главного персонажа в романе Ш. Бронте "Джейн Эйр" (1847), а "плохим" мужским именем считается Roderick, представленное в своей литературно-художественной ипостаси отрицательным персонажами: Roderick Random из романа Т. Смоллетта "Приключения Родерика Рэндома" (1748) – " selfish and unprincipled hero", и Roderick Dhu из поэмы В. Скотта "Леди озера" (1810) – " fierce Highland chief", известный как " grim", "black", "jealous". С другой стороны, к "хорошим" именам относятся John, Jonathan, Thomas, которым соответствуют исключительно положительные литературные референты вроде героя романа Э. Гаскелл "Мэри Бартон" (1848) Джона Бартона: John Barton—" a steady, thoughtful workman", или главного действующего лица в романе В.Скотта "Антикварий"(1816) Джонатана Олдбока : Jonathan Oldbuck- " a learned and garrulous antiquary", или персонажа в романе У.М.Теккерея "Ньюкомы " (1853-1855) Томаса Ньюкома: Colonel Thomas Newcome—" an admirable portrait of a simple-minded gentleman, guided through life solely by the sentiments of duty and honour" [Кацнельсон С.Д., 1970].

Традиции, связанные с именованием человека не являются предметом рассмотрения данной работы. Здесь лишь приведена постановка вопроса. На наш взгляд, изучение культуры, традиций английской антропонимики дополнит исследования в данной области.

Заключение

Проблема имен собственных в межъязыковой и межкультурной коммуникации стара, как и само общение между народами. В данной дипломной работе мы показали способы образования имён собственных, особенности деривации антропонимов и то, каким образом они влияют на понимание и восприятие имен собственных.

В ходе исследования было выяснено, что главное объективное противоречие, с которым связаны трудности при понимании имен собственных, обусловлено внутренними свойствами имен собственных как словесных знаков. Другие объективные противоречия носят субъективный характер и определяются той языковой средой, которая пытается использовать и освоить имена собственные [Блох М.Я., 1991].

В данной работе мы пришли к выводу, что теория имён собственных еще не так глубоко изучена. Нами были проанализированы имена собственные, способы их образования и особенности их деривации. И мы надеемся, что в дальнейшем ей будет уделяться больше внимания со стороны лингвистов.

В данной дипломной работе были также рассмотрены основные способы образования имен собственных. Из нашего рассмотрения следует вывод, что наиболее часто применяемым способом образования имен собственных является суффиксальный способ.

В ходе проведенного исследования обнаружились некоторые трудности, что связано со спецификой языка, национальной неповторимостью заимствованных имен (с точки зрения фонетики и др.) и влиянием чужого языка на именник исконного английского антропонимикона. Определенные трудности связаны были с неизученностью вопроса имен собственных и соответственно, недостатком практического материала.

Предложенный в работе анализ имён собственных не является исчерпывающим. В одной работе не представляется возможным охватить все особенности имён собственных, однако основные закономерности в ходе работы были выявлены.

Во-первых, мы установили, что история имён собственных началась много веков назад и представляет собой весьма разнообразные способы именования, связанные с культурой и традициями разных народов.

Во-вторых, рассмотрели систему и структуру имени собственного.

В-третьих, проведенное исследование показывает, что одним из основных и одновременно главных способов образования имён собственных является деривация.

В-четвертых, проанализировали способы образования имён собственных и ознакомились с традициями именования.

Наше исследование не ставило целью выявление всех особенностей и подробностей, связанных с употреблением имён собственных, здесь были обозначены только основные направления анализа, которые могут быть расширены в других работах.

Рассмотрение вопроса о раскрытии механизма образования антропонимов предполагает в рамках указанной дипломной работы для полного выделения их инвентаря и систематизирования его описания, выявление этимологических, фонетических и структурно-семантических особенностей полных и кратких форм, а также установление условий, регулирующих производство основных типов кратких единиц. Это и явилось основными задачами предлагаемой работы, которые, на наш взгляд, были успешно исполнены.

Список литературы

1. Белецкий А.А. Лексикология. – М., 1984.

2. Белозерова Ф. М. Антропонимы в английской фразеологии / Ф. М. Белозерова, Н. Л. Шомахер // Актуальные проблемы лингвистики. – Курган, 2000.

3. Блох М.Я., Семенова Т.Н. Имя собственное личное и его номинативные свойства // ИЯВШ. Вып. 24. - М., 1991.

4. Виноградов В.В. История слов. Часть 1. – М., 1994.

5. Денисова В.В., Баирова Р.К. К вопросу о харизматической функции имени. – М., 1985.

6. Дронова Е.М. Язык, коммуникация и социальная среда. – Воронеж, 2006.

7. Ермолович Д.И. Имена собственные на стыке языков и культур: заимствование и передача имён собственных с точки зрения лингвистики и теории перевода. - М., 2001.

8. Ермолович Д.И. Основы профессионального перевода. – М., 1996. Зайцева К.Б. Английская антропонимия и ее стилистическое использование: АКД. - Одесса, 1979.

10. Ивашко В.А. Как выбирают имена. – 2-ое издание. - Минск, 1988.

11. Комлев Н.Г. Вопросы лингвистики и методики преподавания иностранных языков. – М., 1968.

12. Кубрякова Е.С. Деривация, транспозиция, конверсия. – №5. ВЯ, 1974.

13. Кубрякова Е.С. Части речи в ономасиологическом освящении. – М., 1978.

14. Кубрякова Е.С., Панкрац Ю.Г. Теоретические аспекты деривации. – Пермь, 1982.

15. Кузнецова В.И. Фонетические основы передачи английских имён собственных на русском языке. – Л., 1960.

16. Курилович Е. Очерки по лингвистике. – М., 1962.

17. Марьеньянова Н.В. Символика личных имён в языке и переводе // Межкультурная коммуникация и перевод. – М., 2002.

18. Мурзин Л.Н. Синтаксическая деривация. – Пермь, 1974.

19. Непокупный А.П. Теория и методика ономастических исследований. – М., 1986.

20. Никитевич В.М. Словообразование и деривационная грамматика. – Ч. 1-2. - Гродно, 1978-1982.

21. Никитевич В. О минимальной номинативной единице и предмете ономатологии/Проблемы лексикологии. – Минск, 1973.

22. Никонов В.А. География фамилий. – М., 1990.

23. Никонов В.А. Имя и общество. – М., 1987.

24. Никонов В.А. Задачи и методы антропонимики // Личные имена в прошлом, настоящем и будущем. - М., 1970.

25. Новиков Л.А. Семантика русского языка. – М., 1982.

26. Петрова Е.С. Пределы структурно-семантического развертывания антропонимов в современном английском языке. - Л., 1985.

27. Суперанская А.В. Структура имени собственного (фонология и морфология). – М., 1969.

28. Суперанская А.В. Имя – через века и страны. – М., 1990.

29. Суперанская А.В. Общая теория имени собственного. – М., 1970.

30. Томахин Г.Д. Реалии-американизмы. – М., 1988.

31. Унайбаева Р.А. Категория подтекста и способы её выявления. – М., 1980.

32. Успенский Л. Ты и твоё имя. Имя дома твоего. – М., 1989.

33. Фадеева Э. Н. Ономастические фразеологизмы английского языка с антропонимами в качестве компонента // Гуманитарные исследования: ежегодник. – Вып. 4. - СПб, 1999.

34. Храковский В.С. Инвариантные синтаксические значения и структура предложения. – М., 1969.

35. Чурсина И. С. Развитие антропонимикона английского языка: (морфологический и социокультурный аспект). – Белгород, 2002.

36. Шайкевич А.Л. Социальная окраска имени и его популярность // Поэтика. Стилистика. Язык и культура – М., 1996.

37. Шарашова М.К. О значении собственных имён // Семантика языковых единиц – Т.1 – М., 1996.

38. Шкатова Л.А. Развитие ономасиологических структур. – Иркутск, 1984.

39. Щетинин Л.М. Слова. Имена. Вещи. - Ростов-на-Дону, РГУ, 1966.

40. Кацнельсон С.Д. Progress in linguistics, The Hague. – P., 1970.

Словари:

41. Подольская Н.В. Словарь русской ономастической терминологии. - М., 1978.

42. Рыбакин А.И. Словарь английских личных имён. Изд. 1. - М., 1973.

43. Рыбакин А.И. Словарь английских личных имён. Изд. 2. - М., 1989.

44. Ярцева В.Н. Лингвистический энциклопедический словарь. – М., 1990.

45. Hornby A.S. Oxford Advanced Learner’s Dictionary of Current English. – Oxford: Oxford University Press, 1982. p. 527.

46. The American Everyday Dictionary / Edited by Jess Stein. – N.Y., 1955. p. 570.

47. The Pocket Oxford Dictionary of Current English / Seventh Edition Edited by R.E. Allen. – Oxford: Clarendon Press, 1984. p. 893.

48. Wilson Elizabeth A.M. The Modern Russian Dictionary for English Speakers. English-Russian. – OxfordPergamonPress, 1982. p. 715.

Оценить/Добавить комментарий
Имя
Оценка
Комментарии:
Где скачать еще рефератов? Здесь: letsdoit777.blogspot.com
Евгений07:28:00 19 марта 2016
Кто еще хочет зарабатывать от 9000 рублей в день "Чистых Денег"? Узнайте как: business1777.blogspot.com ! Cпециально для студентов!
13:05:38 25 ноября 2015

Работы, похожие на Дипломная работа: Особенности деривации английских антропонимов
Типология и поэтика женской прозы: гендерный аспект
... ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ На правах рукописи ПУШКАРЬ ГАЛИНА АЛЕКСАНДРОВНА ТИПОЛОГИЯ И ПОЭТИКА ЖЕНСКОЙ ПРОЗЫ: ГЕНДЕРНЫЙ АСПЕКТ (на материале ...
Соня - женская ипостась известного и всеми любимого образа из мировой классики хитроумного идальго Дон Кихота Ламанчского, имя которого стало нарицательным для благородных и ...
Авторы демонстрируют в дискурсивном процессе проявления женского поведенческого стереотипа: конкретные указания времени, места, даты, имен и фамилий - показатели склонности к ...
Раздел: Рефераты по зарубежной литературе
Тип: дипломная работа Просмотров: 3490 Комментариев: 2 Похожие работы
Оценило: 0 человек Средний балл: 0 Оценка: неизвестно     Скачать
Теоретический анализ функционирования имен собственных в современном ...
СОДЕРЖАНИЕ Введение Глава I. Ономастика в процессе номинативной деятельности человека 1.1 Методы и приемы ономастики 1.2 Антропонимы как показатели ...
Развитие антропонимической английской системы тесно связано с историей английского народа, что объясняет наличие большого количества заимствованных из других языков имен и фамилий.
Отантропонимические фамилии (термин взят из работы "Функции личных имен собственных в английском художественном тексте" /Чевпецова, 1989/) - это фамилии, образованные от ...
Раздел: Топики по английскому языку
Тип: курсовая работа Просмотров: 2901 Комментариев: 2 Похожие работы
Оценило: 0 человек Средний балл: 0 Оценка: неизвестно     Скачать
... современного немецкого языка усеченными мужскими именами
МИНИСТЕРСТВО ОБЩЕГО И ПРОФЕССИОНАЛЬНОГО ОБРАЗОВАНИЯ РФ ВОЛГОГРАДСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ ПЕДАГОГИЧЕСКИЙ УНИВЕРСИТЕТ Кафедра немецкого языка Дипломная ...
Появление однослоговых УЕ на базе английских мужских имен соответствует положению, высказанному в работе М. Сегаля применительно к нарицательным именам.
Анализ лексико-семантических групп нарицательных имен, относящихся к первым компонентам сложных мужских антропонимов, позволяет выделить следующие блоки:
Раздел: Топики по английскому языку
Тип: дипломная работа Просмотров: 1071 Комментариев: 3 Похожие работы
Оценило: 0 человек Средний балл: 0 Оценка: неизвестно     Скачать
Теория языкознания
Из истории языкознания (до 20 в.) Предварительные замечания Языкознание (языковедение, лингвистика) представляет собой одну из древнейших наук ...
В следующем разделе можно найти таблицы классификации согласных французского, немецкого и английского языков, а также гиперссылки на таблицы согласных ряда других языков.
Сведения о нём содержатся у античных авторов (с 7 в. до н.э. по 4 в. н.э.). Его восстановлению служат многочисленные имена собственные (антропонимы, топонимы, этнонимы), небольшое ...
Раздел: Рефераты по культурологии
Тип: реферат Просмотров: 4420 Комментариев: 3 Похожие работы
Оценило: 5 человек Средний балл: 4.4 Оценка: неизвестно     Скачать
Философия грамматики
THE PHILOSOPHY OF GRAMMAR by OTTO JESPERSEN О. ЕСПЕРСЕН ФИЛОСОФИЯ ГРАММАТИКИ Перевод с английского В.В. ПАССЕКА и С.П. САФРОНОВОЙ Под редакцией и с ...
Так, один из современных датских исследователей (H. Bertelsen, Fѭllesnavne og egennavne, 1911) говорит, что John является именем собственным, поскольку ничего, кроме названия, не ...
Было бы слишком поспешным утверждать, что, например, Тимперлеи (Tymperleys), принадлежащие к одной и той же семье, не имеют ничего общего между собой, кроме фамилии; иногда их ...
Раздел: Топики по английскому языку
Тип: книга Просмотров: 1164 Комментариев: 2 Похожие работы
Оценило: 0 человек Средний балл: 0 Оценка: неизвестно     Скачать
Русские заимствования в английском языке (Russian borrowings in ...
Московский Государственный Областной Университет Дипломная работа по теории перевода на тему: РУССКИЕ ЗАИМСТВОВАНИЯ В АНГЛИЙСКОМ ЯЗЫКЕ (ОСОБЕННОСТИ ...
Это обогащение шло в английском языке как за счет внутренних ресурсов - словосложения, аффиксации и переосмысления слов, так и за счет заимствования слов из других языков, которое ...
Русское нарицательное слово спутник, послужив некоторое время собственным именем для первого советского космического аппарата, стало в английском языке нарицательным, и уже как ...
Раздел: Топики по английскому языку
Тип: топик Просмотров: 16205 Комментариев: 3 Похожие работы
Оценило: 11 человек Средний балл: 4.9 Оценка: 5     Скачать
Лингвистические особенности антропонимов как единиц языка и единиц ...
Оглавление Введение Глава 1. Некоторые теоретические вопросы антропонимики и лингвокультурологии 1.1 Имена собственные как единицы языка 1.1.1 История ...
Со временем имена Иван и Марья стали любимыми национальными именами тех стран, куда проникло христианство, именами-презентантами многих народов: французские Жан (Jean), и Мари ...
В англоязычных странах система имён непроста: у каждого есть личное имя (firstname, given name) и фамилия (last name, family name, surname); но нередки также двойные личные имена ...
Раздел: Топики по английскому языку
Тип: дипломная работа Просмотров: 7510 Комментариев: 1 Похожие работы
Оценило: 2 человек Средний балл: 4.5 Оценка: неизвестно     Скачать
Проблема адекватности имён собственных в произведениях англоязычного ...
СОДЕРЖАНИЕ Введение Глава 1. Литературный андеграунд - феномен культуры XX века 1.1 Категория "андеграунд" в литературе и искусстве 1.2 Характерные ...
Антропоним (anthropos - человек и onoma - имя) - единичное имя собственное или совокупность имён собственных, идентифицирующих человека.
22. Перкас С.В. О взаимосвязи между собственными и нарицательными именами в современном английском языке.
Раздел: Топики по английскому языку
Тип: дипломная работа Просмотров: 1080 Комментариев: 2 Похожие работы
Оценило: 0 человек Средний балл: 0 Оценка: неизвестно     Скачать
Русско-французский билингвизм в языковой культуре российских дворян ...
Введение Важным аспектом языковой культуры российских дворян первой половины XIX века являлся русско-французский билингвизм данного сословия ...
В данном случае интеркалированным в русский текст может быть определенное понятие, уже существовавшее в русском языке, выражаемое нарицательными существительными, (например, motion ...
Это касается и XIX века, когда женские имена в культуре лишь начинали появляться, но основу по-прежнему составляли мужские.
Раздел: Топики по английскому языку
Тип: дипломная работа Просмотров: 5952 Комментариев: 2 Похожие работы
Оценило: 0 человек Средний балл: 0 Оценка: неизвестно     Скачать
Теория речевых актов и ее место в современной лингвистике
СОДЕРЖАНИЕ ВВЕДЕНИЕ 1 ТЕОРИЯ РЕЧЕВЫХ АКТОВ И ЕЕ МЕСТО В СОВРЕМЕННОЙ ЛИНГВИСТИКЕ 1.1 Становление теории речевых актов как науки 1.2 Речевой акт, его ...
Коммуникативная тактика женских комплиментов и в русской, и в английской лингвокультурах проявляется как на уровне выбора тем высказываний, так и на уровне выбора языковых единиц.
Англоязычные женские и мужские парадигмы комплиментации отличаются от аналогичных русских, пожалуй, лишь по форме и по способам языкового оформления [54, С. 3].
Раздел: Топики по английскому языку
Тип: дипломная работа Просмотров: 6213 Комментариев: 2 Похожие работы
Оценило: 0 человек Средний балл: 0 Оценка: неизвестно     Скачать

Все работы, похожие на Дипломная работа: Особенности деривации английских антропонимов (713)

Назад
Меню
Главная
Рефераты
Благодарности
Опрос
Станете ли вы заказывать работу за деньги, если не найдете ее в Интернете?

Да, в любом случае.
Да, но только в случае крайней необходимости.
Возможно, в зависимости от цены.
Нет, напишу его сам.
Нет, забью.



Результаты(151148)
Комментарии (1843)
Copyright © 2005-2016 BestReferat.ru bestreferat@mail.ru       реклама на сайте

Рейтинг@Mail.ru